Дело № 49-ДП07-181

Суд Верховный Суд Российской Федерации
Дата решения 18 декабря 2007 г., Определение
Инстанция Судебная коллегия по уголовным делам, надзор
Категория Уголовные дела
Докладчик Ботин Александр Георгиевич
Электронная копия решения Скачать
Решение

Текст итогового документа

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

Дело №49-ДП07-181

от 18 декабря 2007 года

 

председательствующего Ботина А.Г.,

рассмотрела в судебном заседании надзорное представление заместителя Генерального прокурора Российской Федерации Кехлерова С.Г. на приговор Октябрьского городского суда Республики Башкортостан от 28 сентября 2005 года, кассационное определение судебной коллегией по уголовным делам Верховного суда Республики Башкортостан от 29 ноября 2005 года и постановление президиума Верховного суда Республики Башкортостан от 6 апреля 2007 года в отношении осужденного ИСКАНДАРОВА РР С

Приговором Октябрьского городского суда Республики Башкортостан от 28 сентября 2005 года

ИСКАНДАРОВ [скрыто]

осужден по ч. 1 ст. 139 УК РФ к штрафу в размере 20.000 рублей, по ч. 1 ст. 105 УК РФ к 10 годам лишения свободы в исправительной колонии строгого режима. В соответствии с ч. 2 ст. 71 УК РФ постановлено наказание в виде штрафа исполнять самостоятельно.

Кассационным определением судебной коллегии по уголовным делам Верховного суда Республики Башкортостан от 29 ноября 2005 года приговор оставлен без изменения.

/

Постановлением президиума Верховного суда Республики Башкортостан от 6 апреля 2007 года приговор и кассационное определение изменены, назначенное Искандарову наказание по ч. 1 ст. 105 УК РФ снижено до 9 лет 6 месяцев лишения свободы.

Заслушав доклад судьи Ботина А.Г., а также мнение прокурора Кечи-ной В.И., поддержавшей надзорное представление и полагавшей все судебные решения по делу отменить, а дело направить на новое судебное разбирательство, судебная коллегия

 

установила:

 

По приговору суда Искандаров признан виновным в нарушении неприкосновенности жилища [скрыто] и ее убийстве.

Согласно приговору преступления совершены при следующих обстоятельствах:

19 февраля 2004 года, около 21 часа, Искандаров, находясь в состоянии алкогольного опьянения, незаконно против воли [скрыто]. проник в ее

дом [скрыто] и в ходе ссоры, возникшей из-за

требований потерпевшей покинуть дом, повалил последнюю на пол, причинив кровоподтеки в области лба, нижней челюсти, правой ключицы, левой кисти, а затем умышленно с целью убийства нанес ей удары ножом в жизненно важные органы - шею и грудную клетку, причинив тяжкий вред ее здоровью, опасный для жизни и повлекший смерть потерпевшей на месте происшествия.

В надзорном представлении заместитель Генерального прокурора Российской Федерации Кехлеров С.Г. просит все судебные решения по настоящему делу в отношении Искандарова отменить, а уголовное дело направить на новое судебное рассмотрение. Указывает, что дело расследовано неполно, выводы суда основаны на доказательствах, получивших неверную оценку.

Судебная коллегия, изучив материалы дела, находит надзорное представление подлежащим удовлетворению по следующим основаниям.

В соответствии с положениями ст. 302 УПК РФ обвинительный приговор не может быть основан на предположении и постановляется лишь при условии, что в ходе судебного разбирательства виновность подсудимого в совершении преступления подтверждена совокупностью исследованных судом доказательств.

Кроме того, суду первой инстанции при рассмотрении настоящего уголовного дела необходимо было исходить из требований ч. 2 ст. 77 УПК РФ, согласно которой признание обвиняемым своей вины в совершении преступления может быть положено в основу обвинения лишь при подтверждении его виновности совокупностью имеющихся по уголовному делу доказательств.

По настоящему делу эти требования закона соблюдены не в полной мере.

Так, Искандаров в суде вину не признал и показал, что с 9 часов 19 февраля до 9 часов 20 февраля 2004 года он совместно с_Я I, который заменял праздновавшего свой день рождения отчима [скрыто] Щ дежурил в теплице ООО [скрыто]. Однако эти показания в приговоре ничем не опровергнуты.

Отвергнув версию осужденного о непричастности к преступлению, суд, прежде всего, сослался, на его объяснение, датированное 19 марта 2004 года, а также его показания, изложенные в этот же день в явке с повинной и протоколе допроса в качестве обвиняемого от 23 марта 2004 года, в которых он признал вину (л.д. 52,53,102-106).

Вместе с тем, суд первой инстанции не учел, что уголовно-процессуальный закон не предусматривает такой вид доказательств как объяснение.

Согласно ст. 142 УПК РФ заявление о явке с повинной - это добровольное сообщение лица о совершенном им преступлении.

Как видно из материалов дела, от Искандарова явка с повинной получена на следующий день после его задержания в качестве подозреваемого. Будучи допрошенным на следующий день в качестве обвиняемого с участием адвоката Султанова Искандаров заявил, что в момент случившегося находился на дежурстве в теплице и к убийству не причастен (л.д. 82-83). Между тем, это обстоятельство в совокупности с другими обстоятельствами по делу судом не проверено, что ставит под сомнение добровольность и объективность сделанного Искандаровым заявления.

Кроме того, как следует из материалов дела, дополнительный допрос Искандарова в качестве обвиняемого 23 марта 2004 года проведен в присутствии адвоката Хайбулова Р.С, хотя ранее, после задержания Искандарова, к участию в деле в качестве его защитника в порядке ст. 51 УПК РФ согласно ордеру был допущен адвокат Султанов P.M. (л.д. 30). Последний до указанной даты участвовал при оформлении протокола задержания, в двух допросах обвиняемого, произведенных 20 марта 2004 года, а также при решении судом вопроса об избрании меры пресечения (л.д. 31-32,36-37,85).

Вместе с тем, для правильной оценки показаний осужденного суду было необходимо проверить наличие документов, подтверждающих полномочия Хайбулова как адвоката, в том числе на участие в данном конкретном деле, а также проверить, выяснялось ли следователем желание обвиняемого воспользоваться помощью именно этого защитника, то есть соблюдение органами следствия требований ст.ст. 49-51 УПК РФ.

Необходимость такой проверки вызывалась еще и тем, что Искандаров от указанных показаний впоследствии отказался, последовательно утверждал, что преступлений не совершал, имеет алиби, и пояснил, что показания изменил и вину признал под психологическим давлением работников милиции, которые ему угрожали. Показания о совершении убийства писал под их диктовку, опасаясь побоев. При допросе участвовал адвокат Хайбулов, хотя он хотел, чтобы

участвовал адвокат Султанов (142,367-369,256,441-446, 563-564,687об.-690). Однако судом этого сделано не было.

Более того, как видно из акта судебно-медицинской экспертизы, на шее потерпевшей обнаружена незамкнутая странгуляционная борозда, ветви которой заканчиваются в затылочной части головы. Согласно выводам эксперта это телесное повреждение причинено прижизненно путем сдавления органов шеи мягким предметом, не исключено, веревкой, платком и др., и повлекло за собой тяжкий вред здоровью по признаку опасности в момент причинения, при этом в прямой причинной связи со смертью [скрыто] не состоит (л.д. 146-150).

С учетом показаний Искандарова на предварительном следствии, которые признаны судом допустимым доказательством по делу и в которых он не сообщил сведений о том, что он душил потерпевшую, а также данных, зафиксированных в протоколе осмотра места происшествия, суду надлежало выяснить, в результате чьих действий и при каких обстоятельствах было причинено потерпевшей указанное повреждение.

Таким образом, основывая приговор на показаниях Искандарова о признании им вины, суд не принял надлежащих мер к проверке их достоверности.

В подтверждение вины осужденного суд в приговоре сослался на показания свидетеля [скрыто] (судебного пристава), данные им на предварительном следствии, согласно которым осужденный в его присутствии в судебном заседании 23 марта 2004 года при решении вопроса об избрании меры пресечения, отвечая на вопрос оперуполномоченного [скрыто] якобы признал себя виновным в преступлении (л.д. 124-126), а также на данные, содержащиеся в протоколе судебного заседания об избрании в отношении Искандарова меры пресечения в виде содержания под стражей, о том, что осужденный согласен с мерой пресечения (л.д. 717).

Однако суду при оценке этих доказательств необходимо было проверить, как их получение соотносится с нормами УПК РФ, регулирующими порядок сбора, оценки и допустимости доказательств. Однако этого сделано также не было.

Кроме того, в подтверждение выводов о причастности осужденного к убийству суд сослался на протокол обыска от 21 марта 2004 года, согласно которому из теплицы изъяты личные вещи Искандарова, в том числе черная куртка из кожзаменителя, и другие предметы, похищенные из дома потерпевшей, протокол осмотра предметов от того же числа, заключение экспертизы вещественных доказательств о наличии на куртке Искандарова крови человека, происхождение которой возможно от [скрыто] и исключается от самого Искандарова (л.д. 87-89,90-95,162-174).

Вместе с тем, доказательства принадлежности указанной куртки осужденному в приговоре не приведены. Сам Искандаров при производстве обыска и осмотра не участвовал, о том, что куртка, исследованная экспертом и судом, принадлежит ему, не заявлял, а утверждал обратное, опознание же куртки, как

видно из материалов дела, не проводилось (л.д. 460-об, 465, 563, 570-об., 688,714-об.).

Несмотря на то, что судом в приговоре приведены показания свидетеля [скрыто] о том, что он дал Искандарову на время куртку коричневого цвета

(л.д. 716), а также показания сестры осужденного о том, что как-то брат заходил к ней в куртке из натуральной кожи темно-коричневого цвета (л.д. 2122), суду было необходимо тщательно проверить, в этой ли куртке находился осужденный на момент совершения преступления.

В данном случае необходимость такой проверки вызывалась еще и тем, что, как видно из материалов дела, в протоколах изъятия при обыске в теплице предметов отсутствуют сведения об их упаковке и опечатывании, а в заключении эксперта содержатся сведения о поступлении в лабораторию предметов в упакованном и опечатанном виде, а также наличием противоречий в описаниях куртки, сделанных в ходе ее осмотра следователем и экспертом.

Однако судом эти обстоятельства проверены не были.

Анализ материалов дела свидетельствует о том, что судом недостаточно полно проверены алиби осужденного и причастность к преступлению других лиц.

В частности, суд не дал оценку имеющимся в материалах дела данным о том, что у потерпевшей были плохие отношения с сыном [скрыто]

[скрыто], который пил, бил мать и отнимал у нее деньги, а в день убийства потерпевшая заходила к соседке и ушла домой, сославшись на то, что к ней должен придти сын [скрыто] (л.д. 66-67, 68-69,127-130,385-387, 389, 390, 391,429 об.- 431, 565), а также факту обнаружения в ходе осмотра места происшествия многочисленных следов пальцев рук и фрагмента подошвы обуви.

На аналогичные нарушения, допущенные судом первой инстанции при рассмотрении настоящего уголовного дела, указано в постановлении президиума Верховного Суда Республики Башкортостан от 20 июля 2005 года, которым обвинительный приговор в отношении Искандарова от 17 февраля 2005 года был отменен, однако требования суда надзорной инстанции в полном объеме выполнены не были (л.д. 655-656).

Отмеченные выше нарушения оставлены без внимания судами кассационной и надзорной инстанций.

Поэтому все судебные решения по настоящему уголовному делу законными и обоснованными признать нельзя, в связи с чем они подлежат отмене, а дело - направлению на новое рассмотрение.

При новом рассмотрении суду необходимо устранить отмеченные нарушения, всесторонне, полно и объективно проверить все доводы, содержащиеся в надзорном представлении прокурора, и в зависимости от результатов проверки решить вопрос о виновности или невиновности Искандарова по предъявленному обвинению.

На основании изложенного и руководствуясь ст.ст. 407, 408 УПК РФ, судебная коллегия

 

определила:

 

1. Надзорное представление заместителя Генерального прокурора Российской Федерации Кехлерова С.Г. удовлетворить.

2. Приговор Октябрьского городского суда Республики Башкортостан от 28 сентября 2005 года, кассационное определение судебной коллегией по уголовным делам Верховного суда Республики Башкортостан от 29 ноября 2005 года и постановление президиума Верховного суда Республики Башкортостан от 6 апреля 2007 года в отношении Искандарова [скрыто] отменить, а дело направить на новое судебное разбирательство со стадии судебного заседания в тот же суд в ином составе суда.

Статьи законов по Делу № 49-ДП07-181

УК РФ Статья 105. Убийство
УК РФ Статья 139. Нарушение неприкосновенности жилища
УПК РФ Статья 51. Обязательное участие защитника
УПК РФ Статья 77. Показания обвиняемого
УПК РФ Статья 142. Явка с повинной
УПК РФ Статья 302. Виды приговоров
УК РФ Статья 71. Порядок определения сроков наказаний при сложении наказаний

Производство по делу



Типовые договорыТиповые договоры





Ответы юристовОтветы юристов

Загрузка
Наверх