Дело № 49-О10-59

Суд Верховный Суд Российской Федерации
Дата решения 26 мая 2010 г., Определение
Инстанция Судебная коллегия по уголовным делам, кассация
Категория Уголовные дела
Докладчик Мещеряков Дмитрий Анатольевич
Электронная копия решения Скачать
Решение

Текст итогового документа

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

Дело №49-О10-59

от 26 мая 2010 года

 

председательствующего - Галиуллина З.Ф. судей - Мещерякова Д.А., Валюшкина В.А.

СУВОРОВ [скрыто]

Щ судимый:

9 ноября 2004 года по ст. 158 ч. 2 п.п. «а,б» УК РФ на 3 года 6 месяцев

лишения свободы условно с испытательным сроком 2 года;

23 марта 2005 года по ст.ст. 158 ч. 2 п. «а», 158 ч. 2 п.п. «а,б», 30 ч. 3 и

158 ч. 2 п.п. «а,б» УК РФ на 2 года 6 месяцев лишения свободы, а с

применением ст.ст. 74 ч. 5, 70 УК РФ на 4 года лишения свободы;

12 мая 2005 года по ст. 158 ч. 2 п. «а» УК РФ на 4 года 2 месяца лишения

свободы;

20 августа 2009 года по ст. 108 ч. 1 УК РФ на 7 месяцев лишения свободы;

осуждён к лишению свободы: по ст. 162 ч. 4 п. «в» УК РФ на 12 лет; по ст. 105 ч. 2 п.п. «ж,з» УК РФ на 15 лет; по ст. 150 ч. 4 УК РФ на 6 лет. На основании ст. 69 ч. 3 УК РФ по совокупности преступлений путём частичного сложения наказаний назначено 18 лет лишения свободы.

На основании ч. 5 ст. 69 УК РФ путём частичного сложения с наказанием по приговору от 20 августа 2009 года окончательно назначено 18 лет 3 месяца лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

ИСАЧЕНКО [скрыто]

[скрыто], судимый 28 мая 2003 года по ст.ст. 337 ч. 4, 158 ч. 2 п.п. «а,б», 166 ч. 2 УК РФ на 7 лет лишения свободы, освобождён 17 ноября 2008 года условно-досрочно на 1 год 1 месяц 14 дней,

осуждён к лишению свободы: по ст. 162 ч. 4 п. «в» УК РФ на 11 лет; по ст.ст. 33 ч. 4 и 105 ч. 2 п.п. «ж,з» УК РФ на 14 лет; по ст. 150 ч. 4 УК РФ на 6 лет. На основании ст. 69 ч. 3 УК РФ по совокупности преступлений путём частичного сложения наказаний назначено 17 лет лишения свободы.

В соответствии со ст.ст. 79, 70 УК РФ к данному наказанию присоединено частично неотбытое наказание по приговору от 28 мая 2003 года и окончательно назначено 17 лет 6 месяцев лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

МИХЕЕВА [скрыто]

осуждена к лишению свободы: по ст. 162 ч. 4 п. «в» УК РФ на 10 лет; по ст. 150 ч. 4 УК РФ на 6 лет. На основании ст. 69 ч. 3 УК РФ по совокупности преступлений путём частичного сложения наказаний назначено 12 лет лишения свободы в исправительной колонии общего режима.

Она же по ст. 105 ч. 2 п.п. «ж,з» УК РФ оправдана за отсутствием в её действиях состава преступления.

БАБАЕВ [скрыто]

осуждён к лишению свободы: по ст. 162 ч. 4 п. «в» УК РФ с учётом правил ч. 6-1 ст. 88 УК РФ на 5 лет; по ст. 105 ч. 2 п.п. «ж,з» УК РФ с учётом правил ч. 6-1 ст. 88 УК РФ на 5 лет. На основании ст. 69 ч. 3 УК РФ по совокупности преступлений путём частичного сложения наказаний назначено 7 лет лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Мещерякова Д.А., выступление прокурора Гавришиной У.М., поддержавшей кассационное представление лишь в части изменения режима отбывания наказания осуждённым Бабаевым Р.И., а в остальном просившая приговор оставить без изменения, объяснения: адвокатов Морозовой М.Н. в отношении осуждённой Михеевой Л.Х., Карпухина СВ. в отношении осуждённого Бабаева Р.И.; Бицаева В.М. в отношении осуждённого Исаченко Н.Г.; Романова СВ. в отношении осуждённого Суворова A.C., поддержавших доводы кассационных жалоб осуждённых, судебная коллегия

 

установила:

 

по приговору суда Суворов, Исаченко, Михеева и Бабаев признаны виновными: в том, что совершили группой лиц по предварительному сговору разбойное нападение на [скрыто] с применением насилия, опасного для жизни и здоровья, с применением предмета, используемого в качестве оружия, с причинением тяжкого вреда здоровью потерпевшего; Суворов и Бабаев в том, что при подстрекательстве Исаченко группой лиц совершили сопряжённое с разбоем убийство [скрыто]I; Суворов, Исаченко и Михеева в том, что совершили вовлечение несовершеннолетнего в совершение особо тяжкого преступления.

Преступления были совершены 23 апреля 2009 года в [скрыто]

[скрыто] при обстоятельствах, указанных в приговоре суда.

В кассационных представлениях (основном и дополнительном) государственный обвинитель Павлова Н.Г. просит приговор в отношении осуждённой Михеевой Л.Х. отменить и дело направить на новое судебное рассмотрение. Указывает, что Михеева необоснованно оправдана по обвинению в убийстве потерпевшего, так как между всеми осуждёнными существовал предварительный сговор на совершение убийства и Михеева была пособником в совершении этого преступления. Кроме того, осуждённому Бабаеву назначено отбывать наказание в исправительной колонии строгого режима, в то время, как на момент совершения преступления он был несовершеннолетним и в связи с этим ему необходимо было назначить отбывание наказания в исправительной колонии общего режима.

В кассационной жалобе осуждённый Суворов A.C. просит приговор суда отменить и дело направить на новое судебное рассмотрение. Указывает, что потерпевшего он убивал один, он же наносил потерпевшему удар ножом, а Бабаев в этом участия не принимал и на следствии оговорил себя в нанесении удара ножом, чтобы облегчить положение его, т.е. Суворова. Исаченко

никакого участия в убийстве не принимал, даже не заходил в квартиру и пневматический пистолет находился у Исаченко, в связи с чем при разбое этот пистолет не применялся.

В кассационных жалобах осуждённый Исаченко Н.Г. просит приговор суда отменить и дело направить на новое судебное рассмотрение. Указывает, что по данному делу имеется много неустранённых противоречий, которые препятствуют установлению истины по делу. Судом не были приняты во внимание показания свидетелей [скрыто] и [скрыто] о том, что они в

21-22 часа встретили его на улице и это в то время, когда Суворов, Бабаев и Михеева выходили из квартиры, где было совершено преступление. Он не мог наносить удары потерпевшему, как это ему вменялось в вину, так как у него была травма руки. Показания Суворова, Бабаева и Михеевой на следствии и в суде крайне противоречивы и не могут служить доказательством его вины в совершении преступления. По делу допущено много нарушений требований уголовно-процессуального закона. Кроме того просит об отмене постановления о назначении судебного разбирательства, так как оно было вынесено без участия обвиняемых, в том числе и его, а также их защитников.

В кассационной жалобе осуждённый Бабаев Р.И. просит приговор суда отменить и дело направить на новое судебное рассмотрение. Указывает, что в убийстве потерпевшего не участвовал, удара ножом в шею не наносил, а это сделал Суворов, о чём и пояснил в судебном заседании. Исаченко вообще в квартире не находился и пистолет, якобы применявшийся при совершении преступления, находился у Исаченко. Наказание ему назначено чрезмерно суровое, без учёта совершения им преступления в несовершеннолетнем возрасте, а также неверно назначен режим отбывания наказания - строгий.

В кассационных жалобах осуждённая Михеева Л.Х. просит приговор суда изменить, переквалифицировать её действия на ст. 161 ч. 2 УК РФ и с применением ст.ст. 64, 73 УК РФ смягчить наказание до не связанного с лишением свободы либо приговор суда отменить и дело направить на новое судебное рассмотрение. Указывает, что так как не договаривалась об убийстве потерпевшего и не принимала участия в совершении этого убийства, то она не может нести ответственности по п. «в» ч. 4 ст. 105 УК РФ, её действия следует квалифицировать по ст. 161 ч. 2 УК РФ или по ст.ст. 33 ч. 5 и 162 ч. 2 УК РФ. Так как Исаченко в квартиру потерпевшего не заходил, то пистолет находился у него при нападении на потерпевшего не применялся. О несовершеннолетнем возрасте Бабаева она не знала, в совершение преступления его не вовлекала, а потому необоснованно осуждена по ст. 150 ч. 4 УК РФ. Просит о смягчении ей наказания вплоть до условного.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационного представления и кассационных жалоб, судебная коллегия находит, что вина осуждённых в совершении преступлений подтверждается следующими доказательствами.

Так, из заключения судебно-медицинского эксперта следует, что смерть

потерпевшего [скрыто] наступила от механической асфиксии в результате удавления петлёй. Кроме того, [скрыто] были причинены телесные повреждения в виде ушибленной раны слизистой верхней губы, ссадины лица; раны правой боковой поверхности шеи без повреждений органов шеи, сосудисто-нервного пучка.

Из заключения судебно-медицинского эксперта-криминалиста следует, что на препарате кожи от трупа потерпевшего обнаружена колото-резаная рана. Её причинение не исключается клинком колюще-режущего орудия, каким мог быть нож.

При осмотре жилища Бабаева был обнаружен пневматический газобаллонный пистолет.

Свидетель [скрыто] показала, что Суворову, Михеевой и Исаченко было известно, что её сыну 17 лет.

На предварительном следствии Михеева показала, что Суворов и

Исаченко подробно расспросили её о [скрыто], которого собирались ограбить

с её участием, а потом специально ждали Бабаева, который должен был привезти пистолет. После приезда Бабаева они вчетвером подробно обсудили план ограбления. После того, как она зашла в квартиру [скрыто], ей позвонил

Исаченко и она открыла дверь квартиры. Первым в квартиру зашёл Исаченко с пистолетом в руке, а затем Суворов и Бабаев, которые прошли в зал, где Исаченко приказал [скрыто] лежать, стал требовать [скрыто] рублей. Она видела,

как Исаченко и Суворов по несколько раз ударили [скрыто] кулаками по лицу.

Исаченко с пистолетом в руках находился возле [скрыто], требовал деньги,

бил. Она в это время упаковывала похищенные вещи. Исаченко, находясь в зале, говорил Суворову и Бабаеву, что пора «валить» этого мужика, то есть убить. Суворов стал искать верёвку, потом взял мочалку и ушёл в зал. Затем в кухню заходил Бабаев, взял нож и вернулся в зал. Оттуда раздавались крики и когда она вошла в зал, то [скрыто] лежал на полу, а рядом с ним находились Суворов, Исаченко и Бабаев. На полу лежал порванный провод. Она вышла в коридор и услышала, как Исаченко говорил об отсутствии у М ~~1 пульса, что он уже холодный. Она знала, что Бабаеву 18 лет исполняется в мае 2009 года, знали об этом также Суворов и Исаченко.

На предварительном следствии Суворов показал, что Исаченко предложил ему ограбить [скрыто] на что он согласился. Исаченко сказал, что

[скрыто] физически здоровый человек и нужен ещё один парень. Он попросил приехать Бабаева и привезти пневматический пистолет. Михеева должна была

открыть дверь квартиры [скрыто] после звонка по телефону, а уже затем они войти в квартиру. Когда они ждали прихода домой М I, то он и

Исаченко, для создания алиби, пошли к [скрыто] и [скрыто] а затем

вернулись. Когда Михеева с [скрыто] вошли в квартиру, то после звонка по

телефону Михеева открыла дверь и они втроём вошли в квартиру, у Исаченко в руках был пневматический пистолет. Он и Исаченко нанесли МЩ I несколько ударов руками и ногами по лицу и туловищу. Исаченко говорил [скрыто], чтобы тот отдал им [скрыто] рублей, иначе они его убьют. Бабаев

оторвал от телевизора электрический провод и стал им душить лежащего [скрыто], но последний сопротивлялся и провод порвался. Он из ванной принёс мочалку и стал ею душить М Ш- Бабаев принёс из кухни нож и ударил им [скрыто] в область шеи. Через несколько секунд М I перестал подавать признаки жизни. Когда Исаченко сидел рядом с лежащим М I, то говорил, что его нужно «валить». Забрав вещи и деньги они

ушли из квартиры.

Допрошенный на предварительном следствии в качестве обвиняемого Бабаев показал, что Исаченко и Суворов рассказали ему план действий по ограблению [скрыто], согласно которому они должны были в подъезде

напасть на [скрыто] но потом получилось так, что Михеева зашла в квартиру

[скрыто] и Исаченко по телефону узнал у неё номер квартиры. Когда они

втроём вошли в квартиру, то Исаченко, направив на мужчину пистолет, спрашивал у него деньги. Потом Исаченко им всем говорил, что пора «валить» М 1. Суворов просил его найти какую-нибудь верёвку, чтобы задушить

[скрыто] а когда он отказался душить [скрыто], то его стали обзывать

малолетним трусом. Суворов стал душить [скрыто] ~I проводом, но провод порвался и Суворов стал душить потерпевшего принесённой из ванной мочалкой. Исаченко при этом сидел рядом с [скрыто], держал у его головы

пистолет и говорил ему, чтобы не «дергался». Суворов велел ему принести нож, а когда он принёс, то Суворов велел воткнуть нож МИ 1 в горло, что он и сделал. Суворов, Исаченко и Михеева знали, что он несовершеннолетний и вовлекли его в совершение преступления.

Доводы жалоб о том, что показания на следствии осуждённых недостоверны по различным причинам, в том числе и из-за недозволенных методов ведения следствия, проверялись и опровергнуты, так как при проведении этих следственных действий присутствовали защитники осуждённых, от которых каких-либо замечаний не поступало.

Таким образом судом было достоверно установлено, что Суворов, Исаченко и Михеева договорились о совершении разбойного нападения на [скрыто] и в совершение этого преступления вовлекли несовершеннолетнего

Бабаева, вооружались пневматическим пистолетом для устранения потерпевшего.

Доводы Исаченко об его отсутствии на месте преступления и следовательно невиновности в совершении разбоя и убийства, доводы Бабаева о его непричастности к убийству и об отсутствии вооружённости пневматическим пистолетом при совершении разбоя опровергаются вышеприведёнными доказательствами, как и доводы осуждённых о том, что им не было известно о несовершеннолетии Бабаева и об отсутствии с их стороны действий по вовлечению его в совершение преступлений.

Действиям Исаченко, Суворова и Бабаева судом дана правильная юридическая оценка.

Вместе с тем, судебная коллегия находит, что приговор подлежит изменению в связи с неверной квалификацией действий осуждённой Михеевой.

Оправдав Михееву по обвинению в совершении убийства потерпевшего за отсутствием в её действиях состава преступления, суд тем не менее признал её виновной в совершении преступления, предусмотренного п. «в» ч. 4 ст. 105 УК РФ, сославшись на то, что на следствии Михеева пояснила о разговоре Суворова и Исаченко, в котором мелькала мысль об убийстве [скрыто]

Между тем, суд сам исключил из обвинения Суворова, Бабаева и Исаченко квалифицирующий признак совершения убийства потерпевшего «по предварительному сговору», поскольку он своего достаточного подтверждения в судебном заседании не нашёл.

Таким образом ссылаясь при квалификации действий Михеевой на обстоятельства, свидетельствующие о наличии предварительного сговора на совершение убийства, суд допустил противоречие в своих выводах.

Расценивая допущенное противоречие в пользу осуждённой, судебная коллегия приходит к выводу об отсутствии доказательств умысла и осведомлённости Михеевой о том, что она совершает разбойное нападение с причинением тяжкого вреда здоровью потерпевшего, а потому её действия надлежит переквалифицировать со ст. 162 ч. 4 п. «в» УК РФ на ст. 162 ч. 2 УК РФ, по которой назначить наказание в пределах санкции данной статьи УК РФ.

В связи с этим из осуждения Михеевой по ст. 150 ч. 4 УК РФ подлежит исключению вовлечение ею несовершеннолетнего в совершение особо тяжкого преступления, так как Михеевой совершено тяжкое преступление.

Судебная коллегия не может согласиться с доводами кассационного представления об отмене приговора в отношении Михеевой в связи с необоснованным оправданием её по обвинению в совершении убийства потерпевшего, так как неконкретные показания Михеевой на следствии об услышанном разговоре между Исаченко и Суворовым не могут служить основанием к доказанности предварительного сговора на убийство потерпевшего и сам этот квалифицирующий признак из обвинения исключён, а в представлении и не ставится вопрос об отмене приговора в отношении Суворова, Исаченко и Бабаева в связи с неправильным (по мнению государственного обвинителя) исключением из обвинения данного квалифицирующего признака.

Требования уголовно-процессуального закона по делу не нарушены, предварительное слушание проведено с участием обвиняемых и их защитников.

Наказание Суворову, Исаченко и Бабаеву назначено с учётом характера и степени общественной опасности совершённых преступлений, как смягчающие наказание обстоятельства в отношении Бабаева учтены его несовершеннолетний возраст, явка с повинной и активное способствование раскрытию преступления, признание вины Суворовым и Бабаевым, а как отягчающее обстоятельство в отношении Исаченко - наличие в его действиях рецидива преступлений, и судебная коллегия оснований к смягчению Суворову, Исаченко и Бабаеву наказания не усматривает.

С учётом переквалификации действий Михеевой на более мягкий уголовный закон, судебная коллегия считает необходимым назначить ей более мягкое наказание, однако с учётом характера совершённого преступления оснований к применению в отношении неё положений ст.ст. 64, 73 УК РФ не усматривает.

Кроме того, Бабаевым преступление совершено в несовершеннолетнем возрасте, а судом ему назначено отбывать наказание в исправительной колонии строгого режима, в то время, как в отношении лиц, достигших совершеннолетия на момент постановления приговора, следует назначать отбывание наказания в исправительной колонии общего режима, в связи с чем необходимо внести изменение вида режима отбывания Бабаевым наказания.

На основании изложенного и руководствуясь ст.ст. 377, 378, 388 УПК РФ, судебная коллегия

 

определила:

 

приговор Верховного суда Республики Башкортостан от 18 января 2010 года в Михеевой Л I X I и Бабаева

отношении изменить:

переквалифицировать действия Михеевой Л.Х. со ст. 162 ч. 4 п. «в» УК РФ на ст. 162 ч. 2 УК РФ по которой назначить ей 7 лет лишения свободы без штрафа;

исключить из осуждения Михеевой Л.Х. по ст. 150 ч. 4 УК РФ квалифицирующий признак вовлечения несовершеннолетнего в совершение особо тяжкого преступления, в связи с наличием в её действиях вовлечения несовершеннолетнего в совершение тяжкого преступления.

На основании ст. 69 ч. 3 УК РФ по совокупности преступлений, предусмотренных ст.ст. 162 ч. 2, 150 ч. 4 УК РФ, путём частичного сложения наказаний назначить ей 8 лет лишения свободы в исправительной колонии общего режима.

Отбывание наказания Бабаеву Р.И. назначить в исправительной колонии общего режима вместо строгого.

В остальном приговор в отношении Михеевой Л.Х., Бабаева Р.И., а также ¦

Суворова [скрыто] и Исаченко [скрыто] 1 оставить без

Статьи законов по Делу № 49-О10-59

УК РФ Статья 105. Убийство
УК РФ Статья 108. Убийство, совершенное при превышении пределов необходимой обороны либо при превышении мер, необходимых для задержания лица, совершившего преступление
УК РФ Статья 150. Вовлечение несовершеннолетнего в совершение преступления
УК РФ Статья 161. Грабеж
УК РФ Статья 162. Разбой
УК РФ Статья 64. Назначение более мягкого наказания, чем предусмотрено за данное преступление
УК РФ Статья 69. Назначение наказания по совокупности преступлений
УК РФ Статья 70. Назначение наказания по совокупности приговоров
УК РФ Статья 73. Условное осуждение
УК РФ Статья 79. Условно-досрочное освобождение от отбывания наказания
УК РФ Статья 88. Виды наказаний, назначаемых несовершеннолетним

Производство по делу



Типовые договорыТиповые договоры





Ответы юристовОтветы юристов

Загрузка
Наверх