Типовые договорыТиповые договоры





Ответы юристовОтветы юристов

Дело № 49-АПУ14-53

Суд Верховный Суд Российской Федерации
Дата решения 22 января 2015 г., Определение
Инстанция Судебная коллегия по уголовным делам, апелляция
Категория Уголовные дела
Докладчик Истомина Галина Николаевна
Электронная копия решения Скачать
Решение

Текст итогового документа

ВЕРХОВНЫЙ СУД
РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

Дело № 49-АПУ14-53

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

 

г. Москва 22 января 2015 г.

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе

председательствующегоЧервоткина А.С.
судейИстоминой Г.Н. и Таратуты И.В.
при секретареПоляковой А.С.

с участием государственного обвинителя - старшего прокурора апелляционного управления Генеральной прокуратуры РФ Филимоновой СР., защитника осужденного - адвоката Урсол А.Л. рассмотрела в судебном заседании апелляционные жалобы осужденного Никоараы А.В. и его защитника - адвоката Гайсарова СМ. на приговор Верховного суда Республики Башкортостан от 3 октября 2014 года, которым Никоара А В , судимый 7 мая 2010 г. по ч. 1 ст. 161 УК РФ к 1 году 6 месяцам лишения свободы, освобожден 8 августа 2011 года по отбытию наказания осужден к лишению свободы по пп. «а», «д», «е» ч. 2 ст. 105 УК РФ сроком на 16 лет с ограничением свободы на год, по ч. 2 1 ст. 167 УК РФ сроком на 3 года.

По совокупности преступлений в соответствии с ч. 3 ст. 69 УК РФ назначено 17 лет лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима с ограничением свободы сроком на 1 год.

Постановлено взыскать с Никоары А.В. в счет компенсации морального вреда в пользу Ф рублей.

Заслушав доклад судьи Истоминой Г.Н., изложившей содержание обжалуемого приговора и доводы апелляционных жалоб, выступления осужденного Никоары А.В. и его защитника - адвоката Урсол А.Л., поддержавших доводы жалоб, выступление государственного обвинителя Филимоновой СР., полагавшей оставить приговор без изменения, Судебная коллегия

установила:

Никоара А.В. осужден за убийство общеопасным способом, с особой жестокостью двух лиц - М и Е за умышленное уничтожение и повреждение путем поджога чужого имущества с причинением значительного ущерба.

Преступления совершены им в ночь на 30 сентября 2013 года в г. при обстоятельствах, подробно изложенных в приговоре.

В апелляционной жалобе адвокат Гайсаров СМ., подробно анализируя содержание приговора, исследованные судом доказательства, указывает, что установленные судом фактические обстоятельства не подтверждаются рассмотренными в судебном заседании доказательствами.

Полагает, что Никоара не имел умысла на убийство двух лиц М и Е Никоара пояснил, что он не ударял, а только оттолкнул М пытавшегося вытолкать его из квартиры. Из описательной части приговора следует, что после падения М Никоара никаких действий, направленных на убийство М , не совершал, нет сведений о том, что он прекратил свои действия по независящим от него обстоятельствам.

Суд признал установленным наличие у Никоары умысла на убийство М , нанесение им с целью причинения смерти потерпевшему со значительной силой не менее двух ударов руками в область головы и груди М от чего последний упал на кресло, находящееся в зале вышеуказанной квартиры.

Этот вывод суда опровергается показаниями потерпевшего М о том, что Никоара А.В. нанес ему один или два удара кулаком по лицу, в результате которых не был причинен вред его здоровью, заключением судебно-медицинского эксперта от 2 апреля 2014 года, согласно которому у М обнаружены телесные повреждения в виде кровоподтеков век слева, ушибов мягких тканей лица, которые не причинили вреда здоровью.

С учетом этого считает несостоятельным вывод суда о том, что Никоара нанес М удары с целью реализации умысла на убийство.

Вывод суда, что Е защищалась и пыталась защититься стулом опровергается, по мнению автора жалобы, обстоятельствами совершения преступления, изложенными в описательной части приговора согласно которым, конфликт между Никоарой А.В. и М произошел в прихожей, а Е сидела в кресле в комнате, данный факт подтверждается показаниями М В комнату Никоара А.В. не проходил, а потому Никоара А.В. отобрал стул у Е находясь в прихожей.

Об этом же свидетельствует протокол осмотра места происшествия от 30.09. 2013 года, согласно которому деревянные бруски с пятнами бурого цвета обнаружены на пороге при входе в квартиру, показания свидетеля К о том, что рядом с входом в комнату, он видел лежащую женщину.

Исходя из этих доказательств, считает, что не Никоара А.В. подошел, а Е подошла к Никоаре А.В. со стулом в руках.

Не высказывал Никоара А.В. в адрес Е и словесной угрозы, напротив, как следует из показаний М Е начала кричать на Никоару А.В., грубить ему, выгонять, поведение Е а не осужденного было агрессивным.

Е со стулом в руках напала на Никоару А.В., в связи с чем у него возникла необходимость защищаться от Е Отобрав стул, который в тот момент рассыпался от удара об косяк, он ножкой стула нанес не менее 7 даров в область головы Е которая от этих ударов упала на пол. Нападение для Никоары В.А. было неожиданным, всё произошло очень быстро, у него не было возможности определить окончено нападение или нет, из-за темноты в комнате он не мог увидеть и осознать характер и тяжесть причиненных им Е телесных повреждений.

Однако Никоара А.В. знал, что Е жива, но несмотря на это, прекратил ее избиение. Суд не указал в приговоре, что помешало Никоаре А.В. продолжить избиение Е Данные обстоятельства, как утверждается в жалобе, свидетельствуют об отсутствии у осужденного умысла на убийство Е з Опровергая доводы защиты о превышении Никоарой А.В. пределов необходимой обороны, суд в то же время признал, что нападение со стороны Е на Никоару А.В. имело место, а то, что Е является женщиной, не лишает Никоару А.В. права на защиту. Именно в связи с тем, что Е является женщиной, что имеются сомнения в том, что её действия могли повлечь опасные для жизни Никоары А.В. последствия, защитник усматривает в действиях осужденного превышение пределов необходимой обороны.

Оспаривается в жалобе и вывод суда о совершении осужденным с целью причинения смерти М и Е поджога мебели и вещей в квартире. По доводам жалобы, это обвинение не основано на бесспорных доказательствах, установленных в судебном заседании.

В материалах уголовного дела не имеется сведений о том, что у Никоары А.В. в период времени с 23 час. 00 мин. 29.09.2013 до 00 час. 41 мин. 30.09.2013 года, во время нахождения в зале квартиры возник умысел на убийство потерпевших и цель уничтожения следов преступления.

Со ссылкой на протоколы осмотра места происшествия от 30.09.2013 года, от 15.11.2013 года и фототаблицы к ним, отмечает, что в квартире на видном месте находилось множество легковоспламеняющихся предметов.

Никоара А.В., которые осужденный не использовал, что, по мнению автора жалобы, исключает умышленный характер поджога.

Протокол явки с повинной и показания подозреваемого Никоары А.В., на которые сослался суд в приговоре, не подтверждают виновность Никоары А.В. в умышленном поджоге квартиры.

Из показаний свидетеля Т протокола осмотра места происшествия от 30.09. 2013 года, показаний потерпевшего Б от 05.06.2013 года следует, что в зальной комнате имелись два старых кресла, обитые одинаковым материалом.

Исходя из того, что ткань плотно, прилегающая к элементам кресла не может схватиться пламенем, обвинение Никоары А.В. в умышленном поджоге с целью убийства двух лиц и сокрытия следов преступления, не может быть признано обоснованным.

Заключение эксперта от 27.12.2013 года и показания свидетелей Б и Г согласно которым очаги пожара находились в зальной комнате: первый - напротив входа в зал в месте расположения кресла, второй - справа от входа в комнату, опровергаются протоколами осмотра места происшествия от 30.09. и 15.11.2013 года, фототаблицами к ним, из которых усматривается отсутствие термических повреждений пола и обоев на стене справа от входа в комнату.

Вывод суда, что из данного протокола осмотра места происшествия усматриваются два очага пожара, является необоснованным.

Со ссылкой на рекомендации специалиста в области изучения пожаров М считает, что эти рекомендации экспертом не были учтены. Полагает, что отдельные элементы потолочного покрытия, отделившиеся от него, могли стать причиной вторичного очага горения.

Поставленные перед экспертом вопросы и заключение эксперта от 27 декабря 2013 года не охватывали все версии о непосредственных причинах возникновения пожара, вытекающие из материалов уголовного дела.

Приводя показания свидетеля К согласно которым конфликт в квартире № имел место ближе к 00-00 часам, акт о пожаре, в котором указано время обнаружения пожара 00 час 43 мин., время прибытия 1-го подразделения пожарной охраны в 00 час. 50 мин., данные осмотра места происшествия об обнаружении на журнальном столике коробка со спичками, пепельницы, на столе в кухне пустой пачки из-под сигарет, показания свидетеля К , полагает, что пожар мог возникнуть из-за неосторожных действий М при использовании спичек для освещения помещения или прикуривания сигарет.

В связи с этим подвергает сомнению достоверность показаний М о том, что он после ударов Никоары А.В. он потерял сознание, и возгорание не могло произойти от его действий.

Обращает внимание на то, что, несмотря на наличие потерпевших от пожара, сотрудники пожарной службы выбросили кресло и одеяло, которое со слов очевидцев был очагом пожара. Следователь кресло не осмотрел и не сфотографировал, что могло указать на причину пожара.

При осмотре места происшествия не установлено предполагаемое место очага пожара, поверхностно описана обстановка на месте пожара, не зафиксированы следы пожара детальной фотосъемкой.

При расследовании уголовного дела не собраны неопровержимые доказательства виновности Никоары В.А. в поджоге квартиры, не проверены версии возникновения пожара в результате брошенной по неосторожности зажженной спички или непогашенного окурка.

Полагает, что допущенные нарушения закона являются основанием изменения приговора.

Просит приговор в отношении Никоары А.В. изменить: переквалифицировать его действия с п.п. «а», «д», «е» ч. 2 ст. 105, ч. 2 ст. 167 УК РФ на ч. 1 ст. 114 УК РФ и назначить наказание в пределах санкции этой статьи.

По обвинению в преступлении, предусмотренном ч. 2 ст. 167 УК РФ, Никоара В.А. оправдать.

По факту причинения телесных повреждений М уголовное дело прекратить за отсутствием жалобы потерпевшего.

Уменьшить размер компенсации морального вреда в пользу Ф Об этом же ставит вопрос в своей апелляционной жалобе и дополнении к ней осужденный Никоара А.В., приводя в обоснование этой просьбы такие же доводы, что и в жалобе его защитника.

Утверждает, что не имел умысла на убийство М Оттолкнув М , который набросился на него с нецензурной бранью, он после падения потерпевшего не наносил ему никаких ударов, намеревался выйти из квартиры, но в это время неожиданно для него из темноты выскочила Е со стулом в руках. Суд сделал вывод о том, что Е защищалась от него, однако у нее не было такой необходимости, поскольку он выходил из квартиры, это он вынужден был защищаться от Е и причинить ей телесные повреждения. Все произошло быстро, он из-за темноты в комнате не мог определить, в чьих руках находился стул, не успел осознать, с какой силой нанес удары и какие причинил потерпевшей повреждения. При наличии у него умысла на убийство ничто не мешало ему нанести удары М ножкой от стула, либо задушить Е , либо продолжить наносить ей удары до наступления смерти.

Неприязненных отношений с М и Е в связи с затоплением его квартиры у него не было, поскольку, побывав в квартире, он понял, что в затоплении виновен хозяин квартиры, который сдавал ее с неисправной сантехникой.

Необоснованным считает и обвинение в поджоге квартиры. Если бы он хотел поджечь квартиру, он собрал бы в одно место находившиеся в квартире вещи, а также части стула, являющиеся вещественными доказательствами, и поджег бы их, однако он этого не сделал. Уходя из квартиры, он не знал, какие телесные повреждения причинил Е , а потому у него было необходимости скрывать преступления. Кроме того, если бы он поджег квартиру, он бы понимал, что его квартира будет затоплена пожарными при тушении, однако, уходя их своей квартиры, он не сказал жене собрать ценные вещи и документы.

В возражениях на апелляционные жалобы потерпевшая Ф считает приговор законным и обоснованным, но просит увеличить размер взысканной в ее пользу компенсации морального вреда.

Проверив материалы дела, обсудив доводы жалоб, Судебная коллегия находит выводы суда о виновности осужденного в содеянном правильными, основанными на исследованных в судебном заседании и приведенных в приговоре доказательствах.

Судом тщательно проверялись доводы Никоары, поддержанные и в апелляционных жалобах о его непричастности к поджогу квартиры, об отсутствии у него умысла на убийство М и Е и, как не основанные на материалах дела, обоснованно отвергнуты.

При этом суд правильно признал достоверными показания потерпевшего М данные им в ходе предварительного следствия и оглашенные в судебном заседании в связи с его смертью, из которых следует, что именно Никоара причинил ему и Е телесные повреждения и поджег квартиру.

М в частности показал, что 29.09.2013 в ночное время, примерно в 23 часа или позднее, между ним и Е произошел конфликт, он стал выгонять ее, открыл входную дверь и кричал Е , чтобы она ушла. Через некоторое время, он услышал стук во входную дверь, вошел сосед снизу Никоара, который начал высказывать недовольства из-за того, что он мешает спать и спокойно жить. Никоара был агрессивен, кричал, угрожал. На это он также в грубой форме сказал ему, чтобы уходил туда, откуда пришел, что тот ему за сегодняшний день надоел. Никоара требовал прекратить конфликт, на что он снова грубой бранью сказал Никоара, чтобы тот ушел из квартиры. Никоара в ответ ударил его один или два раза кулаком по лицу, отчего он упал на пол в проеме между кухней и прихожей.

Он услышал, что Е начала кричать на Никоару, грубить ему, выгонять. Он не мог подняться, так как находился в состоянии алкогольного опьянения и в силу своего пожилого возраста. Он услышал в комнате глухие удары и крики Е , также, он услышал звуки ломающегося дерева.

Ударов было много, пока он вставал, удары продолжались. Он вошел в зал и увидел, что на полу лежит Е головой в сторону двери в комнату, ногами в сторону середины комнаты. Никоара стоял рядом с ней и наносил удары по голове частью деревянного стула. Он увидел, что у Е разбита голова, шла из головы кровь, рядом на полу лежали части стула, которые сломались, скорее всего, от ударов по голове Е . В комнате свет не горел, свет горел лишь в кухне, поэтому он не разглядел, были ли у Е еще где-либо телесные повреждения. Никоара продолжал наносить Е удары частью стула, которая осталась у него в руке. Он пошел к Никоара, спросил его: «Ты что сделал, ты же ее убил», попросил перестать бить Е . На это Никоара выбросил из рук оставшиеся части стула, пошел в его сторону он начал пятиться назад, уперся в кресло и почувствовал удары кулаком по лицу. Сколько было ударов, он не знает, так как потерял сознание. Что происходило после этого, он не знает. О том, что Никоара убил Е и поджог квартиру, он узнал, когда пришел в себя /т.

3 л.д. 80-90/.

С учетом показаний врачей Я Н Н оказывавших медицинскую помощь М из которых следует, что М по состоянию здоровья мог давать показания, условий его допроса следователем с соблюдением требований ст. 189-190 УПК РФ суд правильно сослался в приговоре на показания потерпевшего как на допустимое доказательство.

Показания потерпевшего М о том, что Никоара наносил удары Е в то время когда она лежала на полу в комнате, а также о том, что, отступая от Никоары, он уперся в кресло и в это время осужденный нанес ему удары кулаком по лицу, от которых он потерял сознание соответствуют другим доказательствам: - показаниям свидетеля К из которых следует, что войдя в квартиру, он увидел потерпевших в зале, при этом женщина лежала на полу головой к выходу, ногами вглубь комнаты, у нее горели ноги, а на голове была кровь, М сидел в кресле, ничего не говорил, не просил о помощи, поэтому он решил, что тот без сознания, с соседом они вытащили потерпевших на лестничную площадку; -показаниям свидетеля М который пояснил, что вместе с К и еще одним соседом зашел в квартиру сразу после обнаружения пожара, он остался в прихожей, а К и сосед прошли в комнату, откуда вытащили мужчину и женщину.

Приведенные показания К и М свидетельствуют о том, что потерпевшие М и Е были обнаружены в том месте, а именно в комнате, и в том положении, о котором дал показания М Показания М о характере примененного Ниокарой насилия к нему, выразившегося в нанесении ему ударов кулаком, об использовании ножки от стула при нанесении ударов по голове Е , соответствуют показаниям свидетеля Б , принимавшего участие в тушении поджара и пояснившего о том, что в прихожей на полу имелись следы крови, а также сломанные части деревянного стула со следами крови, и объективно подтверждаются заключениями судебно-медицинских экспертов.

Так, согласно заключениям судебно-медицинских экспертов от 30.10.2013 года и от 07.02.2014 года по результатам исследования трупа Е и кожных лоскутов с ее трупа открытая черепно-мозговая травма в виде перелома свода черепа, ушиба, травматического отёка головного мозга, ушибленных ран головы образовалась от действия тупого предмета с ограниченной поверхностью; при исследовании препарата кожи из левой теменно-височной области от трупа Е обнаружены ушибленные раны № 1,3,4, которые могли быть причинены в результате трех воздействий головки шурупа ввернутого в фрагмент одной из задних ножек стула, представленных на экспертизу, так как при сопоставлении групповых признаков предполагаемого травмирующего орудия с групповыми признаками головки шурупа установлено сходство в форме, характере и размерах контактирующей поверхности; ушибленные раны № 2,5 могли быть причинены в результате четырех воздействий хорошо или умеренно выраженного прямолинейного и дугообразного ребра фрагментов сиденья или задних ножек стула, так как при сопоставлении групповых признаков предполагаемого травмирующего орудия с групповыми признаками фрагментов стула установлено сходство в форме и характере размерах контактирующей поверхности (т. 2 л.д. 42-53); Из заключений судебно-медицинских экспертов 13.11.2013 года, от 27.11.2013 года, от 02.04.2014 года следует, что при исследовании трупа М помимо термических ожогов головы, шеи, туловища, верхних и нижних конечностей, повлекших его смерть, обнаружены телесные повреждения в виде кровоподтеков век слева, ушибов мягких тканей лица, которые были причинены воздействиями тупых предметов, не исключается их образование в срок, указанный в постановлении, (т. 1 л.д. 239-245; т. 1 л.д. 259-263; т. 2 л.д. 6-8).

Принимая во внимание соответствие показаний потерпевшего М другим доказательствам, суд обоснованно признал их достоверными и правильно указал в приговоре, что показаниями М опровергаются доводы стороны защиты о нападении Е на Никоару в тот момент, когда он направился к выходу из квартиры, что нанося удары Е стулом, он не знал, кому наносит удары, защищаясь от нападения неизвестного лица, а также о том, что он не наносил ударов М а лишь оттолкнул его.

Показаниями М о том, что после нанесения ему осужденным ударов кулаком он потерял сознание и очнулся в больнице, опровергаются доводы жалоб о том, что возгорание в квартире произошло от действий самих потерпевших М или Е до прихода Никоары или после его ухода.

Соответствуют показания М о характере примененного осужденным к нему и Е насилия и показаниям самого Никоары, данным им в ходе досудебного производства по делу.

Так, из протокола явки Никоары с повинной и объяснений к нему, следует, что, будучи ознакомленным с положениями ст. 51 Конституции РФ он сообщил о том, что на почве возникших неприязненных отношений причинил телесные повреждения мужчине и женщине, а затем зажигалкой поджег кресло с целью скрыть свои отпечатки рук.

В судебном заседании Никоара подтвердил факт того, что указанные признания он давал без какого-либо давления, после разъяснения требований ст. 51 Конституции РФ.

На последующих допросах в качестве подозреваемого 1 октября 2013 года, Никоара, хотя и не признал факт совершения им поджога квартиры, однако дал подробные показания об обстоятельствах посещения квартиры потерпевших, о примененном к ним насилии.

Он, в частности пояснял, что когда он зашел в квартиру, М пытался его вытолкать из квартиры. Е которая находилась в квартире в состоянии алкогольного опьянения, также грубила ему, посылала нецензурной бранью. В проеме между залом и прихожей М в ходе словесной перебранки, схватил его руками за одежду - водолазку, пытался его оттолкнуть, он оттолкнул М руками внутрь комнаты, в зале было темно, и он услышал, что М упал. В этот момент, он увидел, что Е замахивается на него деревянным стулом, вырвав у нее из рук стул, он нанес этим стулом несколько ударов Е куда именно не видел, скорее всего, удары приходились по голове. От его ударов стул рассыпался у него в руках, так как когда, он наносил Е удары, еще и стулом зацепил косяк двери. Когда, он наносил Е удары, та стояла в зале с правой стороны от входа, примерно на расстоянии 1,5 метра от стены, после чего она упала на пол и, он перестал наносить ей удары стулом. В этот момент, он увидел, что М шел к нему и говорил: «Ты что сделал? Ты ее убил», при этом оскорблял его грубой нецензурной бранью. Он нанес М несколько ударов руками в область лица, от ударов М упал на пол. Он не помнит, что происходило далее, но у него в руках оказался провод, который, он бросил на шею Е так как сначала хотел ее задушить, но передумал ее душить, поскольку опомнился и начал осознавать происходящее. Он Е шнуром не душил, он только, положил его ей на шею.

Находясь в комнате, он увидел у себя на пальцах рук кровь и увидел отпечаток кровавого следа руки на кресле. Он попытался с кресла уничтожить след руки, в связи с чем пытался выдернуть поролон из кресла. В зале располагалось два кресла, одно находилось ближе к балкону, другое рядом с центром комнаты. Запачкано было кресло, расположенное ближе к балкону.

Что происходило далее, он не помнит. Он вышел из квартиры, пошел к себе домой, стал приходить в себя, сказал Х чтобы она одевалась, что они пойдут к теще. Пока Х одевалась, он услышал сверху шум, что гремят ведра, почувствовал запах дыма, который шел сверху, кроме того сверху начала капать вода на кровать. Придя к теще, они легли спать, утром, он пошел провожать Х до остановки, после чего пошел домой, где его задержали сотрудники полиции. В Отдел МВД России по г. он рассказал, что происходило, написал явку с повинной, дал объяснения. О том, поджигал ли он квартиру, он не помнит /т.

3 л.д. 205-216/.

При допросе в качестве обвиняемого 04.10.2013 г., а также при дополнительном допросе в качестве обвиняемого 24.01.2014 г. Никоара подтвердил вышеуказанные показания (т.З л.д. 221-223, 233-237).

С учетом того, что показания Никоары о характере примененного к потерпевшим насилия, об использовании в качестве орудия преступления в отношении Е стула соответствуют показаниям потерпевшего М свидетеля Б данным осмотра места происшествия, заключениям экспертов, суд обоснованно признал показания Никоары в ходе допросов на предварительном следствии, а также сообщенные им в явке с повинной сведения, достоверными.

Выводы суда о том, что поджог квартиры совершил Никоара с целью причинения смерти потерпевшим, подтверждается исследованными в судебном заседании доказательствами: - показаниями свидетеля К о том, что в вечернее время 29 сентября 2013 г. примерно в 22 часа она слышала голос К в квартире № , потом ближе к 24 часам она услышала грохот, доносящийся через стену из квартиры, как будто что-то падает, этот грохот она слышала около 4-6 раз, потом опять стало тихо, а примерно в 00.35 часов, она услышала щелчки, характерные звуку горения деревянного предмета, её сын К вышел в общий коридор, соседи уже тушили пожар в 45-й квартире, дверь которой была открыта; - показаниями свидетеля К согласно которым примерно в 00.35 часов он услышал какие-то щелчки, которые были слышны из квартиры он открыл входную дверь, увидел за дверь и от соседки из квартиры узнал, что горит квартира соседей № , войдя в эту квартиру, он увидел, что горит кресло, расположенное в зале у стены справа, но не то кресло, на котором сидел М , а второе, и занавески, от которых загорелась балконная дверь, он тушил сначала кресло, затем дверь балкона, то есть пожар был с правой от входа стены и слева от входа, в середине комнаты ничего не горело. Он помнит, что в углу комнаты справа находился матрац, но горел он или нет, он не помнит; - показаниями свидетеля Х пояснившей в судебном заседании, что 30.09.2013 около 00.40 часов, находясь у подруги по адресу: она почувствовала запах дыма, который исходил из квартиры, войдя в эту квартиру в зал, она увидела два очага пожара: один очаг пожара располагался напротив входа в зал, что именно горело там, она не знает, дальше от входа горел то ли диван, то ли матрац, там же лежал мужчина без признаков жизни; - показаниями свидетеля М о том, что 30 сентября 2013 года около 00.00 часов они с отцом - М почувствовали запах дыма, спустившись на четвертый этаж, увидел, что соседи из их дома тушили пожар в 45 квартире; - показаниями свидетель Я пояснившей суду, что около 00 часов 30.09.2013 она услышала стуки, грохот, слова: «Давай вставай», которые доносились из квартиры № , по данным звукам ей показалось, что там была драка, после этого она уснула, проснулась через некоторое время, возможно в районе 01 часа, от запаха дыма, увидела на четвертом этаже много людей и горевшую квартиру.

Из приведенных показаний свидетелей следует, что сначала они услышали доносившийся из квартиры № , в которой проживал М шум, грохот, громкие разговоры, а затем, когда шум стих через непродолжительный промежуток времени от 30 до 40 минут они обнаружили пожар.

Описываемые свидетелями события ночи с 29 на 30 сентября 2011 года соответствуют как показаниям М о том, что сначала Никоара избил его и Е а затем поджег квартиру, так и показаниям Никоары на предварительном следствии в ходе допросов и явке с повинной.

Оценивая показания свидетелей, суд правильно отметил приговоре, что свидетели, назвали примерное время, когда они слышали исходящий из квартиры № шум, а также время обнаружения пожара, не настаивая на точности воспроизводимого ими времени, указанное ими время отличается от нескольких минут до десятка минут, что обусловлено индивидуальным восприятием событий каждым из них.

С учетом показаний свидетелей, а также времени регистрации информации о пожаре в 00 часов 41 минуту, суд обоснованно пришел к выводу о том, что временем совершения преступления является период: с 23 часов 29.09.2011 по 00.41 часов 30.09.2011 г.

О том, что в квартире находилось два очага возгорания дали показания и прибывшие на пожар работники караула ПЧ- ФГКУ Б и Г пояснив, что в зале квартиры наблюдалось два очага пожара: первый очаг располагался напротив входа в комнату, где обгорели деревянные полы на площади 1,5 кв.м., в центре комнаты ближе к выходу на балкон находилось тлеющее кресло; второй очаг был справа от входа в комнату, в углу, где тлели предметы одежды и обгорели деревянные полы на площади 0,5 кв.м. В ходе осмотра места происшествия от 30.09.2013 года и дополнительного осмотра места происшествия от 15.11.2013 года, произведенного в дневное время при дополнительном искусственном освещении, зафиксированы следы воздействия пламени, копоти, и отмечено, что наибольшие повреждения от возгорания локализуются в жилой комнате на полу и стене, которая располагается напротив дверного проема в жилую комнату, то есть вдоль стены, которой в ходе осмотра места происшествия присвоен № 3, второе наибольшее повреждение от возгорания - в дальнем правом углу жилой комнаты на расстоянии 1 м. от угла на стенах, которым в ходе осмотра места происшествия присвоен № 3 и № 4, имеются обгоревшие части обоев.

По результатам проведения пожарно-технической экспертизы на основе анализа показаний свидетелей, данных осмотра места происшествия, научной литературы, а также технического регламента о требованиях пожарной безопасности, эксперт пришел к выводу о том, что очаги пожара находились в зальной комнате: первый очаг находился напротив входа в зал в месте расположения кресла, второй очаг находился справа от входа в комнату; на объекте пожара определяется два очага пожара; причиной пожара явилось возгорание горючих материалов от источника зажигания, связанного с действиями человека.

Имеется основной (квалификационный) признак поджога: два очага пожара несвязанные между собой. В случае дальнейшего развития и распространения пожара имелась бы реальная угроза жизни, здоровью и имуществу соседей, проживающих в данном многоквартирном доме. (т. 2 л.д. 104-111) Все выводы экспертом мотивированы, научно обоснованны, при этом вопреки доводам жалобы экспертом учитывались и рекомендации М по методике установления причин пожара, о чем указано в акте экспертизы.

Заключению эксперта о поджоге квартиры соответствуют и объяснения Никоары в явке с повинной о том, что, уходя из квартиры, он с помощью зажигалки поджег кресло в комнате.

Поведение Никоары после обнаружения пожара в квартире № , когда жители дома стали его тушить и прибыли пожарные для тушения пожара, а Никоара и Х видя это, не выясняя обстановку, оставив свою квартиру без присмотра, ушли к матери Х , где остались ночевать, также свидетельствует о причастности осужденного к поджогу квартиры, в которой находились потерпевшие.

Приведенными выше показаниями Никоары в совокупности с другими доказательствами вопреки доводам жалоб подтверждаются все описанные в приговоре фактические обстоятельства совершенных осужденным преступлений.

Доводы жалобы об иной причине возгорания в квартире, в том числе и в результате неосторожных действий потерпевшего, носят предположительный характер и не основаны на материалах дела.

При таких обстоятельствах суд обоснованно пришел к выводу о виновности Никоары в убийстве М и Е и уничтожении чужого имущества и дал правильную юридическую оценку его действиям.

Характер совершенных осужденным действий в отношении потерпевших, а именно, нанесение им ударов кулаком в область головы и груди М , нанесение ударов деревянным стулом в область головы Е от которых те упали, последующий поджог квартиры с находившимися в ней потерпевшими, свидетельствует о наличии у осужденного умысла на причинение смерти М и Е , который был им реализован.

Нарушений норм уголовно-процессуального закона, влекущих отмену или изменение приговора, из материалов дела не усматривается.

Всем рассмотренным доказательствам, в том числе доказательствам, представленным стороной защиты, суд дал в приговоре надлежащую оценку и привел мотивы, в силу которых отверг показания свидетеля защиты К Наказание осужденному назначено соразмерно содеянному, с учетом данных об его личности, всех обстоятельств дела, а также влияния назначенного наказания на его исправление, на условия жизни его семьи.

Все смягчающие наказание осужденного обстоятельства: явка с повинной, активное способствование раскрытию преступления, противоправное поведение потерпевшего М учтены судом при назначении наказания Никоаре в полной мере.

Оснований для признания назначенного осужденному наказания несправедливым и для его снижения не имеется.

Правильно разрешен судом и гражданский иск. Размер компенсации морального вреда, причиненного потерпевшим Ф в результате утраты матери, определен судом с учетом степени причиненных ей нравственных страданий, а также требований разумности и справедливости.

При таких данных оснований для уменьшения, взыскной с осужденного компенсации морального вреда, о чем ставится вопрос в жалобе, не имеется.

13 20 28 На основании изложенного, руководствуясь ст.ст. 389, 389, 389 УПК РФ, Судебная коллегия

определила:

приговор Верховного суда Республики Башкортостан от 3 октября 2014 года в отношении Никоары А В оставить без изменения, апелляционные жалобы осужденного Никоары А.В. и его защитника адвоката Гайсарова СМ. - без удовлетворения.

Председательствующий Судьи:

Статьи законов по Делу № 49-АПУ14-53

УК РФ Статья 105. Убийство
УК РФ Статья 114. Причинение тяжкого или средней тяжести вреда здоровью при превышении пределов необходимой обороны либо при превышении мер, необходимых для задержания лица, совершившего преступление
УК РФ Статья 161. Грабеж
УК РФ Статья 167. Умышленные уничтожение или повреждение имущества
УК РФ Статья 69. Назначение наказания по совокупности преступлений

Производство по делу

Загрузка
Наверх