Дело № 49-О10-47

Суд Верховный Суд Российской Федерации
Дата решения 23 июня 2010 г., Определение
Инстанция Судебная коллегия по уголовным делам, кассация
Категория Уголовные дела
Докладчик Валюшкин Виктор Алексеевич
Электронная копия решения Скачать
Решение

Текст итогового документа

ВЕРХОВНЫЙ СУД
РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

Дело № 49-О10-47

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

 

г. Москва 23 июня 2010 г.

 

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего Галиудлина З.Ф.,
судей Валюшкина В.А. и Мещерякова Д.А.
при секретаре Ядренцевой Л.В.

рассмотрела в судебном заседании 23 июня 2010 года уголовное дело по кас­ сационным жалобам осужденного Гильфанова Р.Л. и адвоката Наумова Ю.П. на приговор Верховного суда Республики Башкортостан от 26 января 2010 года, по которому Гильфанов Р Л осужден по ст. 290 ч. 4 п. «г» УК РФ на 8 лет лишения свободы в исправи­ тельной колонии строгого режима, со штрафом в размере 800 000 рублей в доход государства.

Заслушав доклад судьи Валюшкина В.А., объяснения осужденного Гильфа­ нова Р.Л. и в его защиту адвоката Наумова Ю.П., поддержавших жалобы, мнение прокурора Хомутовского В.Ф., полагавшего приговор оставить без изменения, судебная коллегия

установила:

приговором суда Гильфанов, занимавший должность заместителя главы ад­ министрации городского округа , признан 2 виновным в получении взятки в крупном размере за действия в пользу взяткода­ теля, входящие в служебные полномочия Гильфанова.

Это преступление совершено , в период с 8 мая 2009 года по 8 июня 2009 года при обстоятельствах, изложенных в приговоре.

В судебном заседании Гильфанов вину не признал, не оспаривая того обстоя­ тельства, что дома у него изъяли пакет с рублей, к которым он отноше­ ния не имеет, и полагает, что его туда положили сотрудники ФСБ.

В основных кассационных жалобах и дополнениях к ним осужденный Гильфанов и в его защиту адвокат Наумов, считая приговор незаконным и не­ обоснованным, ссылаются на несоответствие выводов суда фактическим обстоя­ тельствам дела. Так, делая вывод о том, что рублей Гильфанов получил от Ш через К суд не принял во внимание, что придя в квар­ тиру Гильфанова, оставил пакет с деньгами в коридоре, разговора о деньгах в па­ кете не было, Гильфанов пакет в руки не брал, при обыске квартиры Гильфанова, 8 июня 2009 года, пакета обнаружено не было, и только на следующий день при повторном обыске он был найден. Но, ни следствие, ни суд не выяснили обстоя­ тельства появления пакета в квартире Гильфанова, имея в виду, что на нем, также как и на находившихся в нем деньгах отпечатков рук ни Гильфанова, ни членов его семьи не обнаружено. Показания Ш о состоявшемся между ним и Гиль- фановым разговоре по поводу взятки ничем не подтверждены, аудиозапись разго­ вора между ними признана недопустимым доказательством. Вывод суда о том, что Гильфанов имел умысел на получение взятки в размере рублей, основан на предположениях, никаких доказательств того, что Гильфанов требовал взятку в указанном выше размере, тем более, с указанием копеек, в деле не имеет­ ся. Нет и доказательств того, что передача взятки предполагалась частями, ника­ кого согласия на получение взятки Гильфанов не давал. Гильфанов как замглавы администрации, осуществлял контроль за реализацией Программы по ремонту жилищного фонда, но он не был полномочен решать вопрос о включении или невключении ООО « » в число организаций на получение субси­ дий на ремонт жилья. Кроме того, в Программу попадают конкретные дома, а не управляющие компании, которой являлось ООО Ш . В связи с чем вывод суда в этой части противоречит доказательствам, подтверждающим компетенцию Гильфанова, и именно этим обусловлено то, что приговор не содержит указания на то, какие именно действия выполнил или должен был выполнить Гильфанов в пользу Ш . Судом не дано критической оценки показаниям Ш . Так, в сво­ ем заявлении в ФСБ от 8 июня 2009 года Ш утверждал, что невыполнение тре­ бования Гильфанова о передаче ему взятки в размере % от поступающих феде­ ральных средств по Программе ремонта повлечет невозможность получения вто­ рого денежного транша в сумме рублей из средств муниципального бюджета. Исходя из этого заявления, по состоянию на 8 июня Гильфанов умыш­ ленно задерживал подписание заявки, тем самым, давая понять о необходимости 3 передачи взятки. Вместе с тем, в суде установлено, что заявку, возглавляемое Ш ООО, подало в администрацию не 8, а только 18 мая 2009 года, которая была возвращена в связи с ее неправильным оформлением, причем 29 мая она уже была подписана Гильфановым, а 1 июня указанные выше руб­ лей были перечислены на расчетный счет возглавляемого Ш ООО. Из чего следует, что никаких неблагоприятных последствий для Ш наступить не мог­ ло. Вызывает сомнение законность ссылки суда на записку, на которой, со слов Ш , значится %-ная сумма «отката», написанная для него самим Гильфано­ вым, поскольку Ш в заявлении в ФСБ и при первых допросах ничего не гово­ рил о записке, она появилась в деле спустя полмесяца после его возбуждения, а Гильфанов смог ознакомиться с ней только в суде. Наличие на ее обратной сторо­ не посторонних записей, происхождение которых не проверялось, вызывает со­ мнение в ее причастности к уголовному делу, и тем самым, не опровергает пока­ заний Гильфанова о заинтересованности стоящих за Ш лиц, с которыми у Гильфанова из-за упомянутой Программы, сложились крайне неприязненные от­ ношения. Судом не оценены действия Ш , который, по сути, провоцировал Гильфанова на получение взятки. Более того, несмотря на то, что по словам Ш ­ Гильфанов обозначил сумму взятки ), написав ее на листе бумаги, тем не менее, в ФСБ Ш заявил о том, что Гильфанов вымогает у него рублей, что подтвердил свидетель М . Кроме того, обращение Ш в ФСБ имело место без уведомления своего руководства. Из всего выше­ перечисленного делается вывод о том, что «оперативный эксперимент» с участи­ ем Ш не был обусловлен какими-либо действиями со стороны Гильфанова в пользу Ш Осужденный Гильфанов, кроме того, ссылается на то, что в приговоре не мо­ тивировано назначение ему основного и дополнительного наказания.

Осужденный Гильфанов и адвокат Наумов просят приговор отменить, напра­ вив дело на новое рассмотрение.

Прокурором принесены возражения, в которых он считает доводы осужден­ ного и его адвоката неубедительными.

Проверив дело, обсудив доводы осужденного, адвоката и возражения на них прокурора, судебная коллегия находит приговор законным, обоснованным и справедливым.

Вывод суда о виновности Гильфанова в получении взятки соответствует фак­ тическим обстоятельствам дела и основан на совокупности исследованных при судебном разбирательстве доказательств, которые приведены в приговоре.

То обстоятельство, что в квартире Гильфанова 9 июня 2009 года сотрудника­ ми правоохранительных органов был обнаружен пакет с рублей, в кас­ сационных жалобах осужденного и его адвоката не оспаривается.

Указанное обстоятельство подтверждается также: показаниями свидетеля К , следователя, проводившего осмотр квартиры Гильфанова; показания-4 ми супруги осужденного, подтвердившей, что в тумбочке их квартиры был най­ ден черный пакет с деньгами, происхождение которого ей неизвестно; показания­ ми свидетелей П , участвовавших в качестве понятых при осмотре кварти­ ры Гильфанова; протоколом осмотра квартиры Гильфановых, свидетельствую­ щим о том, что в тумбочке в спальной комнате обнаружен пакет с пачками -рублевых купюр.

Доводы осужденного и его адвоката о том, что им неизвестно, каким образом указанный пакет с деньгами оказался в квартире Гильфановых и кому предназна­ чались деньги, являются неубедительными.

Так, из показаний свидетеля К следует, что днем 8 июня 2009 года его знакомый Гильфанов попросил забрать деньги у Ш и дал номер его теле­ фона. Поскольку его телефон разрядился, позвонил Ш с телефона П представившись именем последнего, сказал, что от Гильфанова. Тот, со­ слался на невозможность немедленной встречи, поэтому договорились созвонить­ ся позже. Вечером Ш перезвонил, договорились встретиться у железнодорож­ ного вокзала. Он сообщил Ш номер и модель машины. На встречу он приехал с П Прибыл Ш сел в машину сзади, позвонил Гильфанову, а за­ тем передал ему пачек с рублевыми купюрами. Отдав деньги, Ш ушел. Он сложил деньги в черный полиэтиленовый пакет, и около 9 часов вечера привез в квартиру Гильфанова. Гильфановы ужинали. Поставив пакет с деньгами в прихожей, прошел на кухню. Немного посидев, ушел. Когда его в этот же вечер задержали сотрудники ФСБ, пояснил им, что деньги, полученные от Ш , на­ ходятся в квартире Гильфанова. О том, что это взятка, не знал.

Свидетель П подтвердил, что по просьбе К приехал с тем к вокзалу, где со слов последнего ему должны принести документы. Пришел, как позже узнал, Ш сел сзади в машину, поинтересовался, почему их двое, позво­ нил куда-то, передал телефон ему, он подтвердил, что готов по просьбе (К ), получить документы, вернул телефон Ш . Тот о чем- то погово­ рив, отключил телефон, выложил из папки пачек, сказав, что это рублей, после чего ушел. После этого К отвез его домой, а деньги остались в машине.

Потерпевший Ш дал аналогичные К и П показания в той части, что в машине действительно кроме (П , которому, по указанию Гильфанова, он должен был передать «требуемое», находился и другой человек, в связи с чем он был вынужден связаться по телефону с Гильфановым, и, получив согласие последнего, отдал им находившиеся в папке пачек денежных купюр.

Показания свидетеля К в совокупности с данными, содержащимися в протоколах ксерокопирования, осмотра и вручения денежных купюр Ш 8 июня 2009 года и протоколах осмотра денежных средств, изъятых в квартире 5 Гильфанова 9 июня 2009 года, свидетельствуют о том, что полученные К деньги от Ш предназначались Гильфанову, в квартиру которого и были принесены К Доводы в защиту осужденного о невыяснении того обстоятельства, откуда о Ш могли оказаться рублей, в данном случае не имеют существен­ ного значения.

Само по себе отсутствие на пакете и деньгах отпечатков пальцев рук Гиль­ фанова, а также то, что по прибытии К с пакетом разговора о деньгах не велось, на что указывается в жалобах в защиту осужденного, не свидетельствует о том, что деньги предназначались не Гильфанову, а другому лицу, имея ввиду, что К пакет с деньгами был доставлен именно по месту жительства Гиль­ фанова, при этом он был оставлен в прихожей, а обнаружен - в тумбочке в спаль­ ной комнате.

Каких-либо новых данных, опровергающих вывод суда о том, что пакет с деньгами был принесен Гильфанову К , а не «подброшен» сотрудниками правоохранительных органов, на что ссылался Гильфанов в свою защиту в суде, в кассационных жалобах не содержится. Эта версия проверялась судом и обосно­ ванно отвергнута по основаниям, изложенным в приговоре.

Не может согласиться судебная коллегия и с доводами защиты о том, что Гильфанов не мог совершить какие-либо действия либо воздержаться от их со­ вершения в силу полномочий, которыми был наделен в связи с занимаемой им должностью, и которые могли бы отразиться на нормальной деятельности ООО « », руководимого Ш , при реализации программы по капи­ тальному ремонту многоквартирных домов.

Как следует из показаний потерпевшего Ш , директора ООО « », занимающейся управлением и эксплуатацией многоквартирных домов в рамках программы по капитальному ремонту домов через админист­ рацию его ООО получало деньги для расчетов с подрядчиками, выпол­ няющими ремонтные работы. В 2009 году, участвуя в Федеральной программе по капитальному ремонту жилого фонда его ООО получило субсидии в размере рублей, из которых рублей из средств федераль­ ного бюджета, а рубля из средств республики. 8 мая 2009 года был за­ ключен новый договор о предоставлении субсидий из бюджета городского округа на сумму рублей. При этом заместитель главы администрации Гильфанов, 8 мая 2009 года при личной беседе в своем кабинете сообщил, что за перечисление средств из федерального бюджета необходимо для лиц из передавать наличные деньги, а когда он поинтересовался размером, тот написал на листке: %», который отдал ему, пояснив, что таков размер от перечислен­ ных средст из федерального бюджета. Поскольку Гильфанов под различными предлогами отказывался подписывать документы по заявкам на предоставление 6 субсидий, а сроки для перевода денег на счета ООО заканчивались, он, понял, что таким образом тот вымогает взятку, и в дальнейшем будет препятствовать работе его организации, затягивая подписание заявок. Гильфанов также организовывал проверки капитального ремонта домов выполняемого подрядными организация­ ми, с которыми его ООО заключило договоры, при этом стал выдвигать необос­ нованные претензии к качеству работ, что также расценил как действия по вымо­ гательству взятки. В связи с этим, 8 июня 2009 года утром обратился в в отдел УФСБ с заявлением о вымогательстве у него взятки Гильфановым. После этого уехал на совещание в администрацию , где днем сообщил Гильфа­ нову о согласии передать первую часть от требуемой суммы. Тот сказал, что с ним свяжутся люди, которым он и должен будет отдать деньги, порекомендовав при телефонных переговорах называть их «документами». Днем ему позвонил Гильфанов и сказал, что с ним свяжется «А », которому и нужно будет пере­ дать требуемое. Ему позвонил мужчина, представившийся «А », сказал, что от Гильфанова, и просил согласовать место и время встречи. Договорились обсу­ дить этот вопрос позже. Затем он приехал в отделение УФСБ, передал взятые им в долг у знакомого рублей, которые отксерокопировали, переписали но­ мера купюр и в присутствии понятых передали ему для вручения в качестве части требуемой взятки. После этого позвонил на телефон «А », договорились встретиться у вокзала, куда он затем и прибыл, передав в машине находившимся там мужчинам рублей в пачках. Впоследствии следователь возвратил ему деньги, которые он вернул кредитору. В ходе следствия он передал следова­ телю лист бумаги с надписью: « %», который ему отдал Гильфанов. По его рас­ четам Гильфанов вымогал у него свыше рублей.

Согласно заявлению Ш в УФСБ, датированного 8 июня 2009 года, он просил оградить его от противоправных действий заместителя главы администра­ ции требующего от него «откат» в размере % от первого платежа, по­ лученного из Федерального бюджета.

Постановлением Главы администрации городского округа от 13 марта 2009 года, утверждена муниципальная адресная программа по проведению капитального ремонта многоквартирных домов на 2009 год, и на заместителя гла­ вы администрации Гильфанова возложен контроль за исполнением данного по­ становления, а согласно постановлению от 16 апреля 2009 года на него же возло­ жен контроль за порядком выплаты средств на долевое финансирование капи­ тального ремонта многоквартирных домов при реализации адресной программы.

По договору от 6 апреля 2009 года Администрация городского округа обязалась предоставить ООО « » денежные средства в форме субсидий в объеме долевого финансирования капитального ремонта мно­ гоквартирных домов за счет Государственной корпорации - Фонда содействия реформированию жилищно-коммунального хозяйства и бюджета7 в размере рублей, с направлением средств на счета ор­ ганизации в филиале ОАО « ».

Согласно заявкам № 1 - 11 от 22 апреля 2009 года к вышеуказанному догово­ ру ООО « » заявило о необходимости направления средств на ка­ питальный ремонт многоквартирных домов, с указанием суммы ремонта за каж­ дый.

Упомянутая выше сумма субсидий, рублей из которых выделены из средств Федерального бюджета, 27 апреля 2009 года были перечислена на сче­ та получателя - ООО « ».

Кроме того, сам Гильфанов фактически признал наличие у него полномочий, способных оказать негативное воздействие на деятельность ООО « », объясняя невозможность подписания очередной заявки ООО « » на получение субсидий в размере рублей тем, что в представ­ ленных ООО документах имелись недостатки.

Это же обстоятельство подтвердила свидетель К , главный специа­ лист отдела городского хозяйства и строительства администрации по­ яснившая, что числа 19 мая 2009 года получила от представителя ООО « » заявку на перечисление второго транша субсидий, которую тут же за­ несла к Гильфанову и оставила. На следующий день, придя к нему в приемную, от него узнала, что он не подписал заявку ООО « », так как к ним имеются вопросы.

Из показаний свидетеля Р , начальника территориального финансо­ вого управления Министерства Финансов , следует, что в она контролировала перечисление средств на проведение капитально­ го ремонта многоквартирных домов. Управляющей компании ООО « » по первой заявке было предоставлено около рублей, но когда наступило время перечисления второго транша на сумму более рублей, заместителем главы администрации Гильфановым не подписывалась необходимая заявка. Когда в администрации стала выяснять, почему не подписы­ вается заявка, там пояснили, что документы ООО подготовило ненадлежащим образом. В связи с этим 29 мая 2009 года написала докладную записку на имя главы администрации, и как стало известно, в этот же день заявка Гильфановым была подписана.

Исходя из этих, а также и других доказательств, имеющихся в деле, суд обоснованно пришел к выводу о том, что взятка Гильфановым была получена за действия, входящие в его служебные полномочия, связанные с согласованием по­ даваемых ООО « » заявок к договорам о предоставлении субси­ дий, с целью предотвращения вредных последствий от возможной задержки даль­ нейших перечислений денежных средств на счета данной организации. 8 В связи с изложенным утверждение в защиту осужденного о том, что в при­ говоре не указано за совершение каких действий Гильфановым была получена взятка, лишено всяких оснований.

Ссылка в жалобах на то, что Гильфанов не был наделен полномочиями по включению ООО « » в число организаций, участвующих в реали­ зации программы по капитальному ремонту домов, является несостоятельной, по­ скольку совершение таких действий Гильфанову и не вменялось.

Не могут быть признаны убедительными и доводы в защиту осужденного о том, что на выданной Ш записке с текстом: %» на оборотной стороне со­ держатся и другие записи, происхождение которых не установлено, обстоятельст­ ва появления этой записки в деле до конца не выяснены.

Как пояснил потерпевший Ш эта записка, означающая размер взятки, была вручена ему Гильфановым в рабочем кабинете последнего, который собст­ венноручно написал: %», после чего дал соответствующие разъяснения. Через некоторое время после его обращения в ФСБ им следователю была выдана упо­ мянутая записка.

По заключению эксперта текст: %», на выданной Ш записке, выпол­ нен Гильфановым.

Остальные обстоятельства, связанные с указанной запиской, на которые со­ держится ссылка в жалобах, не имеют существенного значения для дела.

Утверждение в защиту Гильфанова о том, что в приговоре не указано, что переданная Гильфанову взятка в размере рублей является частью взят­ ки, не соответствует содержанию приговора, в частности, при изложении показа­ ний Ш Доводы в защиту Гильфанова о том, что приговор основан на недопустимых доказательствах, являются неубедительными, поскольку ни одно доказательство, юридическая сила которого вызывала сомнение, не было положено в обоснование тех или иных выводов суда.

Что касается показаний Ш , то они не имели никакого преимущества пе­ ред остальными доказательствами и были оценены судом в совокупности со все­ ми сведениями, добытыми по делу.

Всесторонне, полно и объективно исследовав обстоятельства дела, проверив доказательства, сопоставив их друг с другом, оценив собранные доказательства в их совокупности, суд пришел к обоснованному выводу об их достаточности для разрешения дела, признав Гильфанова виновным в совершении преступления, и 9 дав содеянному им правильную юридическую оценку.

То обстоятельство, что фигурирующая в деле записка была выдана Ш не сразу после возбуждения дела, что Ш обратился в ФСБ, минуя свое руково­ дство, что Гильфанов не мог указать размер взятки до копеек, то это никоим обра­ зом не ставит под сомнение обоснованность осуждения Гильфанова за содеянное.

При назначении наказания Гильфанову суд в полной мере учел характер и степень общественной опасности совершенных им преступлений, данные о его личности, смягчающие наказание обстоятельства, и все обстоятельства дела. На­ значенное ему наказание является справедливым, и оснований считать его чрез­ мерно суровым, судебная коллегия не находит.

Утверждение осужденного Гильфанова об отсутствии в приговоре мотивации при назначении основного и дополнительного наказания, не соответствует содер­ жанию приговора.

Нарушений уголовно-процессуального закона, которые путем лишения или ограничения гарантированных УПК РФ прав участников уголовного судопроиз­ водства, несоблюдения процедуры судопроизводства или иным путем повлияли или могли повлиять на постановление законного, обоснованного и справедливого приговора, по настоящему делу не допущено. В связи с чем и эти доводы в защи­ ту осужденного являются несостоятельными.

На основании изложенного и руководствуясь ст.ст. 377, 378, 388 УПК РФ, судебная коллегия

определила:

приговор Верховного суда Республики Башкортостан от 26 января 2010 года в отношении Гильфанова оставить без изменения, а касса­ ционные жалобы - без удовлетворения.

Статьи законов по Делу № 49-О10-47

Производство по делу



Типовые договорыТиповые договоры





Ответы юристовОтветы юристов

Загрузка
Наверх