Дело № 49-О08-17

Суд Верховный Суд Российской Федерации
Дата решения 30 июля 2008 г., Определение
Инстанция Судебная коллегия по уголовным делам, кассация
Категория Уголовные дела
Докладчик Ермилов Виктор Михайлович
Электронная копия решения Скачать
Решение

Текст итогового документа

ВЕРХОВНЫЙ СУД
РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

Дело № 49-О08-17

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

 

г. Москва 30 июля 2008 г.

 

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего Ермилова В.М.
судей Ботина А.Г. и Валюшкина В.А.
при секретаре

рассмотрела кассационные осужденных Агеева В.А., Доронина Д.В., Михайло­ ва А.Е., Кампера М.А., Парамонова И.В., защитников Дистановой Е.Ю., Ми­ хайловой А.Н. и адвокатов Зайдуллиной А.У., Зеликмана А. М., Фаткуллиной ЭР., Шайгарданова Р.Р., Хусаиновой А.Р. на приговор Верховного суда Рес­ публики Башкортостан от 29 декабря 2007 года, которым Агеев В А судимый 13 апреля 2000 году по ст. 162 ч.2 п.п. «а, в, г» к 2 годам 10 месяцам лишения свободы, освобожден 2 июня 2000 года по отбытии срока наказания - осужден по ст.ст.30 чЛ, 228.1 ч.З п.п. «а, г» УК РФ к 10 годам лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

Агеев В.А. оправдан по ст.228.1 ч.З п. «а» УК РФ (по эпизодам сбыта «Ф у» и С ), ст.228.1 ч.З п.п. «а, г» УК РФ (по эпизодам сбыта К и Н ), ст.210 ч.2, 174.1 ч.1 УК РФ; Зайцев В Ю , осужден по ст.ст.30 ч.1, 228.1 ч.З п.п. «а, г» УК РФ к 8 годам лишения свободы, по ст.228.1 ч.З п. «а» УК РФ к 8 годам лишения свободы, по ст.222 ч.1 УК РФ к 1 году лишения свободы и на основании ст.69 ч.З УК РФ с частичным сложением назначенных наказаний к 9 годам лишения свободы в исправитель­ ной колонии строгого режима.

Зайцев В.Ю. оправдан по ст.228.1 ч.З п. «а» УК РФ (по эпизодам сбыта «Ф », Г и С ), ст.228.1 ч.З п.п. «а, г» УК РФ (по эпизодам сбыта К и Н ), ст.210 ч.2, 174.1 ч.1 УК РФ; Доронин Д В , , судимый в 2003 году по 228 ч.4 УК РФ 2 с учетом внесенных в приговор изменений к 2 годам 11 месяцам лишения сво­ боды - осужден по ст.ст.30 ч.1, 228.1 ч.З п.п. «а, г» УК РФ к 8 годам лишения свободы, по ст.228.1 ч.З п. «а» УК РФ (по каждому из 2 эпизодов) к 9 годам лишения свободы, по ст.228.1 ч.З п.п. «а, г» (по каждому из 2 эпизодов) УК РФ к 10 годам лишения свободы, по ст.228.1 ч.2 п. «б» УК РФ к 6 годам лишения свободы и на основании ст.69 ч.З УК РФ с частичным сложением назначенных наказаний к 13 годам лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

Доронин Д.В. оправдан по ст.228.1 ч.З п. «а» УК РФ (по эпизоду сбыта С ), ст.210 ч.2, 174.1 ч.1 УК РФ; Михайлов А Е судимый в 2002 году по ст.228 ч.4 УК РФ к 3 годам лишения свободы, освобожден 15 сентября 2004 года по отбытии срока наказания - осужден по ст.ст.30 чЛ, 228.1 ч.З п.п. «а, г» УК РФ к 8 годам лишения свободы, по ст.228.1 ч.З п. «а» УК РФ к 9 годам лишения свободы, по ст.228.1 ч.З п.п. «а, г» (по каждому из 2 эпизодов) УК РФ к 10 годам лишения свободы, по ст.228.1 ч.2 п. «б» УК РФ к 6 годам лишения свободы, по ст.222 ч.1 УК РФ к 1 году лишения свободы и на основании ст.69 ч.З УК РФ с частичным сложени­ ем назначенных наказаний к 13 годам лишения свободы в исправительной ко­ лонии строгого режима.

Михайлов А.Е. оправдан по ст.228.1 ч.З п. «а» УК РФ (по эпизоду сбыта «Ф ), ст.210 ч.2, 174.1 ч.1 УК РФ; Кампер М А судимый 5 сентября 2002 года по ст.ст.30 чЛ, 105 чЛ УК РФ к 6 го­ дам лишения свободы, освобожден 24 января 2006 года условно-досрочно на 1 год 8 месяцев 13 дней - осужден по ст.ст.30 ч.1, 228.1 ч.З п.п. «а, г» УК РФ к 8 годам лишения свободы, по ст.228.1 ч.З п. «а» УК РФ к 9 годам лишения свободы, по ст.228.1 ч.З п.п. «а, г» (по каждому из 2 эпизодов) УК РФ к 10 годам лишения свободы, на основании ст.69 ч.З УК РФ с частичным сложением назначенных наказаний к 12 годам лишения свободы и на основании ст.70 УК РФ с частичным присое­ динением неотбытого наказания по приговору от 5 сентября 2002 года оконча­ тельно назначено 13 лет лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

Кампер М.А. оправдан по ст.228.1 ч.З п. «а» УК РФ (по эпизоду сбыта С ), ст.210 ч.2 УК РФ; Парамонов И В судимый в 1997 году по ст.!62 ч.2 п.п. «а, в» УК РФ к 7 годам ли­ шения свободы, освобожден 20 февраля 2004 года по отбытии срока наказания - осужден по ст.ст.30 ч.1, 228.1 ч.З п.п. «а, г» УК РФ к 10 годам лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

Парамонов И.В. оправдан по ст.228.1 ч.З п. «а» УК РФ (по эпизодам сбы­ та «Ф и С ), ст.228.1 ч.З п.п. «а, г» УК РФ (по эпизодам сбыта К и Н , ст.210 ч.2, 174.1 чЛ УК РФ. 3 В соответствии с требованиями ч.З ст.81 УПК РФ судом решен вопрос о вещественных доказательствах по уголовному делу.

Заслушав доклад судьи Ермилова В. М., об обстоятельствах дела и дово­ дах кассационных жалоб, выступления осужденных Агеева В.А., Зайцева В.Ю., Доронина В.Д., Парамонова И.В. и адвокатов Зеликмана А.М., Шайгарданова Р.Р., Хусаиновой А.Р., Фаткудлиной Э.Р., поддержавших кассационные жало­ бы, и мнение прокурора Аверкиевой В.А., полагавшей оставить приговор без изменения, судебная коллегия

установила:

по приговору суда признаны виновными: Агеев В.А., Зайцев В.Ю., Доро­ нин Д.В., Михайлов А.Е., Кампер М.А. и Парамонов И.В. в приготовлении к незаконному сбыту наркотических средств организованной группой, в особо крупном размере; Зайцев В.Ю., Доронин Д.В., Михайлов А.Е. и Кампер М.А. в незаконном сбыте наркотических средств организованной группой, в крупном размере; Доронин Д.В., Михайлов А.Е. и Кампер М.А. в незаконном сбыте нарко­ тических средств организованной группой, в особо крупном размере; Доронин Д.В. и Михайлов А.Е. в незаконном сбыте наркотических средств в крупном размере; Зайцев В.Ю. и Михайлов А.Е. в незаконном приобретении боеприпасов, и, кроме того, Зайцев в их хранении.

Преступления совершены на территории в пе­ риод и при обстоятельствах, указанных в приговоре.

В судебном заседании осужденный Михайлов частично признал вину в приготовлении к сбыту наркотических средств, а осужденный Зайцев - в неза­ конном приобретении и хранении боеприпасов. В остальной части предъявлен­ ного обвинения все осужденные вину не признали.

В кассационных жалобах и в дополнениях к ним: осужденный Агеев В.А. не согласен с приговором в части признания его виновным. Считает, что выводы суда не соответствуют фактическим обстоя­ тельствам дела, установленным в суде. Утверждает, что показания свидетелей и другие доказательства указывают на его непричастность и не подтверждают выводы суда. Полно излагает эти доказательства, а также доказательства, по­ ложенные в основу обвинительного приговора, которые, по его мнению, не от­ вечают требованиям допустимости. Оспаривает наличие организованной груп­ пы и утверждает, что ему вменено уголовно наказуемое деяние при полном от­ сутствии необходимых для этого квалифицирующих признаков. Указывает на нарушение УПК РФ на стадии следствия, в частности, что следователи, прово-4 дившие следственные действия, не были уполномочены на их проведение, по­ скольку не было принято к производству следственной группой. Считает, что суд нарушил требования ст. 15 УК РФ, указав на рецидив преступления, кото­ рый не был установлен следствием и не содержится в обвинительном заключе­ нии. Полагает, что обвинительное заключение содержит нарушение норм тре­ бований ст.220 УПК РФ, что он привлечен к уголовной ответственности с гру­ бым нарушением ч.2 п.1 ст. 171 УПК РФ. Утверждает, что в приговоре не ука­ зано описание преступления с указанием места, времени, а также иных обстоя­ тельств, подлежащих доказыванию, что в приговоре имеются ссылки на фаль­ сифицированные документы, а также искажение доказательств, что указывает на незаконность приговора. Просит приговор в отношении него отменить и уголовное преследование прекратить. С приговором в части его оправдания он полностью согласен и эту часть приговора не оспаривает; осужденный Доронин Д.В., также не оспаривает приговор в части его оп­ равдания, считает, что он незаконно признан виновным в совершении преступ­ лений, за которые осужден. Полагает, что приговор в этой части основан на предположениях и на доказательствах, полученных с нарушением закона. Суд не дал оценки его показаниям, а также другим доказательствам, подтверждаю­ щих его невиновность. Излагает показания свидетеля «Ф » и другие до­ казательства и указывает, что эти доказательства не подтверждают его вину в сбыте наркотических средств «Ф ». Утверждает также о не доказанности его вины в приготовлении к сбыту наркотических средств, в сбыте наркотиче­ ских средств, и что была организованная группа. Считает, что его вина уста­ новлена недопустимыми доказательствами, которые указывает в жалобе. Пола­ гает, что суд нарушил требования ст.281 УПК РФ, огласив в судебном заседа­ нии показания свидетелей Г и М . Ссылается на доказатель­ ства по каждому эпизоду обвинения, анализирует их и делает выводы о не до­ казанности его вины данными доказательствами. Вместе с тем, ставит под со­ мнение достоверность других доказательств либо утверждает о их недопусти­ мости. Ссылается на применение недозволенных методов следствия к нему и к другим осужденным, показания которых на предварительном следствии поло­ жены в основу обвинительного приговора. Считает, что если даже взять во внимание, что в его действиях имеется состав преступления связанный с неза­ конным оборотом наркотических средств, то его действия квалифицированы неправильно, так как совершены тождественные однородные, приведшие к на­ ступлению однородных последствий, направленные к единой цели - сбыту наркотического средства, совершенные в рамках единой формы вины, и в его действиях содержится неоконченный состав преступления. Указывает, что суд при назначении ему наказания не взял во внимание данные о его личности, а именно, участие в боевых действиях на и полученное им ра­ нение. Просит приговор отменить и направить дело на новое судебное рассмот­ рение; осужденный Михайлов А.Е. не согласен с приговором, вину в предъяв­ ленном обвинении не признает, считает, что его вина не доказана. Вину при­ знает лишь в незаконном хранении наркотических средств для личного упот-5 ребления без цели сбыта. Утверждает, что выводы суда о его причастности к сбыту наркотических средств не подтверждаются доказательствами, рассмот­ ренными в судебном заседании. Излагает доказательства по эпизодам обвине­ ния, в том числе показания свидетелей, и ставит под сомнение их достовер­ ность и допустимость. Считает, что суд не учел приведенные им в жалобе до­ воды, и обстоятельства, которые могли существенно повлиять на выводы суда.

Полагает также, что судом в нарушение требований пунктов 1-7 ст.299 УПК РФ не разрешен вопрос в отношении каждого подсудимого о роли и участии в со­ вершенном деянии, и не дана должная оценка доказательствам по делу. Отри­ цает также свою вину в приобретении и хранении боеприпасов. Поясняет, что никакого отношения к ним не имеет. Указывает, что Зайцев от своих показа­ ний, данных им в качестве подозреваемого, впоследствии отказался. Утвержда­ ет, что в ходе предварительного следствия имели место факты фальсификации материалов уголовного дела, в подтверждение чего ссылается на показания свидетелей Ч и У . Считает, что на предварительном следствии было нарушено его право на защиту, что к нему применялись недозволенные методы следствия, что суд данный факт не взял во внимание, рассмотрение де­ ла было односторонним и с обвинительным уклоном. При назначении ему на­ казания суд не учел, что он болен туберкулезом, что в уголовном деле на него имеются характеристики, и назначил ему чрезмерно суровое наказание. Просит приговор отменить и направить дело на новое судебное рассмотрение; осужденный Кампер М.А. считает, что приговор незаконный и необосно­ ванный. Указывает, что показания подсудимого Михайлова, данные им в ходе предварительного следствия, по эпизоду приготовления к сбыту наркотических средств организованной группой, не соответствуют фактическим обстоятельст­ вам уголовного дела, которые указывает в жалобе. Полагает, что при рассмот­ рении дела судом допущены нарушения уголовно-процессуального закона, в частности, нарушены требования ч.2 ст.281 УПК РФ при оглашении показаний свидетеля «М ». Указывает, что показания свидетелей Н А и Ф ни чем не подтверждены. Утверждает, что в основу его обвинения в участии в организованной группе и в приготовлении к сбыту нар­ котических средств положены указанные им в жалобе недопустимые доказа­ тельства, а выводы суда являются незаконными и нарушают его Конституцион­ ные права. Считает, что судебное следствие было неполным и необъективным.

Утверждает, что в ходе предварительного следствия имела место фальсифика­ ция материалов уголовного дела, которые нашли свое подтверждение в суде, когда были допрошены свидетели Ч и У , и что также подтвержда­ ется другими фактами. Считает, что в основу его обвинения в сбыте наркотиче­ ских средств К , С и Н положены доказательства, которые противоречат фактическим материалам уголовного дела о его прича­ стности к данному эпизоду обвинения, и недопустимые доказательства, и что выводы суда основаны на предположении. Полагает, что суд не выполнил тре­ бования ст.ст. 299, 307 УПК РФ, и вышел за рамки предъявленного обвинения, самостоятельно дополняя домыслами состав инкриминируемого ему «не закон­ ного» состава преступления. Указывает, что он также не согласен с квалифика-6 цией его действий и с назначенным ему наказанием. Считает, что суд не уста­ новил, какие он преступные действия совершил, что все выводы суда основы­ ваются на предположениях, не имеют под собой доказательственной базы. Про­ сит приговор в отношении него отменить и уголовное дело прекратить в связи с отсутствием события и состава преступления и его причастности к инкримини­ руемым ему преступлениям; осужденный Парамонов И.В. не согласен с приговором в части его осуж­ дения по ст.ст.30 чЛ, 228.1 ч.З п.п. «а, г» УК РФ. Утверждает, что в подтвер­ ждение его вины суд сослался на предположения и доказательства, которые, по его мнению, получены с нарушением норм уголовно-процессуального закона, о чем подробно излагает в жалобе, а предположения суда не нашли подтвержде­ ния в судебном заседании. В частности, указывает, почему показания подсуди­ мых Зайцева и Михайлова, свидетелей Л , Н , аудио-записи телефонных разговоров, как полученные с нарушением норм уголовно- процессуального закона, не могут быть доказательствами по делу. Из показаний свидетелей Ч и У делает, вывод, что ряд следственых действий проводился без участия понятых. Считает также, что в судебном заседании не нашло подтверждение создание организованной преступной группы и его уча­ стие в этой группе. Указывает, что с самого момента задержания он не призна­ вал вину в предъявленном обвинении, давал последовательные показания. В процессе судебного следствия его показания нашли полное подтверждение по­ казаниями свидетелей и материалами уголовного дела. Утверждает, что пред­ варительное следствие проводилось с нарушением норм уголовно- процессуального законодательства, руководитель следственной группы не при­ нял уголовное дело к своему производству. Просит приговор в части его осуж­ дения отменить и его оправдать; адвокат Зеликман А.М. в защиту осужденного Агеева В.А. полагает, что приговор является незаконным и необоснованным в части осуждения Агеева по ст.ст.30 чЛ, 228.1 ч.З п.п. «а, г» УК РФ. Считает, что приговор в этой части ос­ нован на предположениях, кроме того, в основу приговора положены доказа­ тельства, полученные с нарушением закона, суд не дал надлежащей оценки по­ казаниям Агеева и другим доказательствам, подтверждающим его невинов­ ность. Указывает, что в нарушение ст.302 УПК РФ приговор основан на пред­ положениях. Судом неустановлено, когда и кем были приобретены наркотиче­ ские средства, перечисленные в приговоре, каким способом, когда и кем они доставлялись в , в чем конкретно заключалась роль Агеева в этих постав­ ках. Ссылается на показания Агеева, что он вину не признал и пояснил, что ра­ ботники Наркоконтроля сфабриковали против него дело, поскольку он выиграл тендер на строительство автоцентра « ». Указывает, что эти доводы Агеева проверены не были. Считает, что к показаниям Доронина, Зайцева, Ми­ хайлова, Кампера и Л данными ими на предварительном следствии, а также к результатам телефонных прослушек, которыми, по мнению суда, под­ тверждается вина Агеева в совершенном преступлении, следует отнестись кри­ тически, так как в судебном заседании Михайлов, Кампер и Л отказа­ лись от своих показаний, а их показания на предварительном следствии были 7 не конкретны и не подтверждаются объективными обстоятельствами, установ­ ленными в судебном заседании. Полагает, что анализ показаний обвиняемых и свидетелей на предварительном следствии свидетельствует, что Агеев не имел никакого отношения к поставкам гашиша и кокаина. Утверждает, что вина Агеева в совершении преступления, предусмотренного ст.ст.30 чЛ, 228.1 ч.З п.п. «а, г» УК РФ в судебном заседании не нашла своего подтверждения. Про­ сит приговор в отношении Агеева отменить и уголовное преследование прекра­ тить за непричастностью к совершению инкриминируемого ему деяния; адвокат Шайгарданов Р.Р. в защиту осужденного Зайцева В.Ю. не согла­ сен с приговором, так как считает, что предварительное расследование по уго­ ловному делу проводилось с существенными нарушениями уголовно- процессуального законодательства, выразившиеся в нарушении правил и по­ рядка производства следственных и процессуальных действий, допущенное со­ трудниками Управления Федеральной службы по Контролю за оборотом нар­ котических средств Российской Федерации , кото­ рые повлекли ограничения и лишения гарантированных прав обвиняемого Зай­ цева. Полагает, что приговор не соответствует фактическим обстоятельствам уголовного дела, так как вина Зайцева в инкриминируемых преступлениях не доказана. Указывает на нарушения уголовного процессуального закона при проведении следственных действий по опознанию Зайцева С , ко­ торый в ходе судебного заседания отказался от своих показаний и заявил, что давал показания и опознал Зайцева под давлением оперативных сотрудников, что приказ о возложении на Б обязанностей следователя, без освобождения от прямых обязанностей дознавателя, не соот­ ветствует положениям ст.ст.38 ч.2 п.п.4, 5, 152 чЛ, 151ч.3 п.8 УПК РФ, поэтому он не мог проводить следственные действия; показания свидетеля Н . относятся к недопустимым доказательствам, как основанные на догадке, предположении, слухе. Утверждает, что в ходе судебного разбирательства, об­ стоятельств, которые могли бы свидетельствовать об организованной группе, по материалам уголовного дела не установлено. К показаниям названных за­ секреченных свидетелей нужно отнестись критически, так как они вызывают сомнение в их достоверности. Указывает, что по эпизодам сбыта Зайцевым наркотических средств С и приготовления к незаконному сбыту наркотических средств организованной группой, свидетель С от сво­ их показаний отказался, а свидетели С и С в судебном заседании не подтвердили свои показания и отрицали факт признания Зайцевым о при­ надлежности ему обнаруженных при обыске наркотических средств. Утвержда­ ет, что показания Зайцева на предварительном следствии, на которые суд со­ слался в приговоре, им были даны в нетрезвом состоянии и он не осознавал всю полноту ответственности и адекватности своих показаний. Указывает, что по­ казания свидетеля «М а» на предварительном следствии положены в основу приговора незаконно, так как оглашены в судебном заседании с нару­ шением ч.2 ст.281 УПК РФ. Просит приговор отменить и направить уголовное дело на новое судебное рассмотрение; 8 адвокат Хусаинова А.Р. в защиту осужденного Доронина Д.В. считает, что приговор в части осуждения Доронина основан на предположениях, кроме того, в основу приговора положены доказательства, полученные с нарушением закона, суд не дал надлежащей оценке показаниям Доронина и другим доказа­ тельствам, подтверждающим его невиновность. По эпизоду сбыта наркотиче­ ских средств «Ф » утверждает, что в ходе судебного заседания не уста­ новлена причастность Доронина к данному сбыту. Подробно анализирует дока­ зательства по эпизоду обвинения Доронина в приготовлении к сбыту наркоти­ ческих средств, в частности, протоколы обысков, заключения экспертов, и счи­ тает, что доказательства, положенные в основу приговора, получены с наруше­ нием норм уголовно-процессуального закона и являются недопустимыми дока­ зательствами. Ссылается на противоречия в показаниях свидетелей Ч и У в судебном заседании, участвующих понятыми при проведении след­ ственных действий, и полагает, что реально они проводились без участия поня­ тых. Указывает, что согласно заключения эксперта от 10 июля 2006 года веще­ ство, содержащееся в трех пакетах изъятых при обыске квартиры 16 мая 2006 года, не является наркотическим средством.

Утверждает, что в ходе судебного заседания не установлена причастность До­ ронина в приготовлении к сбыту наркотических средств, его действия надлежит квалифицировать по ст.228 чЛ УК РФ, как хранение наркотического средства какоина с целью личного употребления. По эпизодам сбыта наркотических средств К , Г С , Н также считает, что в основу приговора положены недопустимые доказательства, что вина Доронина не доказана. Указывает, что большинство свидетелей со стороны обвинения, допрошенные в ходе судебного заседания, отказались от показаний данных ими в ходе следствия, пояснив, что показания они давали под давлением оператив­ ных сотрудников УФСКН. Полагает, что если даже взять во внимание, что в действиях Доронина имеется состав преступления связанный с незаконным оборотом наркотических средств, то его действия судом квалифицированы не­ правильно. Согласно материалам уголовного дела Дорониным и иными подсу­ димыми совершены тождественные, однородные действия, приведшие к насту­ плению однородных последствий, направленных к единой цели-сбыту наркоти­ ческого средства, совершенные в рамках единой формы вины. Кроме того, все они содержат неоконченный состав преступления. Ссылается на то, что выпис­ ка из приговора суда, имеющаяся в личном деле осужденного Доронина, не со­ ответствует приговору суда, имеющемуся в материалах уголовного дела и вы­ данному ей и Доронину. Просит приговор в отношении Доронина Д.В. отме­ нить и дело направить на новое судебное рассмотрение; адвокат Зайдуллина А.У. в защиту осужденного Михайлова А.Е. не со­ гласна с приговором, в частности с обвинением Михайлова в сбыте наркотиче­ ских средств К , Г , Н , С . Ссылается на показания этих лиц, которые, как она считает, не подтверждают, что наркоти­ ческое средство они приобрели у Михайлова. Она также не согласна с обвине­ нием Михайлова по ст.222 чЛ УК РФ. Указывает, что патроны были найдены на даче Зайцевой, к которой Михайлов никакого отношения не имеет. Полагает, 9 что положенный в основу приговора протокол обыска квартиры по месту жительства Михайлова является недо­ пустимым доказательством, поскольку при обыске было нарушено право Ми­ хайлова на защиту, так как перед производством обыска Михайлов заявил же­ лание о приглашении на данное следственное действие адвоката Зайдуллину, но ему в этом отказали. Указывает, что под сомнение протокол обыска ставят показания понятых Г и Д , допрошенных в качестве свидетелей.

Утверждает также, что Г и Д участвовали в качестве понятых под принуждением, что ставит под сомнение законность всего следственного действия. Также считает, что протокол допроса Михайлова в качестве подозре­ ваемого от 16 мая 2006 года не может быть положен в основу приговора, как недопустимое доказательство, ввиду нарушения права Михайлова на защиту, так как не было удовлетворено ходатайство Михайлова о вызове на его допрос адвоката Зайдуллину. Последняя впоследствии была приглашена родственни­ ками Михайлова и участвовала при избрании меры пресечения в отношении Михайлова и обнаружила у него телесные повреждения в виде кровоподтеков.

Михайлов пояснил, что они были ему причинены при допросе в качестве по­ дозреваемого, с целью получения от него показаний угодных следствию. Ссы­ лается также на показания свидетелей М и М ко­ торые показали, что Михайлов им пояснил, что сотрудники Наркоконтроля применяли к нему физическую силу. Кроме того, указывает, что отсутствует последний лист протокола допроса Михайлова, на котором в соответствии со ст. 166 п.6 УПК РФ должно быть разъяснено право делать подлежащие внесе­ нию в протокол замечания о его дополнении и уточнении, что также влечет не­ допустимость этого доказательства. Полагает, что является недопустимым до­ казательством и протокол предъявления на опознание Михайлова С от 23 июня 2006 года, как проведенное с нарушением требований ст. 193 УПК РФ. Просит приговор отменить и направить дело на новое судебное рассмотре­ ние; адвокат Фаткуллина Э.Р. в защиту осужденного Кампера М.А. не оспари­ вая приговор в части оправдания Кампера, считает, что Кампер незаконно и не­ обоснованно признан виновным в незаконном обороте наркотических средств.

Полагает, что приговор в этой части основан на предположениях, помимо это­ го, суд положил в основу приговора доказательства, полученные с нарушением уголовно-процессуального закона, выводы суда не соответствуют фактическим обстоятельствам уголовного дела, суд не дал надлежащей оценки показаниям Кампера и доказательствам, подтверждающим его невиновность. Указывает, что в подтверждение вины Кампера по факту участия в организованной группе и приготовлении к сбыту наркотических средств, суд сослался на показания Михайлова и Зайцева в качестве подозреваемых. Утверждает, что суд изменил показания Михайлова, и что фактически из его показаний прямо следует, что Кампер никакого отношения к данному преступлению не имеет, и кроме того, показания Михайлова получены с нарушением норм уголовно-процессуального закона, так как в его показаниях отсутствует подпись адвоката, было нарушено его право на защиту и на него оказывалось физическое воздействие сотрудни-10 ками УФСКН. Зайцев же показал, что не знает, связан ли как-либо Кампер с наркотиками. Утверждает, что в материалах уголовного дела нет ни одного объективного доказательства, свидетельствующего о причастности Кампера к вышеуказанным преступлениям. Свидетели со стороны обвинения в судебном заседании отказались от своих показаний на предварительном следствии, пояс­ нив, что они их давали под давлением оперативных сотрудников. Утверждает, что свидетель Н оклеветал Кампера, что в ходе предварительного следствия имела место фальсификация материалов уголовного дела, а также провокация со стороны оперативных сотрудников. Судом не указаны конкрет­ ные действия Кампера, как члена организованной группы, а также не конкрети­ зированы действия Кампера, направленные на совершение сбыта наркотиче­ ских средств. По эпизодам сбыта Кампером наркотических средств К , С , Н излагает доказательства, которые, по её мнению, подтверждают невиновность Кампера, либо ставит под сомнение допустимость доказательств, положенных в основание доказанности вины Кампера. В частно­ сти, просит исключить из числа доказательств протокол предъявления на опо­ знание Кампера Н , утверждая, что при опознании нарушены требо­ вания ст. 193 УПК РФ. Фальсификация материалов уголовного дела, как она считает, подтверждается показаниями свидетелей Ч и У , пояс­ нивших, что по данному уголовному делу они один раз участвовали в качестве понятых при осмотре вещественных доказательств, однако согласно материа­ лам уголовного дела они участвовали в качестве понятых 11 раз. Обращает внимание на то, что другие лица, участвующие в качестве понятых, заранее предупреждались о месте и времени проведения следственных действий опера­ тивными сотрудниками и методистом юридического факультета , где они учились. Указывает, что после освобождения из мест лишения свободы Кампер устроился на работу и занимался законной деятельностью. Просит приговор в отношении Кампера отменить и уголовное дело прекратить; защитник Дистанова Е.Ю. в защиту своего мужа Агеева В.А. не согласна с приговором, утверждает, что Агеев преступление не совершал. Считает, что приговор незаконный, не содержит необходимых признаков состава преступле­ ния, а также объективных данных, которые могли бы подтверждать виновность.

В ходе судебного разбирательства не было установлено фактов причастности Агеева к незаконному обороту наркотиков. Агеев был привлечен к уголовной ответственности и признан виновным с грубым нарушением требований УПК РФ. В приговоре суд намеренно исказил сведения, добытые в судебном заседа­ нии. Ссылка на протоколы осмотра и о проведении их в присутствии понятых не подтверждается показаниями самих понятых в судебном заседании (допрос У и Ч ), что делает эти протоколы недопустимым доказательст­ вом. Считает, что версия непричастности Агеева не исследовалась и судебное следствие проведено с обвинительным уклоном. Просит приговор в отношении Агеева отменить и уголовное преследование Агеева прекратить; защитник Михайлова А.Н. в защиту мужа Михайлова А.Е. также не со­ гласна с приговором, поскольку, как она считает, Михайлов преступлений не совершал, доказательств подтверждающих его причастность к инкриминиро-11 ванным преступлениям, в суде представлено не было. Поясняет, что наркотики, обнаруженные в квартире, были предназначены только для личного употребле­ ния Михайловым, являющегося наркозависимым. Указывает, что при обыске не была приглашена адвокат Зайдуллина, чьё присутствие требовал Михайлов, тем самым было нарушено его право на защиту. Утверждает, что адвокат Теплов участия в деле не принимал, что судом не взято во внимание. Допрошенные в судебном заседании свидетели обвинения по части приобретения у Михайлова наркотических средств не подтвердили факт приобретения наркотиков у Ми­ хайлова. Также считает, что Михайлов незаконно осужден за незаконное при­ обретение и хранение боеприпасов, обнаруженных на даче у матери Зайцева.

Доказательства вины Михайлова отсутствуют, обвинение абсолютно безосно­ вательное. Полагает, что суд и оперативные сотрудники были настроены к Ми­ хайлову предвзято, вина его не доказана, Михайлов привлечён к уголовной от­ ветственности и признан виновным с грубыми нарушениями УПК РФ и Кон­ ституции РФ. Просит приговор отменить, дело направить на новое судебное рассмотрение.

В возражениях на кассационные жалобы государственный обвинитель Султангареева В.А. указывает, что доводы жалоб были проверены в судебном заседании и не нашли своего подтверждения. Считает, что вина осужденных доказана, их действия квалифицированы правильно, наказание им назначено с учетом общественной опасности совершенных преступлений, данных о лично­ сти виновных. Просит оставить приговор без изменения.

Проверив материалы дела, и обсудив доводы, изложенные в кассацион­ ных жалобах, судебная коллегия находит жалобы не подлежащими удовлетво­ рению по следующим основаниям.

Из материалов дела видно, что вопреки утверждениям в кассационных жалобах выводы суда о доказанности вины осужденных Агеева, Зайцева, Доро­ нина, Михайлова, Кампера и Парамонова в совершенных преступлениях, кроме приобретения Зайцевым боеприпасов и хранения боеприпасов Михайловым, основаны на собранных по делу доказательствах, всесторонне, полно и объек­ тивно исследованных в судебном заседании на основе равенства и состязатель­ ности сторон.

Так, вина Доронина в незаконном сбыте «Ф » наркотического средства - каннабиса весом 36, 89 грамма подтверждается показаниями свиде­ теля «Ф на предварительном следствии, подробно пояснившего об об­ стоятельствах приобретения им указанного наркотического средства, протоко­ лом опознания Доронина «Ф », как лица, у которого он пробрел нар­ котик, заключением экспертизы и другими доказательствами, полно изложен­ ными в приговоре.

Хотя в судебном заседании «Ф » отказался от своих показа­ ний на предварительном следствии и заявил, что эти показания он дал в результате применения недозволенных методов следствия, суд обосно­ ванно признал указанные показания «Ф » на предварительном 12 следствии достоверными, поскольку они давались им в условиях, исклю­ чающих применение к нему недозволенных мер.

Что касается опознания Доронина «Ф », то оно проведено с соблюдением требований уголовно-процессуального закона, и оснований считать данное доказательство недопустимым, не имеется.

Действия Доронина Д.В. правильно квалифицированы по ст.228.1 ч.2 п. «б» УК РФ, как незаконный сбыт наркотических средств в крупном размере.

Создание организованной группы и приготовление Агеевым, Зайцевым, Дорониным, Михайловым, Кампером и Парамоновым к незаконному сбыту наркотических средств в особо крупном размере, доказана совокупностью до­ казательств, анализ и оценка которым даны в приговоре.

В частности, их вина в совершенном преступлении установлена показа­ ниями на предварительном следствии Зайцева и Михайлова.

В частности, из показаний Зайцева усматривается, что после того, как Агеев предложил предоставлять квартиру его тещи Доронину и Михайлову, он начал догадываться, что Агеев связан с наркотиками. Кроме того, после пере­ дачи ключей от квартиры Доронину и Михайлову, чтобы те помещали туда ве­ щи, он при посещении квартиры видел там наркотические средства - траву, со­ держащуюся в полиэтиленовые мешках. По поводу того, что Доронин и Ми­ хайлов в указанной квартире хранили наркотики, он не возражал, так как ему нужны были деньги, которые получал от обоих. Изъятый при производстве обыска сотрудниками Наркоконтроля из квартиры каннабис, в квартиру привезли Доронин, Кампер и Михайлов 13 мая 2006 года. Кокаин привез водитель машины, которую заказал П из , с которым он познакомился у Агеева. Водитель, который перегонял ма­ шину " ", попросил встретить его в 100 км от . На встречу он взял Доронина и Михайлова, которые должны были ехать за рулем. При встречи Доронин, Михайлов и водитель разговаривали о наркотиках (известно с их слов). Затем П заказал еще одну такую же автомашину. На встречу с тем же водителем Доронин и Михайлов ездили уже без него. После возвраще­ ния Доронин и Михайлов рассказали ему, что водитель привез им кокаин. Изъ­ ятые там же героин и гашиш принадлежат Агееву, Доронину и Михайлову. О плохом качестве героина он знает со слов Михайлова, который ему об этом ска­ зал лично. По этому поводу Михайлов ругался с Агеевым, а Агеев ругался с П из . О том, что героин привезли из , и при этом был задействован П , ему стало известно со слов Михайлова. В дальнейшем Аге­ ев в его присутствии ругался по телефону с П и высказывал ему, что геро­ ин плохого качества. Данное событие произошло примерно год назад Из показаний Михайлова усматривается, что он употреблял героин с 1998 года, с 2001 года - гашиш. Зайцева знает с детства, вместе занимались в спортивной секцией по боксу, тот наркотики не употребляет и не курит. С До­ рониным познакомился в феврале 2005 года после его освобождения, отноше­ ния дружеские. С Дорониным его познакомил Зайцев, когда вместе с ним хо­ дил на свидания к Доронину в ИК . У Зайцева с Дорониным очень хорошие отношения. Обнаруженные у него в ходе обыска по месту жительства наркоти­ ческие средства, а именно героин и гашиш, он взял у Зайцева, примерно в на­ чале 2006 года. Данных наркотиков по весу было больше: около 100 граммов 13 чале 2006 года. Данных наркотиков по весу было больше: около 100 граммов гашиша и 100 граммов героина, они были упакованы по отдельности в поли­ этиленовые пакеты. Указанные наркотики взял у Зайцева для реализации, брал не в первый раз. Зайцев хранил наркотики не по месту жительства, а в кварти­ ре, находящейся в доме, расположенном недалеко от магазина " " на остановке " ": дом пятиэтажный, квартира двухкомнатная, на пер­ вом этаже, квартира нежилая. Если кому-то надо было что-то взять из кварти­ ры, брали ключи у Зайцева и ехали на квартиру, там хранились различные нар­ котические средства: марихуана, гашиш, героин, кокаин, таблетки амфетамина, различные другие таблетки, все наркотики находились на полу. О том, сколько наркотиков необходимо было забрать из квартиры, согласовывали с Зайцевым в тот момент, когда забирали у него ключи от квартиры, потом отзванивались Зайцеву на сотовый телефон. Также на данную квартиру с той же целью при­ ходил Доронин. Приобретением наркотических средств для сбыта занимался Зайцев, а поставкой ему данных наркотиков - Агеев и Парамонов. Зайцев с ни­ ми договаривался о поставке наркотиков, а Агеев и Парамонов на своих лич­ ных автомашинах: Агеев на " " белого цвета, Парамонов на коричневого цвета, выезжали в сторону там приобретали. На­ сколько ему известно, наркотики Агеев и Парамонов брали в Казахстане у не­ коего "П ", которого видел 2-3 раза, тот приезжал в к Зайцеву. На реа­ лизацию приобретались в основном героин и марихуана, а остальные наркоти­ ческие средства - гашиш, кокаин, таблетки, амфетамин, шли поставкой из г.

. Насколько он осведомлен, в никто не вы­ езжал, наркотики приходили посылками по почте, на адрес "До востребова­ ния", обратного адреса не было. Кроме него реализацией наркотиков мелкими партиями занимались Доронин и Кампер, который освободился из мест лише­ ния свободы за несколько месяцев до последнего задержания. Кампер был зна­ ком с каждым из них, знал об их деятельности, бывал в квартире, где храни­ лись наркотики. Сам Зайцев наркотики не сбывал, а передавал их ему и Доро­ нину для последующего сбыта наркозависимым лицам. Если он, например, продал гашиш на рублей, то рублей оставлял себе, а ос­ тальные отдавал Зайцеву. Между собой все они общались посредством сотовой связи. Заниматься незаконным оборотом наркотических средств начал по пред­ ложению Зайцева примерно в 2001 году. Наркотики реализовывал среди нар­ команов, каких-либо постоянных клиентов у него не было. Наркоманы просто созванивались с ним по сотовому телефону, и он назначал наркоманам встречу.

Указанной преступной деятельностью продолжил заниматься после отбытия второго срока, т.е. с сентября 2004 года. Наркотики, которые брали в квартире, практически всегда были расфасованы. Сам он тоже иногда дома расфасовывал наркотики на более мелкие части.

Судом тщательно проверялось заявление Михайлова о том, что эти пока­ зания он дал потому, что был избит оперативными работниками, о чем утвер­ ждается и в кассационных жалобах, что не нашло подтверждения.

На основании проведенной проверки, суд указал в приговоре, что данное утверждение является необоснованным, что подтверждается ответами клиниче­ ской больницы и учреждения ФГУ ИЗ- ГУФСИН РФ Суд обоснованно признал указанные показания Зайцева и Михайлова на предварительном следствии допустимыми доказательствами, поскольку перед допросом им были разъяснены положения ст.46 УПК РФ и ст.51 Конституции РФ, показания были даны в присутствии адвокатов, что исключало какое-либо воздействие на них. 14 Помимо показаний Зайцева и Михайлова, вина осужденных подтвер­ ждается оглашенными в судебном заседании показаниями на предваритель­ ном следствии свидетелей Л «М », М , Ш показаниями свидетеля Н в судебном заседании и други­ ми доказательствами, содержание которых полно изложено в приговоре, а также телефонными переговорами и заключениями фоноскопических экспер­ тиз, которыми установлено, что голоса и речь записанных телефонных пере­ говоров принадлежат подсудимым.

Суд убедительно мотивировал в приговоре допустимость и достовер­ ность указанных доказательств, и что оглашение показаний свидетеля «М » в судебном заседании, в данном случае не является нарушени­ ем требований ст.281 УК РФ, как об этом утверждалось стороной защиты.

На основании исследованных доказательств суд установил, что Агее­ вым, Зайцевым, Дорониным, Михайловым, Кампером и Парамоновым была создана организованная группа, что выражалось в распределении функций ме­ жду членами группы, координации действий всех её участников, устойчивости постоянной связи между ними, в стабильности состава - группа не распадалась и продолжала существовать после совершения преступлений. Распределение ролей в организованной группе было распределено следующим образом: Агеев отвечал за связь с «П » и совместно с Парамоновым за незаконные опто­ вые поставки ранее ввезенных с неустановленного места в наркотических средств на территорию с ис­ пользованием автомашин. Зайцев - за связь с Агеевым и получение от него не­ законно перевезенных из , а также из наркотических средств в особо крупном размере - героина (диацетилморфина), каннабиса (марихуаны) и их передачу Доронину, Камперу и Михайлову для дальнейшего сбыта различным наркосбытчикам и потребителям наркотиков, а также непосредственный сбыт наркотических средств.

За период с конца 2005 года по 15 мая 2006 года включительно организо­ ванной группой были совершены не менее 4 преступлений, связанных со сбы­ том наркотических средств К Г , С , Н , а также планировалось реализовать наркотические средства - героина (диаце­ тилморфина), каннабиса (марихуаны), кокаина, гашиша.

Так, Агеев, Зайцев, Доронин, Михайлов, Кампер и Парамонов, имея умысел на незаконный оборот наркотических средств, действуя в рамках орга­ низованной группы, осуществили незаконное приобретение, перевозку и хра­ нение с целью последующего сбыта наркотических средств: героин (диацетил- морфин), общей массой не менее 1948,747 грамма; каннабис (марихуана), об­ щей массой не менее 15765,117 грамма; кокаин, общей массой не менее 245,617 грамма; гашиш, общей массой не менее 221,242 грамма; наркотикосодержаще­ го растения конопля, общей массой 3185,599 грамма, которые временно помес­ тили в предоставляемую Зайцевым квартиру, при этом часть наркотиков для облегчения незаконного сбыта, члены организованной группы переместили в квартиры, где проживали Доронин и Михайлов, а именно: в квартиру Зайцева героин (диацетилморфин), массой 1820,98 грамма, каннабис (марихуана), массой 14759,802 грамма, кокаин, массой 239,594 грамма, гашиш, массой 173,753 грамма, наркотикосодержащее расте­ ние конопля, массой 3185,5 99 грамма; в квартиру Доронина героин (диацетилморфин), массой 118,684 грамма, каннабис (марихуана), массой 1005, 315 грамма, кокаин, массой 6, 023 грамма, гашиш, 15 массой 0, 789 грамма; в квартиру Михайлова героин (диацетилморфин), массой 9, 083 грамма, гашиш, массой 46, 7 грамма, однако сбыть указанные наркотические вещества не смогли по независящим от них обстоятельствам, поскольку были задержаны сотрудниками полиции. Па­ рамонов незаконно перевозил наркотические средства в особо крупном разме­ ре.

Вышеназванные действия Агеева, Зайцева, Доронина, Михайлова, Кам­ пера и Парамонова подтверждаются протоколами обысков указанных квартир, показаниями свидетелей З , С , Г К , Г , Д , которые были в качестве понятых при производстве обысков, а также заключениями экспертов и специалистов, а также просмотренной в су­ дебном заседании видеозаписью, изложенными в приговоре.

Доводы подсудимых и защиты о том, что обыски происходили с наруше­ нием требований УПК РФ, что прослушивание телефонных переговоров неза­ конно, что не все вещественные доказательства были осмотрены, поэтому ука­ занные доказательства недопустимы, о чем утверждается и в кассационных жа­ лобах в защиту осужденных, суд обоснованно нашёл несостоятельными. Свой вывод суд аргументировал тем, что свидетели З , С , Г , К дияров, Г и Д , присутствовавшие при следственных действиях в качестве понятых, показали, что оперативные работники перед обыском в квартиры подсудимых ничего не заносили, понятые внимательно следили за их действиями и зафиксировали только то, что было обнаружено и изъято. Какая- либо заинтересованность с их стороны в отражении результатов обыска судом не установлена. Прослушивание телефонных переговоров в соответствии с требованиями УПК РФ производилась с санкции суда, о чём имеются копии постановлений, каких-либо нарушений при этом не допущено. Свидетели Ч и У , участвовавшие в качестве понятых, подтвердили, что все имеющиеся вещественные доказательства ими были осмотрены, фонограммы прослушаны, видеоматериалы просмотрены.

В судебном заседании были осмотрены вещественные доказательства - упаковки с наркотическими средствами, в результате чего было установлено соответствие количества упаковок и их описание обнаруженным в квартирах Зайцева, Доронина и Михайлова наркотическим средствам, которые были опи­ саны и зафиксированы в протоколах обысков, это же подтвердили эксперты М Ю И и С Также несостоятельными нашел суд и доводы Агеева и Парамонова о не­ причастности к приобретению и перевозке наркотических средств, поскольку они опровергаются показаниями Зайцева и Михайлова, данных ими в ходе предварительного следствия, свидетеля Л , оперативных работников наркоконтроля Н , А и Ф , не верить которым у суда нет оснований, фотографией, где Агеев и Парамонов запечатлены в компании "П ", распечаткой телефонных переговоров подсудимых, из которых следу­ ет, что Парамонов знаком с "П " и общался с ним.

Адвокат Хусаинова в кассационной жалобе в защиту осужденного Доро­ нина указывает, что по заключению эксперта изъятое при обыске вещество, содержащееся в трех пакетах, не является наркотическим средством.

Однако, согласно заключению эксперта, данное вещество является час­ тями наркотикосодержащего растения, о чем указано и в приговоре.

Выводы суда о доказанности вины осужденных основаны на конкретных материалах уголовного дела и не вызывают сомнений.

Суд правильно квалифицировал действия Агеева, Зайцева, Доронина, Михайлова, Кампера и Парамонова по ст.ст.30 чЛ, 228.1 ч.З п.п. «а, г» УК РФ, 16 как приготовление к незаконному сбыту наркотических средств, совершенное организованной группой, в особо крупном размере.

Вина Михайлова, Доронина и Кампера в незаконном сбыте К наркотического средства - каннабиса (марихуаны) весом 1015, 25 грамма, ор­ ганизованной группой, в особо крупном размере, подтверждается показаниями свидетелей К на предварительном следствии, свидетелей А , Ф , протоколом осмотра места происшествия, заключениями экспертов и другими доказательствами, изложенными в приговоре.

Свидетель А показал, что в оперативную службу поступила информация о том, что К должен был незаконно приобрести круп­ ную партию наркотического средства - каннабис (марихуана) в , в связи с чем было запланировано оперативно-розыскное мероприятие "наблюдение", которое осуществляли оперативные работники Г Ф и Е 25 апреля 2006 года К созвонился с Михайловым и они до­ говорились о встрече возле клуба " ". Около 21 часа К на подъехал к клубу, туда же на автомашине подъехали Михайлов и Доронин, К сел к ним в машину, с собой у него ничего не было. Минуты через две он вышел из машины уже с пакетом и сел в свою машину. Был ли в машине ещё кто-то, он не знает, так как стёкла машины были зато- нированы. Когда автомашина с К уехала и остановилась на перекрестке и улицы ", они задержали находившихся в автомоби­ ле лиц. В ходе осмотра с пола из-за спинки переднего пассажирского сидения был изъят зеленый пакет с содержимым - размельченным растительным веще­ ством зеленого цвета.

Свидетели Ф Г и Е дали показания, аналогичные показаниям А По заключению эксперта представленное на исследование вещество растительного происхождения, обнаруженное и изъятое 25 апреля 2006 года в салоне автомобиля 3 г.н. является наркотическим средством - каннабисом (марихуаной). Масса наркотического средства после высушивания до постоянной массы составила 1015,050 граммов.

Из справки эксперта от 2 июня 2006 года, усматривается, что при про­ верке по ЦАДБ ЭКЦ МВД установлено, что след пальца руки, изъятый 25 апреля 2006 года в автомобиле , оставлен средним пальцем правой руки Доронина Д В дактилоскопированно­ го в ГРОВД.

Согласно справки об исследовании № , в ходе проверки следов рук по информационной карте изъятых с упаковки НС по факту престу­ пления по признакам ст.228 УК РФ, имевшего место 25 апреля 2006 года в ав­ томобиле , след руки оставлен средней фалангой ука­ зательного пальца левой руки Кампера М А .

Из распечаток телефонных переговоров и заключений экспертов видно, что разговор о незаконном обороте наркотических средств происходил с уча­ стием Михайлова, Доронина и Кампера.

Действия Михайлова, Доронина и Кампера связанные с незаконным сбытом наркотических средств К организованной группой, в особо крупном размере, правильно квалифицированы по ст.228.1 ч.З п.п. «а, г» УК РФ.

Вина Михайлова и Доронина в незаконном сбыте Г нарко­ тического вещества - кокаина весом 2, 150 грамма установлена показаниями на предварительном следствии свидетеля Г , оглашенных в судебном за-17 седании в соответствии с п.4 ч.2 ст.281 УПК РФ, показаниями в судебном засе­ дании свидетелей А и Ф , протоколом осмотра места проис­ шествия, заключением экспертов, протоколами опознания Доронина и Михай­ лова.

Из показаний свидетеля Г усматривается, что 12 мая 2006 года около 18 часов 45 минут, около магазина " ", расположенного на ул.

у знакомого Доронина Д для личного потребле­ ния он приобрел наркотическое средство - около 2 граммов кокаина за рублей. С начала около 18 часов он со своего сотового телефона позво­ нил на сотовый телефон своего знакомого Михайлова А и попросил встретиться. Примерно минут через пять после разговора они встретились воз­ ле магазина " " недалеко от остановки " ". В хо­ де разговора с А он сказал, что хочет купить кокаин, на что тот ответил, что у него кокаина нет, но при этом позвонил Доронину и передал тому, что Г сейчас подъедет к нему за кокаином. А велел ему подъехать во двор магазина " ". Там он сел к Д в автомобиль се­ ребристого цвета, на заднее сидение, положил деньги - на панель между передними сидениями, а Д передал ему пакетик с кокаином.

Вес и стоимость наркотика он обговаривал с А . После получения от До­ ронина кокаина, он вернулся в автомобиль, на котором приехал, и минут через пять-семь после этого его задержали сотрудники Наркоконтроля.

Свидетель А показал, что согласно поступившей информа­ ции было установлено, что Г причастен к незаконному обороту наркотических средств и в середине мая должен приобрести партию наркоти­ ческих средств для личного потребления, поэтому стали производить наблю­ дение за ним. В районе центра, недалеко от местожительства Доронина, Г встретился с последним, тот был на автомашине . Г приехал в качестве пассажира на автомобиле " " г.н. под управлением Т пересел в машину Доронина, минуты через 2 вышел и пересел в свою машину, после чего направился в сторону ули­ цы , где их машину задержали. На вопрос, имеются ли при них нарко­ тики и оружие, Г сообщил, что на консоли в передней части салона находится кокаин, который он приобрёл у Доронина.

Из заключения экспертов видно, что изъятое из машины спрессованное вещество содержит в своём составе кокаин и является наркотическим средст­ вом, масса которого составила 2, 130 грамма, на момент исследования.

Действия Доронина и Михайлова правильно квалифицированы по ст.228.1 ч.З п. «а» УК РФ, как незаконный сбыт наркотических средства, со­ вершенный организованной группой, в крупном размере.

Вина Зайцева, Доронина и Кампера в незаконном сбыте С . наркотического средства - гашиша весом 14, 580 грамма доказана показа­ ниями свидетеля С , признанных судом достоверными, а также по­ казаниями свидетелей Н и А , протоколом осмотра места про­ исшествия, заключениями экспертов, протоколами осмотра видеозаписи и ви­ деозаписью, протоколом опознания С Зайцева и другими доказа­ тельствами, полно изложенными в приговоре.

Из показаний свидетеля С на предварительном следст­ вии усматривается, что 14 мая 2006 года около 14 часов он встретился со своим знакомым Б , которые вместе со своей девушкой предложил ему по­ ехать в ресторан вместе с ними на автомобиле " ", принадлежа­ щем Б . В это же время он со своего сотового телефона позвонил на со­ товый телефон своего знакомого по имени В , с которым договорился о встрече по поводу приобретения наркотического средства - гашиша возле Ма-18 лого рынка, расположенного по между остановками " " и " ". Около 15 часов они подъехали к Малому рынку, где уже стоял автомобиль , он подошел к нему, там стояло трое мужчин, одним из которых был В , как узнал позднее - Зайцев, второго звали Д , с третьим знаком не был. По предложению Зайцева он сел в их автомо­ биль на заднее сидение, Зайцев - на переднее, куда сели Д и другой мужчи­ на - не помнит. Там он передал Зайцеву около рублей, а тот передал ему сверток с гашишем весом около 15 граммов. После этого он вернулся в ав­ томобиль Б и они поехали, но на перекрестке и их задержали сотрудники Наркоконтроля и изъяли наркотик в заднем кармашке переднего пассажирского сидения.

Суд признал данные показания С допустимым доказательст­ вом, учитывая, что ему были разъяснены положения ч.4 ст.47 УПК РФ, ст. 51 Конституции РФ, показания были даны в присутствии адвоката, т.е. в услови­ ях, исключающих какое-либо воздействие на него.

Из видеозаписи наблюдения, изложенной в приговоре, в частности, вид­ но, что когда С подошел к автомашине , то около неё стоя­ ли Доронин, Зайцев и Кампер.

Свидетель Н показал, что он, как опе­ ративной службы Управления ФСКН России , принимал участие в за­ держании С так как согласно имевшейся у них оперативной информации, тот осуществлял незаконный оборот наркотических средств, по­ этому он с другими сотрудниками Управления осуществляли наблюдение за С . 14 мая 2006 года около 15 часов на остановке " С в сел в " под управлением Б вы­ ехал на по направлению к и на перекрестке этих улиц автомобиль с находившимися в нем лицами был задержан. При осмотре авто­ машины в присутствии понятых в кармане переднего пассажирского сидения они обнаружили полиэтиленовый сверток с наркотическим средством - гашиш, массой 14, 580 граммов. С заявил, что это гашиш и купил у мужчи­ ны по имени В . После того, как С сел в автомобиль " " у малого рынка и до задержания из машины не выходил и с посторонними людьми не общался.

Из заключения экспертов видно, что представленное на исследование спрессованное вещество растительного происхождения, содержащееся в свертке из полимерного материала, изъятого в автомобиле " 14 мая 2006 года, является наркотическим средст­ вом - гашишем. Масса наркотического средства после высушивания до посто­ янной массы составила 14,380 граммов, на момент исследования.

Действия Зайцева, Доронина и Кампера правильно квалифицированы по п. "а" ч.З ст.228.1 УК РФ, как незаконный сбыт наркотических средств органи­ зованной группой, в крупном размере.

Вина Доронина, Михайлова и Кампера в незаконном сбыте Н наркотического средства героина весом 10, 605 грамма подтверждается показаниями свидетеля Н на предварительном следствии, протоко­ лами предъявления лиц Н на опознание, актом досмотра Н , заключением экспертов, согласно которому изъятое в ходе личного дос­ мотра Н вещество содержит в своем составе геро- ин(диацетилморфин) и является наркотическим средством, масса которого на момент исследования 10, 585 грамма, и другими доказательствами, анализ и оценка которым даны в приговоре. 19 Действия Доронина, Михайлова и Кампера правильно квалифицированы по п."а" ч.З ст.228.1 УК РФ, как незаконный сбыт наркотических средств орга­ низованной группой, в особо крупном размере.

Вина Михайлова в незаконном сбыте С наркотического средства - героина (диацетилморфина) весом 0, 651 грамма доказана показа­ ниями на предварительном следствии свидетеля С , а также показа­ ниями свидетелей А , Х , К , протоколом опознания Ми­ хайлова С , актом досмотра С и другими доказатель­ ствами.

Из показаний свидетеля С а на предварительном следствии ус­ матривается, что 15 мая 2006 года около 23 часов он приехал в клуб " ", чтобы сыграть с Михайловым в бильярд. Там вместе с Михайловым были зна­ комые А - Д и М , с которыми он до 15 мая 2006 года не встречал­ ся. В тот день Михайлов был в состоянии наркотического опьянения. Увидев это, он спросил у А : "У тебя осталось еще что-нибудь?", подразумевая ге­ роин. Сначала Михайлов ответил, что ничего нет, но потом достал из своего правого кармана куртки щепотку белого порошка россыпью и пересыпал ему в правую руку. Этот порошок он пересыпал в целлофановую обертку из-под пач­ ки сигарет. За приобретенный у Михайлова героин он ничего не дал и тот у не­ го ничего не просил. Героин у Михайлова взял для личного потребления, но употребить не успел, поскольку был задержан сотрудниками Наркоконтроля.

Учитывая, что С были разъяснены положения ст.56 УПК РФ о том, что его показания могут быть использованы в качестве доказательства по уголовному делу в случае его последующего отказа от этих показаний, суд находит данное доказательство допустимым.

По заключению экспертов изъятое у С вещество со­ держит в своем составе героин (диацетилморфин) и является наркотическим средством. Масса наркотического средства составила 0,631 грамма, на момент исследования (при производстве исследования израсходовано 0,020 грамма вещества, возвращено 0,611 грамма вещества).

Суд правильно квалифицировал действия Михайлова по ст.228.1 ч.2 п.

«б» УК РФ, как незаконный сбыт наркотических средств в крупном размере.

Судебная коллегия считает, что суд обоснованно расценил действия Зай­ цева, Михайлова, Доронина и Кампера, связанные со сбытом наркотических средств, как оконченное преступление, поскольку в указанных случаях лица, которым они сбыли наркотики, оперативными работниками были задержаны после того, как те ушли с места сбыта, а следовательно до их задержания могли распорядиться наркотическими средствами. При этом они были задержаны на основании оперативных данных, а не в результате проверочной закупки.

При таких обстоятельствах судебная коллегия не может согласиться с доводами жалоб в защиту осужденных о том, что все деяния носят неокончен­ ный состав преступления.

Неосновательным является утверждение и о том, что все деяния связан­ ные с незаконным сбытом наркотиков, являются единым составом преступле­ ния.

Как установлено судом, Доронин, Михайлов и Кампер разновременно со­ вершили ряд самостоятельных преступлений, поэтому содеянное надлежит квалифицировать как реальную совокупность преступлений. 20 Вина Зайцева в незаконном хранении боеприпасов подтверждается как показаниями самого Зайцева на предварительном следствии, так и свидетелей З , Ф ,Х бывших понятыми при производстве обы­ сков, протоколами обыска, заключениями экспертов и другими доказательст­ вами.

Так из показаний свидетеля Х на предварительном следст­ вии, оглашены с согласия сторон, усматривается, что 16 мая 2006 года сотруд­ ник полиции попросил его принять участие в качестве понятого при производ­ стве обыска в жилище. Первоначально присутствовал при производстве обыска , затем поехали на дачу в садовое то­ варищество " , где в ходе производства обыска бани в по- мывочном отсеке под напольной доской сотрудники полиции обнаружили па­ троны в количестве 20 штук одного калибра и 14 штук другого калибра. По по­ воду обнаруженных патронов Зайцев заявил, что данные патроны принадлежат ему.

Из протокола обыска в и надворных постройках, видно, что в бане, располагающейся на территории приусадебного участка, под первой доской с левого края в моечной комнате обнаружены патроны в количестве 34 штук различного калибра Из протоколом обыска в усматривается, что внутри коробки с надписью "5СЖУ", находящейся на стел­ лаже третьей полки в спальной комнате, обнаружен револьвер с 5-ю патрона­ ми.

По заключениям экспертов изъятые патроны относятся к боеприпасам, пригодными для стрельбы.

Суд правильно квалифицировал действия Зайцева по ст.222 чЛ УК РФ, как незаконное хранение боеприпасов.

Утверждения в кассационных жалобах о том, что суд не дал оценки изме­ нениям подсудимыми и свидетелями показаний в судебном заседании, что су­ дом одним доказательствам не дана оценка, другим доказательствам дана не­ правильная оценка, являются надуманными.

Из текста приговора видно, что анализ и оценка доказательствам по делу, в том числе и тем, которые указываются в кассационных жалобах, даны судом в соответствии с требованиями ст.ст. 17, 88 УПК РФ, то есть по внутреннему убеждению, каждому доказательству с точки зрения относимости, допустимо­ сти и достоверности, а всем имеющимся в деле доказательствам в совокупно­ сти, поэтому ставить под сомнение правильность оценки доказательств судом и считать, что правильная оценка доказательствам дана в кассационных жалобах, нет оснований.

При таких обстоятельствах судебная коллегия считает, что в кассацион­ ных жалобах неосновательно утверждается о том, что выводы суда не соответ­ ствуют фактическим обстоятельствам уголовного дела, установленным в суде, и что не доказана вина осужденных в совершенных преступлениях.

Не соответствуют материалам дела и ссылки в кассационных жалобах на многочисленные нарушения уголовно-процессуального закона, якобы допу­ щенные органами следствия и судом. 21 Из материалов уголовного дела видно, что предварительное следствие проводилось в соответствии с требованиями ст.163 УПК РФ с соблюдением по­ ложений ст. 164 УПК РФ, регламентирующей правила производства следствен­ ных действий, что опровергает доводы кассационных жалоб, утверждающих о нарушениях указанных уголовно-процессуальных законов.

Как правильно указал суд в приговоре, в деле имеется постановление от 12 мая 2006 года о принятии следователем Е уголовного дела к сво­ ему производству, он проводил следственные действия, составил обвинитель­ ное заключение.

Утверждение адвоката Шайгарданова о незаконности приказа о возложе­ нии обязанностей следователя на Б не соответствует тем нормам уголовно-процессуального закона, на которые адвокат ссылается в жалобе.

Утверждения в кассационных жалобах о фальсификации материалов уго­ ловного дела, о допущенных нарушениях уголовно-процессуального закона при проведении следственных действий, в подтверждение чего делаются ссыл­ ки на показания свидетелей У и Ч , Го и Д , об оказанном давлении на понятых, о провокации оперативных работников и о других нарушениях закона, являются неосновательными., Как видно из материалов дела оснований для таких утверждений не ус­ матривается. Все следственные действия по делу, в том числе обыски, предъяв­ ления для опознания проводились с соблюдением соответствующих норм уго­ ловно-процессуального закона, о чем подтвердили в судебном заседании свиде­ тели, участвующие в качестве понятых. Ни показания свидетелей У и Ч , ни показания свидетелей Г и Д в судебном заседа­ нии, не свидетельствует о фальсификации материалов уголовного дела, и не ставят под сомнение законность и обоснованность следственных действий по настоящему уголовному делу.

Из протоколов обысков видно, что порядок обысков соответствовал тре­ бованиям ст.182 УПК РФ. В судебном заседании установлено, что на исследо­ вание экспертам направлялись именно те вещества, которые были изъяты при обысках.

Оперативные же мероприятия проводились с соблюдением соответст­ вующих норм закона, и утверждения в кассационных жалобах о провокации со стороны оперативных работников не основано на материалах дела.

Прослушивание телефонных переговоров производились на основании судебного решения, что подтверждается соответствующими постановлениями суда.

Что касается утверждений в кассационных жалобах о применении недоз­ воленных методов следствия, в частности в отношении Доронина, Зайцева и Михайлова, а также на указанных в жалобах свидетелей, то каких-либо данных подтверждающих эти утверждения в материалах дела не имеется, не установ­ лены они и судом.

Утверждения Михайлова, его защитника Михайловой и адвоката Зайдул- линой в кассационной жалобе о нарушении права Михайлова на защиту являет-22 ся неосновательным. Из материалов уголовного дела видно, что Михайлов со дня задержания и в ходе предварительного следствия был обеспечен адвокатом, и заявлений от него по поводу нарушения его права на защиту, не поступало.

Адвокат утверждает, что при допросе Михайлова 16 мая 2006 года в ка­ честве подозреваемого не было удовлетворено его ходатайство о вызове на до­ прос в качестве защитника адвоката Зайдуллину.

Однако из протокола указанного допроса видно, что Михайлову были разъяснены его права, защиту Михайлова осуществлял адвокат Теплов, и Ми­ хайлов не заявлял ходатайства о вызове адвоката Зайдуллиной. Михайлов соб­ ственноручно дополнил протокол допроса тем, что показания им даны добро­ вольно, без какого-либо физического или психологического давления (т.5 л.д.160-165).

Кроме того, адвокат ссылается в жалобе на то, что в деле отсутствует л.д.166 т.5, на котором, якобы, разъяснялось Михайлову право делать подле­ жащие внесению в протокол замечания о его дополнении и уточнении, в связи с чем ставит вопрос о недопустимости указанного протокола допроса, как дока­ зательства.

Однако из протокола допроса Михайлова видно, что Михайловым собст­ венноручно написаны замечания и дополнения к протоколу допроса на л.д.165 т.5 и его обороте, что удостоверено подписями участвующих в следственном действии лиц, в том числе адвокатом.

К протоколу приложен ордер адвоката Теплова Д.С, согласно которому ему поручена защита Михайлова А. Е., что опровергает доводы жалобы защит­ ника Михайловой о том, что адвокат Теплов не принимал участия в деле.

Не ставил Михайлов вопроса о вызове адвоката Зайдуллиной и при про­ изводстве обыска в его жилище, как об этом утверждается в жалобах адвоката Зайдуллиной и защитника Михайловой, что видно из протокола обыска (т.2 л.д.3-6).

Не соответствует действительности и утверждение адвоката Фаткуллина о том, что протокол допроса Михайлова не подписан адвокатом, и что суд из­ менил показания Михайлова. Данное утверждение опровергается как протоко­ лом допроса Михайлова, так и приговором суда.

Составленное следователем обвинительное заключение по уголовному делу отвечает требованиям ст.220 УПК РФ, поэтому нельзя согласиться с дово­ дами кассационной жалобы осужденного Агеева о нарушении указанной нормы закона, как и с его утверждением о том, что он привлечен к уголовной ответст­ венности с нарушением п.1 ч.2 ст.171 УПК РФ. Из постановления следователя о привлечении Агеева в качестве обвиняемого видно, что порядок привлечения в качестве обвиняемого соответствует положениям ст.171 УПК РФ.

Из протокола судебного заседания видно, что уголовное судопроизводст­ во осуществлялось на основе состязательности сторон, каких-либо оснований утверждать, что оно было с обвинительным уклоном, не имеется. 23 Суд обсуждал с участием сторон возможность оглашения показаний на предварительном следствии неявившихся свидетелей, и их показания оглаша­ лись только при наличии, как установил суд, оснований, предусмотренных ст.281 Ч.2УПКРФ.

Ссылки в кассационных жалобах о нарушениях судом положений ч.2 ст.281 УПК РФ при оглашении показаний указанных в жалобах свидетелей, по существу не чем не подтверждаются.

Утверждения в кассационных жалобах о том, что в основу приговора по­ ложены предположения, недопустимые и искаженные доказательства, что в приговоре не указаны место, время и способы совершения преступлений, кон­ кретные деяния каждого из осужденных противоречат материалам дела, из ко­ торых видно, что все доказательства, положенные в основу приговора, получе­ ны с соблюдением норм уголовно-процессуального закона, а описательно- мотивировочная часть приговора соответствует требованиям ст.307 УПК РФ.

Из текста приговора, в частности, видно, что судом в приговоре описано преступное деяние, признанного доказанным, с указанием места, времени и способов приготовления наркотических средств к сбыту, сбыта наркотических средств, хранение боеприпасов, форма вины и роль каждого из подсудимых; изложены доказательства, на которых основаны выводы суда в отношении под­ судимых, и мотивы, по которым суд отверг другие доказательства.

Доводы кассационной жалобы осужденного Агеева о том, что суд нару­ шил требования ст.15 УК РФ, указав на наличие в его действиях рецидива пре­ ступления, являются ошибочными.

Агеев совершил умышленные преступления, имеет судимость за ранее совершенное умышленное преступление, которая не погашена, поэтому суд обоснованно указал в приговоре о наличии у него признаков рецидива преступ­ лений.

Указание в кассационной жалобе адвоката Хусаиновой на то, что выписка из приговора суда, имеющаяся в личном деле осужденного Доронина, не соот­ ветствует приговору, имеющемуся в материалах уголовного дела, не ставит под сомнение законность приговора.

Таким образом, судебная коллегия считает, что доводы кассационных жалоб в защиту осужденных о не доказанности их вины в совершенных пре­ ступлениях и о неправильном применении уголовного закона, о допущенных нарушениях уголовно-процессуального закона, являются необоснованными.

Все доводы о допущенных органами следствия нарушениях уголовно- процессуального закона, указанные в кассационных жалобах, тщательно прове­ рялись судом и убедительно опровергнуты в приговоре.

По предъявленному обвинению, которое не нашло подтверждения в су­ дебном заседании, Агеев, Зайцев, Доронин, Михайлов, Кампер и Парамонов судом оправданы.

Вместе с тем, судебная коллегия считает, что приговор в части осужде­ ния Зайцева и Михайлова за незаконное приобретение боеприпасов нельзя 24 признать законным и обоснованным, поэтому в этой части приговор подлежит отмене.

Как видно из приговора, суд в нарушение требований п.1 чЛ ст.73 УПК РФ не установил событие данного преступления, то есть время, место, способ и другие обстоятельства совершения преступления, которые подлежат доказы­ ванию. В связи с чем вызывает сомнение их причастности к совершенному преступлению.

В приговоре лишь указывается, что в 2001 году Михайлов при неуста­ новленных обстоятельствах незаконно приобрел 19 спортивных револьверных патронов, которые передал Зайцеву, последний также при неустановленных обстоятельствах в период до мая 2006 года приобрел 20 винтовочных патро­ нов.

Между тем, дата совершения преступления имеет значение и при реше­ нии вопроса освобождения от уголовной ответственности в связи с истечением сроков давности.

При назначении наказания осужденным суд учел характер и степень об­ щественной опасности совершенных преступлений, обстоятельства, смягчаю­ щие наказание, и другие требования, предусмотренные ст.60 УК РФ, в том чис­ ле указанные в кассационных жалобах. В частности, суд учел, что они поло­ жительно характеризуются, что Агеев, Зайцев и Доронин имеют малолетних детей.

Судебная коллегия находит возможным смягчить наказание осужденному Зайцеву В.Ю. по ст.222 чЛ УК РФ, в связи с уменьшением объема обвинения, других оснований для смягчения наказания осужденным не имеется.

Исходя из изложенного и руководствуясь ст. 377, 378, 388 УПК РФ, судебная коллегия

определила:

приговор Верховного суда Республики Башкортостан от 29 декабря 2007 года в отношении в Зайцева В Ю изменить: исключить из осу­ ждения Зайцева по ст.222 чЛ УК РФ обвинение в незаконном приобретении бо­ еприпасов и смягчить ему наказание по этой статье до 10 месяцев лишения сво­ боды и на основании ст.69 ч.З УК РФ по совокупности преступлений, преду­ смотренных ст.ст.30 чЛ, 228.1 ч.З п.п. «а, г», 228.1 ч.З п. «а», 222 чЛ УК РФ, путем частичного сложения назначенных наказаний, окончательно назначить 8 (восемь) лет 10 (десять) месяцев лишения свободы в исправительной колонии строгого режима; этот же приговор в отношении Михайлова А Е в части осуждения по ст.222 чЛ УК РФ отменить и дело в этой части производством прекратить за непричастностью к совершению преступления на основании ст.27 чЛ п.1 УК РФ, и на основании ст.69 ч.З УК РФ, по совокупности преступ­ лений, предусмотренных ст.ст.30 чЛ, 228.1 ч.З п.п. «а, г», 228.1 ч.З п. «а», 228.1 ч.З п.п. «а, г» (по каждому из двух эпизодов), 228.1 ч.2 п. «б» УК РФ, путем частичного сложения назначенных наказаний, окончательно назначить Михай-25 лову А.Е. (12 двенадцать) лет 9 (девять) месяцев лишения свободы в исправи­ тельной колонии строгого режима; в остальном приговор в отношении Зайцева В.Ю., Михайлова А.Е., а также Агеева В А , Доронина Д В , Кампера М А и Парамонова И В ос­ тавить без изменения, а кассационные жалобы - без удовлетворения.

Статьи законов по Делу № 49-О08-17

УК РФ Статья 222. Незаконные приобретение, передача, сбыт, хранение, перевозка или ношение оружия, его основных частей, боеприпасов
УК РФ Статья 228. Незаконные приобретение, хранение, перевозка, изготовление, переработка наркотических средств, психотропных веществ или их аналогов, а также незаконные приобретение, хранение, перевозка растений, содержащих наркотические средства или психотропные вещества, либо их частей, содержащих наркотические средства или психотропные вещества
УК РФ Статья 228.1. Незаконные производство, сбыт или пересылка наркотических средств, психотропных веществ или их аналогов, а также незаконные сбыт или пересылка растений, содержащих наркотические средства или психотропные вещества, либо их частей, содержащих наркотические средства или психотропные вещества
УК РФ Статья 281. Диверсия
УПК РФ Статья 17. Свобода оценки доказательств
УПК РФ Статья 46. Подозреваемый
УПК РФ Статья 47. Обвиняемый
УПК РФ Статья 56. Свидетель
УПК РФ Статья 73. Обстоятельства, подлежащие доказыванию
УПК РФ Статья 81. Вещественные доказательства
УПК РФ Статья 88. Правила оценки доказательств
УПК РФ Статья 163. Производство предварительного следствия следственной группой
УПК РФ Статья 164. Общие правила производства следственных действий
УПК РФ Статья 171. Порядок привлечения в качестве обвиняемого
УПК РФ Статья 182. Основания и порядок производства обыска
УПК РФ Статья 193. Предъявление для опознания
УПК РФ Статья 220. Обвинительное заключение
УПК РФ Статья 281. Оглашение показаний потерпевшего и свидетеля
УПК РФ Статья 299. Вопросы, разрешаемые судом при постановлении приговора
УПК РФ Статья 302. Виды приговоров
УПК РФ Статья 307. Описательно-мотивировочная часть обвинительного приговора
УК РФ Статья 15. Категории преступлений
УК РФ Статья 60. Общие начала назначения наказания
УК РФ Статья 70. Назначение наказания по совокупности приговоров
УК РФ Статья 210. Организация преступного сообщества (преступной организации) или участие в нем (ней)

Производство по делу



Типовые договорыТиповые договоры





Ответы юристовОтветы юристов

Загрузка
Наверх