Дело № 48-О12-48

Суд Верховный Суд Российской Федерации
Дата решения 12 июля 2012 г., Определение
Инстанция Судебная коллегия по уголовным делам, кассация
Категория Уголовные дела
Докладчик Эрдыниев Эдуард Борисович
Электронная копия решения Скачать
Решение

Текст итогового документа

ВЕРХОВНЫЙ СУД
РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

Дело № 48-О12-48

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

 

г. Москва 12 июля 2012 г.

 

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего Толкаченко А.А.
судей Эрдыниева Э.Б. и Ситникова Ю.В.
при секретаре Ирошниковой Е.А.

рассмотрела в судебном заседании кассационные жалобы осужденного Мельникова А.В. и адвоката Решетина А.В. на приговор Челябинского областного суда от 9 февраля 2012 года, которым Мельников А В судимый: 1) 12 ноября 1998 года по ч.З ст.ЗО, п. «а» ч.2 ст. 158, п. «а, б» ч.2 ст. 158 УК РФ к 2 годам 6 месяцам лишения свободы условно с испытательным сроком 1 год 6 месяцев; 2) 21 августа 2000 года (с учетом внесенных изменений в приговор) по п. «а, в, г» ч.2 ст. 162 УК РФ к 11 годам лишения свободы, освобожден 8.10.2009 года условно-досрочно на неотбытый срок 1 год 4 месяца 8 дней; 3)9 ноября 2000 года по ч.1 ст.222 УК РФ к 2 годам лишения свободы, - осужден к лишению свободы: по п. «в» ч.4 ст. 162 УК РФ к 12 годам, без штрафа; по п.п. «а, з» ч.2 ст. 105 УК РФ к 18 годам, с ограничением свободы сроком на 1 год.

На основании ч.З ст.69 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения наказаний назначено 23 года лишения свободы с ограничением свободы на срок 1 год.

На основании ст. 70 УК РФ по совокупности приговоров частично присоединено неотбытое наказание по приговору от 21 августа 2000 года и окончательно назначено 24 года лишения свободы с отбыванием в 2 исправительной колонии строгого режима, с ограничением свободы на срок 1 год.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Эрдыниева Э.Б., объяснение осужденного Мельникова А.В., выступление адвоката Анпилоговой Р.Н. по доводам кассационных жалоб, мнение прокурора Филимоновой СР., полагавшей исключить указание суда на судимости от 12 ноября 1998 года и от 9 ноября 2000 года, в остальной части приговор оставить без изменения, Судебная коллегия

установила:

Мельников А.В. признан виновным в совершении разбойного нападения на супругов У с применением предметов, используемых в качестве оружия, с причинением тяжкого вреда здоровью потерпевших и убийства последних, сопряженного с разбоем.

Преступления совершены 3 июня 2010 года в п.

района области при обстоятельствах, изложенных в приговоре.

В кассационных жалобах и дополнениях к ним: - осужденный Мельников А.В. выражает несогласие с приговором, считая, что выводы суда о его виновности не подтверждаются доказательствами.

Указывает, что суд не учел его показания, первоначальные показания свидетеля М о том, что У угрожала ему, показания этого же свидетеля на очной ставке с ним, о том, что вещи выносил из дома сам У в связи с чем, считает, что оснований для квалификации его действий как разбой не имелось, поскольку потерпевшие по согласию с ним отдали ему свои вещи. Также полагает, что выводы судебно-медицинских экспертиз №№ 201, 202 не являются достоверными доказательствами его виновности, вещественное доказательство, то есть лом является подложным. Указывает, что в потерпевшего У был произведен выстрел из оружия 12 калибра, от чего у потерпевшего имелось ранение, но органами предварительного следствия это обстоятельство было укрыто, его показания следователем были искажены, при этом ссылается на исследовательскую часть заключения судебно-медицинской экспертизы №201 по трупу У и приложенное фото к заключению, полагая, что на нем изображено огнестрельное ранение. Указывает, что суд не допросил свидетелей И и Т Также указывает, что суд неправильно квалифицировал его действия, при этом конкретных доводов не приводит.

Просит отменить приговор и направить дело на новое судебное разбирательство.

- адвокат Решетин А.В. в интересах осужденного Мельникова А.В. считает выводы суда не соответствующими фактическим обстоятельствам дела и не основанными на доказательствах. Полагает, что исходя из показаний 3 Мельникова А.В., которые подтверждаются его женой и братьями В и В следует, что У согласился передать Мельникову в счет долга свое имущество, но в процессе его передачи, между У и Мельниковым началась ссора, перешедшая в драку, в ходе которой У попытались нанести удары Мельникову при помощи табурета и ножа, и, обороняясь, последний причинил им телесные повреждения, повлекшие их смерть, то есть он находился в состоянии необходимой обороны, поскольку в связи с наличием угрозы его здоровью и жизни Мельников применил в отношении потерпевших адекватное насилие. С учетом изложенного, считает, что Мельников подлежал оправданию по предъявленному ему обвинению. Просит приговор отменить и уголовное дело в отношении Мельникова А.В. прекратить.

В возражениях на кассационные жалобы государственный обвинитель Попова О.А. и потерпевший У считают доводы жалоб необоснованными и просят оставить их без удовлетворения, а приговор без изменения.

Проверив материалы дела и обсудив доводы кассационных жалоб, судебная коллегия находит, что обвинительный приговор по делу постановлен правильно.

Выводы суда о виновности Мельникова А.В. в совершении преступлений, при установленных судом обстоятельствах, соответствуют фактическим обстоятельствам дела и подтверждаются совокупностью доказательств, исследованных в ходе судебного разбирательства.

Так, доводы Мельникова А.В. о добровольной передаче потерпевшим У ему своего имущества, в связи с чем, потерпевший сам переносил свое имущество из дома в автомашину Мельниковых опровергаются показаниями свидетеля М из которых следует, что когда они с Мельниковым А.В. приехали к У домой и Мельников на веранде дома стал У говорить, что он должен ему деньги за трактор и что если нет денег, то он должен отдать долг вещами, У ответил, что ничего отдавать не будет, У стала возмущаться, предъявлять ему свои претензии. После этого Мельников А.В. предложил У пройти на кухню, а его, М попросил закрыть двери в дом. Заглянув на кухню, он услышал разговор на повышенных тонах между У и Мельниковым А.В., и увидел, что на кухне спиной к нему стоит Мельников А.В., а перед ним на коленях - У как он понял в связи с тем, что его ударил Мельников А.В., У сидела на табурете либо стояла на коленях, точно он не разглядел.

В этот момент Мельников А.В. попросил его загнать машину во двор, что он и сделал. Находясь на улице, он услышал звон стекла, разбившегося в доме, что происходило в доме, не знает. Через некоторое время, зайдя в дом, на кухню увидел, что на кухне разбито окно, перевернут стол, на полу лежат кружки, пол был мокрый, У и его жены в доме не было. В этот момент Мельников А.В. сказал, чтобы он побыстрее загрузил в машину вещи 4 из дома, а также забирал вещи с веранды. Он с веранды забрал стиральную машину и погрузил её в багажник, а также сложил в машину сумки, которые ему передал Мельников А.В., телевизор, ДВД-плеер, вентилятор, пакет с вещами, бензопилу, болгарку, дрель, электрический чайник, картину электрическую, утюг, пылесос, музыкальный центр, лоток с мясом из холодильника, марки данных вещей не помнит. Также Мельников подал ему документы на бытовую технику. Все вещи на веранду выносил Мельников А.В. самостоятельно. После этого они уехали в г. По дороге Мельников А.В. попросил его, чтобы он никому ничего не рассказывал, и что когда-либо был в п. С Мельниковым они все вещи выгрузили во дворе дома последнего в недостроенный сарай. Через несколько дней он приехал к Мельникову А.В., и тот отдал ему музыкальный центр и электрическую картину с календарем. Он подозревал, что Мельников А.В. убил У поскольку никто из потерпевших так и не приехал и не требовал возвратить свои вещи.

Ссылка осужденного Мельникова А.В. на то, что суд не учел первичные показания свидетеля М (т.е. от 8.09.2010 года), где он пояснял о том, что 3 июня 2010 года он никуда не ездил, в пос.

никогда не был, а также показания М данные в ходе очной ставки с ним (от 14.09.2010 года), где М изменил свои показания и пояснил, что вещи из дома выносил сам У является необоснованной, поскольку М давая вышеприведенные показания 9.09.2010 года, пояснил, что при первом допросе от 8.09.2010 года он дал неправдивые показания, поскольку испугался и ничего не стал говорить следователю, и при допросе от 7.12.2010 года М в присутствии своего защитника-адвоката Черняк В.И. пояснил, что на очной ставке с Мельниковым А.В. им также были даны неправдивые показания, при этом он подтвердил, что вещи потерпевших действительно выносил из дома на веранду Мельников А.В., а он грузил их в машину, потерпевших он не видел.

Кроме того, в ходе проверке показаний на месте в присутствии понятых свидетель М подтвердил свои показания, которые приведены выше, при этом указал дом У куда он и Мельников А.В. приезжали 3.06.2010 года, месторасположение Мельникова А.В. и У на кухне дома последних, веранду дома, куда Мельников А.В. выносил вещи потерпевших из дома, а он загружал и т.д., что также подтверждается фототаблицей, приложенной к протоколу проверки показаний на месте.

При допросе 29.03.2011 года М также подтвердил свои показания от 9.09.2010 года, от 7.12.2010 года и данные в ходе проверки показаний на месте, при этом указал и на то, что он не подтверждает свои первичные показания и показания, данные на очной ставке с Мельниковым А.В., в дальнейшем от дачи показаний отказался, воспользовавшись положениями ст.51 Конституции РФ. 5 Суд обоснованно признал вышеприведенные показания свидетеля М достоверными, поскольку они подтверждаются и согласуются с другими исследованными по делу доказательствами.

Из протокола осмотра места происшествия от 4.06.2010 года следует, что окно на кухне разбито, осколки стекла находятся на подоконнике, на полу, пол кухни влажный со следами подтеков воды, на кромке двери холодильника обнаружены следы вещества бурого цвета. В жилой комнате дверцы шкафа открыты, на полке и дверце шкафа обнаружены следы вещества бурого цвета. В зале отсутствует бытовая техника. В подполе дома, расположенном на кухне, под набросанными вещами обнаружены трупы У и У с признаками насильственной смерти, под трупом У обнаружен нож, В ходе дополнительных осмотров установлено, что в холодильнике в морозильной камере отсутствует лоток средней секции, а также у сарая обнаружен и изъят металлический лом, при замере штангенциркулем диаметр лома составляет 28 мм. Оснований считать, что лом, как указывает Мельников, является подложным, не имеется, поскольку лом был изъят, а затем и приобщен к материалам дела в качестве вещественного доказательства в соответствии с требованиями закона.

Из протокола обыска от 8.09.2010 года следует, что в квартире Мельникова А.В. обнаружены и изъяты углошлифовальная машинка (болгарка), бензопила, стиральная машина, телевизор «Сокол», ДВД- плеер, вентилятор, электрочайник, миксер, утюг, пылесос, тонометр, машинка для стрижки волос, мужской костюм (брюки, пиджак, жилетка), документы на бытовую технику.

Из протокола осмотра от 10.09.2010 года с участием свидетеля М - двора и огорода, расположенных по адресу г. ул.

следует, что в ходе осмотра изъяты электрическая картина и музыкальный центр.

Из протоколов осмотра предметов следует, что в ходе осмотра потерпевший У опознал похищенные вещи, которые были изъяты в квартире Мельникова А.В. и во дворе дома его брата свидетеля М как принадлежащие его родителям.

Кроме того, по заключению судебно-медицинской экспертизы № 201 от 5.07.2010 года, смерть У наступила от совокупности повреждений, включающих в себя: колотое ранение грудной клетки с повреждением грудины, перикарда, правого желудочка сердца; колото- резаное ранение шеи справа с надсечением наружной яремной вены, с повреждением мягких тканей, пересечением гортани, колото-резаное ранение шеи слева с повреждением мягких тканей; перелом 9-го ребра справа по лопаточной линии с повреждением пристеночной плевры, легкого, - осложненные: острой кровопотерей (обескровливанием организма), травматическим шоком. 6 Ранение грудной клетки причинено продолговатым предметом, вероятно, округлой формы в поперечном сечении. Длина раневого канала около 6-8 см., направление раневого канала спереди назад, и соответственно снаружи вовнутрь. Повреждение в области тела грудины - диаметром 3 см.

Ранение шеи справа по характеру своему является колото-резаным, и причинено предметом плоской формы с острым концом, лезвием, т.е. предметом типа ножа. Длина раневого канала около 8 см., направление раневого канала справа налево, несколько сверху вниз и снаружи вовнутрь.

Ранение шеи слева по характеру своему является колото-резаным, и причинено предметом плоской формы с острым концом, лезвием, т.е. предметом типа ножа. Длина раневого канала около 1 см. Длина ранения на коже 3 см., на момент исследования трупа. Перелом ребра образовался в результате прямого ударного воздействия тупого твёрдого предмета.

Посттравматический период жизни пострадавшего, вероятно, не превышал нескольких десятков минут. Совершение пострадавшим самостоятельных действий после причинения всего комплекса повреждений маловероятно. Также при исследовании трупа были обнаружены: ушибленная рана на волосистой части головы в теменной области слева; ссадина у хвостовика левой брови; в области левой брови; в межбровной области; в области носа; в области подбородка слева; в области левого коленного сустава; в верхней трети по наружной поверхности левой голени, и в нижней трети по наружной поверхности левой голени; в области наружной лодыжки левой стопы; по наружной поверхности левой стопы; в области правого коленного сустава. Кровоподтек в средней трети левой ключицы; в области грудной клетки справа в 3-м межреберье по среднеключичной линии; несколько ниже пятнистый кровоподтек.

Размозжение мягких тканей, костей пятого пальца левой кисти.

Ушибленная рана на волосистой части головы в теменной области слева, образовалась в результате ударного воздействия тупого твердого предмета, имеющего грани (края).

Ссадины и кровоподтеки образовались в результате 15-ти воздействий тупых твердых предметов, которыми в равной степени могли быть, как руки, так и ноги человека, или иные тупые твёрдые предметы. При этом в повреждениях не отобразились какие-либо частные, индивидуальные признаки травмирующих предметов.

Размозжение пальца образовалось в результате ударного воздействия массивного тупого предмета, при этом палец был фиксирован к твердой поверхности.

Все повреждения прижизненны, с однотипной тканевой реакцией, причинены одно за другим в относительно короткий промежуток времени.

Повреждения на конечностях могут расцениваться, как возникшие при возможной борьбе или самообороне.

По заключению судебно-медицинской экспертизы № 202 от 5.07.2010 года смерть У наступила от имевшего место колото-резаного 7 ранения на передней поверхности шеи с переходом по верхнему краю правой ключицы с повреждением мягких тканей, в центральной части раны, с полным пересечением гортани, пищевода, у концов раны с надсечением правой и левой общей сонной артерии, - осложненного острой кровопотерей (обескровливанием организма).

Ранение шеи по характеру своему является колото-резаным и причинено предметом плоской формы с острым концом, лезвием, т.е. предметом типа ножа. Посттравматический период жизни пострадавшей, вероятно, не превышал нескольких десятков минут. Совершение пострадавшей самостоятельных действий после причинения колото-резаного ранения шеи возможно в коротком промежутке времени в незначительном объеме.

Также при исследовании трупа были обнаружены: - колото-резаное ранение в области груди по нижнему краю левой молочной железы с повреждением жировой ткани, с продолжением раневого канала в мягких тканях на длину 7 см, не проникающее в полость тела. Длина ранения на коже 11 см., на момент исследования трупа. Данное ранение по характеру своему является колото-резаным и причинено предметом плоской формы с острым концом, лезвием, т.е. предметом типа ножа.

- резаные раны: 2 - на наружной поверхности проксимальной фаланги 5-го пальца правой кисти; 1 - на наружной поверхности проксимальной фаланги 4-го пальца правой кисти; 2 -несколько ниже вышеуказанных ран; 1 - на наружной поверхности 1 пальца левой кисти, в области проксимальной фаланги; 1 - на средней фаланге 3-го пальца левой кисти по наружной поверхности; 3 - на наружной поверхности в области средней фаланги 4 пальца левой кисти, - раны с повреждением мягких тканей. Данные повреждение образовались в результате 10-ти воздействий предметом плоской формы с острым концом, лезвием, т.е. предметом типа ножа.

-переломы ребер: справа 7-11-го по передне-подмышечной линии, разгибательного характера - образовались в результате прямого ударного воздействия тупого твердого предмета; 7-12 по лопаточной линии, сгибательного характера образовались в результате отдаленного воздействия тупого твердого предмета.

- кровоподтек в лобной области справа; ссадина над правой бровью; ссадина в области подбородка справа; кровоподтек на тыльной поверхности правой кисти; кровоподтек в области правого плечевого пояса; кровоподтек в области левого плечевого пояса, здесь же 4 линейных ссадины; ссадина на цветной кайме нижней губы справа; группа хаотично расположенных ссадин на задней поверхности верхней трети левого предплечья; по 1 ссадине на внутренней поверхности верхней трети и нижней трети левого плеча; ссадина на 1,5-см ниже раны груди; ссадина в 8-м межреберье по среднеключичной линии слева; 3 кровоподтека на тыльной поверхности левой кисти; участок осаднения на наружной поверхности верхней трети левого бедра; ссадина на передней поверхности в нижней трети левого бедра; 8 кровоподтек в области правого коленного сустава; по 2 кровоподтека в верхней трети по наружной поверхности правой голени; кровоподтек по наружной поверхности в нижней трети левой голени; кровоизлияния в мягких тканях головы в лобной области справа; в теменной области справа.

Ссадины, кровоподтеки, кровоизлияния в мягких тканях головы образовались в результате около 29-ти воздействий тупых твердых предметов, которыми в равной степени могли быть, как руки, так и ноги человека, или иные тупые твёрдые предметы. Все повреждения прижизненны, с однотипной тканевой реакцией, причинены одно за другим в относительно короткий промежуток времени. Повреждения на конечностях могут расцениваться, как возникшие при возможной борьбе или самообороне.

По заключению судебно-биологической экспертизы № 6-131 от 8.06.2010 года на одном из двух ножей обнаружена кровь человека, которая могла произойти как от потерпевшего У так и от потерпевшей У На втором ноже обнаружена кровь, определить видовую и групповую принадлежность которой не представляется возможным в виду малого количества крови в следах.

По заключению судебно-биологической экспертизы № 683 от 19.07.2010 года, в смыве, изъятом с места происшествия, найдена кровь человека, которая могла произойти от потерпевших У и У По заключению судебно-медицинской экспертизы № 540 от 15.10.2010 года, повреждения на препарате кожи №1 (с области шеи) от трупа гр-на У по механизму своего образования являются резаными ранами и причинены в результате режущего воздействия предмета, следообразующая часть которого имела острую режущую кромку.

Повреждение на представленном препарате кожи №2 (с области, передней поверхности грудной клетки) по механизму своего образования является тупо-колотой раной и причинено в результате воздействия предмета, следообразующая часть которого имела удлиненную форму, тупое острие и возможно круглое поперечное сечение, диаметром около 28 мм.

Возможность причинения повреждения на вышеуказанном препарате кожи №1 как клинком ножа №1, так и клинком ножа №2, представленными на исследование, не исключается. Возможность причинения повреждений, на вышеуказанном препарате кожи №2 ножами, представленными на исследование, исключается.

По заключению судебно-медицинской экспертизы № 539 от 14.10.2010 года, повреждение на препарате кожи №1 от трупа У по механизму своего образования является колото-резаной раной и причинено в результате преимущественно режущего воздействия предмета, следообразующая часть которого имела уплощенную форму, острие, острую режущую кромку и, возможно, обушок, т.е. предмета типа ножа.

Повреждение на препарате кожи №2 по механизму своего образования 9 является колото-резаной раной и причинено в результате воздействия предмета, следообразующая часть которого имела уплощенную форму, притуплённое острие и острую режущую кромку. Возможность причинения повреждения на вышеуказанном препарате кожи №1 как клинком ножа №1, так и клинком ножа №2, представленными на исследование, не исключается. Возможность причинения повреждения на вышеуказанном препарате кожи №2 как клинком ножа №1, так и клинком ножа №2, представленными на исследование, исключается.

По заключению судебно-медицинской экспертизы № 965 от 28.12.2010 года, повреждение на представленном препарате кожи №2 (с области передней поверхности грудной клетки трупа У по механизму своего образования является тупо-колотой раной и причинено в результате воздействия предмета, следообразующая часть которого имела удлиненную форму, тупое острие и возможно круглое поперечное сечение, диаметром около 28 мм. Каких-либо признаков, позволяющих сказать об индивидуальных особенностях действовавшего предмета, в повреждении не выявлено. Возможность причинения повреждения на вышеуказанном препарате кожи №2 металлическим ломом, представленным на исследование, допускается.

Доводы Мельникова А.В. о том, что его показания, данные на предварительном следствии, следователем искажены, в них не указывается о том, что в потерпевшего У был произведен выстрел из оружия 12 калибра, при этом он ссылается на фотоизображение раны в области грудной клетки слева, приведенное в исследовательской части в заключении судебно-медицинской (медико-криминалистической) экспертизы №183 от 11 марта 2011 года по трупу У полагая, что данное ранение произошло от выстрела из оружия 12 калибра, являются несостоятельными и надуманными.

Как видно из показаний Мельникова А.В., неоднократно данных им на предварительном следствии в качестве подозреваемого, каких-либо пояснений относительно применения огнестрельного оружия, в том числе ружья 12 калибра, он не давал, при этом Мельников А.В. допрашивался с соблюдением требований уголовно-процессуального закона, с разъяснением его процессуальных прав, в присутствии адвоката, по окончании допросов правильность содержания показаний удостоверялись им лично и его защитником, а также свои показания он подтвердил и в ходе проверки показаний на месте, где правильность записи его показаний в протоколе также удостоверена и понятыми. Допрошенный в качестве обвиняемого Мельников подтвердил свои показания, данные в качестве подозреваемого.

То есть доводы Мельникова А.В. в данной части являются несостоятельными и полностью опровергаются материалами дела.

Несостоятельной и надуманной является ссылка Мельникова А.В. на заключение экспертизы №183, поскольку из исследовательской части данного заключения, а также заключения судебно-медицинской экспертизы 10 №201 от 5.07.2010 года, следует, что вышеуказанное ранение, причиненное потерпевшему У то есть в области грудной клетки с повреждением грудины, перикарда, правого желудочка сердца, по своему характеру является колотым, причинено продолговатым предметом, вероятно, округлой формы, длина раневого канала около 6-8 см., направление раневого канала спереди назад, и, соответственно, снаружи вовнутрь. Повреждение в области тела грудины - диаметром 3 см.

Также, из вышеприведенного заключения судебно-медицинской экспертизы № 540 от 15.10.2010 года следует, что повреждение на представленном препарате кожи №2 (с области передней поверхности грудной клетки) от трупа гр-на У по механизму своего образования является тупо-колотой раной и причинено в результате воздействия предмета, следообразующая часть которого имела удлиненную форму, тупое острие и возможно круглое поперечное сечение, диаметром около 28 мм. Наличия металлов, входящих в состав копоти выстрела (бария, олова, свинца) в области повреждения не выявлено. Возможность причинения повреждения на вышеуказанном препарате кожи №2 металлическим ломом, представленным на исследование, допускается.

Кроме того, о несостоятельности доводов Мельникова А.В. о нахождении его в состоянии необходимой обороны свидетельствует заключение судебной медико-криминалистической экспертизы № 182 от 25.04.2011 года, согласно которому весь комплекс телесных повреждений, обнаруженный на трупе У не мог образоваться при тех обстоятельствах происшествия, на которые указывает в своих показаниях Мельников А.В. при допросах в качестве подозреваемого, обвиняемого, при проверке показаний на месте.

Также экспертом установлено, что количество травматических воздействий, имевших место у гр. У не совпадает с количеством ударов, которые, согласно показаниям подозреваемого Мельникова А.В., наносил потерпевшей (У последний (Мельников А.В.) Каких-либо данных том, что Мельников А.В. наносил удар колюще- режущем орудием (ножом) в область левой половины грудной клетки потерпевшей, в его показаниях не имеется.

Резанные раны на кистях рук потерпевшей могут расцениваться как следы самообороны. Вместе с тем в показаниях Мельникова А.В. отсутствуют какие-либо сведения о самообороне. Согласно его показаниям, после получения удара ножом в шею У упала. Учитывая, что на наружной поверхности правой кисти у потерпевшей имеется резаная рана, характерная для захвата клинка ножа при самообороне, в момент указанного инцидента У не могла держать в правой руке табурет, как заявляет в своих показаниях Мельников А.В. 11 Возможность образования переломов ребер справа при падении У правым боком на какой-либо твердый тупой предмет, имевший грани и ребра, в частности табурет или край стола, не исключается.

Таким образом, результаты проведенного сравнительного исследования позволяют говорить о том, что возможность образования всего комплекса телесных повреждений, имевших место у гр. Ут при тех обстоятельствах происшествия, на которые ссылается Мельников А.В., исключается.

Также, по заключению судебной медико-криминалистической экспертизы № 183 от 22.04.2011 года, весь комплекс телесных повреждений, обнаруженный на трупе У не мог образоваться при тех обстоятельствах происшествия, на которые указывает в своих показаниях Мельников А.В. при допросах в качестве подозреваемого, обвиняемого, при проверке показаний на месте.

Количество травматических воздействий, имевших место у гр.

У не совпадают с количеством ударов, которые, согласно показаниям подозреваемого Мельникова А.В., наносил потерпевшему (У последний (Мельников А.В.) Установлено различие локализации истинных и предполагаемых повреждений.

Согласно показаниям Мельникова А.В., он нанес один удар в область шеи потерпевшего. Вместе с тем, при судебно-медицинском исследовании трупа потерпевшего У установлено, что на шее потерпевшего на диаметрально противоположных её сторонах имелось по одному ранению.

Каких-либо данных о том, что Мельников А.В. наносил удар колющим орудием (ломом) в область груди потерпевшего, в его показаниях не имеется.

Согласно показаниям Мельникова А.В. он нанес удар по правому боку потерпевшего. Вместе с тем, при судебно-медицинском исследовании трупа потерпевшего каких-либо колото-резаных или резаных повреждений на правой половине грудной клетки выявлено не было.

В показаниях Мельникова А.В. отсутствуют какие-либо сведения, о тех обстоятельствах происшествия, которые привели к образованию многооскольчатого перелома на пятом пальце левой кисти.

Таким образом, результаты проведенного сравнительного исследования позволяют говорить о том, что возможность образования всего комплекса телесных повреждений, имевших место у гр. У при тех обстоятельствах происшествия, на которые ссылается Мельников А.В., исключается.

Оснований сомневаться в достоверности и объективности заключений экспертов у суда не имелось, поскольку все исследования проведены компетентными специалистами, имеющими специальные познания в области судебной медицины, выводы экспертов надлежащим образом мотивированы и обоснованы. 12 Таким образом, совокупность исследованных по делу доказательств свидетельствует, что насильственная смерть обоих потерпевших с множественными ранениями в жизненно важных органах наступила на месте происшествия в их доме, а трупы У с одним из орудий преступления ножом сокрыты в подполе этого же дома. Замыты следы крови в доме на полу. Похищенные вещи потерпевших обнаружены по месту жительства осужденного Мельникова А.В. и свидетеля М Кроме того, как обоснованно указал суд, выводы приведенных судебных экспертиз о количестве и локализации травматических воздействий у потерпевшего У (не менее 6-8: в области головы, шеи, грудной клетки, на левой руке (5-й палец), характеристике предметов, которыми были нанесены повреждения ему: ножом и другими тупыми предметами; о количестве и локализации травматических воздействий у потерпевшей У (более 10: в области головы, шеи, грудной клетке, на правой и левой руке) ножом и тупыми предметами, наличие телесных повреждениях на руках потерпевших, свидетельствующих о самообороне, но никак не о нападении на Мельникова АВ. опровергают его доводы о том, что он лишил жизни потерпевших при изложенных им обстоятельствах, и с учётом совокупности всех исследованных доказательств, свидетельствуют о надуманности выдвинутой им версии по лишению жизни потерпевших в состоянии необходимой обороны.

Кроме того, анализ показаний свидетеля М о том, что Мельников А.В., находясь в доме У требовал передачи ему имущества потерпевших, а последние не желали ему отдавать вещи добровольно; установленных данных о характере, механизме образования, локализации телесных повреждений, причиненных потерпевшим, в том числе в область расположения жизненно важных органов, причине их смерти, наступившей в короткий промежуток времени, опровергающих показания Мельникова А.В. об обстоятельствах причинения им телесных повреждений потерпевшим, а также установление факта хищения имущества потерпевших Мельниковым А.В. из дома У посткриминального поведения Мельникова А.В.: поспешное сокрытие трупов в подполе дома, замывание следов крови на полу и стенах, позволили суду придти к обоснованному выводу о совершении Мельниковым А.В. разбойного нападения на У и умышленном причинении смерти обоим потерпевшим с применением ножа и других предметов, из корыстных побуждений, то есть сопряженном с разбоем.

Неоднократное нанесение Мельниковым А.В. ударов ножом и другими предметами в область расположения жизненно важных органов потерпевших свидетельствует о наличии у него умысла на лишение жизни потерпевших У Кроме того, по заключению амбулаторной комплексной психолого- психиатрической экспертизы №1149 от 22.10.2010 года Мельников А.В. каким-либо психическим расстройством или слабоумием, которое бы лишало 13 его возможности осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий и руководить ими, не страдал в момент совершения инкриминируемого ему деяния и не страдает в настоящее время.

В период времени, относящийся к инкриминируемому деянию, также не обнаруживал какого-либо временного психического расстройства, в том числе и патологического аффекта, действия его носили целенаправленный и законченный характер при правильной ориентировке в окружающем и адекватном речевом контакте, отсутствии бреда, галлюцинаций и психических автоматизмов, поэтому он мог осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий и руководить ими. Признаков наличия у Мельникова А.В. состояния физиологического аффекта во время и после деликта не выявлено ввиду отсутствия характерной для этого состояния динамики - состояний психофизической астении или амнезии у подэкспертного не выявлено.

Также по заключению стационарной судебной комплексной психолого- психиатрической экспертизы № 2476 от 21.12.2011 года Мельников А.В. каким-либо хроническим психическим расстройством, временным психическим расстройством, слабоумием либо иным болезненным состоянием психики, лишающим его способности осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий и руководить ими, не страдал в период совершения инкриминируемых ему деяний и не страдает в настоящее время. Он мог в период совершения инкриминируемых деяний и может в настоящее время в полной мере осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий и руководить ими. Поведение Мельникова А.В. в период нахождения в СИЗО перед судебными заседаниями, а также в период нахождения на стационарном обследовании /молчание, «заторможенность», рыдание, сидение в однообразной позе, совершение повторных демонстративных суицидальных попыток, внезапное нарушение походки и т.п./ не укладывается в картину какого-либо психического заболевания, носит разрозненный, ситуативный и нарочитый характер, является защитно-установочным и на экспертную оценку не влияет. У Мельникова А.В. выявлены такие индивидуально-психологические особенности, как: выраженность характерологических черт по дистимическому типу, в сочетании с возбудимыми чертами, склонность к импульсивным поступкам, замкнутость, стремление к избеганию общения с окружающими, крайняя избирательность в контактах, холодное отношение к людям, эмоциональная неустойчивость, легкое вживание в разные социальные роли, склонность к демонстративному поведению и другие, которые нашли отражение в ситуации правонарушения, однако не оказали существенного влияния на его сознание и деятельность. Действия испытуемого были последовательными, целенаправленными, без выраженной дезорганизации. 14 С учетом обстоятельств дела, исследованных по делу доказательств, суд правильно признал данные выводы экспертов обоснованными, а Мельникова А.В. в отношении содеянного им вменяемым.

Нарушений уголовно-процессуального закона, влекущих отмену приговора, органами предварительного следствия и судом не допущено.

Ходатайств о допросе свидетелей стороны обвинения И и Т кем-либо из участников процесса, в том числе со стороны Мельникова А.В. и его защитника, в судебном заседании не заявлялись, то есть оснований считать, что судом были нарушены права Мельникова А.В., не имеется.

Таким образом, оценив исследованные по делу доказательства в их совокупности, суд обоснованно пришел к выводу о доказанности вины Мельникова в совершении преступлений и дал верную юридическую оценку его действиям.

Наказание Мельникову А.В. назначено в соответствии с требованиями закона, с учетом характера и степени общественной опасности совершенных им преступлений, смягчающего и отягчающего обстоятельств, данных, характеризующих его личность, и является справедливым.

Вместе с тем, из приговора подлежит исключению указание на судимости Мельникова А.В. от 12 ноября 1998 года и от 9 ноября 2000 года, поскольку из материалов дела видно, что постановлением президиума Челябинского областного суда от 12.02.2003 г. кассационное определение от 28.09.2000 г. и приговор от 9 ноября 2000 года отменены и дело направлено на новое кассационное рассмотрение. Кассационным определением от 13 марта 2003 года исключено указание из приговора от 21 августа 2000 года о назначении наказания с применением ст.74 ч.5, ст.70 УК РФ (с учетом акта амнистии от 26 мая 2000 года), то есть о присоединении наказания по приговору от 12 ноября 1998 года, в связи с чем данная судимость является погашенной, а также приговор от 21 августа 2000 года в части оправдания Мельникова по ч.1 ст.222 УК РФ оставлен без изменения (т.7, л. 139-163).

Вносимое изменение в приговор не влечет какие-либо правовые последствия в части назначенного Мельникову А.В. вида и размера наказания, определения вида рецидива преступлений и вида исправительного учреждения.

На основании изложенного, руководствуясь ст. 378, 388 УПК РФ, Судебная коллегия

определила:

Приговор Челябинского областного суда от 9 февраля 2012 года в отношении Мельникова А В изменить, исключить указание о наличии у него судимостей по приговору Карталинского городского суда Челябинской области от 12 ноября 1998 года и по приговору Варненского районного суда Челябинской области от 9 ноября 2000 года. \ В остальной части приговор оставить без изменения, а кассационные жалобы осужденного Мельникова А.В. и адвоката Решетина А.В. - без удовлетворения.

Статьи законов по Делу № 48-О12-48

УК РФ Статья 105. Убийство
УК РФ Статья 158. Кража
УК РФ Статья 162. Разбой
УК РФ Статья 222. Незаконные приобретение, передача, сбыт, хранение, перевозка или ношение оружия, его основных частей, боеприпасов
УК РФ Статья 69. Назначение наказания по совокупности преступлений
УК РФ Статья 70. Назначение наказания по совокупности приговоров

Производство по делу



Типовые договорыТиповые договоры





Ответы юристовОтветы юристов

Загрузка
Наверх