Типовые договорыТиповые договоры





Ответы юристовОтветы юристов

Дело № 49-АПУ13-53

Суд Верховный Суд Российской Федерации
Дата решения 23 января 2014 г., Определение
Инстанция Судебная коллегия по уголовным делам, апелляция
Категория Уголовные дела
Докладчик Ламинцева Светлана Александровна
Электронная копия решения Скачать
Решение

Текст итогового документа

ВЕРХОВНЫЙ СУД
РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

Дело № 49-АПУ13-53

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

 

г. Москва 23 января 2014 г.

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующегоЛаврова Н.Г.,
судейЛаминцевой С.А. и Мещерякова Д.А.
при секретареБелякове А.А.

рассмотрела в судебном заседании апелляционное представление государственного обвинителя Латыповой Д.Л., апелляционные жалобы осуждённых Кристинайтиса В.А. и Зарипова Р.Г., а также адвоката Арсланова Р.Р. в интересах осуждённого Зарипова Р.Г. на приговор Верховного Суда Республики Башкортостан от 14 июня 2013 г., по которому Кристинайтис В А , судимый: 8 июня 2004 г. по ч.2 ст. 159 УК РФ к 3 годам лишения свободы; 27 октября 2004 г. по пп. «а», «в», «г» ч.2 ст. 161 УК РФ к 3 годам 6 месяцам лишения свободы; на основании ч.5 ст. 69 УК РФ путём частичного сложения с наказанием по приговору от 8 июня 2004 г. ему назначено окончательное наказание в виде 4 лет лишения свободы; 11 марта 2005 г. по чЛ ст. 162 УК РФ на 5 лет лишения свободы; на основании ч. 5 ст. 69 УК РФ путём частичного сложения с наказанием по приговору от 27 октября 2004 г. окончательно назначено наказание в виде 8 лет лишения свободы; постановлением суда от 6 мая 2011 г. неотбытая часть наказания в виде лишения свободы заменена на исправительные работы сроком на 6 месяцев 16 дней с удержанием 20% заработка в доход государства; постановлением суда от 21 июня 2011 г. окончательное наказание смягчено до 7 лет 9 месяцев лишения свободы, при этом неотбытая часть наказания в связи с заменой на более мягкий вид наказания в виде исправительных работ по постановлению суда от 6 мая 2011 г. смягчена до 3 месяцев 16 дней с удержанием 20% заработка в доход государства; постановлением суда от 26 сентября 2011 г. неотбытая часть наказания в виде исправительных работ на 2 месяца 8 дней заменена на лишение свободы сроком на 22 дня, освобождённый 17 октября 2011 г. по отбытии наказания, осуждён: по ч. 1 ст. 161 УК РФ (эпизод с Р на 2 года лишения свободы; по ч.1 ст. 161 УК РФ (эпизод с М на 3 года лишения свободы; по п. «ж» ч.2 ст. 105 УК РФ на 14 лет лишения свободы с ограничением свободы на 1 год; по пп. «а», «в» ч.2 ст. 158 УК РФ на 3 года лишения свободы.

На основании ч.З ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений путём частичного сложения наказаний окончательно ему назначено наказание в виде лишения свободы на 20 лет с отбыванием в исправительной колонии особого режима с ограничением свободы на год. 1 В соответствии с ч.1 ст. 53 УК РФ постановлено установить в отношении него следующие ограничения свободы: не посещать места проведения массовых мероприятий и не участвовать в указанных мероприятиях, не изменять место жительства без согласия специализированного государственного органа, осуществляющего надзор за отбыванием осуждёнными наказания в виде ограничения свободы; не выезжать за пределы г. на него также возложена обязанность являться в специализированный государственный орган, осуществляющий надзор за отбыванием осуждёнными наказания в виде ограничения свободы два раза в месяц для регистрации; Зарипов Р Г , , судимый; 4 мая 2005 г. по ч.З ст. 158 УК РФ на 2 года лишения свободы, освобождённый 16 марта 2007 г. по отбытии наказания, 25 февраля 2010 г. по ч.1 ст. 158 УК РФ к 10 месяцам лишения свободы, освобождённый 24 декабря 2010 г. по отбытии наказания, осуждён: по ч. 1 ст. 161 УК РФ на 2 года 6 месяцев лишения свободы; по п. «ж» ч.2 ст. 105 УК РФ на 15 лет лишения свободы с ограничением свободы на год; 1 по пп. «а», «в» ч.2 ст. 158 УК РФ на 2 года 6 месяцев лишения свободы.

На основании ч.З ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений окончательно ему назначено наказание в виде лишения свободы на 19 лет с отбыванием в исправительной колонии строгого режима с ограничением свободы на 1 год.

В соответствии с ч.1 ст. 53 УК РФ постановлено установить в отношении него следующие ограничения свободы: не посещать места проведения массовых мероприятий и не участвовать в указанных мероприятиях, не изменять место жительства без согласия специализированного государственного органа, осуществляющего надзор за отбыванием осуждёнными наказания в виде ограничения свободы; не выезжать за пределы г. ; на него также возложена обязанность являться в специализированный государственный орган, осуществляющий надзор за отбыванием осуждёнными наказания в виде ограничения свободы два раза в месяц для регистрации.

Разрешена судьба вещественных доказательств.

Заслушав доклад судьи Ламинцевой С.А., объяснения осуждённого Зарипова Р.Г. по доводам в его жалобе, объяснения адвоката Кабалоевой В.М. в защиту интересов осуждённого Кристинайтиса В.А., объяснения адвоката Тавказахова В.Б. в защиту интересов осуждённого Зарипова Р.Г., мнение прокурора Аверкиевой В.А., не поддержавшей апелляционное представление государственного обвинителя и полагавшей, что Кристинайтису А.А. надлежит изменить режим исправительной колонии с особого на строгий, а в остальном приговор оставить без изменения, апелляционные жалобы - без удовлетворения, Судебная коллегия

установила:

Кристинайтис В.А. и Зарипов Р.Г. признаны виновными в том, что в составе группы совершили грабёж в отношении М убийство А а также в том, что группой лиц по предварительному сговору совершили кражу имущества А с причинением значительного ущерба гражданину.

Кроме того, Кристинайтис признан виновным в совершении грабежа в отношении Р Преступления ими совершены в ноябре-декабре 2011 г. в г.

при обстоятельствах, изложенных в приговоре.

В судебном заседании Кристинайтис и Зарипов виновными себя не признали.

В апелляционных жалобах (основной и дополнительных) просят: осуждённый Кристинайтис В.А. - об отмене приговора и направлении дела в тот же суд в ином составе судей.

Указывает на то, что выводы суда, изложенные в приговоре, не соответствуют фактическим обстоятельствам уголовного дела; что неправильно применён уголовный закон; нарушены нормы уголовно- процессуального закона.

Конкретно обращает внимание на то, что он был необоснованно осуждён за убийство А группой лиц, при этом ссылается на то, что объективных доказательств его виновности в совершении этого преступления нет. Показания Зарипова, на которые суд сослался в приговоре, по его мнению, противоречивы. Считает, что в этих показаниях Зарипов оговорил его. Находит, что суд не исследовал с достаточной полнотой обстоятельства лишения жизни А Полагает, что нелогичным является вывод суда о том, что Зарипов ударил потерпевшего А ножом в шею, когда он, Кристинайтис, держал потерпевшего за шею.

Обращает внимание на то, что на его одежде не обнаружено следов крови потерпевшего А Этот факт, по его мнению, не соответствует выводам суда по эпизоду убийства А .

Утверждает, что убийство А совершил один Зарипов в его, Кристинайтиса, присутствии.

Полагает, что ходатайство стороны защиты о проведении следственного эксперимента для проверки обстоятельств, при которых был лишён жизни А необоснованно отклонено судом.

В связи с этим Кристинайтис делает вывод о том, что в его действиях по эпизоду с А имеется состав преступления, предусмотренного ст. 316 УК РФ, и отсутствует состав преступления, предусмотренный ч.2 ст. 105 УК РФ.

Ссылается на то, что не согласен с выводом суда о наличии в его действиях особо опасного рецидива преступлений и о назначении ему особого режима исправительной колонии.

Указывает на то, что из материалов дела исчезла написанная им явка с повинной от 30 декабря 2011 г., а вместо неё появилась его явка с повинной от 31 декабря 2011 г., при этом возникло противоречие: дело было возбуждено 30 декабря 2011 г. на основании его явки с повинной от 31 декабря 2011 г.

Обращает внимание на то, что явка с повинной от 31 декабря 2011 г. не была оформлена надлежащим образом и дана им «в бредовом состоянии», когда он болел пневмонией.

Указывает также на то, что материалы дела фальсифицированы органами предварительного следствия на досудебной стадии, что следователь не установил его личность и оставил без внимания то обстоятельство, что у него другая фамилия, а именно М Утверждает, что следователь Г фальсифицировал доказательства по делу; что его подписи в графиках ознакомления с материалами дела, а также в протоколе ознакомления с заключением экспертизы вещественных доказательств подделаны.

Ссылается на то, что в ходе судебного разбирательства был оставлен без удовлетворения целый ряд ходатайств его и защиты, но соответствующих постановлений по этому вопросу не выносилось. Ссылается на то, что он был лишён возможности непосредственно допрашивать важных свидетелей, дающих показания по обстоятельствам дела.

По эпизоду с потерпевшим Р обращает внимание на то, что в его действиях имеется состав преступления, предусмотренный ст. 159 УК РФ, поскольку потерпевший отдал ему свой мобильный телефон добровольно, чтобы заложить его в магазине на приобретение спиртных напитков, но он, Кристинайтис, этого не сделал и скрылся с сотовым телефоном потерпевшего.

Считает, что судебное разбирательство проводилось с обвинительным уклоном, что суд не дал надлежащей оценки доказательствам, исследованным в судебном заседании, необоснованно отказав стороне защиты в допросе дополнительных свидетелей.

Полагает, что в приговоре дана неправильная оценка его показаниям по обстоятельствам дела.

Находит, что приговор суда не соответствует требованиям уголовно- процессуального закона; что у суда имелись основания, указанные в ч.б ст. 15 УК РФ для изменения категории преступления на менее тяжкую, а также основания для смягчения ему наказания, в том числе с применением ст. 73 УК РФ.

Ссылается и на необходимость приведения в соответствие с новым уголовным законом состояшихся в отношении него судебных решений; адвокат Арсланов Р.Р. в защиту интересов осуждённого Зарипова Р.Г. - об отмене приговора и направлении дела на новое судебное разбирательство в тот же суд в ином составе судей. Находит, что суд поверхностно разобрался в деле, в связи с чем обвинительный приговор в отношении Зарипова основан на предположениях. Показания потерпевшего М свидетелей А М Л по эпизоду с потерпевшим М , по мнению адвоката, противоречивы, и причины этих противоречий не выяснены судом. Считает, что сотовый телефон, принадлежащий М изъят работниками полиции с нарушением закона, оформление этого изъятия также проведено с нарушением закона.

Далее адвокат ссылается на отсутствие доказательств того, что Зарипов намеревался воспользоваться имуществом потерпевшего А в целях обогащения.

По мнению адвоката, действия Зарипова по эпизоду с потерпевшим А были направлены на сокрытие следов преступления; осуждённый Зарипов - об отмене приговора и направлении дела прокурору для дополнительного расследования. Считает, что по эпизоду с потерпевшим М сотовый телефон последнего ему подбросили сотрудники полиции, при этом ссылается на показания понятого Р , допрошенного в судебном заседании в качестве свидетеля.

Указывает на то, что при задержании и в ходе предварительного следствия к нему и Кристинайтису применялось незаконное воздействие со стороны работников правоохранительных органов, под влиянием которого они подписали протоколы их допросов. Считает, что выводы суда, изложенные в приговоре по эпизоду с М противоречат фактическим обстоятельствам дела, установленным судом.

По эпизоду с потерпевшим А Зарипов ссылается на отсутствие у него умысла на лишение жизни потерпевшего. Утверждает, что нанёс удар ножом А , желая «отбиться от него», при этом считает, что экспертным путём надлежало исследовать вопрос о наличии на его, Зарипова, теле следов борьбы, а также вопрос о его, Зарипова, психическом состоянии. Ссылается на то, что Кристинайтис оговорил его по этому эпизоду.

Указывает Зарипов и на отсутствие у него умысла на завладение автомобилем потерпевшего. Считает, что обстоятельства дела по эпизоду с потерпевшим А исследованы неполно, не обнаружен даже нож, которым было причинено ранение потерпевшему. Полагает, что выводы суда в этой части основаны на предположениях.

На апелляционные жалобы осуждённых и адвоката Арсланова принесены возражения государственным обвинителем Латыповой Д.Л., в которых она просит оставить их без удовлетворения.

В апелляционном представлении (основном и дополнительных) государственный обвинитель Латыпова Д.Л. просит об отмене приговора и направлении дела на новое судебное рассмотрение в связи с несоответствием выводов суда фактическим обстоятельствам дела, нарушением уголовно- процессуального закона. Альтернативно просит вынести обвинительный приговор апелляционной инстанцией.

Автор представления считает, при оценке действий Кустанайтиса и Зарипова по эпизоду с потерпевшим А суд пришёл к ошибочному выводу об отсутствии в их деянии состава разбоя и об отсутствии между ними предварительной договорённости на убийство А Далее государственный обвинитель указывает на то, что судом сделан неправильный вывод об отсутствии предварительного сговора между Кристинайтисом и Зариновым по эпизоду открытого хищения имущества М в связи с чем действиям осуждённых в этой части, как считает государственный обвинитель, в приговоре дана неправильная юридическая оценка.

Обращает внимание на то, что признак «с причинением значительного ущерба гражданину» не вменялся Зарипову и Кустанайтису по эпизоду с потерпевшим А и связанные с этим обстоятельства суд не выяснял, но несмотря на это Зарипов и Кристинайтис осуждены за кражу имущества А с причинением значительного ущерба потерпевшему.

Этим, как считает автор представления, суд нарушил положения ст. 252 УПК РФ.

Осуждённый Кристинайтис В.А. принёс возражения на апелляционное представление, в которых просит оставить его без удовлетворения.

Проверив материалы дела, обсудив доводы, изложенные в апелляционных представлении и жалобах, и возражениях на них, Судебная коллегия находит приговор подлежащим изменению.

Вывод суда о виновности Кристинайтиса В.А. по эпизоду с потерпевшим Р подтверждается показаниями потерпевшего Р об обстоятельствах, при которых Кристинайтис против его воли завладел его сотовым телефоном.

Показания потерпевшего Р согласуются с показаниями свидетелей П П из которых усматривается, что, несмотря на просьбы Р Кристинайтис не возвращал Р взятый у него мобильный телефон.

Показания потерпевшего и свидетелей объективно подтверждаются протоколом выемки коробки, в которую был упакован похищенный у Р сотовый телефон, рыночная стоимость которого согласно заключению эксперта составила руб.

На предварительном следствии Р опознал Кристинайтиса как лицо, похитившего его сотовый телефон.

Совокупность этих и других доказательств, на которые суд сослался в приговоре, опровергает доводы в апелляционной жалобе Кристинайтиса о том, что его действия по этому эпизоду надлежит квалифицировать по ст. 159 УК РФ как мошенничество. Доказательства, исследованные судом, не позволяют согласиться с доводами в его апелляционной жалобе о том, что Разбежкин добровольно отдал ему свой сотовый телефон.

Виновность Кристинайтиса и Зарипова в совершении грабежа по эпизоду с потерпевшим М подтверждается показаниями обоих осуждённых на предварительном следствии, которые оглашались и исследовались судом в соответствии с требованиями уголовно- процессуального закона. В этих показаниях на предварительном следствии Кристинайтис и Зарипов подтвердили фактические обстоятельства по этому эпизоду так, как они изложены в описательной части приговора.

Доводы в апелляционных жалобах о том, эти показания Кристинайтис и Зарипов дали вынужденно, в результате применения к ним незаконного воздействия со стороны сотрудников полиции, проверялись судом и отвергнуты.

Показания осуждённых Кристинайтиса и Зарипова по обстоятельствам, имевшим место по этому эпизоду, подтверждаются показаниями потерпевшего М свидетелей Л А и М которые пояснили, что явились очевидцами того, как из передних карманов брюк М Кристинайтис похитил деньги, а Зарипов - мобильный телефон.

Вопреки доводам в апелляционных жалобах, показания потерпевшего М и перечисленных свидетелей не содержат каких-либо значимых противоречий.

Согласно акту изъятия у Зарипова Р.Г. при задержании был изъят сотовый телефон марки « », похищенный у потерпевшего.

Утверждение Зарипова о том, что этот телефон был подброшен ему сотрудниками полиции, проверялось судом и не нашло подтверждения.

Свидетели Р и Р опровергли это обстоятельство.

Заявления Зарипова и его защиты о недопустимости использования в качестве доказательства указанного выше документа об изъятии у Зарипова сотового телефона отвергнуто судом с приведением конкретных мотивов, подробно изложенных в приговоре.

По мнению Судебной коллегии, доказательствам, исследованным по этому эпизоду, суд дал надлежащую оценку и правильно квалифицировал действия Кристинайтиса и Зарипова по ч.1 ст. 161 УК РФ как грабёж группой лиц.

Суд правильно указал в приговоре, что доказательств, свидетельствующих о том, что это преступление Кристинайтис и Зарипов совершили группой лиц по предварительному сговору, не представлено.

Доводы в апелляционном представлении государственного обвинителя об обратном Судебная коллегия находит несостоятельными.

Виновность Кристинайтиса и Зарипова в лишении жизни А и тайном хищении его имущества подтверждается показаниями самих осуждённых, которые были оглашены и исследованы в судебном заседании в соответствии с требованиями уголовно-процессуального закона.

В этих показаниях и Кристинайтис, и Зарипов, описывая обстоятельства убийства А пояснили, что во время конфликта с водителем А Кристинайтис, сидевший в автомобиле на заднем пассажирском сидении, схватил водителя за голову и «дёрнул назад», прижав к сиденью автомобиля, а Зарипов, сидевший на переднем пассажирском сидении, в этот момент нанёс удар ножом А в шею.

Зарипов на предварительном следствии уточнял, что, прижав голову А к сиденью автомобиля, Критинайтис крикнул ему: «Мочи», после чего он, Зарипов, ударил А ножом в шею.

Те же обстоятельства Кристинайтис и Зарипов подтверждали при проверке их показаний с выходом на место происшествия. В ходе этих следственных действий применялась видеозапись, которая была просмотрена в судебном заседании, - на ней запечетлена последовательность действий Кристинайтиса и Зарипова в момент лишения жизни А которую продемонстрировали сами осуждённые.

Показания Кристинайтиса и Зарипова по обстоятельствам дела согласуются с показаниями свидетелей К Х Ш А , Е К , а также с показаниями потерпевшей А данными протокола осмотра места происшествия и другими доказательствами, которые полно изложены в приговоре.

Вопреки доводам в апелляционных жалобах, в материалах дела нет сведений о том, что Кристинайтис и Зарипов на момент дачи показаний в ходе предварительного следствия имели основания для оговора друг друга.

Приведённые выше показания Кристинайтиса и Зарипова обоснованно признаны судом допустимыми и положены в основу приговора, поскольку они получены в полном соответствии с требованиями уголовно- процессуального закона, даны в присутствии адвоката, что исключало возможность применения к ним незаконного воздействия.

При таких условиях Судебная коллегия не может признать убедительными доводы авторов апелляционных жалоб о том, что суд не исследовал с достаточной полнотой обстоятельства лишения ими жизни А Отсутствие крови на одежде Кристинайтиса, необнаружение ножа, которым наносился удар А не влияют на правильность выводов суда об обстоятельствах лишения жизни А Судебная коллегия находит несостоятельными доводы в апелляционных жалобах о фальсификации следователем материалов дела.

Так, в материалах дела отсутствуют какие-либо сведения о «подмене» явки с повинной Кристинайтиса.

Проанализировав приведённые выше и иные доказательства, подробно изложенные в приговоре, суд пришёл к правильному выводу об их достаточности для признания Кристинайтиса и Зарипова виновными в совершении преступлений, за которые они осуждены.

Обстоятельства дела исследованы судом всесторонне и полно на основе доказательств, представленных сторонами.

В соответствии с фактическими обстоятельствами дела, установленными в судебном заседании, действиям Кристинайтиса и Зарипова в приговоре дана правильная юридическая оценка по всем эпизодам, в том числе и по эпизоду с потерпевшим А По мнению Судебной коллегии, доводы в апелляционных жалобах о том, что действия Кристинайтиса в отношении А следует расценивать как заранее не обещанное укрывательство особо тяжкого преступления, то есть по ст. 316 УК РФ, а также доводы защиты о том, что действия Зарипова в отношении А были направлены «на сокрытие следов преступления», неубедительны.

Несостоятельными находит Судебная коллегия и доводы авторов апелляционных жалоб о том, что Зарипов нанёс удар А в связи с тем, что защищался от действий последнего, который «схватил его, Зарипова, за ухо».

Судебная коллегия считает, что суд полно, со ссылкой на конкретные материалы дела, мотивировал в приговоре свой вывод об отсутствии между Кристинайтисом и Зариновым предварительного сговора на лишение жизни А правильно указав на то, что мотивом совершения убийства А послужила ссора в автомашине по поводу неуплаты Кристинайтисом и Зариновым своего проезда в автомашине потерпевшего.

При таких условиях Судебная коллегия не соглашается с доводами в апелляционном представлении об обратном.

Осуждённые Кристинайтис и Зарипов показали, что умысел на завладение имуществом потерпевшего А у них возник после лишения жизни последнего. Суд расценил их действия по завладению имуществом потерпевшего как кражу группой лиц по предварительному сговору.

Утверждая о наличии предварительного сговора между Кристинайтисом и Зариновым на лишение жизни А а также о том, что их действия по завладению имуществом потерпевшего следует расценивать как разбой, а не как кражу, государственный обвинитель в представлении не приводит конкретных доказательств в подтверждение своей позиции.

В связи с этим Судебная коллегия находит неубедительными эти утверждения государственного обвинителя.

Не соглашается Судебная коллегия и с доводами в апелляционном представлении государственного обвинителя о том, что суд при отсутствии достаточных правовых оснований и фактических данных указал о наличии в действиях Кристинайтиса и Зарипова квалифицирующего признака кражи «с причинением значительного ущерба гражданину».

В диспозиции ст. 162 УК РФ, по которой обвинялись Кристинайтис и Зарипов, этот квалифицирующий признак отсутствует.

В диспозиции ст. 158 УК РФ этот квалифицирующий признак есть, и он доказан по настоящему делу.

Согласно материалам дела в результате кражи Кристинайтис и Зарипов завладели имуществом потерпевшего А на сумму руб.

Потерпевшая А - жена потерпевшего, показала в судебном заседании, что для её семьи этот ущерб является значительным, и обосновала это суждение.

С учётом того, что показания потерпевшей об этом согласуются с другими материалами дела, суд обоснованно квалифицировал действия Кристинайтиса и Зарипова в части кражи по пп. «а», «в» ч. 2 ст. 158 УК РФ.

Оснований для применения правил ч.б ст. 15 УК РФ, как об этом ставит вопрос в своей жалобе осуждённый Кристинайтис, Судебная коллегия не усматривает.

Вид и размер наказания осуждённым Кристинайтису и Зарипову назначены судом в соответствии с требованиями закона, соразмерно содеянному и данным о личности виновных.

Оснований для смягчения наказания каждому из них Судебная коллегия не усматривает.

Зарипову правильно назначен и режим исправительного учреждения.

Осуждённому Кристинайтису режим исправительной колонии надлежит изменить с особого на строгий, при этом Судебная коллегия исходит из положений п. «в» ч.1 ст. 58 УК РФ. Данные по приговорам от 27 октября 2004 г. и 11 марта 2005 г., указанные судом во вводной части приговора (о применении правил ч.5 ст. 69 УК РФ при назначении окончательного наказания), не дают оснований для назначения Кристинайтису особого режима исправительной колонии.

Нарушений уголовно-процессуального закона, которые повлияли или могли повлиять на постановление законного и обоснованного приговора, по делу не допущено.

Ходатайства сторон в судебном заседании разрешены судом в соответствии с требованиями уголовно-процессуального закона.

По заявленным ходатайствам судом выносились постановления, которые отражены в протоколе судебного заседания.

Все свидетели, показания которых имеют существенное значение для дела, допрошены в судебном заседании, и стороны, в том числе осуждённые, имели возможность непосредственно задать им вопросы.

Каждое доказательство в отдельности в соответствии с требованиями закона оценено судом с точки зрения относимости, допустимости, достоверности.

Суд в приговоре указал, по каким основаниям он принял одни доказательства и отверг другие.

Данные о личности подсудимых, в том числе Кристинайтиса, исследованы с достаточной полнотой.

Требования ст. 252 УПК РФ судом соблюдены.

На основании изложенного, руководствуясь ст. 389.13, 389.20, 389.28 УПК РФ, Судебная коллегия

определила:

приговор Верховного Суда Республики Башкортостан от 14 июня 2013 г. в отношении Кристинайтиса В А изменить: назначить ему для отбывания наказания в виде лишения свободы исправительную колонию строгого режима вместо особого режима.

В остальном приговор о нём, а также в отношении Зарипова Р Г оставить без изменения, апелляционные жалобы и представление - без удовлетворения.

Статьи законов по Делу № 49-АПУ13-53

УК РФ Статья 105. Убийство
УК РФ Статья 158. Кража
УК РФ Статья 159. Мошенничество
УК РФ Статья 161. Грабеж
УК РФ Статья 162. Разбой
УК РФ Статья 316. Укрывательство преступлений
УПК РФ Статья 252. Пределы судебного разбирательства
УПК РФ Статья 389.13. Порядок рассмотрения уголовного дела судом апелляционной инстанции
УПК РФ Статья 389.20. Решения, принимаемые судом апелляционной инстанции
УПК РФ Статья 389.28. Апелляционные приговор, определение и постановление
УК РФ Статья 15. Категории преступлений
УК РФ Статья 53. Ограничение свободы
УК РФ Статья 58. Назначение осужденным к лишению свободы вида исправительного учреждения
УК РФ Статья 69. Назначение наказания по совокупности преступлений
УК РФ Статья 73. Условное осуждение

Производство по делу

Загрузка
Наверх