Дело № 49-О11-75

Суд Верховный Суд Российской Федерации
Дата решения 17 августа 2011 г., Определение
Инстанция Судебная коллегия по уголовным делам, кассация
Категория Уголовные дела
Докладчик Мещеряков Дмитрий Анатольевич
Электронная копия решения Скачать
Решение

Текст итогового документа

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

Дело №49-О11-75

от 17 августа 2011 года

 

председательствующего Галиуллина З.Ф.

при секретаре Ядренцевой Л.В.

рассмотрела в судебном заседании кассационное представление государственного обвинителя Мусина В.Н., кассационные жалобы осужденных Наси-рова P.P. и Фаязова В.Ш., адвокатов Соколова H.A. и Насибуллиной Ф.Р., потерпевшего Нафикова Ф.Ф. на приговор Верховного Суда Республики Башкортостан от 6 мая 2011 года, по которому

НАСИРОВ [скрыто] Р I

судимый 11 мая 2000 года по ч.З ст.ЗО, п.п. «а», «б», «в», «г» ч.2 ст.158, ч.З ст.158 УК РФ с учетом внесенных изменений на 5 лет лишения свободы, освобождался условно-досрочно и вновь направлялся в места лишения свободы, откуда был освобожден 25 октября 2004 года по отбытии наказания,

осужден: по п. «в» ч.З ст. 163 УК РФ (в редакции Федерального закона от 8 декабря 2003 года) на 8 лет лишения свободы; по ч.4 ст. 111 УК РФ (в редакции Федерального закона от 7 марта 2011 года) на 12 лет лишения свободы; по п.п. «е», «ж» ч.2 ст. 105 УК РФ (в редакции Федерального закона от 21 июля 2004 года) на 13 лет 3 месяца лишения свободы; по ст. 167 ч.2 УК РФ на 3 года лишения свободы.

На основании ч.З ст.69 УК РФ по совокупности преступлений назначено 19 лет 6 месяцев лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

ФАЯЗОВ [скрыто] не судимый, [скрыто]

осужден к лишению свободы: по п.п. «е», «ж» ч.2 ст. 105 УК РФ (в редакции Федерального закона от 21 июля 2004 года) на 14 лет; по ст. 167 ч.2 УК РФ на 3 года. На основании ч.З ст.69 УК РФ по совокупности преступлений назначено 16 лет лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Мещерякова Д.А., выступление прокурора Телешевой-Курицкой Н.В., не поддержавшей доводы кассационного представления и полагавшей, что приговор подлежит оставлению без изменения, объяснения: осужденного Насирова P.P., поддержавшего доводы своей кассационной жалобы, но просившего дело в отношении него прекратить; осужденного Фаязова В.Ш., адвокатов Соколова H.A. и Насибуллину Ф.Р. поддержавших доводы своих кассационных жалоб, судебная коллегия

 

установила:

 

Насиров P.P. и Фаязов Вильдан Ш. признаны виновными в том, что совершили убийство [скрыто] общеопасным способом, группой лиц по предварительному сговору, умышленное уничтожение и повреждение чужого имущества путем поджога, с причинением значительного ущерба.

Кроме того, Насиров признан виновным в том, что в группе с [скрыто], [скрыто]

и Фаязовым Владиком Ш., ранее уже осужденными за совершение этого преступления, совершил вымогательство, т.е. требование передаче права на имущество под угрозой применения насилия, группой лиц по предварительному сговору, с применением насилия, в крупном размере, с причинением тяжкого вреда здоровью потерпевшего, а также в том, что с [скрыто] и Фаязовым Владиком Ш., ранее осужденными за совершение этого преступления, совершил умышленное причинение тяжкого вреда здоровью, опасного для жизни человека, группой лиц по предварительному сговору, повлекшее по неосторожности смерть потерпевшего.

Преступления были совершены в [скрыто] республики [скрыто]

при обстоятельствах, изложенных в приговоре суда.

В кассационном представлении государственный обвинитель Мусин В.Н. просит приговор в части осуждения Насирова по ст. 111 ч.4, 163 ч.З п. «в» УК РФ отменить и дело в этой части направить на новое судебное рассмотрение.

Указывает, что органами предварительного следствия Насиров обвинялся в совершении преступления, предусмотренного ст. 111 ч.4 УК РФ с указанием квалифицирующего признака - группой лиц по предварительному сговору, в то время, как суд в приговоре при квалификации действий Насирова указал, что Насиров действовал группой лиц. Такое указание суда не мотивировано, могло повлиять на решение вопроса о виновности либо невиновности осужденного, на правильность применения уголовного закона и назначение наказания.

В кассационной жалобе потерпевший [скрыто] просит приговор су-

да отменить в виду мягкости назначенного Насирову и Фаязову наказании и дело направить на новое судебное рассмотрение. Указывает, что при назначении Насирову и Фаязову наказания судом были учтены их положительные характеристики, нахождение на иждивении Фаязова малолетнего ребенка, его состояние здоровья, но не было учтено то, что от рук этих преступников он лишился единственного сына. При назначении Насирову наказания суд учел явку с повинной последнего, активное способствование раскрытию преступления, признание вины, но эти обстоятельства не должны были учитываться судом, так как в суде Насиров от своих показаний отказался, в содеянном не раскаялся и с тал оговаривать следственные органы в применении недозволенных методов.

В кассационных жалобах осужденный Насиров P.P. и адвокат Соколов H.A. просят приговор суда отменить и дело направить на новое судебное рассмотре-

ние. Указывают, что Насиров у потерпевшего [скрыто] ничего не вымогал и квартиру последнего никому не предлагал и это подтверждается показаниями свидетелей [скрыто] и в суде свидете-

лей [скрыто], а состоявшийся в отношении других лиц приговор не может расцениваться как преюдиция в отношении Насирова. Непосредственная причина смерти [скрыто] по делу не установлена, как и причина получения им трав-

мы, а потому по делу необходимо было назначить комиссионную судебно-медицинскую экспертизу. По делу конкретно не установлены место и время получения [скрыто] травмы, от которой, по мнению суда, наступила его

смерть, так как после празднования Нового года потерпевший совершал активные действия. Что касается осуждения Насирова за совершение убийства и уничтожения имущества путем поджога, то судом в первую очередь не опровергнуты доводы о наличии у Насирова алиби на момент совершения преступления, которое подтвердили свидетели [скрыто], [скрыто] и [скрыто] пояснив о пребывании последнего в [скрыто]. Билетов на имя Насирова на поезд в гЩ [скрыто] на момент происшествия не продавалось. Обстоятельства совершения преступления Насировым, изложенные в приговоре, не соответствуют фактическим обстоятельствам. Так, согласно приговору, Насиров и Фаязов Вильдан проникли в здание путем взлома замка на двери второго этажа, тогда как из протокола осмотра места происшествия следует, что обшитая металлом дверь закрывалась изнутри на металлическую задвижку, что подтвердили свидетели [скрыто] и [скрыто]. По делу фактически не установлено, что

пожар в доме произошел по причине поджога, ряд проведенных исследований назвал причиной пожара работу тепловентилятора, а также тление (табачных изделий), что подтвердили компетентные в этом вопросе свидетели. Что же касается взятого судом за основу заключения эксперта [скрыто] то в нем не приведено объективных данных о применении легковоспламеняющейся жидкости, так как каких-либо исследований в этой части не проводилось.

Данное заключение противоречиво, не исследует возможность образования вторичных очагов возгорания. Насиров показания о своем участии в преступлении давал под пытками и потому эти показания являются недопустимым доказательством, под пытками же он принимал помощь адвокатов, навязанных ему органами предварительного следствия, а потому его право на защиту было нарушено. Предварительным следствием, проведенным с нарушением требований уголовно-процессуального закона, его вина в совершении преступлений доказана не была и такие же нарушения закона были допущены в отношении Фаязова Вильдана и свидетеля [скрыто] оговорившего его. Судья [скрыто] участ-

вовал в кассационном рассмотрении дела по его жалобе в соответствии со ст. 125 УПК РФ, а затем, в нарушении закона, в рассмотрении в отношении На-сирова уголовного дела по первой инстанции.

В кассационных жалобах осужденный Фаязов В.Ш. и адвокат Насибул-лина Ф.Р. просят приговор суда отменить и дело направить на новое судебное рассмотрение. Указывают, что приговор постановлен на недостоверных доказательствах и предположениях. Отсутствуют какие-либо достоверные данные о том, что у [скрыто] вымогались денежные средства и это послужило

причиной его убийства. В приговоре указано, что осужденные проникли в дом путем взлома замка на дверях запасного выхода, в то время, как на данной двери замок отсутствует и дверь закрывается изнутри на защелку-задвижку, в момент пожара эта дверь была закрыта.

По делу не установлена сама причина пожара, так как специалистами ранее был сделан вывод о возгорании в доме в связи с работой тепловентилятора, а последующая экспертиза была проведена с нарушением требований уголовно-процессуального закона на недостаточно исследованном материале и без наличия объективных данных, свидетельствующих о поджоге. Нет данных о наличии в доме следов легковоспламеняющихся веществ. С достаточной полнотой не был исследован вопрос о наличии у Насирова алиби на момент совершения преступления, что ставит под сомнение достоверность показаний Насирова на следствии о совершении вместе с Фаязовым преступлений, тем более что Насиров утверждает о даче таких показаний из-за применения к нему недозволенных методов ведения следствия. В деле отсутствуют какие-либо доказательства о причастности Фаязова к совершению преступления. По мнению Фаязова требования закона по данному делу были нарушены еще на предварительном слушании.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационных жалоб и кассационного представления, судебная коллегия находит приговор суда подлежащим отмене по следующим основаниям.

По смыслу закона, в соответствии с ч.2 ст.63 УПК РФ, судья, принимавший участие в рассмотрении уголовного дела в суде второй инстанции, не может участвовать в рассмотрении этого уголовного дела в суде первой инстанции, если этим судьей уже принимались решения по вопросам, подлежащим рассмотрению в данной инстанции, что определенным образом связывало бы судью при принятии соответствующего итогового решения и в связи с этим ставило бы под сомнение законность и обоснованность решения, так как судья, ранее высказавший в ходе производства по уголовному делу свое мнение по предмету рассмотрения, не должен принимать участие в дальнейшем производстве по уголовному делу, независимо от того, было ли отменено судебное решение, вынесенное с его участием.

По данному делу это требование закона было нарушено.

Так, в период предварительного следствия по данному делу, Насиров P.P. обратился в районный суд с жалобой в порядке ст. 125 УПК РФ на постановление руководителя следственного органа Гурьева В.Л., которым его жалоба на действия сотрудников отдела по расследованию преступлений направленных против личности, оставлен без удовлетворения.

В обоснование своей жалобы Насиров P.P. указал, что сотрудники отдела 28 января 2010 года на него оказали физическое и психическое воздействие для того, чтобы заставить его подписать документы и дать ложные показания против него самого и других людей.

Однако руководитель следственного органа проверку по его жалобе не проводил и вынес необоснованное решение, в связи с чем просит вышеуказанное постановление отменить и обязать устранить допущенные недостатки.

Постановлением судьи Ленинского районного суда г.Уфы от 29 июля 2010 года жалоба Насирова P.P. оставлена без удовлетворения.

Данное постановление было обжаловано Насировым P.P. в кассационном порядке в судебную коллегию по уголовным делам Верховного суда Республики Башкортостан и судебная коллегия кассационным определением от 14 декабря 2010 года оставила постановление судьи без изменения, а кассационную жалобу Насирова P.P. - без удовлетворения.

При этом в кассационном определении указано, что постановление судьи мотивировано тем, что руководителем следственного органа установлено посещение ст.следователем Фаттаховым Ф.Ф. 28 января 2010 года Насирова в ИВС для проведения следственных действий с его участием, а именно очной ставки Насирова с Фаязовым, в ходе которой присутствовали защитники обвиняемых. Время посещения 15 часов, данное обстоятельство подтверждается протоколом очной ставки. С жалобами на состояние здоровья обвиняемый На-сиров не обращался.

При таких обстоятельствах судебная коллегия сочла выводы суда правильными, а доводы Насирова получившими надлежащую оценку, принятое решение законным и обоснованным.

Докладчиком в судебной коллегии был судья Верховного суда Республики Башкортостан Р

Приговор в отношении осужденных Насирова P.P. и Фаязова В.Ш. вынесен в составе судей [скрыто]

Из протокола судебного заседания по делу и приговора видно, что осужденный Насиров P.P. в судебном заседании неоднократно ссылался на то, что в период предварительного следствия по делу к нему применялись недозволенные методы его ведения, в связи с чем он оговорил себя и других лиц в совершении преступлений, о чем он писал жалобы в компетентные органы и обжаловал их решения в суд, но меры приняты не были.

Из приговора суда усматривается, что судом была дана оценка этим доводам Насирова и они были опровергнуты, как несоответствующие материалам дела.

Таким образом, высказав ранее в ходе производства по уголовному делу свое мнение о применении к Насирову недозволенных методов ведения следствия, судья Верховного суда Республики Башкортостан [скрыто] принял участие в постановлении приговора в отношении Насирова P.P., в котором была дана оценка доводам Насирова P.P. о применении недозволенных методов ведения следствия и допустимости полученных в период следствия доказательств.

При таких обстоятельствах Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации находит, что судья [скрыто] не должен был принимать участие в постановлении приговора в отношении Насирова, так как ранее в ходе производства по уголовному делу высказал свое мнение по обстоятельствам, касающимся предмета рассмотрения, а потому приговор по делу постановлен незаконным составом суда. По этим основаниям приговор

подлежит отмене, а дело направлению на новое судебное рассмотрение со стадии судебного разбирательства, при котором также могут быть проверены иные доводы кассационных жалоб и кассационного представления.

В связи с незаконностью состава суда приговор подлежит отмене в полном объеме и судебная коллегия считает необходимым с учетом тяжести предъявленного Насирову и Фаязову обвинения, данных о их личности, избрать в отношении них меру пресечения в виде заключения под стражу сроком на 3 месяца.

На основании изложенного и руководствуясь ст.ст. 377, 378, 388 УПК РФ, судебная коллегия

 

определила:

 

приговор Верховного суда Республики Башкортостан от 6 мая 2001 года в отношении Насирова [скрыто] и Фаязова В

[скрыто] отменить и дело направить на новое судебное рассмотрение со стадии судебного разбирательства в тот же суд, но в ином составе судей.

Меру пресечения Насирову P.P. и Фаязову В.Ш. избрать прежнюю - заключение под стражу сроком на 3 месяца, т.е. до 17 ноября 2011 года.

Председательствующий Судьи

Галиуллин З.Ф. Мещеряков Д.А. Валюшкин В.А.

Статьи законов по Делу № 49-О11-75

УК РФ Статья 105. Убийство
УК РФ Статья 111. Умышленное причинение тяжкого вреда здоровью
УК РФ Статья 158. Кража
УК РФ Статья 163. Вымогательство
УК РФ Статья 167. Умышленные уничтожение или повреждение имущества
УПК РФ Статья 63. Недопустимость повторного участия судьи в рассмотрении уголовного дела
УПК РФ Статья 125. Судебный порядок рассмотрения жалоб
УК РФ Статья 69. Назначение наказания по совокупности преступлений

Производство по делу



Типовые договорыТиповые договоры





Ответы юристовОтветы юристов

Загрузка
Наверх