Дело № 49-АПУ14-1

Суд Верховный Суд Российской Федерации
Дата решения 5 февраля 2014 г., Определение
Инстанция Судебная коллегия по уголовным делам, апелляция
Категория Уголовные дела
Докладчик Валюшкин Виктор Алексеевич
Электронная копия решения Скачать
Решение

Текст итогового документа

ВЕРХОВНЫЙ СУД
РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

Дело № 49-АПУ14-1

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

 

г. Москва 5 февраля 2014 г.

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующегоГалиуллина З.Ф.,
судейВалюшкина В.А. и Пейсиковой ЕВ.
при секретареМаркове О.Е.

рассмотрела в судебном заседании 5 февраля 2014 года уголовное дело по апелляционной жалобе и дополнению осужденного Гурьева М.Г. и апелляцион­ ному представлению и дополнению прокурора Минигалиева И.Н. на приговор Верховного Суда Республики Башкортостан от 4 октября 2013 года, по которому Гурьев М Ге судимый: 18.11.09 г. по ч. 1 ст. 158 УК РФ на 1 год лишения свободы условно с испытательным сроком на год; 1 24.08.10 г. по п.п. «а, г» ч. 2 ст. 161 УК РФ на 2 года 6 меся­ цев лишения свободы, условное наказание по приговору от 18.11.09 г. отменено и окончательно назначено 2 года 10 ме­ сяцев лишения свободы, освобожденный 12 марта 2012 г.

условно-досрочно на год 1 22 дня, осужден к лишению свободы: по ч. 1 ст. 105 УК РФ на 12 лет; по ч. 3 ст. 30, п.п. «а, б» ч. 2 ст. 105 УК РФ на 13 лет с ограничением свободы на 1 год (ограни­ чения указаны в приговоре), на основании ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности пре­ ступлений на 17 лет 6 месяцев лишения свободы, с ограничением свободы на 1 год, с указанными в приговоре ограничениями.

В соответствии со ст.ст. 79, 70 УК РФ окончательно назначено 18 лет лише­ ния свободы в исправительной колонии строгого режима, с ограничением сво­ боды на год, 1 с указанными в приговоре ограничениями.

Постановлено взыскать с Гурьева М. Г. в пользу Р в счет компенсации морального вреда рублей.

Разрешена судьба вещественных доказательств.

Заслушав доклад судьи Валюшкина В.А., выступления осужденного Гурьева М.Г. и в его защиту адвоката Киселя С.Н., поддержавших жалобы и дополнения, но полагавших, что оснований для удовлетворения представления прокурора не имеется, а также прокурора Телешевой-Курицкой Н.А., не поддержавшей апелля­ ционное представление, одновременно указавшей на отсутствие оснований для удовлетворения апелляционной жалобы и дополнения, судебная коллегия

установила:

по приговору суда Гурьев признан виновным в умышленном причинении смерти Р и покушении на умышленное причинение смерти М то есть двух лиц, в связи с выполнением последним общественного долга.

Преступления совершены в ночь на 18 октября 2012 года г.

при обстоятельствах, изложенных в приговоре.

В судебном заседании Гурьев вину признал частично, утверждая, что Р и М повалили его на диван, начали бить, он взял выпавший из карма­ на брюк нож, стал беспорядочно размахивать. Р упал, а М напра­ вился в сторону прихожей. Выбросив нож, попросил вызвать «скорую», а затем оказывал помощь Р Прибывшие сотрудники полиции задержали его.

В апелляционном представлении прокурора Минигалиева И.Н. постав­ лен вопрос об отмене приговора и о вынесении обвинительного приговора в связи с существенными нарушениями уголовно-процессуального закона, неправильным применением уголовного закона и несправедливостью приговора. Вопреки требо­ ваниям ст. 307 УПК РФ в приговоре суд не привел основания и мотивы измене­ ния предъявленного Гурьеву обвинения.

В дополнительном апелляционном представлении прокурора в обосно­ вание доводов о необоснованности приговора указывается на то, что Гурьевым нанесено Р 15 ножевых ранений, что свидетельствует об их множест­ венности. Кроме того, по показаниям свидетелей в момент лишения жизни Р ­ был в сознании, просил о помощи, ему были причинены множественные ножевые ранения, которые хотя и не находятся в прямой причинной связи со смертью, но причиняли ему особую боль и мучения. То есть, характер действий Гурьева свидетельствует о проявлении им особой жестокости, в связи с чем, ис­ ключение из обвинения Гурьева пункта «д» части 2 статьи 105 УК РФ при убий­ стве им Р является необоснованным. Неправильное применение уго­ ловного закона повлекло назначение виновному чрезмерно мягкого наказания.

В основной и дополнительных апелляционных жалобах осужденный Гурьев, не соглашаясь с приговором, воспроизводя содержание постановлений Пленума Верховного Суда РФ, касающиеся приговора и практики применения за­ конодательства о необходимой обороне, цитируя нормы УПК РФ, Конституции Российской Федерации, решения Конституционного Суда РФ указывает на то, что содержащиеся в них положения судом не выполнены: не учтены обстоятель­ ства, которые могли повлиять на выводы суда; при наличии противоречий в пред­ ставленных доказательствах, в приговоре не указано, почему приняты во внима­ ние одни и отвергнуты другие доказательства; судом не исключены недопусти­ мые доказательства, каковыми являются показания Б , Т М , С и Б данные на предварительном следствии; описа­ тельно - мотивировочная часть приговора не отвечает требованиям закона. Ут­ верждает, что конфликт произошел из-за некачественного ремонта. Допрошенные в суде свидетели подтвердили, что он был сильно избит Р и М , о чем свидетельствует и заключение эксперта о наличии у него телесных по­ вреждений. Утверждает, что он находился в состоянии необходимой обороны, ссылаясь при этом на судебную практику, нормы международного права. По за­ ключениям экспертов ножевые удары наносились им нецеленаправленно. Из по­ казаний потерпевшего М не следует, что им исполнялся общественный долг. Не учтено, что тот находился в состоянии опьянения, не до конца понимал суть происходящего. В связи с чем осуждение его по «б» ч.2 ст. 105, ч.З ст. 30 УК РФ является незаконным. Показаниям потерпевшего М свидетеля К - в связи с их противоречивостью в приговоре не дано должной оценки, из­ ложенное ими не подтверждается другими доказательствами. Полагает, что име­ лись достаточные основания для проведения ему стационарной судебно - психи­ атрической экспертизы. Считает, что суд без достаточных на то оснований отка­ зал ему в вызове свидетеля С показания которого имели существен­ ное значение для правильного разрешения дела. Не были допрошены и ряд свиде­ телей, указанных в обвинительном заключении. В суде не допрошен эксперт Ф ­ на явке которого он настаивал. В основу выводов о его виновности поло­ жены предположения и домыслы. Суд без достаточных оснований не применил ч.2 ст.69 УК РФ, то есть, принцип поглощения. Кроме того, за покушение на убийство ему не могло быть назначено более 10 лет лишения свободы. В приго­ воре не приведены мотивы, которыми руководствовался суд, при назначении на­ казания. Решение в части компенсации морального вреда не отвечает требовани­ ям закона, ее размер завышен, не учтена степень моральных и физических стра­ даний потерпевшего. Утверждает, что между произнесением им последним сло­ вом и удалением в совещательную комнату судом объявлялся перерыв. Ставя во­ прос об отмене приговора и направлении дела на новое рассмотрение, в то же время просит дать его действиям правильную юридическую оценку, смягчить на­ казание и снизить размер компенсации морального вреда либо передать дело на рассмотрение в порядке гражданского судопроизводства.

Прокурором принесены возражения на жалобы осужденного, а последним - на представления прокурора, в которых каждый из них считает доводы противо­ положной стороны неубедительными, поддерживая свои доводы.

Проверив дело, обсудив доводы осужденного, прокурора, возражения на жа­ лобы и представления, судебная коллегия находит приговор законным, обосно­ ванным и справедливым.

Вывод суда о виновности Гурьева в убийстве и покушении на убийство, со­ ответствует фактическим обстоятельствам дела и основан на совокупности иссле­ дованных при судебном разбирательстве доказательств, которые приведены в приговоре.

В апелляционной жалобе и дополнениях, как это следует из их содержания, самим осужденным не оспаривается то обстоятельство, что именно от его дейст­ вий, « беспорядочного размахивания ножом», совершенных в ночь на 18 октября 2012 года в квартире С в М , наступила смерть Р , а М были причинены телесные повреждения.

Показания Гурьева в этой части согласуются: с данными, содержащимися в протоколе осмотра квартиры С , свидетельствующими об обнаружении в ней в разных местах многочисленных пятен, помарок и сгустков крови, а также складного ножа с пятнами крови; с выводами экспертов, согласно которым смерть Р наступила от множественных колото-резаных ран грудной клетки с повреждением легких с развитием кровотечения и малокровия внутренних орга­ нов, а М были причинены телесные повреждения в виде резаных ран спинки носа, левой височной области, шеи слева, левого плеча, правого предпле­ чья, левой боковой поверхности живота, спины слева, которые расцениваются, как легкий вред здоровью по признаку кратковременного расстройства здоровья продолжительностью до 3-х недель; с выводами эксперта-биолога о наличии на одежде Гурьева крови Р ; с результатами цитологической экспертизы о наличии на ручке ножа крови, образовавшейся от смешения крови Р и М с выводами эксперта-криминалиста, не исключившего возможности нанесения Р ранений, найденных при осмотре места происшествия.

В то же время, судебная коллегия не может согласиться с доводами Гурьева о том, что Р и Гурьев напали на него, подвергли избиению, и он, защища­ ясь, начал « беспорядочно размахивать ножом», не имея намерение никого уби­ вать, то есть, находился в состоянии необходимой обороны.

Как правильно установил суд, основываясь на совокупности признанных достоверными доказательств, в том числе, показаниях потерпевшего М свидетелей К , С Гурьев на почве ранее сложившихся неприяз­ ненных отношений с Р , находясь в состоянии опьянения, имевшимся у него ножом, нанес последнему 15 ударов ножом в область грудной клетки, жи­ вота, спины и лица, то есть, место нахождения жизненно важных органов. Нахо- дившаяся тут же К , понимая, что ни она, ни С , ни С не способны пресечь действия Гурьева, разбудила М , который, подойдя к Гурьеву, потребовал прекратить нанесение ударов ножом Р у, схватил его за плечо, оказывая противодействие. В ответ на это Гурьев тем же ножом нанес М 8 ударов в область шеи, лица, живота и спины, то есть, место нахожде­ ния жизненно важных органов. Смерть последнего не наступила только в связи с оказанным им сопротивлением, и своевременным оказанием ему медицинской помощи.

Неубедительными являются и доводы Гурьева об отсутствии у него умысла на убийство потерпевших, поскольку в качестве орудия лишения жизни Р ­ и М им использовался нож, удары которым наносились потерпевшим, в том числе, в место нахождения жизненно важных органов.

Что касается показаний К и М то они не имели никакого преимущества перед остальными доказательствами и были оценены судом в со­ вокупности со всеми сведениями, добытыми по делу.

Доводы Гурьева о том, что приговор постановлен на недопустимых доказа­ тельствах, являются неубедительными, поскольку ни одно доказательство, юри­ дическая сила которого вызывала сомнение, не было положено в обоснование тех или иных выводов суда.

Доводы осужденного о том, что отклонение судом ряда ходатайств, в том числе, о вызове свидетеля С и эксперта Ф , привели к вынесе­ нию необоснованного приговора, также являются несостоятельными, поскольку суд, всесторонне, полно и объективно исследовав обстоятельства дела, проверив доказательства, сопоставив их друг с другом, оценив собранные доказательства в их совокупности, пришел к обоснованному выводу об их достаточности для раз­ решения дела, и, проверив все версии в защиту Гурьева, и опровергнув их, при­ знал его виновным в совершении инкриминируемых ему преступлений, дав соде­ янному им правильную юридическую оценку.

То обстоятельство, что в судебном заседании не допрошены некоторые сви­ детели, а также эксперт Ф , то это никоим образом не ставит под сомнение обоснованность осуждения Гурьева за содеянное, и не влияет на правильность квалификации совершенных им преступлений.

Доводы о том, что М не понимал сути совершаемого Гурьевым в от­ ношении Р опровергаются показаниями М как на следствии, так и в суде. В то же время, его нахождение в состоянии опьянения, на что указывает осужденный, не исключает возможности исполнения им общественного долга.

Не может судебная коллегия согласиться и с доводами, содержащимися в апелляционных представлениях прокурора о наличии в действиях Гурьева особой жестокости при совершении убийства Р , поскольку содержащиеся в представлениях по этому поводу суждения являются результатом оценки не всей совокупности доказательств по делу, а сведений, содержащихся в показаниях М - , непосредственно не наблюдавшего за происходящим, а только понявшим, что случилась «поножовщина» и свидетелей из числа сотрудников милиции и фельдшера, не являвшихся очевидцами преступлений.

Правильность выводов суда об отсутствии доказательств наличия у Гурьева умысла на совершение убийства с особой жестокостью и причинения Р особых мучений и страданий, у судебной коллегии сомнений не вызывает.

В ходе предварительного следствия и судебного разбирательства проверя­ лась психическая полноценность Гурьева, в том числе, путем проведения амбула­ торной судебно-психиатрической экспертизы, допроса свидетелей, знавших Гурь­ ева. Она обоснованно не вызывала сомнений, в связи с чем у суда не было доста­ точных оснований для повторного психиатрического обследования Гурьева в ус­ ловиях стационара.

При назначении наказания Гурьеву суд в полной мере учел характер и сте­ пень общественной опасности совершенных им преступлений, данные о его лич­ ности, отягчающее наказание обстоятельство, и все обстоятельства дела. Назна­ ченное ему наказание отвечает требованиям ст.ст. 6, 60 УК РФ, оно соразмерно содеянному, является справедливым, и оснований считать его чрезмерно суро­ вым, на что указывает осужденный, либо чрезмерно мягким, о чем указывается в представлениях, судебная коллегия не находит.

Поскольку в совокупность совершенных Гурьевым преступлений входит од­ но из преступлений (ч.1 ст. 105 УК РФ), являющихся особо тяжким, оконченным, применение ч.2 ст. 69 УК РФ, о чем указывает осужденный, исключается, а его суждение о том, что ему не могло быть назначено больше 10 лет лишения свобо­ ды, является ошибочным и не основанным на законе.

Содержащееся в жалобах осужденного утверждение о том, что после его по­ следнего слова, но до удаления в совещательную комнату судом объявлялся пере­ рыв, не соответствует содержанию протокола судебного заседания (т.5, л.д. 88 обО.

Нарушений уголовно-процессуального закона, которые путем лишения или ограничения гарантированных УПК РФ прав участников уголовного судопроиз­ водства, несоблюдения процедуры судопроизводства или иным путем повлияли или могли повлиять на постановление законного, обоснованного и справедливого приговора, по настоящему делу не допущено.

Гражданский иск рассмотрен в соответствии с требованиями закона. При оп­ ределении размера компенсации морального вреда, суд принял во внимание сте­ пень нравственных, душевных и физических страданий потерпевшей Р материальное положение осужденного и потерпевшей, руководствуясь принципами разумности и справедливости.

В связи с чем и эти доводы Гурьева судебная коллегия находит несостоя­ тельными.

На основании изложенного, и, руководствуясь ст.ст. 389.20, 389.28, 389.33 УПК РФ, судебная коллегия

определила:

приговор Верховного Суда Республики Башкортостан от 4 октября 2013 года в отношении Гурьева М Г оставить без изменения, а апелля­ ционные жалобу и представление, а также дополнения к ним - без удовлетворе­ ния.

Председательствующий: Судьи:

Статьи законов по Делу № 49-АПУ14-1

УК РФ Статья 105. Убийство
УК РФ Статья 158. Кража
УК РФ Статья 161. Грабеж
УПК РФ Статья 307. Описательно-мотивировочная часть обвинительного приговора
УК РФ Статья 6. Принцип справедливости
УК РФ Статья 30. Приготовление к преступлению и покушение на преступление
УК РФ Статья 60. Общие начала назначения наказания
УК РФ Статья 69. Назначение наказания по совокупности преступлений

Производство по делу



Типовые договорыТиповые договоры





Ответы юристовОтветы юристов

Загрузка
Наверх