Дело № 48-О12-59СП

Суд Верховный Суд Российской Федерации
Дата решения 9 августа 2012 г., Определение
Инстанция Судебная коллегия по уголовным делам, кассация
Категория Уголовные дела
Докладчик Бирюков Николай Иванович
Электронная копия решения Скачать
Решение

Текст итогового документа

ВЕРХОВНЫЙ СУД
РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

Дело № 48-О12-59СП

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

 

г. Москва 9 августа 2012 г.

 

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего Ситникова Ю.В.
судей Бирюкова Н.И., Тришевой А.А.
при секретаре Ирошниковой Е.А.

рассмотрела в судебном заседании кассационные жалобы осуждённых Нижегородова Е.В., Бажановой М.О., Юрташкина А.И., Рогачева В.В., Сенинга Я.А., адвокатов Грома В.Н., Жданова Б.С., Котлецовой Л.А., Терехиной М.С., Ягудина Д.Р., защитника Саяпиной С М. на приговор Челябинского областного суда с участием присяжных заседателей от 26 октября 2011 г., по которому Нижегородов Е В несудимый, осуждён к лишению свободы по: ч. 1 ст. 210 УК РФ (в редакции Федерального закона от 8 декабря 2003 г. №162-ФЗ) к 8 годам со штрафом 300 000 руб.; ч. 4 ст. 188 УК РФ (в редакции Федерального закона от 8 декабря 2003г. №162-ФЗ) (по факту незаконного оборота марихуаны в количестве 2691,7 г) к 8 годам со штрафом 200 000 руб.; ч.1 ст. 30, пп. «а», «г» ч. 3 ст. 228* УК РФ (в редакции Федерального закона от 8 декабря 2003г.

№162-ФЗ) (по факту незаконного оборота марихуаны в количестве 2691,7 г) к 9 годам со штрафом 200 000 руб.; ч. 4 ст. 188 УК РФ (в редакции Федерального закона от 8 декабря 2003г. №162-ФЗ) (по факту незаконного оборота марихуаны в количестве 12244,4 г.) к 8 годам со штрафом 200 000 руб.; ч.1 ст. 30, пп. «а», «г» ч. 3 ст. 228 УК РФ (в редакции Федерального закона от 27 июля 2009г. №215-ФЗ) (по факту незаконного оборота марихуаны в количестве 12244,4 г) с применением ч.1 ст. 62 УК РФ к 6 годам 2 8 месяцам со штрафом в 200 000 руб.; ч. 4 ст. 188 УК РФ (в редакции Федерального закона от 8 декабря 2003г. №162-ФЗ) (по факту незаконного оборота марихуаны в количестве 9894 г) к 8 годам со штрафом 200 000 руб.; ч. 1 ст. 30, пп. «а», «г» ч. 3 ст. 228' УК РФ (в редакции Федерального закона от 27 июля 2009г. №215-ФЗ) (по факту незаконного оборота марихуаны в количестве 9894 г) к 9 годам со штрафом 200 000 руб.; ч. 4 ст. 188 УК РФ (в редакции Федерального закона от 8 декабря 2003г. №162-ФЗ) (по факту незаконного оборота марихуаны в количестве 17 747 г) к 8 годам со штрафом 200 000 руб.; ч. 1 ст. 30, пп. «а»,«г» ч. 3 ст. 228' УК РФ (в редакции Федерального закона от 27 июля 2009 г. №215-ФЗ) (по факту незаконного оборота марихуаны в количестве 17 747 г) к 9 годам со штрафом 200 000 руб.

На основании ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений путём частичного сложения наказаний окончательно назначено наказание в виде лишения свободы сроком на 12 лет со штрафом 500 000 руб. с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима; Б ажа н о ва М О несудимая, осуждена к лишению свободы по: ч. 2 ст. 210 УК РФ (в редакции Федерального закона от 8 декабря 2003г. №162-ФЗ) к 5 годам со штрафом 100 000 руб.; ч. 4 ст. 188 УК РФ (в редакции Федерального закона от 8 декабря 2003г. №162-ФЗ) (по факту незаконного оборота марихуаны в количестве 2691,7 г) к 7 годам со штрафом 100 000 руб.; ч. 1 ст. 30, пп. «а», «г» ч. 3 ст. 228 УК РФ (в редакции Федерального закона от 8 декабря 2003г.

№162-ФЗ) (по факту незаконного оборота марихуаны в количестве 2691,7 г), к 8 годам со штрафом 100 000 руб.; ч. 4 ст. 188 УК РФ (в редакции Федерального закона от 8 декабря 2003г. №162-ФЗ) (по факту незаконного оборота марихуаны в количестве 12 244,4 г) к 7 годам со штрафом 100 000 руб.; ч. 1 ст. 30, пп. «а»,«г» ч. 3 ст. 228* УК РФ (в редакции Федерального закона от 27 июля 2009 г. №215-ФЗ) (по факту незаконного оборота марихуаны в количестве 12 244,4 г) с применением ст. 65 УК РФ к 6 годам 8 месяцам со штрафом 100 000 руб.; ч. 4 ст. 188 УК РФ (в редакции Федерального закона от 8 декабря 2003г. №162-ФЗ) ( по факту незаконного оборота марихуаны в количестве 9894 г) к 7 годам со штрафом 100 000 руб.; ч. 1 ст. 30, пп. «а»,«г» ч. 3 ст. 228* УК РФ (в редакции Федерального закона от 27 июля 2009г. №215-ФЗ) (по факту незаконного оборота марихуаны в количестве 9894 г) с применением ст. 65 УК РФ к 6 годам 8 месяцам со штрафом 100 000 руб.; ч. 4 ст. 188 УК РФ (в редакции Федерального закона от 8 декабря 2003 г. №162-ФЗ) (по факту незаконного оборота марихуаны в количестве 17 747 г) к 7 годам со штрафом 100 000 руб.; ч. 1 ст. 30, пп.

«а»,«г» ч. 3 ст. 228 УК РФ (в редакции Федерального закона от 27 июля 2009 г. №215-ФЗ) (по факту незаконного оборота марихуаны в количестве 17 747 г) с применением ч. 1 ст. 62 УК РФ, ст. 65 УК РФ к 4 годам 5 месяцам со штрафом 100 000 руб. 3 На основании ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений путём частичного сложения наказаний окончательно назначено наказание в виде лишения свободы сроком на 9 лет со штрафом 300 000 р у б. в исправительной колонии общего режима; Ю р т а ш к ин А И , судимый: 13 июля 2000 г. по пп. «а», «б», «в», «г» ч. 2 ст. 158, ч. 3 ст. 30, пп. «а», «б», «в», «г» ч. 2 ст. 158, ч. 3 ст. 30, ч. 2 ст. 325 УК РФ с применением ч. 3 ст. 69 УК РФ к 5 годам лишения свободы, 10 октября 2002 г. освобождён с заменой лишения свободы на 1 год 11 месяцев 28 дней исправительных работ с удержанием 20 % заработка в доход государства ежемесячно; 22 марта 2004 г. по ч. 3 ст. 158 УК РФ с применением ст. 70 УК РФ к 2 годам 1 месяцу лишения свободы, 21 октября 2005 г. освобождён условно- досрочно на 4 месяца 20 дней, осуждён к лишению свободы по: ч.1 ст. 30, пп. «а», «г» ч. 3 ст. 228 УК РФ (в редакции Федерального закона от 8 декабря 2003г. №162-ФЗ) с применением ст. 65 УК РФ к 6 годам 8 месяцам со штрафом 100 000 руб.; пп. «а», «г» ч. 3, ст. 228' УК РФ (в редакции Федерального закона от 8 декабря 2003г. №162- ФЗ) к 8 годам со штрафом 150 000 руб.

На основании ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений путём частичного сложения наказаний окончательно назначено наказание в виде лишения свободы сроком на 9 лет со штрафом 200 000 р у б. в исправительной колонии особого режима; Рог ачев В В , несудимый, осуждён к лишению свободы по: ч. 2 ст. 210 УК РФ (в редакции Федерального закона от 8 декабря 2003г. №162-ФЗ) к 3 годам; ч. 1 ст. 30, пп.

«а», «г» ч. 3, ст. 228' УК РФ (в редакции Федерального закона от 27 июля 2009г. №215-ФЗ) с применением ст. 64 УК РФ к 4 годам.

На основании ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений путём частичного сложения наказаний назначено наказание в виде 5 лет лишения свободы в исправительной колонии строгого режима; С е н и н г Я А судимый: 19 февраля 2009 г. по ч. 3 ст. 30, п. «г» ч. 3 ст. 228 с применением ст. 64 УК РФ к 4 годам 6 месяцам лишения свободы, осуждён по ч. 4 ст. 188 УК РФ (в редакции Федерального закона от 8 декабря 2003г. №162-ФЗ) к 7 годам лишения свободы со штрафом 200 000 руб.

На основании ч. 5 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений путём частичного сложения наказания, назначенного по настоящему приговору, с наказанием, назначенным по приговору от 19 февраля 2009 г., осуждён на 8 лет лишения свободы в исправительной колонии строгого режима со штрафом 200 000 руб. 4 Нижегородов Е.В. оправдан по ч. 4 ст. 188, ч.1 ст. 30, пп. «а», «г» ч. 3 ст. 228' УК РФ (по факту незаконного оборота марихуаны в количестве 2022,32 г и гашиша в количестве 658,6054 г в период с 2006 г. до 12 октября 2009 г.) в соответствии с п. 4 ч. 1 ст. 302 УПК РФ, то есть на основании оправдательного вердикта коллегии присяжных заседателей.

Сенинг Я.А. оправдан по: ч. 2 ст. 210 УК РФ, ч. 4 ст. 188 УК РФ и ч. 3 ст. 30, пп. «а», «г» ч. 3 ст. 228 УК РФ (по факту незаконного оборота марихуаны в количестве 897,67 г в период с 14 августа 2006 г. до 4 октября 2006 г.); ч. 4 ст. 188 УК РФ и ч. 1 ст. 30, пп. «а», «г» ч. 3 ст. 228 УК РФ (по факту незаконного оборота марихуаны в количестве 4345,09 г в период с 26 августа 2006 г. до 12 октября 2006 г.); ч. 4 ст. 188 УК РФ и ч. 1 ст. 30, пп.

«а», «г» ч. 3, ст. 228 УК РФ (по факту незаконного оборота марихуаны в количестве 2155,91 г в период с 18 сентября 2006г. до 12 октября 2006 г.); ч.

4 ст. 188 УК РФ и ч. 1 ст. 30, пп. «а», «г» ч. 3 ст. 228 УК РФ (по факту незаконного оборота марихуаны в количестве 2155,91 г в период с 28 сентября 2006г. до 12 октября 2006 г.); ч. 4 ст. 188 УК РФ и ч. 1 ст. 30, пп.

«а», «г» ч. 3 ст. 228' УК РФ (по факту незаконного оборота марихуаны в количестве 2310,08 г в период с 28 сентября 2006 г. до 12 октября 2006г.) в соответствии с п. 4 ч. 1 ст. 302 УПК РФ, то есть на основании оправдательного вердикта коллегии присяжных заседателей.

Юрташкин А.И. оправдан по ч. 2 ст. 210 УК РФ в соответствии с п. 4 ч. 1 ст. 302 УПК РФ, то есть на основании оправдательного вердикта коллегии присяжных заседателей.

Срок отбытия наказания с зачётом предварительного заключения исчислен Нижегородову Е.В., Бажановой М.О. с 10 октября 2009 г., Юрташкину А.И. с 16 ноября 2009 г., Рогачеву В В. с 26 октября 2011 г. с зачётом предварительного заключения с 10 октября 2009 г. по 20 октября 2009 г., Сенингу Я.А. с 26 октября 2011 г. с зачётом срока наказания отбытого по приговору от 19 февраля 2009 г. с 20 июля 2008 г. по 26 октября 201 1 г.

Заслушав доклад судьи Бирюкова Н.И., выступления осуждённых Нижегородова Е.В., Сенинга Я.А., Бажановой М.О., Рогачева В.В., Юрташкина А.И., адвокатов Анпилоговой Р.Н., Грома В.Н., Поддубного С В ., Сачковской Е.А., Шаповаловой Н.Ю. в поддержку доводов кассационных жалоб и мнение прокурора Телешевой-Курицкой Н.А. об изменении приговора, Судебная коллегия

установила:

на основании вердикта коллегии присяжных заседателей Нижегородов признан виновным и осуждён за создание преступного сообщества, Бажанова и Рогачев - за участие в преступном сообществе, Нижегородов и Бажанова - за 4 факта контрабанды наркотических средств организованной группой, в особо крупном размере марихуаны в количестве 2691,7 г, 12 244,4 г, 9894 г, 17 747 г и за 4 факта приготовления к незаконному сбыту наркотических средств организованной группой, в особо крупном размере марихуаны в 5 количестве 2691,7 г, 12 244,4 г, 9894 г, 17 747 г, Юрташкин - за приготовление к незаконному сбыту наркотических средств организованной группой, в особо крупном размере марихуаны в количестве 2691,7 г и за незаконный сбыт наркотических средств организованной группой, в особо крупном размере марихуаны в количестве 761, 2 г, Рогачев - за приготовление к незаконному сбыту наркотических средств организованной группой, в особо крупном размере марихуаны в количестве 12 244,4 г, Сенинг - за контрабанду наркотических средств - марихуаны - в количестве 9628, 79 г, совершённую организованной группой.

Преступления совершены при обстоятельствах, изложенных в приговоре.

На основании этого же вердикта оправданы: Нижегородов по предъявленному обвинению в контрабанде и в приготовлении к незаконному сбыту наркотических средств организованной группой, в особо крупном размере марихуаны в количестве 2022,32 г и гашиша в количестве 658,6054 г; Сенинг - в участии в преступном сообществе; в контрабанде и в приготовлении к незаконному сбыту наркотических средств организованной группой, в особо крупном размере марихуаны в количестве 4345,09 г, 2155,91 г, 2155,91 г, 2310,08 г, в контрабанде и в покушении к незаконному сбыту наркотических средств организованной группой, в особо крупном размере марихуаны в количестве 897, 67 г; Юрташкин - в участии в преступном сообществе.

В кассационных жалобах: осуждённый Нижегородов просит приговор отменить и дело направить на новое судебное разбирательство. Считает приговор незаконным, необоснованным и несправедливым. В дополнениях к жалобе Нижегородов просит приговор отменить и дело направить на новое судебное разбирательство со стадии предварительного слушания в ином составе суда.

Ходатайствует о допросе в суде кассационной инстанции свидетеля К проведении судебной экспертизы с постановкой вопросов, которые изложены им в соответствующих ходатайствах, имеющихся в уголовном деле. Ссылается на то, что суд, в нарушение принципа состязательности сторон, отказал в удовлетворении ходатайства о допросе свидетеля защиты К , который мог опровергнуть предъявленное ему обвинение. В связи с этим Нижегородов просит дать правовую оценку и отреагировать частным постановлением в адрес суда и прокуратуры Челябинской области. Утверждает, что неоднократно судом было отказано в удовлетворении ходатайств об истребовании материалов судебного следствия по делу С , Х Я приобщении к материалам дела оперативно-розыскного мероприятия «наблюдение» при его задержании; истребовании сведений об уничтожении вещественных доказательств по другому уголовному делу, которые приобщены к данному 6 делу с целью искусственного создания доказательств обвинения в части, касающейся создания преступного сообщества; проведения судебной экспертизы на предмет подтверждения версии обвинения о приобретении им марихуаны, привезённой в г. , а затем изъятой, которая должна быть изготовлена единым способом, иметь общий источник происхождения, составлять одно целое, храниться в одинаковых условиях, иначе её приобретение другим лицом не соотносится с имеющимися сведениями о его нахождении в и в Республике и его участии в преступном сообществе; о признании доказательств недопустимыми. Отклонение указанных ходатайств, по его мнению, свидетельствует о невозможности представить стороне защиты доказательств его невиновности. Указанные ходатайства не оглашены присяжным заседателям, поэтому они убеждены в том, что К является преступником, а уничтоженные наркотические средства, ставшие вновь реальными вещественными доказательствами, существуют в действительности и свидетельствуют о его виновности. В связи с этим Нижегородов считает, что дело в отношении его фальсифицировано.

Поэтому ему, как несговорчивому, инкриминируется организация преступного сообщества, поскольку налогоплательщику не объяснишь причину столь длительного расследования пяти простых фактов приготовления к сбыту наркотических средств. Все следственные действия проведены в срок, не превышающий двух месяцев. Вместе с тем вывод суда о наличии в его действиях ч. 1 ст. 210 УК РФ не отвечает требованиям судебной практики, данным о его личности, использовании автомобиля, который был приобретён не в 2006, а в 2009 году. Присяжные заседатели оправдали его по обвинению в совершении преступления, предусмотренного ч. 4 ст. 188 УК РФ, ч. 1 ст. 30, пп. «а», «г» ч. 3 ст. 228' УК РФ, в период с 2006 по 12 октября 2009 г., в связи с чем в его действиях отсутствует состав преступления, предусмотренный ч. 1 ст. 210 УК РФ. Поскольку все неустранимые сомнения трактуются в пользу осуждённого, выводы суда не могут быть основаны на предположении, присяжные заседатели признали недоказанными факты приобретения им марихуаны и гашиша на территории суд использовал в приговоре недопустимые формулировки, такие как, например, «незаконный оборот марихуаны», и отказал ему в проведении в отношении его медицинского освидетельствования.

Нижегородов просит уголовное дело в отношении его в этой части прекратить. Кроме того, следователь, прокурор и суд в нарушение его права на защиту отказали ему в праве выбрать защитника Саяпина Б.Б. Адвокат Ягудин вступил в сговор со следствием и обвинением, не обжаловал его арест, который был произведён без адвоката, бездействовал на протяжении предварительного следствия и суда, никаких мер к сбору и представлению доказательств не принимал, никак не реагировал на заявленные им ходатайства и отказы в их удовлетворении. Ягудину известно о незаконных действиях прокуроров по принуждению Я и Ж к его оговору. 7 Несмотря на его позицию о том, что явка с повинной написана им под принуждением, пытками, адвокат, ухудшая его положение, ссылается в жалобе на признание им вины. Суд необоснованно не прекратил в отношении его уголовное дело по ч. 4 ст. 188 УК РФ, несмотря на заявленное ходатайство, поскольку в соответствии с Федеральным законом от 7 декабря 2011 г. №420-ФЗ данная статья признана утратившей силу. Просит применить указанные изменения и сократить срок назначенного ему наказания. Кроме того, Нижегородов считает, что в отношении его подлежат применению положения Федерального закона в редакции от 1 февраля 2012г.

№18-ФЗ в связи с тем, что санкция ч. 3 ст. 228' УК РФ снижена до 15 лет лишения свободы со штрафом 500 000 руб. Просит применить в отношении его указанные изменения и сократить срок назначенного ему наказания.

Наряду с этим Нижегородов выражает несогласие с постановлениями от 22 июля 2011 г. об отводе государственного обвинителя Лихачева, от 15 и 17 августа 2011 г. об отводе судьи и государственных обвинителей, поскольку считает их незаконными и необоснованными. Полагает, что суд, отказав в удовлетворении ходатайств, утратил свою беспристрастность, встал на сторону обвинения, разрешил государственному обвинителю свидание со свидетелями, содержащимися в камере, для оказания на них давления, в связи с чем стал лично прямо или косвенно заинтересованным в исходе данного дела. Утверждает, что грубо нарушено его право на обжалование этих постановлений тем, что судья и государственные обвинители продолжили слушание уголовного дела со ссылкой на то, что такие постановления обжалуются вместе с приговором. Данные постановления в нарушение закона вручены ему лишь 11 ноября 2011 г., несмотря на его и защитника ходатайства; адвокат Ягудин просит приговор в отношении Нижегородова отменить и дело направить на новое судебное разбирательство. Считает приговор незаконным, необоснованным и несправедливым, вынесенным с нарушениями уголовно-процессуального и неправильным применением уголовного законов. Полагает, что в описательной части приговора не описано преступное деяние, квалификация содеянного Нижегородовым и мотивы назначения наказания. Утверждает, что наличие в деле явки с повинной, активное способствование раскрытию преступлений следовало учесть и применить положения ч. 1 ст. 62 УК РФ при назначении наказания Нижегородову не за одно, а и за другие преступления, в том числе за контрабанду наркотических средств. Указывает, что признание Нижегородова заслуживающим снисхождения за преступление, связанное с организацией преступного сообщества, обязывало суд при назначении наказания за это преступление сослаться на применение ст. 65 УК РФ.

Адвокату непонятно, применены ли при назначении наказания за данное преступление положения ст. 65 УК РФ. Обращает внимание на то, что суд необоснованно пришёл к выводу об отсутствии исключительных обстоятельств. По словам адвоката, для применения ст. 64 УК РФ при 8 назначении наказания Нижегородову имелись все основания, поскольку он чистосердечно признал вину и способствовал раскрытию преступлений, не судим, характеризуется положительно, имеет на иждивении малолетнего ребёнка, а также постоянное место жительства и работы, на учётах у нарколога и психиатра не состоит, состояние здоровья его самого, матери и его бабушки является неудовлетворительным; защитник Саяпина просит приговор в отношении Нижегородова отменить и дело направить на новое судебное разбирательство со стадии предварительного слушания в ином составе суда. Считает приговор незаконным, необоснованным и несправедливым. Полагает, что дело рассмотрено с нарушением требований уголовно-процессуального закона, так как были ограничены права участников процесса, не соблюдён порядок производства по уголовному делу. Указывает на то, что были использованы недопустимые доказательства. По её мнению, было надуманно предъявленное обвинение в части использования автомобиля с 2006 г., тогда как он был приобретён в 2009 г. и зарегистрирован на К . Последний фигурировал в деле как неустановленное лицо. Были исключены его показания из материалов дела, что повлияло на правильное принятие решения по делу. Утверждает, что она незаконно не была допущена к участию в деле в ходе предварительного следствия в качестве защитника Нижегородова. При ознакомлении с материалами дела Нижегородова ему не были разъяснены положения ч. 5 ст. 217 УПК РФ, что повлекло рассмотрение дела незаконным составом суда, поскольку Сенинг, Юрташкин и Рогачев ходатайствовали о рассмотрении дела коллегией из трёх судей, а Нижегородов и Бажанова судом с участием присяжных заседателей.

Утверждает, что были допущены грубые нарушения при формировании коллегии присяжных заседателей, поскольку в списках, вручённых сторонам, отсутствовали сведения о возрасте, социальном статусе и другие данные на присяжных заседателей, что лишило сторону защиты надлежащим образом произвести формирование коллегии присяжных заседателей. По мнению защитника, старшина присяжных заседателей был избран за 2 минуты, что за такой короткий промежуток времени сделать невозможно, поэтому полагает нарушенными требования ст. 331 УПК РФ, поскольку старшина был навязан присяжным и был прямо или косвенно заинтересован в исходе дела.

Присяжные заседатели, участвующие в рассмотрении дела, не значатся в общем и запасном списках кандидатов в присяжные заседатели, опубликованных в средствах массовой информации. По словам защитника, нарушен принцип преюдиции, поскольку по приговору от 9 марта 2011 г., по которому были осуждены Я Ф В Нижегородов не значится организатором преступного сообщества, не имеет он отношения и к неустановленному лицу, организовавшему преступную организацию, в которую входили указанные лица. Установленные обстоятельства совершённых ими преступлений находятся в противоречии с предъявленным 9 Нижегородову обвинением и вынесенным приговором, так как ему не вменялся сбыт наркотических средств на территории Показания Я Ф В должны быть признаны недопустимыми доказательствами и не могли быть представлены коллегии присяжных заседателей, поскольку они были осуждены по данному делу, не могли быть свидетелями по делу Нижегородова, дело в отношении их рассмотрено в особом порядке, впоследствии они заявили, что оговорили Нижегородова. Судья не мог принять дело в отношении Нижегородова к производству, поскольку предъявленное ему обвинение находилось в противоречии с приговором в отношении Я и других. Несмотря на это, суд проигнорировал ходатайства стороны защиты о возвращении дела прокурору, в связи с чем коллегии присяжных заседателей были представлены недопустимые доказательства: постановление о возбуждении уголовного дела в отношении Нижегородова и постановление о его задержании, которые вынесены следователем одновременно, что свидетельствует о незаконности этих постановлений; протокол осмотра места происшествия - автомобиля « », который был специально отогнан в милицейский гараж для того, чтобы поместить в бензобак изъятые бутылки с наркотическим веществом и предъявить обвинение по ч. 4 ст. 188 УК РФ. Суду так и не были представлены все бутылки по данному делу. Данный осмотр был произведён в нарушение ч. 3 ст. 177 УПК РФ, поскольку он не был затруднён; постановление о выделении уголовного дела в отношении неустановленных лиц, хотя данный человек известен как Костиков, и стороной обвинения предприняты меры, чтобы он не являлся в суд для дачи показаний в опровержение предъявленного Нижегородову обвинения; рапорт оперуполномоченного Ш для создания мнения о том, что Нижегородов является лидером организованного преступного сообщества; протоколы всех допросов в качестве свидетелей Я Ф В и приговора в отношении их. Далее защитник ссылается на то, что выводы суда о виновности Нижегородова в преступлениях, за которые он осуждён, основаны на предположении.

Необоснованно суд отказал в удовлетворении ходатайств о принятии мер к вызову свидетеля К и других свидетелей, проживающих на территории се их посредством видеоконференц-связи, поскольку он овергнуть предъявленное Нижегородову обвинение.

Грубо нарушено право на защиту Нижегородова тем, что суд лишил его возможности выбрать адвоката из Республики выступить в судебных прениях. Кроме того, вопросы сф аны нечётко, громоздко, непонятно для присяжных заседателей. Вопрос №39 содержит недостоверные сведения, так как автомобиль был приобретён в 2009 г. и в период с 2006 г. до его приобретения использоваться не мог. Ответы присяжных заседателей противоречивы. Ответив на вопросы №35 - 39, что Нижегородов непричастен к контрабанде и к приготовлению к сбыту наркотических средств в количестве 2022,32 г марихуаны и 658,6054 г 10 гашиша с 2006 по 2009 г., вместе с тем в ответах на вопросы № 3 9 - 4 2 ответили, что он виновен в создании преступной организации с начала 2006 г. Защитник утверждает, что ответы присяжных заседателей не давали основания суду для установления юридических фактов. Вопрос №39 был сформулирован таким образом, что из ответа на него невозможно было установить время создания преступного сообщества, когда, где и кто возглавлял структурные подразделения, какой период времени они действовали и когда прекратили своё существование, как и в целом преступное сообщество. В связи с этим суд не мог сделать вывод о периоде существования преступного сообщества и признать Нижегородова виновным в том, что он создал преступное сообщество, которое действовало в период с 2006 по 2009 г. Наряду с этим в отношении Нижегородова использовались незаконные методы ведения следствия, пытки, что повлияло на состояние его здоровья, о чём свидетельствуют медицинские документы. В дополнениях к жалобе защитник полагает, что виновность Нижегородова в организации преступного сообщества не подтверждается материалами дела, так как не установлены признаки преступного сообщества. Суд проигнорировал показания свидетеля К и представленные им документы и представленные стороной защиты документы об уничтожении вещественных доказательств по делу Сенинга и Соколовского, осуждённых 19 февраля 2009 г., которые затем якобы были изъяты следователем и повторно уничтожены по данному приговору. Суд принял во внимание уничтоженные вещественные доказательства как доказательства виновности Нижегородова, отказывая в вызове К и в приобщении документов, подтверждающих невиновность Нижегородова. Также суд необоснованно отказал в удовлетворении ходатайства о дополнительном допросе свидетелей Я Ж поскольку по их заявлениям, приобщённым к делу, они оговорили Нижегородова в совершении преступлений под воздействием прокурора Лихачева, который имел с ними непроцессуальные контакты и воздействовал на них с целью дачи свидетелями необходимых стороне обвинения показаний. Защитник считает, что приговор подлежит отмене из- за того, что дело рассмотрено незаконным составом суда, судьями К К З судья и прокуроры, находясь в отводе, п ас ие казывает, что Нижегородов необоснованно осуждён по ч. 4 ст. 188 УК РФ из-за того, что таможенная граница России перенесена на внешние границы таможенного союза и ст. 188 УК РФ признана утратившей силу. Суд отказал в медицинском освидетельствовании Нижегородова и вынес приговор, когда ещё не был изготовлен протокол судебного заседания, единственный источник доказательств, опираясь на который, мог бы вынести законный и обоснованный приговор. Кроме того, защитник выражает несогласие с постановлениями от 22 июля 2011 г. об отводе государственного обвинителя Лихачева, от 15 августа 2011 г. об отводе судьи и государственных обвинителей, от 17 августа 2011 г. об отводе судьи, поскольку считает их незаконными и необоснованными. Полагает, что 11 суд, отказав в удовлетворении ходатайств, утратил свою беспристрастность, встал на сторону обвинения, разрешил прокурору свидание со свидетелями, содержащимися в камере, для оказания на них давления, в связи с чем стал лично прямо или косвенно заинтересованным в исходе данного дела.

Утверждает, что грубо нарушено право на обжалование этих постановлений тем, что судья и государственные обвинители продолжили слушание уголовного дела со ссылкой на то, что такие постановления обжалуются вместе с приговором. Данные постановления в нарушение закона вручены ей лишь 11 ноября 2011 г., несмотря на её ходатайства; осуждённая Бажанова просит приговор отменить и дело направить на новое судебное разбирательство в ином составе суда. Считает приговор незаконным, необоснованным и несправедливым, постановленным с нарушениями уголовно-процессуального и неправильным применением уголовного законов. Полагает, что дело рассмотрено с обвинительным уклоном и суд не учёл обстоятельства, смягчающие её наказание, в связи с чем не применил к ней при назначении наказания положения ст. 64, 82 УК РФ. В дополнениях к жалобе Бажанова утверждает, что данное дело рассмотрено незаконным составом суда. Присяжные заседатели не вправе рассматривать дела этой категории. Ей и другим осуждённым не были разъяснены положения ч. 5 ст. 217 УПК РФ. Исследование в присутствии присяжных заседателей большого числа протоколов, вещественных доказательств и других документов, полученных с нарушением закона, негативно отразилось на объективности присяжных заседателей, в связи с чем стало невозможным постановление справедливого и мотивированного приговора. Первоначальные показания были добыты под пытками, то есть с нарушением закона, поэтому должны быть признаны недопустимыми доказательствами. Недопустимыми доказательствами являются вынесение следователем одновременно постановления о возбуждении уголовного дела и составление протокола задержания Нижегородова. Противоречивыми доказательствами являются протокол осмотра автомобиля « » в гараже « », когда никаких наркотических средств изъято не было, и этого же автомобиля в гараже полиции, когда из бензобака были изъяты бутылки с наркотическими средствами. Бажанова полагает, что в этом случае со стороны сотрудников наркоконтроля имела место фальсификация доказательств. Для подтверждения её виновности в преступлениях, за которые она осуждена, необходимо проведение экспертизы всех вещественных доказательств - наркотических средств на предмет установления видовой принадлежности, источника происхождения, способа изготовления, условий хранения, однако судом было отказано в проведении данной экспертизы. В справке к обвинительному заключению указан перечень наркотических средств в качестве вещественных доказательств по данному делу, которые были уничтожены по приговорам, вынесенным в отношении С и других, вступившим в законную силу. В связи с этим Бажанова считает, что прокуроры заинтересованы в исходе 12 данного дела, так как вещественные доказательства были фальсифицированы. Однако суд незаконно отклонил ходатайство об отводе судьи и государственных обвинителей без вынесения соответствующего постановления, несмотря на то, что прокурор воздействовал на свидетелей с целью получения необходимых для стороны обвинения доказательств. По словам Бажановой, приговор подлежит отмене, поскольку судья рассмотрел дело с обвинительным уклоном, сформулировал вопросы перед присяжными заседателями с использованием юридических терминов, с применением психологических приёмов, что не позволило им дать правильную оценку и объективно ответить на вопросы. Суд не предоставил достаточного времени стороне защиты для обсуждения вопросов, подлежащих разрешению присяжными заседателями, и при отсутствии признаков преступлений, за которые она осуждена, не вынес оправдательного приговора. В приговоре не указаны событие преступления, форма вины, её роль в преступлении, выводы по квалификации преступления. Также в приговоре не указаны признаки преступного сообщества. Несмотря на это, она не оправдана и не освобождена от уголовной ответственности за это преступление, как активно способствовавшая его раскрытию. Также Бажанова просит применить в отношении её изменения, внесённые в УК РФ Федеральным законом от 7 декабря 2011 г. №42О-Ф3, которым ст. 188 УК РФ признана утратившей силу, и квалифицировать действия, выразившиеся в приготовлении к сбыту наркотических средств, как единое, продолжаемое преступление. Полагает, что ст. 229' УК РФ в редакции Федерального закона от 7 декабря 2011 г.

№420-ФЗ не подлежит применению к ней, поскольку в соответствии со ст. 9 УК РФ преступность и наказуемость деяния определяются уголовным законом, действовавшим во время совершения этого деяния. Обращает внимание на то, что доводы стороны обвинения о наличии в её действиях участия в преступном сообществе и организации такого сообщества Нижегородовым противоречивы, в их действиях отсутствуют необходимые признаки преступного сообщества, не были вовлечены в эту организацию другие лица. Правовая оценка их действий как приготовление к сбыту наркотических средств также несостоятельна. Данный вывод является предположением правоохранительных органов, так как никаких действий, направленных на сбыт наркотических средств, не предпринималось. Не было установлено ни одного потребителя. Марихуана не была расфасована. Все лица, осуждённые по данному делу, являлись сами потребителями марихуаны. Оперативно-розыскных мероприятий в их отношении не проводилось. Все сомнения должны быть, по мнению Бажановой, истолкованы в пользу осуждённых. В связи с этим Бажанова утверждает, что за ними незаконно велось наблюдение. Они незаконно были задержаны и подвергнуты пыткам для получения необходимых показаний. Эти показания являются недопустимыми доказательствами и не могли быть предъявлены присяжным заседателям и положены в основу обвинительного вердикта и приговора. Считает, что её виновность в приготовлении к сбыту 13 наркотических средств не доказана и ей назначено несправедливое наказание, поскольку не учтено то, что она имеет на иждивении детей, престарелых родителей и является единственным кормильцем в семье. Свои жалобы Бажанова заключает тем, что из-за нарушения её прав и свобод правоохранительными органами и последующими инстанциями приговор подлежит отмене, а дело направлению на новое судебное разбирательство в тот же суд в ином составе; адвокат Жданов просит приговор в отношении Бажановой изменить и снизить срок назначенного ей наказания. Считает, что Бажанова активно способствовала раскрытию и расследованию преступлений, изобличению и уголовному преследованию других участников преступления, розыску наркотических средств. Несмотря на это, суд не назначил ей наказание с применением ч. 1 ст. 62 УК РФ за контрабанду и приготовление к незаконному сбыту наркотических средств организованной группой, в особо крупном размере марихуаны в количестве 12 244, 4 г и 9894 г. Кроме того, суд, несмотря на то, что Бажанова вердиктом коллегии присяжных заседателей признана заслуживающей снисхождения, не применил ст. 65 УК РФ при назначении ей наказания ни за одно из преступлений, предусмотренных ст. 188 УК РФ; осуждённый Юрташкин просит приговор изменить и снизить назначенный ему срок наказания. Считает, что выводы суда не соответствуют фактическим обстоятельствам дела, приговор вынесен с нарушением уголовно-процессуального и неправильным применением уголовного законов. Полагает, что два факта приготовления к незаконному сбыту наркотических средств незаконно квалифицированы по-разному, одно как приготовление, другое как оконченное преступление, что повлияло на назначенное ему наказание. Утверждает, что оба факта должны быть квалифицированы как приготовление к преступлению, так как он не преследовал цели наживы, и преступления не были окончены. Более того, указывает, что его виновность по факту от 17 июня 2009 г. не доказана. Он приобретал это наркотическое средство для своих нужд. В связи с этим просит уголовное дело по факту незаконного сбыта им наркотических средств в количестве 761,2 г прекратить, так как обвинительный вердикт коллегии присяжных заседателей не препятствует постановлению оправдательного приговора. Обращает внимание на то, что при назначении наказания суд не учёл наличие у него инвалидности 2 группы, хронического заболевания, признание его заслуживающим снисхождения по всем преступлениям, за совершение которых он осуждён, в связи с чем просит не учитывать обстоятельства, отягчающие наказание, исключить признание особо опасного рецидива преступлений и назначить наказание с применением ст. 64, 65 УК РФ и изменений, внесённых в УК РФ Федеральными законами от 7 декабря 2011 г. №420-ФЗ и 1 марта 2012 г.

№18-ФЗ, с признанием за ним права на реабилитацию. Кроме того, Юрташкин просит исключить из приговора назначение ему дополнительного 14 наказания в виде штрафа, поскольку суд, назначая это наказание, не мотивировал его применение, не учёл того, что он не имеет возможности выплатить его в связи с нетрудоспособностью, инвалидностью 2 группы, отсутствием дохода, условиями жизни, наличием хронических заболеваний.

Он не может выплаченную государством пенсию возвращать обратно государству; адвокат Терехина просит приговор в отношении Юрташкина изменить и снизить срок назначенного ему наказания. Считает, что Юрташкину назначено чрезмерно суровое наказание, без полного учёта смягчающих обстоятельств и данных о его личности. По её словам, с учётом признания его заслуживающим снисхождения, положительной характеристики, наличия постоянного места жительства, инвалидности 2 группы имеются все основания для признания совокупности этих обстоятельств исключительной и назначения наказания с применением ст. 64 УК РФ; осуждённый Рогачев просит приговор отменить и дело направить на новое судебное разбирательство. Считает, что присяжные заседатели, не имея юридического образования, не смогли разобраться в поставленных перед ними в вопросном листе вопросах, ответить на них и оправдать его, поскольку вопросы были сформулированы в нарушение уголовно- процессуального закона. Полагает, что по уголовному делу в отношении его имеются все основания для назначения ему условного осуждения, поскольку он признан заслуживающим снисхождения, характеризуется положительно, имеет на иждивении жену, двух малолетних детей, не судим, имеет ряд заболеваний. В дополнениях к жалобе Рогачев также просит приговор отменить и дело направить на новое судебное разбирательство в тот же суд в ином составе со стадии предварительного слушания. Ссылается на то, что судья, будучи необъективным, сформулировал и установил такую последовательность вопросов перед присяжными заседателями, которые из- за этого не смогли дать правильную оценку и объективно ответить на вопрос о его виновности в участии в преступной организации. Несмотря на то, что в его действиях нет признаков этого преступления, судья в нарушение ч. 4 ст. 348 УПК РФ не вынес в отношении его оправдательный приговор. Далее Рогачев, ссылаясь на указанные обстоятельства, смягчающие наказание, активное содействие раскрытию преступления, то, что наказание в виде реального лишения свободы ставит под угрозу его жизнь и здоровье, заключает свою жалобу несогласием с выводом суда о том, что отсутствуют основания для применения к нему условного осуждения; адвокат Гром просит приговор в отношении Рогачева отменить и уголовное дело направить на новое судебное разбирательство в ином составе со стадии предварительного слушания. Считает, что судом нарушены нормы уголовно-процессуального закона. По его мнению, формулировка и последовательность вопросов в вопросном листе не позволили коллегии присяжных заседателей дать правильную оценку и объективно ответить на вопросы из-за того, что вопрос о доказанности создания преступного 15 сообщества был поставлен под №39, а не первым, как инкриминировалось Рогачёву и другим обвиняемым. Его замечания были оставлены без внимания. Стороне защиты для обсуждения и принесения замечаний на 85 вопросов не было предоставлено достаточно времени. Несмотря на то, что деяние Рогачева не содержит признаков преступления, предусмотренного ч.

2 ст. 210 УК РФ, судья в нарушение ч. 4 ст. 348 УПК РФ не вынес в отношении его оправдательный приговор. Полагает, что Рогачёву назначено чрезмерно суровое наказание. Утверждает, что с учётом данных о личности осуждённого и обстоятельств дела имеются все основания для применения к Рогачёву ст. 73 УК РФ. Рогачев признан заслуживающим снисхождения, не судим, характеризуется положительно, проживает с женой, имеет на иждивении двух малолетних детей, вину признал, раскаялся в содеянном.

Суд эти исключительные обстоятельства учёл лишь при назначении наказания за приготовление к сбыту наркотических средств и по непонятным причинам не применил за участие в преступном сообществе и незаконно не нашёл оснований для назначения Рогачёву условного осуждения; осуждённый Сенинг просит приговор отменить и дело направить на новое судебное разбирательство со стадии действий суда после вынесения вердикта присяжных заседателей либо прекратить дело за отсутствием в его действиях состава преступления, предусмотренного ч. 4 ст. 188 УК РФ.

Считает приговор незаконным и необоснованным, так как он не признан участником преступного сообщества, поэтому его не могли осудить за контрабанду. В деле нет доказательств, подтверждающих его виновность в контрабанде. Кроме того, в отношении его имеется постановление о прекращении уголовного дела по указанной статье и приговор от 19 февраля 2009 г. Полагает, что приговором Челябинского областного суда ухудшено его положение, так как кассационного представления прокурора на постановление и приговор от 19 февраля 2009 г. не было. Несмотря на это, суд без отмены постановления о прекращении уголовного дела, предыдущего приговора, разрешения его ходатайства о прекращении уголовного дела за отсутствием состава преступления, вынес данный приговор, что ставит под сомнение его законность и обоснованность. Ходатайства об истребовании материалов уголовного дела, исследовании их, прекращении уголовного дела оставлены без удовлетворения. Полагает, что уголовное дело рассмотрено в отношении его с обвинительным уклоном. Он границы Российской Федерации не пересекал и не знал, что наркотическое средство доставлено из Республики Считает, что его склонили к совершению этого преступления. Свидетель К , склонивший его к совершению преступления, был допрошен без его участия, поскольку он был удалён из зала суда из-за эмоционального состояния, что нарушило его право на защиту. Также считает нарушением его права на защиту то, что дело в отношении его рассмотрено судом присяжных заседателей, хотя он ходатайствовал о рассмотрении дела судьёй единолично. Коллегия присяжных заседателей вынесла в отношении его оправдательный вердикт 16 по ст. 188 УК РФ, но, несмотря на это, суд осудил его по данной статье.

Несмотря на то, что он ранее не судим, имеет постоянное место жительства и работы, характеризуется положительно, обстоятельств, отягчающих наказание, не имеется, суд не применил к нему ст. 64 УК РФ, что было сделано судом по предыдущему приговору. В связи с признанием утратившей силу ст. 188 УК РФ Сенинг в дополнениях к жалобе просит прекратить уголовное преследование в этой части и, поскольку ему назначено чрезмерно суровое наказание, снизить назначенное ему наказание, исключив дополнительное наказание в виде штрафа. Кроме того, Сенинг выражает несогласие с постановлением от 2 февраля 2012 г. об ограничении срока ознакомления его с протоколом судебного заседания; адвокат Котлецова просит приговор в отношении Сенинга изменить и снизить срок назначенного ему наказания. Считает, что назначенное Сенингу наказание является чрезмерно суровым, не соответствующим характеру и степени общественной опасности преступления, обстоятельствам содеянного им, данным о его личности, влиянию назначенного наказания на исправление осуждённого и условия жизни его семьи. Суд в приговоре указал, но не в полной мере учёл обстоятельства, смягчающие наказание. Сенинг ранее не судим, имеет постоянное место жительства и работы, характеризуется положительно, обстоятельств, отягчающих наказание, не имеется, в связи с чем назначенное ему наказание не соответствует положениям ст. 6, 60 УК РФ.

В возражениях на кассационные жалобы осуждённых, адвокатов и защитника государственный обвинитель Лихачев А.Г. просит приговор оставить без изменения.

Проверив материалы дела, выслушав стороны, обсудив доводы, приведённые в кассационных жалобах, а также возражения стороны обвинения на кассационные жалобы, Судебная коллегия приходит к следующим выводам.

Как следует из материалов уголовного дела, нарушений уголовно- процессуального законодательства в процессе предварительного расследования и в ходе судебного разбирательства, влекущих в соответствии со ст. 381 УПК РФ отмену приговора суда, постановленного с участием присяжных заседателей, по данному делу не допущено.

Доводы, приведённые в кассационных жалобах стороны защиты, о нарушении требований ст. 217 УПК РФ, рассмотрении дела незаконным составом суда, не основаны на законе и материалах уголовного дела.

Из протоколов ознакомления с материалами дела по окончании предварительного следствия следует, что Нижегородов, Бажанова, Юрташкин, Сенинг, Рогачев и их адвокаты с материалами дела в порядке ст. 217 УПК РФ ознакомлены в полном объёме без ограничения во времени. При этом вопреки утверждениям стороны защиты, изложенным в жалобах, 17 указанным лицам надлежащим образом были разъяснены положения ч. 5 ст. 217 УПК РФ. Однако Нижегородов, Бажанова, Юрташкин, Сенинг, Рогачев правами, предоставленными им пп. 1, I , 2, 3 ч. 5 ст. 217 УПК РФ, воспользоваться не пожелали. Протоколы ознакомления обвиняемых, их адвокатов с материалами дела соответствуют предъявляемым требованиям, замечаний и заявлений от обвиняемых и их адвокатов не поступало. 29 марта 2011 г. дело было направлено в суд. До назначения дела к слушанию 8 апреля 2011 г. от Нижегородова, Бажановой и их адвокатов в суд поступило ходатайство о рассмотрении дела в отношении их с участием присяжных заседателей, в связи с чем 12 апреля 2011 г. в соответствии с п. 1 ч. 5 ст. 231, п. 5 ч. 2 ст. 229 УПК РФ назначено судебное заседание в порядке предварительного слушания. В судебном заседании в порядке предварительного слушания 25 апреля 2011 г. Нижегородов, Бажанова и их адвокаты, а также Юрташкин и его адвокат поддержали ходатайство о рассмотрении дела в отношении их с участием присяжных заседателей.

Обвиняемые Рогачев и Сенинг и их адвокаты возражали против рассмотрения дела с участием присяжных заседателей и просили суд выделить в отношении их дело для рассмотрения судьёй единолично либо коллегией из трёх судей. Суд, руководствуясь ч. 2 ст. 325 УПК РФ, принял обоснованное решение об удовлетворении ходатайства Нижегородова, Бажановой и Юрташкина о рассмотрении дела с участием присяжных заседателей. Кроме того, суд обоснованно отказал в удовлетворении ходатайств Рогачева и Сенинга о выделении в отношении их дела, поскольку это будет препятствовать всесторонности, объективности разрешения уголовного дела, выделенного в отдельное производство, и уголовного дела, рассматриваемого судом с участием присяжных заседателей. В соответствии с ч. 5 ст. 325 УПК РФ постановление судьи о рассмотрении дела с участием присяжных заседателей считается окончательным. В связи с этим последующие отказы подсудимых от рассмотрения дела с участием присяжных заседателей обоснованно во внимание не принимались.

Довод, приведённый в жалобе стороны защиты, о незаконном отказе в допуске в качестве защитников Нижегородова - Саяпина и Н также несостоятелен. Как следует из материалов дела, Н была допрошена в качестве свидетеля по делу, а Саяпин не присутствовал в зале судебного заседания, и выяснение его отношения к заявленному ходатайству не представлялось возможным, поэтому суд обоснованно отказал в удовлетворении данного ходатайства.

Довод Саяпиной о нарушении права на защиту Нижегородова в связи с непредоставлением ему возможности пользоваться услугами неназванного адвоката из Республики Казахстан несостоятелен. В силу ст. 49 УПК РФ в качестве защитника допускается адвокат, наряду с которым суд может допустить к участию иное лицо. Правовой статус адвоката в России определён Федеральным законом от 31 мая 2002 г. №63-ФЗ «Об адвокатской 18 деятельности и адвокатуре в Российской Федерации», который в чч. 5, 6 ст. 2 определяет, что адвокаты иностранного государства могут оказывать юридическую помощь на территории Российской Федерации по вопросам права данного иностранного государства и должны быть зарегистрированы федеральным органом юстиции в специальном реестре. Без регистрации в указанном реестре осуществление адвокатской деятельности адвокатами иностранных государств на территории России запрещается. Ходатайства об участии в качестве защитника адвоката иностранного государства, зарегистрированного на территории Российской Федерации в специальном реестре, от Нижегородова не поступало. Не поступало ходатайства об участии такого лица в качестве защитника наряду с адвокатом Ягудиным.

Право на защиту Нижегородова обеспечено судом в полном объёме.

Юридическую помощь Нижегородову при производстве по уголовному делу оказывали адвокат Ягудин, защитники Саяпина и Кошелева.

Довод Нижегородова, изложенный в жалобе, о том, что адвокат Ягудин вступил в сговор со следствием и обвинением, несостоятелен, поскольку не подтверждён материалами дела и является голословным.

Несостоятельны ссылки Нижегородова и Сенинга, изложенные в жалобах, что адвокаты Ягудин и Котлецова соответственно надлежащим образом не защищали их интересы. По мнению Нижегородова, адвокат Ягудин не обжаловал арест, который был произведён без адвоката, бездействовал на протяжении предварительного следствия и суда, к сбору и представлению доказательств мер не принимал, не реагировал на заявленные им ходатайства и отказы в их удовлетворении, не предпринимал мер в связи с известными ему незаконными действиями государственных обвинителей по принуждению Я и Ж к его оговору, ухудшил его положение, сославшись в жалобе на признание им вины, несмотря на его утверждения, что явка с повинной написана им под принуждением, пытками, однако это не свидетельствует о ненадлежащей защите интересов Нижегородова адвокатом Ягудиным, а подчёркивает его позицию по тем или иным вопросам, рассматриваемым в ходе предварительного следствия и в суде. По словам Сенинга, адвокат Котлецова не ознакомилась с материалами дела, поэтому не смогла осуществить защиту его интересов в полной мере, не обжаловала постановление о назначении судебного заседания по итогам предварительного слушания. Адвокат вправе, но не обязан обжаловать те или иные действия следователя, прокурора, суда и принимать какие-либо меры. Как следует из материалов дела, адвокаты Ягудин и Котлецова ознакомились с материалами дела и активно защищали интересы Нижегородова и Сенинга в суде. В соответствии с вердиктом коллегии присяжных заседателей Нижегородов оправдан в совершении двух преступлений, а Сенинг - одиннадцати преступлений и оба адвоката обжаловали приговор вовсе не для ухудшения положения Нижегородова и Сенинга. 19 Процессуальные особенности рассмотрения уголовного дела судом с участием присяжных заседателей, в том числе юридические последствия вердикта и порядок его обжалования, осуждённым были разъяснены.

Суд неоднократно обращался к рассмотрению вопроса о законности формы судопроизводства, который был избран по ходатайству Нижегородова, Бажановой и Юрташкина. При этом каждый раз мотивированно отклонялись доводы стороны защиты о незаконности избранной формы судопроизводства, в том числе в отношении других подсудимых, о чём были вынесены соответствующие судебные постановления, которые являются законными и обоснованными. Вопреки доводам, изложенным в жалобах стороны защиты, разногласия между подсудимыми о форме судопроизводства, в соответствии с которой подлежало рассмотрению уголовное дело в отношении их, возникли не из-за нарушения требований закона судом, а в связи с занятой каждым из них позицией и избранной тактикой защиты. При этом интересы всех подсудимых защищали профессиональные адвокаты, они имели с ними консультации, в том числе по вопросу о форме судопроизводства по данному уголовному делу.

Доводы стороны защиты, изложенные в жалобах, о незаконности и необоснованности постановлений от 22 июля, 15 и 17 августа 2011 г. об отклонении их заявлений об отводе судьи и государственных обвинителей, о невозможности их участия в рассмотрении дела до тех пор, пока решение по заявленному ходатайству вступит в законную силу, несостоятельны. Как следует из материалов дела, заявления и ходатайства об отводе судьи и государственных обвинителей в каждом случае рассматривались судом в строгом соответствии с требованиями гл. 9 УПК РФ. В удовлетворении заявлений об отводе судьи и государственных обвинителей было отказано, о чём судом вынесены законные, обоснованные и мотивированные решения.

Данные решения вынесены в связи с отсутствием каких-либо оснований из числа предусмотренных законом для отвода государственного обвинителя и председательствующего по делу. Утверждения стороны защиты, изложенные в жалобах, о заинтересованности судьи, оказании государственным обвинителем давления на свидетелей обвинения основаны на сведениях, добытых непроцессуальным путём, и не подтверждены материалами уголовного дела, поэтому обоснованно отвергнуты с приведением в постановлениях надлежащей оценки, оснований не согласиться с которой не имеется.

На основании пп. 1 ,2,3 ч. 5 ст. 355, ч. 6 ст. 355 УПК РФ не подлежат обжалованию в порядке, установленном гл. 43 УПК РФ, определения, постановления, вынесенные в ходе судебного разбирательства: о порядке исследования доказательств; об удовлетворении или отклонении ходатайств участников судебного разбирательства; о мерах обеспечения порядка в зале 20 судебного заседания. Обжалование определения или постановления, вынесенного во время судебного разбирательства, не приостанавливает судебное разбирательство.

При таких обстоятельствах, вопреки приведённым в жалобах утверждениям Нижегородова и Саяпиной, постановления от 22 июля, 15 и 17 августа 2011 г. об отклонении заявлений, ходатайств об отводе судьи и государственных обвинителей самостоятельному обжалованию не подлежали. Данные постановления обжалуются наряду с кассационным обжалованием итогового судебного решения - приговора, что и сделано Нижегородовым и Саяпиной. Отказ в удовлетворении заявления или ходатайства об отводе участника процесса не препятствует дальнейшему рассмотрению дела в том же составе суда и участников процесса.

Судебная коллегия не усматривает оснований для отмены и изменения постановлений от 22 июля, 15 и 17 августа 2011 г. из-за их законности, обоснованности и мотивированности.

Формирование коллегии присяжных заседателей проведено в соответствии с требованиями ст. 328 УПК РФ. Всем участникам судебного заседания судом вручены списки кандидатов в присяжные заседатели, явившихся в судебное заседание. В списках кандидатов в присяжные заседатели, явившихся в судебное заседание, указаны все необходимые сведения об их фамилии, имени, отчестве, возрасте, образовании, роде занятий, без указания их домашнего адреса. Кандидатам в присяжные заседатели были разъяснены их обязанности правдиво отвечать на вопросы, представить необходимую информацию о себе, отношениях с другими участниками процесса, обстоятельствах, препятствующих участию в коллегии присяжных заседателей, а также права на самоотвод, мотивированный отвод и немотивированный отвод. Как следует из протокола судебного заседания, все участники процесса выяснили интересующие их сведения о том или ином кандидате в присяжные заседатели, задав им необходимые вопросы и получив ответы, которые могли повлиять на мнение сторон о возможности участия кандидатов в процедуре отбора и дальнейшем участии в качестве присяжных заседателей. Защитник Саяпина указанную возможность реализовала в полном объёме, замечаний и возражений на действия суда в части проведённой процедуры отбора кандидатов ни от неё, ни от Нижегородова не поступило. Препятствий к формированию мнения о возможной тенденциозности коллегии присяжных заседателей не имелось. Только после разрешения всех этих вопросов была сформирована коллегия присяжных заседателей из 16 человек.

Из списков кандидатов в присяжные заседатели для Челябинского областного суда следует, что все 16 присяжных заседателей включены в данный список, в связи с чем довод Саяпиной, приведённый в жалобе, об 21 отсутствии не названных ею в жалобе присяжных заседателей в списках кандидатов в присяжные заседатели, опубликованных в средствах массовой информации, не соответствует действительности и является голословным.

Все присяжные заседатели, участвовавшие в рассмотрении данного дела, включены в общий и запасной списки кандидатов в присяжные заседатели федеральных судов общей юрисдикции по области, опубликованные в газете 21 октября 2008 г.

Указанные списки являются общедоступными и действовавшими на момент формирования коллегии присяжных заседателей.

Процедура избрания коллегией присяжных заседателей старшины присяжных заседателей регламентирована ст. 331 УПК РФ, которая не содержит ограничений по времени открытого голосования по указанному вопросу. Как следует из протокола судебного заседания, старшина присяжных заседателей был избран 18 июля 2011 г. с 14 часов 40 мин. до 14 часов 45 мин. Нарушений закона на данном этапе судебного процесса допущено не было. Возражений от участников процесса не поступало, как не поступало их от коллегии присяжных заседателей. В связи с этим довод, изложенный в жалобе Саяпиной, о том, что «старшина присяжных заседателей не избирался и не мог быть избран за две минуты», «навязан», также несостоятелен.

На основании изложенного Судебная коллегия считает, что приведённые обстоятельства не влияют на законность и обоснованность вынесенного в отношении осуждённых вердикта коллегии присяжных заседателей и постановленного приговора.

Судебное следствие по делу проведено полно и всесторонне, с учётом требований ст. 335 УПК РФ, определяющей его особенности в суде с участием присяжных заседателей.

Данных о том, что в суде с участием присяжных исследовались недопустимые доказательства или сторонам было необоснованно отказано в исследовании допустимых доказательств, не установлено.

Доводы, приведённые в жалобах, о применении недозволенных методов ведения следствия, о недопустимости собранных по делу в ходе предварительного следствия и суда доказательств, о необоснованных отказах в удовлетворении ходатайств о допросе свидетеля К о направлении Нижегородова на медицинское освидетельствование, о назначении судебно- химической экспертизы и других, несостоятельны.

Все эти и другие ходатайства неоднократно обсуждались и рассмотрены судом в строгом соответствии с требованиями УПК РФ с принятием в каждом случае законного, обоснованного и мотивированного 22 решения. В кассационных жалобах не приведены основания несогласия с принятыми судом решениями о допустимости доказательств.

Как следует из материалов дела, Нижегородов прибыл в ФКУ ГУФСИН России по области 21 октября 2009 г. При первичном осмотре 22 октября 2009 г. жалоб не предъявлял, по заключению врачей признан здоровым. С 26 мая 2010 г. он получал лечение от хронического гастрита, по поводу закрытой черепно-мозговой травмы. 25 марта 2011 г. проведена компьютерная томограмма головного мозга, выявлена картина наружной гидроцефалии и атрофических изменений червя мозжечка. Согласно справке из поликлиники №1 г. Нижегородов обращался за медицинской помощью в 1992, 1994, 1995 гг. по поводу хронического бронхита, в 1994 г. - ОЗЧМТ, в связи с сотрясением головного мозга, параорбитальной гематомой, в 1997, 2000 г. по поводу хронического пиелонефрита, его обострения, в 2002 г. - хронического гастрита, его обострения. При таких обстоятельствах доводы, приведённые в жалобах, о недозволенных методах ведения следствия в отношении Нижегородова, пытках в отношении его, направлении его на медицинское освидетельствование обоснованно отвергнуты судом, как не основанные на объективных данных и материалах дела. В связи с этим Судебная коллегия считает, что доводы о нарушении в ходе предварительного расследования требований УПК РФ о незаконном воздействии на осуждённых проверялись судом с участием сторон, в отсутствие присяжных заседателей и подтверждения не нашли.

Коллегии присяжных заседателей сторонами представлены только те доказательства, которые соответствуют требованиям УПК РФ.

Довод, приведённый в жалобах Нижегородова и Саяпиной, о непринятии мер для вызова и допроса в качестве свидетеля защиты жителя Республики по фамилии К о допросе этого свидетеля путём использования видеоконференц-связи, несостоятельны. Как следует из справки, приложенной к обвинительному заключению, К в судебное заседание не вызывался ни в качестве свидетеля обвинения, ни в качестве свидетеля защиты. В соответствии со ст. 15 УПК РФ уголовный процесс в России строится на принципе состязательности. Суд не выступает на стороне обвинения или защиты, он создаёт лишь условия для исполнения сторонами их процессуальных обязанностей и осуществления предоставленных прав. К таким правам стороны защиты относится право представлять доказательства по делу. Защитой неоднократно ставился вопрос о вызове К - гражданина Республики постоянно проживающего на территории указанного государства. Причины, по которым сторона защиты не смогла самостоятельно реализовать своё право на представление доказательств и обеспечить явку указанного лица в суд, в связи с чем нуждалась в содействии суда, названы не были. Суд неоднократно указывал стороне защиты, что согласно обвинительному заключению и приложению к нему, а также 23 озвученной в присутствии коллегии присяжных заседателей позиции стороны защиты, в том числе по вопросам объёма и содержания доказательств, которые Нижегородов и его защитники намерены представить присяжным лицо по фамилии К , не значится, каких-либо достоверных сведений об указанном лице у суда не имелось. Протокола допроса К в качестве свидетеля в деле нет. Несмотря на это, суд удовлетворил просьбу стороны защиты и выдал ей судебную повестку о вызове К в суд. Уголовно-процессуальный закон видеоконференц- связь с судом иностранного государства не предусматривает, поскольку в процесс не могут быть вовлечены граждане иностранного государства.

Ходатайство о направлении запроса о правовой помощи в Республику для производства процессуального действия - допроса каких-либо лиц, постоянно проживающих за пределами России, в порядке, предусмотренном ст. 453, 456 УПК РФ, от стороны защиты не поступало.

Обоснованно судом отказано стороне защиты в признании недопустимыми доказательствами: протокола осмотра автомобиля « », поскольку исходя из длительности данного следственного действия, более 2 часов, мероприятий, направленных на отыскание наркотических средств, осмотр на месте обнаружения машины в гараже был затруднён, в связи с чем было принято решение продолжить данный осмотр в гараже правоохранительных органов. При таких обстоятельствах нарушения ст. 75, 177 УПК РФ Судебная коллегия не усматривает, а утверждение стороны защиты о том, что при этом наркотические средства были подброшены сотрудниками УФСНК России, считает надуманным, поскольку оно не подтверждается материалами дела; рапорта сотрудника МРО УФСНК России по области Ш от 11 октября 2009 г. - поскольку нарушений уголовно-процессуального закона при его получении не допущено, а несогласие с его содержанием не является основанием считать данный рапорт недопустимым доказательством; показаний В Ф Я и Ж на допросах в качестве свидетелей - поскольку данные свидетели были допрошены в ходе судебного заседания в присутствии присяжных заседателей, и состоявшийся в отношении их ранее приговор по данному делу был исследован в отсутствие присяжных заседателей. Данных о том, что указанные свидетели дали показания под давлением, не имеется.

Обоснованно отвергнуты неоднократные ходатайства стороны защиты о проведении дополнительной судебно-химической экспертизы в целях отождествления и установления соответствия наркотических средств, изъятых по настоящему уголовному делу, наркотическим средствам, изъятым по другим уголовным делам, по которым они должны быть уничтожены в связи со вступлением судебных решений в законную силу, для опровержения предъявленного подсудимым обвинения и подтверждения фальсификации в отношении их уголовного дела, поскольку Нижегородов, Бажанова, Юрташкин, Рогачев и Сенинг не обвиняются в действиях, 24 связанных с изготовлением наркотических средств, установление места происхождения изъятых наркотических средств и т.д. не относится к предмету доказывания по данному делу.

В соответствии с требованиями УПК РФ было отказано в удовлетворении ходатайств об истребовании материалов судебного следствия по делу С Х Я приобщении к материалам дела оперативно-розыскного мероприятия «наблюдение» при задержании Нижегородова; истребовании сведений об уничтожении вещественных доказательств по другому уголовному делу, которые якобы приобщены к данному делу с целью искусственного создания доказательств обвинения в части, касающейся создания преступного сообщества; проведения судебной экспертизы на предмет подтверждения версии обвинения о приобретении марихуаны, привезённой в г. , а затем изъятой, которая должна быть изготовлена единым способом, иметь общий источник происхождения, составлять одно целое, храниться в одинаковых условиях, иначе её приобретение другим лицом не соотносится с имеющимися сведениями о его нахождении в Российской Федерации и в Республике и его участии в преступном сообществе; о признании ряда других доказательств недопустимыми. При этом суд в каждом случае вынес соответствующие постановления, которые являются законными, обоснованными и мотивированными, в связи с чем у Судебной коллегии не имеется оснований не согласиться с ними.

Как следует из протокола судебного заседания, все ходатайства сторон относительно оценки доказательств были рассмотрены в соответствии с уголовно-процессуальным законодательством, в отсутствии присяжных заседателей и по каждому ходатайству вынесено мотивированное решение.

Вопреки доводам жалоб в судебном заседании были непосредственно исследованы все представленные доказательства, при этом замечаний по поводу допросов свидетелей от участников процесса не поступало.

Доказательства, приведённые в обоснование виновности осуждённых, в том числе и показания свидетелей В Я Ф и других, получены в соответствии с требованиями уголовно-процессуального закона и недопустимыми признаны не были. Кроме того, согласно протоколу судебного заседания ходатайств о дополнении судебного следствия от участников процесса не поступало.

Несостоятельны доводы жалоб стороны защиты, приведённые в жалобах, о нарушении принципа равноправия сторон, так как все свидетели обвинения допрашивались без выяснения обстоятельств, по которым их намерены допросить, даже при обеспечении в ряде случаев их явки в суд, предварительно они не допрашивались об относимости и допустимости доказательств.

С учётом особенностей судебного следствия в суде с участием коллегии присяжных заседателей, которые предусмотрены ст. 335 УПК РФ, а также положений ст. 252 УПК РФ председательствующий должен 25 обеспечить проведение судебного разбирательства только в пределах предъявленного подсудимым обвинения. В связи с этим при заявлении сторонами ходатайств о вызове и допросе свидетелей, а также в случаях, когда стороны сами обеспечивают явку свидетелей, суд обязан выяснить, входят ли обстоятельства, которые намерены у них выяснить стороны, в предмет доказывания по делу, отвечает ли данное доказательство требованиям относимости и допустимости.

Сторона обвинения приглашала свидетелей, допрошенных в ходе предварительного следствия и включённых в список обвинительного заключения, поэтому у суда не было необходимости выяснять, что именно они могут пояснить, это можно было установить, ознакомившись с протоколами их допросов в уголовном деле. В тех случаях, когда приглашались свидетели, которые не были допрошены в ходе предварительного следствия, сторона обвинения также подробно мотивировала, какие именно обстоятельства она намерена у них выяснить.

Таким образом, нарушений принципов уголовного судопроизводства при исследовании доказательств судьёй допущено не было, в представлении доказательств стороны ограничены не были.

Из протокола судебного заседания не следует, чтобы со стороны председательствующего проявлялась предвзятость либо заинтересованность по делу.

Председательствующий правильно прерывал участников процесса и делал им замечания, так как они выходили за рамки вопросов, обсуждаемых с участием присяжных заседателей, и пытались оказать на них незаконное воздействие.

Вопросный лист составлен в соответствии с требованиями ст. 338, 339 УПК РФ. Вопросы, поставленные на разрешение коллегии присяжных заседателей, соответствуют предъявленному Нижегородову, Бажановой, Юрташкину, Рогачёву и Сенингу обвинению.

Доводы, приведённые в жалобах стороны защиты, о неясности, громоздкости, нечёткости вопросного листа и применении при его составлении психологических приёмов и юридических терминов, а также недостаточности времени, предоставленном судом для изучения вопросного листа и подготовки возражений, несостоятельны. Вопросный лист составлен судом с учётом результатов судебного следствия, на основании позиций сторон, занятых в прениях, от простых вопросов к сложным, то есть в строгом соответствии с требованиями ст. 338 УПК РФ. Время, предоставленное судом для подготовки замечаний соразмерно объёму вопросного листа, его содержанию и позиции сторон. Все участники процесса реализовали свое право на замечания в полном объёме, ходатайств о предоставлении дополнительного времени для подготовки от сторон не 26 поступало. Окончательно вопросы сформулированы судом с учётом замечаний сторон в соответствии с ч. 4 ст. 338 УПК РФ.

Напутственное слово, вердикт коллегии присяжных заседателей и приговор соответствуют требованиям ст. 340, 343, 351 УПК РФ.

Председательствующий привёл содержание обвинения, уголовных законов, предусматривающих ответственность за совершение деяний, в которых обвиняются Нижегородов, Бажанова, Юрташкин, Рогачев, Сенинг, напомнил об исследованных в суде доказательствах, не выражая при этом своего отношения к этим доказательствам, правильно изложил позиции сторон, разъяснил присяжным заседателям правила оценки доказательств и другие, предусмотренные ч. 3 ст. 340 УПК РФ положения.

Как усматривается из протокола судебного заседания, совещание присяжных заседателей проведено в соответствии с требованиями ст. 341 - 345 УПК РФ. Правило о тайне совещания соблюдено.

Довод жалоб о невиновности Нижегородова, Бажановой, Юрташкина, Рогачева, Сенинга в преступлениях, за совершение которых они осуждены, рассмотрению не подлежит. В соответствии со ст. 334 УПК РФ это относится к исключительной компетенции коллегии присяжных заседателей, и вердикт коллегии присяжных заседателей об их виновности не может быть оспорен осуждёнными в кассационном порядке. Эти особенности рассмотрения уголовного дела судом с участием присяжных заседателей Нижегородову, Бажановой, Юрташкину, Рогачеву, Сенингу полностью разъяснены.

Что касается решения суда в части оправдания осуждённых: Нижегородова - по предъявленному обвинению в контрабанде и в приготовлении к незаконному сбыту наркотических средств организованной группой, в особо крупном размере марихуаны в количестве 2022,32 г и гашиша в количестве 658,6054 г; Сенинга - в участии в преступном сообществе, в контрабанде и в приготовлении к незаконному сбыту наркотических средств организованной группой, в особо крупном размере марихуаны в количестве 4345,09 г, 2155,91 г, 2155,91 г, 2310,08 г, в контрабанде и в покушении к незаконному сбыту наркотических средств организованной группой, в особо крупном размере марихуаны в количестве 897,67 г; Юрташкина - в участии в преступном сообществе, то председательствующим обоснованно постановлен оправдательный приговор, поскольку в соответствии с ч. 1 ст. 348 УПК РФ оправдательный вердикт коллегии присяжных заседателей является обязательным для председательствующего и влечёт постановление им оправдательного приговора.

Приговор соответствует требованиям ст. 350, 351 УПК РФ, при этом в нём указаны основания как оправдания, так и осуждения указанных лиц. 27 Таким образом, Судебная коллегия приходит к выводу, что нарушений уголовно-процессуального закона, которые путём лишения или ограничения гарантированных УПК РФ прав участников уголовного судопроизводства, несоблюдения процедуры судопроизводства или иным путём повлияли или могли повлиять на постановление законного, обоснованного и справедливого приговора, по настоящему делу не допущено. В связи с этим и соответствующие доводы стороны защиты являются несостоятельными.

Все имеющиеся доказательства в судебном заседании исследованы с участием осуждённых, копии приговора, протокола судебного заседания и другие обязательные документы вручены.

Довод стороны защиты, приведённый в жалобе, о нарушении принципа преюдиции в связи с тем, что 9 марта 2011 г. Челябинским областным судом был постановлен приговор в отношении В Ф Я которые признаны виновными в совершении ряда преступлений, в том числе с участием неустановленных лиц, и у органов предварительного следствия не имелось оснований для проведения проверки, возбуждения уголовного дела и предъявления обвинения Нижегородову, а суд не имел права принимать такое уголовное дело к производству, несостоятелен.

Уголовное дело в отношении Я Ф и В в ходе предварительного следствия было выделено из основного дела в отношении Нижегородова и других в отдельное производство в связи с заключённым между указанными лицами и прокурором досудебного соглашения о сотрудничестве. Выделенное дело рассмотрено судом в особом порядке судебного разбирательства в соответствии с требованиями гл. 40 УПК РФ.

Приговор в отношении В , Ф Я вступил в законную силу и был исследован в судебном заседании лишь на стадии обсуждения последствий вердикта. В присутствии коллегии присяжных заседателей это обстоятельство не обсуждалось, сведения о наличии приговора в отношении данных лиц не исследовались. В этой части доводы стороны защиты противоречат материалам дела. Попытка стороны защиты оспорить правдивость показаний В Ф Я по другому уголовному делу выходит за пределы судебного разбирательства и не является предметом обжалования в рамках данного уголовного дела.

Показания В Ф Я данные по настоящему делу в качестве свидетелей, обоснованно и мотивированно признаны судом допустимыми доказательствами, и возражения стороны защиты отвергнуты судом в соответствии с требованиями закона.

Довод Сенинга, приведённый в жалобе, о нарушении его права на защиту в связи с удалением его из зала судебного заседания из-за эмоционального состояния при обсуждении юридического вопроса относительно показаний свидетеля К не основан на законе, 28 поскольку суд многократно делал замечания Сенингу о недопустимости нарушения порядка в судебном заседании в связи с его попытками сообщить присяжным заседателям сведения, которые не могут быть исследованы в их присутствии, а именно обстоятельства производства предварительного следствия по делу, оперативно-розыскных мероприятий и состоявшегося в отношении его приговора. В каждом случае суд разъяснял коллегии присяжных заседателей причины принятых решений об объявлении замечаний Сенингу, просил не принимать озвученное в судебном заседании к сведению. Однако Сенинг на замечания суда не реагировал и был удалён из зала суда по решению суда в соответствии с ч. 3 ст. 258 УПК РФ после высказанных в ходе процесса в грубой форме угроз в адрес свидетеля К Довод Сенинга о его осуждении два раза за одно и то же преступление по приговору от 19 февраля 2009 г. и по настоящему делу противоречит закону и материалам дела. Указанный приговор исследован на стадии обсуждения последствий вердикта и установлено, что Сенинг признан виновным в покушении на сбыт наркотических средств на территории Республики, а по данному делу Сенинг обвинялся и был обоснованно признан коллегией присяжных заседателей виновным в контрабанде наркотиков. Эти действия в объём обвинения по первому делу не входили, в контрабанде он не обвинялся, такого уголовного дела в отношении его не было и производство по нему не прекращалось, Сенинг за контрабанду не был осуждён. В связи с этим данный довод Сенинга обоснованно отвергнут судом в приговоре. Обжалование приговора от 19 февраля 2009 г. не является предметом настоящего кассационного производства.

Несостоятелен довод стороны защиты, изложенный в жалобе, что подсудимые были лишены права на участие в судебных прениях. Согласно ч.

1 ст. 292 УПК РФ прения сторон состоят из речей обвинителя и защитника.

Подсудимый участвует в прениях при отсутствии защитника либо при наличии ходатайства об этом в соответствии с ч. 2 ст. 292 УПК РФ.

Подобных ходатайств от Нижегородова, Бажановой, Юрташкина, Рогачева, Сенинга до начала судебных прений не поступало. После окончания прений сторон подсудимым в соответствии со ст. 293 УПК РФ суд предоставил последнее слово.

Довод стороны защиты, приведённый в жалобах, о допросе в кассационной инстанции К проведении судебно-химической экспертизы на предмет выяснения вопросов, поставленных в ходатайствах Нижегородова, Саяпиной, Бажановой и других, удовлетворению не подлежит. Эти ходатайства неоднократно рассматривались Челябинским областным судом и в их удовлетворении было отказано с вынесением законных, обоснованных и мотивированных судебных решений, оснований 29 не согласиться с которыми не имеется. Суд кассационной инстанции вправе лишь проверить законность и обоснованность вынесенных судом первой инстанции решений и не вправе проводить действия, которые не входят в его компетенцию.

Доводы осуждённых, приведённые в жалобах, о неправильной квалификации их действий, приведении приговора в соответствие с изменениями, внесёнными в УК РФ Федеральными законами от 27 июля 2009 г. №215-ФЗ, от 7 декабря 2011 г. №420-ФЗ, удовлетворению не подлежат.

Вопреки утверждениям, приведённым в жалобах, стороны защиты действия Нижегородова, Бажановой, Сенинга правильно квалифицированы как контрабанда наркотических средств, поскольку данное преступление не декриминализировано и Федеральным законом от 7 декабря 2011 г. №420-ФЗ введена ст. 229' УК РФ, предусматривающая ответственность за контрабанду наркотических средств. Поскольку ст. 188 УК РФ имела более узкий географический характер действия, в связи с этим в силу ст. 9, 10 УК РФ применяется закон, в период действия которого совершено преступление, то есть ст. 188 УК РФ (в редакции Федерального закона от 8 декабря 2003 г.

№162-ФЗ). Также правильно квалифицированы действия Нижегородова, Бажановой, Юрташкина, Рогачева по ч. 1 ст. 30, пп. «а», «г» ч. 3 ст. 228' УК РФ (в редакции Федеральных законов от 8 декабря 2003 г. №162-ФЗ и от 27 июля 2009 г. №215-ФЗ). Просьба о переквалификации их действий на ч. 1 ст. 30, пп. «а», «г» ч. 3 ст. 228' УК РФ (в редакции Федерального закона от 1 марта 2012 г. №18-ФЗ) удовлетворению не подлежит, так как квалифицирующие признаки сбыта наркотических средств организованной группой и в особо крупном размере предусмотрены чч. 4 и 5 ст. 228' УК РФ (в редакции Федерального закона от 1 марта 2012 г. №18-ФЗ), санкция которой предусматривает пожизненное лишение свободы, то есть ухудшает положение осуждённых. Не подлежит удовлетворению довод, приведённый в жалобах, о квалификации действий Нижегородова, Бажановой только по ч. 4 ст. 188 и ч. 1 ст. 30, пп. «а», «г» ч. 3 ст. 228 УК РФ, поскольку ими совершены единые, продолжаемые преступления, так как все преступления имели место в разное время, с участием различных лиц, не были объединены конкретной целью. Действия Юрташкина, вопреки утверждениям, приведённым в его жалобе, с учётом оправдания его по ч. 2 ст. 210 УК РФ квалифицированы правильно: по ч. 1 ст. 30, пп. «а» «г» ч. 3 ст. 228 УК РФ, поскольку у него были изъяты наркотические средства в количестве 2691,7 г, поэтому расценены судом обоснованно как приготовление к сбыту наркотических средств; по пп. «а» «г» ч. 3 ст. 228 УК РФ, поскольку Юрташкин распорядился наркотическим средством в количестве 761,2 г, сообщив приобретателю, где оно спрятано, в связи с чем в этой части его действия обоснованно расценены как оконченное преступление. 30 Довод Сенинга, изложенный в жалобе, об отсутствии в его действиях состава контрабанды наркотических средств, поскольку он через границу наркотические средства не перемещал, несостоятелен. В соответствии с вердиктом коллегии присяжных заседателей он признан виновным в том, что совершил действия, направленные на перемещение наркотических средств через таможенную границу Российской Федерации с сокрытием от таможенного контроля. При этом он действовал в соответствии со своей ролью как участник устойчивой организации, существующей для приобретения на территории Республики наркотических средств в особо крупном размере, их контрабандного перемещения в Российскую Федерацию и последующего сбыта. Именно он подыскал покупателя на территории России, сообщил об этом участнику данной группы, проживающему на территории и последний также, выполняя свою роль, приобрёл марихуану, переместил её через таможенную границу и передал Сенингу для осуществления сбыта. При этом в ходе совершения действий, направленных на сбыт марихуаны, Сенинг был задержан. Таким образом, Сенинг обоснованно признан виновным и осуждён за контрабанду наркотических средств.

Доводы стороны защиты, изложенные в кассационных жалобах, о том, что суд вынес приговор вопреки требованиям ч. 4 ст. 348 УПК РФ, поскольку при отсутствии признаков преступления мог прекратить уголовное дело в отношении осуждённых, несостоятельны. Положения ч. 4 ст. 348 УПК РФ могут быть применены судом в отношении обвинительного вердикта коллегии присяжных заседателей, только если председательствующий признал, что деяние подсудимого не содержит признаков преступления.

Однако таких обстоятельств судом установлено не было.

Вопреки утверждениям, приведённым в жалобе адвоката Ягудина и осуждённого Нижегородова, приговор содержит описательную, мотивировочную и резолютивную часть. В приговоре надлежащим образом дана мотивировка квалификации действий осуждённых, признанных доказанными вердиктом присяжных заседателей. Выводы, сделанные судом, описаны чётко и подробно, не допускают двояких толкований.

На основании изложенного юридическая квалификация действий осуждённых Нижегородова, Бажановой, Юрташкина, Рогачева, Сенинга основана на вердикте присяжных заседателей и соответствует закону.

Вопреки утверждениям в жалобе осуждённого Сенинга суд обоснованно ограничил время ознакомления осуждённых с протоколом судебного заседания, установив им для этого 15 суток, поскольку протокол насчитывает 264 страницы и Сенинг вердиктом коллегии присяжных заседателей признан виновным за совершение одного преступления.

Постановление судьи об ограничении времени для ознакомления с 31 протоколом судебного заседания от 2 февраля 2012 г. является законным, обоснованным и мотивированным, в связи с чем довод Сенинга, изложенный в жалобе, об отмене этого постановления удовлетворению не подлежит.

При назначении наказания суд учёл характер и степень общественной опасности совершённых преступлений, данные о личности осуждённых, обстоятельства, влияющие на вид и размер наказания.

При этом суд обоснованно принял во внимание то, что Нижегородов, Бажанова, Сенинг, Рогачев ранее не судимы, имеют постоянное место жительства и работы, характеризуются положительно, Юрташкин имеет постоянное место жительства, характеризуется удовлетворительно, Нижегородов, Бажанова, Сенинг, Рогачев обстоятельств, отягчающих их наказание, не имеют, все осуждённые на учёте нарколога и психиатра не состоят. Юрташкин, Сенинг, Рогачев женаты, Рогачев, Нижегородов, Бажанова, Юрташкин имеют на иждивении детей, Юрташкин является инвалидом 2 группы по состоянию здоровья, что учтено судом в качестве обстоятельств, смягчающих наказание. Также суд учёл то, что вердиктом коллегии присяжных заседателей признаны заслуживающими снисхождения: Нижегородов по ч. 1 ст. 210 УК РФ, Бажанова по всем преступлениям, за исключением участия в преступном сообществе и приготовления к незаконному сбыту марихуаны в количестве 2691,7 г, Юрташкин и Рогачев признаны заслуживающими снисхождения по всем преступлениям. Кроме того, с учётом того, что Нижегородов способствовал раскрытию преступления, совершённого с Рогачевым, Бажанова - раскрытию приготовления к сбыту марихуаны в количестве 17 747 г, Рогачев - 1778, 5 г, суд назначил им наказание за эти преступления с применением ч. 1 ст. 62 УК РФ.

Поскольку Юрташкин, будучи судимым ранее два раза за совершение тяжких преступлений, снова осуждён за совершение особо тяжкого преступления, суд обоснованно признал в его действиях на основании п. «б» ч. 3 ст. 18 УК РФ особо опасный рецидив преступлений. В соответствии с ч.

4 ст. 65 УК РФ при назначении наказания лицу, признанному вердиктом коллегии присяжных виновным в совершении преступления, но заслуживающим снисхождения, не учитываются не виды рецидива, а обстоятельства, отягчающие наказание, в связи с чем довод Юрташкина об исключении из приговора особо опасного рецидива удовлетворению не подлежит.

Доводы, приведённые в жалобах Сенинга и Юрташкина о том, что в приговоре не мотивировано назначение им дополнительного наказания в виде штрафа, в связи с чем оно подлежит исключению из приговора, несостоятельны. Как следует из приговора, с учётом всех обстоятельств дела, 32 совершения осуждёнными особо тяжкого преступления, данных об их личности суд пришёл к выводу о том, что все они не могут быть исправлены без изоляции от общества, наказание в виде лишения свободы не отразится на условиях жизни их семей, дети могут быть оставлены на попечение близких родственников, в связи с чем не нашёл оснований для применения к ним ст. 64 УК РФ, а к Рогачеву и ст. 73 УК РФ и освобождения Нижегородова, Бажановой, Юрташкина, Сенинга от дополнительного наказания в виде штрафа. С учётом изложенного Судебная коллегия не находит оснований для применения к Бажановой ст. 82 УК РФ. Неназначение дополнительного наказания в виде штрафа к Рогачеву и в виде лишения права занимать определённые должности или заниматься определённой деятельностью судом также мотивировано в приговоре.

Доводы адвоката Ягудина, приведённые в жалобе, о недостаточно чёткой мотивировке назначения наказания Нижегородову, об учёте Нижегородову явки с повинной при назначении наказания за совершение всех преступлений, а также учёте обстоятельств, смягчающих его наказание, о наличии онкологического заболевания матери и тяжёлого заболевания бабушки, о необоснованном неприменении к нему ст. 64, 65 УК РФ, несостоятельны. Суд обоснованно признал явку с повинной Нижегородова смягчающим наказание обстоятельством лишь за преступление, об обстоятельствах совершения которого Нижегородов подробно изложил в указанном документе, как того требует закон. Каких-либо законных оснований признавать явку с повинной обстоятельством, смягчающим наказание, по всем инкриминируемым ему преступлениям, за которые он осуждён, не имелось. Суд обоснованно не учёл состояние здоровья родственников Нижегородова при назначении наказания последнему, поскольку указанные обстоятельства к рассматриваемому делу не относятся.

Каких-либо доказательств того, что указанные адвокатом лица находятся на иждивении Нижегородова и назначенное ему наказание может повлиять на условия их жизни, суду представлено не было. Оснований для применения к Нижегородову положений ст. 64 УК РФ судом не установлено, что обоснованно и мотивированно указано в приговоре. Сведений, позволяющих признать совокупность смягчающих наказание обстоятельств исключительной, у суда не имелось. Наказание по ч. 1 ст. 210 УК РФ Нижегородову назначено с применением ст. 65 УК РФ (15х2\3=10) в виде 8 лет лишения свободы со штрафом в размере (1 000 000x2X3=666666,6) 300 000 руб.

Несостоятельны доводы адвокатов Котлецовой и Терехиной, изложенные в их жалобах, о назначении несправедливых наказаний Сенингу и Юрташкину, поскольку, как усматривается из приведённых данных, при обсуждении обстоятельств, учитываемых при назначении им наказания, суд подробно мотивировал своё решение. Каких-либо оснований для применения 33 положений уголовного закона, влияющих на вид или размер наказания, а также на условия его отбытия, кроме изложенных, в приговоре не имеется.

Доводы осуждённой Бажановой и её адвоката Жданова о том, что суд не применил при назначении наказания Бажановой положения ст. 65 УК РФ, несостоятельны, поскольку в приговоре подробно изложены мотивы принятого решения о виде и размере наказания Бажановой и применении положений ст. 65 УК РФ при назначении наказания за те преступления, в совершении которых она признана коллегией присяжных заседателей виновной и заслуживающей снисхождения. Резолютивная часть приговора соответствует требованиям, предъявляемым ст. 306 УПК РФ. Наказание, назначенное Бажановой, находится в пределах санкции тех статей Особенной части УК РФ, которые предусматривают ответственность за преступления, в совершении которых она признана виновной, а также с учётом положений ч.

1 ст. 62, ст. 65 УК РФ. В резолютивной части приговора при назначении наказания по конкретной статье суд обоснованно сослался на применение ст. 65 УК РФ лишь в случаях, когда назначал наказание ниже низшего предела, предусмотренного той или иной статьёй Особенной части УК РФ, в других случаях применения при назначении наказания ст. 65 УК РФ такой ссылки не требуется.

Вопреки утверждениям Рогачева и его адвоката Грома, изложенным в жалобах, о том, что к Рогачеву необоснованно не применены положения ст. 73 УК РФ при назначении наказания, назначенное Рогачеву наказание с применением ст. 64 УК РФ является справедливым, соответствует характеру и степени общественной опасности содеянного им, его роли, последствиям деяния, поведению после совершения преступлений, а также полностью отвечает требованиям уголовного закона. Суд обоснованно не нашёл оснований для применения ст. 73 УК РФ к Рогачеву, мотивированный вывод об этом содержится в приговоре.

Таким образом, при назначении наказания осуждённым учтены все обстоятельства дела, данные о личности осуждённых, в том числе и те, на которые имеются ссылки в кассационных жалобах.

Назначенные наказания Нижегородову, Бажановой, Сенингу, Рогачеву являются справедливыми и смягчению не подлежат.

С учётом всех обстоятельств дела Судебная коллегия не находит фактических и правовых оснований для применения ст. 10 УК РФ и для изменения категорииности преступлений в связи с изменениями, внесёнными Федеральным законом от 7 декабря 2011 г. №420-ФЗ в ст. 15 УК РФ, в отношении Нижегородова, Бажановой, Юрташкина, Сенинга, Рогачева. 34 Вместе с тем приговор в отношении Юрташкина подлежит изменению.

В соответствии с ч. 4 ст. 65 УК РФ, лицу признанному вердиктом присяжных заседателей заслуживающим снисхождения, обстоятельства, отягчающие наказание, не учитываются, в связи с чем из приговора в отношении Юрташкина исключается обстоятельство, отягчающее наказание - рецидив преступлений.

В связи с тем, что ему назначено минимальное наказание по пп. «а», «г» ч. 3 ст. 228 УК РФ, а по ч. 1 ст. 30, пп. «а», «г» ч. 3 ст. 228' УК РФ с применением ст. 65 УК РФ, Судебная коллегия оснований для смягчения наказания за каждое преступление в отношении Юрташкина не находит.

Вместе с тем Судебная коллегия считает возможным снизить как основное, так и дополнительное наказание в отношении его по совокупности преступлений.

Руководствуясь п. 2 ч. 1 ст. 379, п. 1 ст. 381, ст. 377, 378, 388 УПК РФ, Судебная коллегия

определила:

приговор Челябинского областного суда от 26 октября 2011 г., постановленный с участием присяжных заседателей, в отношении Юрташкина А И изменить: исключить из приговора указание о признании обстоятельством, отягчающим наказание Юрташкина А.И., рецидив преступлений; снизить наказание назначенное Юрташкину А.И. по правилам ч. 3 ст. 69 УК РФ до 8 лет 10 месяцев лишения свободы в исправительной колонии особого режима со штрафом 180 000 руб.

В остальном приговор в отношении Юрташкина А.И. и этот же приговор в отношении Нижегородова Е В Бажановой М О Рогачева В В Сенинга Я А оставить без изменения, а кассационные жалобы осуждённых Нижегородова Е.В., Бажановой М.О., Юрташкина А.И., Рогачева В В ., Сенинга Я.А., адвокатов Грома В.Н., Жданова Б . С, Котлецовой Л.А., Терехиной М.С., Ягудина Д.Р., защитника Саяпиной С М. - без удовлетворения.

Статьи законов по Делу № 48-О12-59СП

УК РФ Статья 9. Действие уголовного закона во времени
УК РФ Статья 158. Кража
УК РФ Статья 188. Утратила силу
УК РФ Статья 228. Незаконные приобретение, хранение, перевозка, изготовление, переработка наркотических средств, психотропных веществ или их аналогов, а также незаконные приобретение, хранение, перевозка растений, содержащих наркотические средства или психотропные вещества, либо их частей, содержащих наркотические средства или психотропные вещества
УК РФ Статья 325. Похищение или повреждение документов, штампов, печатей либо похищение акцизных марок, специальных марок или знаков соответствия
УПК РФ Статья 15. Состязательность сторон
УПК РФ Статья 49. Защитник
УПК РФ Статья 75. Недопустимые доказательства
УПК РФ Статья 177. Порядок производства осмотра
УПК РФ Статья 217. Ознакомление обвиняемого и его защитника с материалами уголовного дела
УПК РФ Статья 229. Основания проведения предварительного слушания
УПК РФ Статья 252. Пределы судебного разбирательства
УПК РФ Статья 258. Меры воздействия за нарушение порядка в судебном заседании
УПК РФ Статья 292. Содержание и порядок прений сторон
УПК РФ Статья 293. Последнее слово подсудимого
УПК РФ Статья 302. Виды приговоров
УПК РФ Статья 306. Резолютивная часть оправдательного приговора
УПК РФ Глава 40.1. Особый порядок принятия судебного решения при заключении досудебного соглашения о сотрудничестве
УПК РФ Статья 325. Особенности проведения предварительного слушания
УПК РФ Статья 328. Формирование коллегии присяжных заседателей
УПК РФ Статья 331. Старшина присяжных заседателей
УПК РФ Статья 334. Полномочия судьи и присяжных заседателей
УПК РФ Статья 335. Особенности судебного следствия в суде с участием присяжных заседателей
УПК РФ Статья 338. Постановка вопросов, подлежащих разрешению присяжными заседателями
УПК РФ Статья 339. Содержание вопросов присяжным заседателям
УПК РФ Статья 340. Напутственное слово председательствующего
УПК РФ Статья 343. Вынесение вердикта
УПК РФ Статья 348. Обязательность вердикта
УПК РФ Статья 350. Виды решений, принимаемых председательствующим
УПК РФ Статья 351. Постановление приговора
УПК РФ Статья 453. Направление запроса о правовой помощи
УПК РФ Статья 456. Вызов свидетеля, потерпевшего, эксперта, гражданского истца, гражданского ответчика, их представителей, находящихся за пределами территории Российской Федерации
УК РФ Статья 6. Принцип справедливости
УК РФ Статья 10. Обратная сила уголовного закона
УК РФ Статья 15. Категории преступлений
УК РФ Статья 18. Рецидив преступлений
УК РФ Статья 60. Общие начала назначения наказания
УК РФ Статья 62. Назначение наказания при наличии смягчающих обстоятельств
УК РФ Статья 64. Назначение более мягкого наказания, чем предусмотрено за данное преступление
УК РФ Статья 65. Назначение наказания при вердикте присяжных заседателей о снисхождении
УК РФ Статья 69. Назначение наказания по совокупности преступлений
УК РФ Статья 70. Назначение наказания по совокупности приговоров
УК РФ Статья 73. Условное осуждение
УК РФ Статья 82. Отсрочка отбывания наказания
УК РФ Статья 210. Организация преступного сообщества (преступной организации) или участие в нем (ней)

Производство по делу



Типовые договорыТиповые договоры





Ответы юристовОтветы юристов

Загрузка
Наверх