Типовые договорыТиповые договоры





Ответы юристовОтветы юристов

Дело № 49-О11-79

Суд Верховный Суд Российской Федерации
Дата решения 31 августа 2011 г., Определение
Инстанция Судебная коллегия по уголовным делам, кассация
Категория Уголовные дела
Докладчик Валюшкин Виктор Алексеевич
Электронная копия решения Скачать
Решение

Текст итогового документа

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

Дело №49-О11-79

от 31 августа 2011 года

 

в составе:

рассмотрела в судебном заседании 31 августа 2011 года уголовное дело по кассационным жалобам осужденных Сабирьянова P.A. и Симонова A.A. на приговор Верховного Суда Республики Башкортостан от 7 июня 2011 года, по которому

несудимыи,

осужден к лишению свободы: по ч.2 ст. 327 УК РФ на 2 года; по ч.З ст. 159 УК РФ на 3 года; по п.п. «ж, к» ч.2 ст. 105 УК РФ на 15 лет, а на основании ч.З ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений на 18 лет лишения свободы в исправительной колонии строгого режима,

и

Симонов [скрыто]

несудимыи,

осужден к лишению свободы: по ч.З ст. 159 УК РФ на 2 года; по п.п. «ж, к» ч.2 ст. 105 УК РФ на 15 лет, а на основании ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности

преступлений на 16 лет лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

Постановлено взыскать с Сабирьянова P.A. и Симонова A.A. в пользу [скрыто] в счет компенсации морального вреда по [скрыто] рублей, с каж-

дого.

За Ej Щ признано право на удовлетворение гражданского

иска в части материального ущерба в порядке гражданского судопроизводства.

Заслушав доклад судьи Валюшкина В.А., объяснения осужденных Сабирьянова P.A., Симонова A.A. и в их защиту, соответственно адвокатов Лунина Д.М. и Паньшиной E.H., поддержавших жалобы, мнение прокурора Аверкиевой В.А., полагавшей, что приговор подлежит оставлению без изменения, судебная коллегия

 

установила:

 

по приговору суда Сабирьянов и Симонов признаны виновными: в приобретении права на чужое имущество путем обмана, группой лиц по предварительному сговору, в крупном размере и в умышленном причинении смерти [скрыто] группой лиц по предварительному сговору, с целью скрыть другое преступление (мошенничество и подделку иного официального документа).

Кроме того, Сабирьянов признан виновным в подделке иного официального документа, предоставляющего права, в целях его использования, с целью облегчить совершение другого преступления.

Эти преступления совершены в гор. [скрыто] и [скрыто] районе [скрыто]

I в 2009 году при обстоятельствах, изложенных в приговоре.

В судебном заседании Сабирьянов вину в подделке документов признал полностью, в мошенничестве - частично, а в убийстве [скрыто] - не признал, показав, что убийство совершено Симоновым. Симонов вину не признал, утверждая, что собирал какие-то документы на квартиру по просьбе Сабирьянова. I не знает и к лишению его жизни отношения не имеет.

В кассационных жалобах:

- осужденный Сабирьянов, не соглашаясь с приговором, и утверждая о своей невиновности, указывает на то, что показания о его причастности к убийству, были получены от него в результате обмана, пыток, угроз и психологического давления со стороны сотрудников правоохранительных органов, то есть, у суда не было оснований ссылаться на эти его показания в обоснование выводов о его виновности. Не отрицая своего пребывания на месте убийства, утверждает, что об

умысле Симонова на лишение жизни потерпевшего ничего не знал, и имел место эксцесс исполнителя со стороны Симонова. Указывая на несправедливость приговора, ссылается на то, что суд не учел его активную помощь в раскрытии преступления, его роль в нем, положительные характеристики, первую судимость, болезнь его ребенка, нуждающегося в лечении, отсутствие отягчающих наказание обстоятельств, что давало основания для применения к нему ст. 64 УК РФ. Высказывает сомнение в обоснованности заключения психиатров, утверждая при этом, что в силу имеющегося у него расстройства центральной нервной системы, он не подлежит уголовной ответственности. Просит приговор отменить, направив дело на новое рассмотрение;

- осужденный Симонов считает приговор незаконным и необоснованным. Не оспаривая причастности к сделке по купле-продаже квартиры, утверждает, что ее детали ему известны не были, какие обманные действия совершались Сабирья-новым, ему известно не было, в сговор на совершение мошенничества он с ним не вступал. В чем выразился обман с его стороны в приговоре не указано. Полагает, что суд вторгся в сферу гражданско-правовых отношений, признав право собственности на квартиру за [скрыто], а [скрыто] посчитав умершим. Не соглашаясь с осуждением за убийство, указывает на то, что показания свидетелей, протоколы осмотров лишь подтверждают факт смерти потерпевшего. Заключение эксперта не соответствует его «признательным» показаниям. Детально анализируя показания Сабирьянова, указывает на их непоследовательность и противоречивость, в связи с чем суд не мог ссылаться на них в подтверждение его виновности, тем более что Сабирьянов имеет серьезное заболевание, в силу которого мог оговорить его. Ссылка суда на его «признательные» показания об убийстве, неубедительна, поскольку они были получены от него в результате применения незаконных методов, и, более того, эти показания не согласуются с другими доказательствами. Ссылается на отсутствие у него умысла на убийство, на то, что судом проигнорированы доводы защиты. Просит приговор отменить, а дело прекратить за отсутствием в его действиях состава преступления.

Проверив дело, обсудив доводы осужденных, судебная коллегия находит приговор законным, обоснованным и справедливым.

Вывод суда о виновности Сабирьянова и Симонова в инкриминируемых им преступлениях соответствует фактическим обстоятельствам дела и основан на совокупности исследованных при судебном разбирательстве доказательств, которые приведены в приговоре.

Виновность Сабирьянова в подделке документов и мошенничестве самим осужденным в жалобе фактически не оспаривается, и помимо его показаний по обстоятельствам совершения этих преступлений, подтверждается: протоколом выемки в ГУП «БТИ» Республики [скрыто] регистрационного дела с право-

устанавливающими документами на квартиру № [скрыто] дома № [скрыто] по ул. г И

, в том числе светокопии доверенности от имени [скрыто] о

наделении Симонова полномочиями по сбору документов для продажи вышеуказанной квартиры, заверенной нотариусом [скрыто] протоколом выемки в помещении Федеральной службы государственной регистрации, кадастра и картографии по Республике [скрыто] регистрационного дела с правоустанавливающими документами на квартиру № [скрыто] дома № [скрыто] по ул I в том

числе оригинал доверенности, выданной [скрыто] от имени [скрыто] для сбора

документов, в том числе с правом продажи указанной квартиры, заверенной нотариусом [скрыто] показаниями свидетелей [скрыто] и [скрыто] о том, что ими не заверялись вышеназванные доверенности; заключениями экспертов, свидетельствующих о подделке упомянутых доверенностей, и другими доказательствами, которые приведены в приговоре.

При судебном разбирательстве тщательно проверялись доводы в защиту Са-

бирьянова о его непричастности к убийству [скрыто] а также доводы

Симонова о его невиновности в преступлениях, аналогичные содержащимся в кассационных жалобах осужденных, которые обоснованно были признаны судом несостоятельными.

Так, из явки с повинной Сабирьянова, первоначальных следственных действий с его участием следует, что в августе 2009 года он договорился с [скрыто] о продаже его квартиры по ул [скрыто] с последующей покупкой для него другого жилья. Поскольку собственником квартиры был [скрыто], он подделал доверенность от его имени на Симонова для сбора документов, чем по следний и занимался. От имени [скрыто] он подделал доверенность на 3 _

которого уполномочивал продать квартиру. С помощью этой доверенности [скрыто] якобы продал Симонову квартиру, вследствие чего последний получил свидетельство на право собственности указанного жилья. Впоследствии они продали квартиру третьим лицам за [скрыто] рублей. С Симоновым они собирались купить [скрыто] квартиру дешевле, отдать тому некоторую сумму денег, а оставшуюся часть поделить между собой. Симонов начал высказывать опасения, что [скрыто], посчитав, что ему не доплатили, не выполнили обязательств по приобретению для него жилья, начнет жаловаться в различные инстанции, а поскольку в документах фигурирует фамилия Симонова, тот боялся привлечения к ответственности за мошенничество. Через некоторое время после продажи квартиры, они с целью убийства [скрыто], под предлогом показать тому приобретаемый для него дом, с Симоновым вывезли его в район дачи последнего непо-

далеку от д._р, где на берегу оз. [скрыто] Симонов ударил бутылкой по

голове [скрыто]. Тот упал, и он, Сабирьянов, перевернул того на живот,

руками начал душить его, а Симонов, принес из машины молоток, которым раза четыре ударил [скрыто] по голове. Убедившись в смерти последнего, пере-

тащили труп и сбросили его в озеро. Одежду с трупа пришлось снять, поскольку она порвалась. Он отдал Симонову [скрыто] рублей, но тот остался недоволен. Он пообещал дать еще денег, если тот спрячет труп, но Симонов отказался.

Достоверность таких показаний Сабирьянова, наряду с его показаниями в судебном заседании об обстоятельствах совершения мошенничества по сговору с Симоновым, обоснованно не вызвала у суда никаких сомнений, поскольку данные показания согласуются с другими добытыми по делу доказательствами, в том числе, приведенными выше, касающихся подделки официальных документов.

Доводы Симонова о том, что ему ничего не было известно о совершении мошенничества в отношении упомянутой квартиры, являются несостоятельными, поскольку опровергаются не только приведенными выше показаниями Сабирьянова, но и показаниями свидетелей [скрыто] покупателей квартиры, и [скрыто] - [скрыто], риэлтора, согласно которым именно Симонов представлялся собственником квартиры по ул. [скрыто], на которого и было оформлено свидетельство о праве собственности, в результате ранее состоявшейся сделки купли-продажи.

Кроме того, сами обстоятельства перехода право собственности на квартиру на Симонова, а затем и купли-продажи квартиры, обусловленные необходимостью совершения именно Симоновым определенных действий в различных органах и организациях, осуществляемых, по показаниям самого Симонова, с ведома или по указаниям Сабирьянова, свидетельствуют о наличии предварительного сговора Симонова и Сабирьянова на мошенничество.

Вышеприведенные показания Сабирьянова о совершении убийства [скрыто] по сговору с Симоновым, согласуются: с результатами осмотра участка

местности - озера Л I в районе д. [скрыто] свидетельствующими об обна

ружении обнаженного трупа [скрыто] с повреждениями в области го-

ловы; с заключением эксперта-медика, согласно которому при исследовании трупа [скрыто] обнаружены телесные повреждения в виде открытой черепно-мозговой травмы: раны головы, кровоизлияния в мягкие ткани волосистой части головы, многооскольчатый перелом костей свода и основания черепа. Эти повреждения могли быть причинены тупым предметом, и по признаку опасности для жизни квалифицируются как причинившие тяжкий вред здоровью.

Кроме того, сам Симонов в ходе предварительного следствия не отрицал своей причастности к убийству совместно с Сабирьяновым (т.5,л.д. 21-26), в ходе которого в качестве орудия преступления использовался молоток.

Доводы, выдвинутые Симоновым о том, что «признательные» показания он дал в результате применения недозволенных методов, проверялись судом первой инстанции и обоснованно были отвергнуты по основаниям, изложенным в приговоре.

Содержащиеся в жалобах доводы о том, что показания Сабирьянова не могли быть положены в обоснование выводов суда о виновности осужденных в связи с наличием у него серьезного заболевания, то судебная коллегия отмечает, что показания Сабирьянова не имели никакого преимущества перед остальными доказа-

тельствами и были оценены судом в совокупности со всеми сведениями, добытыми по уголовному делу.

Всесторонне, полно и объективно исследовав обстоятельства дела, проверив доказательства, сопоставив их друг с другом, оценив собранные доказательства в их совокупности, суд пришел к обоснованному выводу об их достаточности для разрешения дела, признав Сабирьянова и Симонова виновными в совершении преступлений, и дав содеянному ими правильную юридическую оценку.

Утверждение Симонова о том, что из приговора не ясно в чем выразился обман при совершении мошенничества, не соответствует содержанию указанного документа.

Доводы Симонова об отсутствии у него мотива для убийства, также являются несостоятельными. Как правильно установил суд, лишение жизни [скрыто] было обусловлено желанием осужденных скрыть совершенное ими мошенничество, а также подделку документов, совершенную Сабирьяновым.

Несмотря на то, что сам Сабирьянов не участвовал в непосредственном лишении жизни потерпевшего, он, удерживая [скрыто], в то время как Симонов наносил последнему удары молотком, тем самым являлся соисполнителем убийства. Поэтому и этот довод Сабирьянова является неубедительным.

Что касается психической полноценности Сабирьянова, то она проверялась как в ходе предварительного следствия, так и судебного разбирательства, и обоснованно не вызвала у суда сомнений.

При назначении наказания Сабирьянову и Симонову суд в полной мере учел характер и степень общественной опасности совершенных ими преступлений, данные об их личности, смягчающие наказание Сабирьянова обстоятельства: наличие малолетнего ребенка, явка с повинной, активное способствование раскрытию преступления, и все обстоятельства дела. Назначенное им наказание является справедливым, и оснований считать его чрезмерно суровым, судебная коллегия не находит. Оснований для его смягчения судебная коллегия не усматривает.

Материалы дела не содержат убедительных данных для вывода о том, что Сабирьянов не мог быть привлечен к уголовной ответственности в связи с имеющимся у него заболеванием.

Нарушений уголовно-процессуального закона, которые путем лишения или ограничения гарантированных УПК РФ прав участников уголовного судопроизводства, несоблюдения процедуры судопроизводства или иным путем повлияли или могли повлиять на постановление законного, обоснованного и справедливого

приговора, по настоящему делу не допущено. В связи с чем и эти доводы осужденных являются несостоятельными.

На основании изложенного и руководствуясь ст.ст. 377, 378, 388 УПК РФ, судебная коллегия

 

определила:

 

приговор Верховного Суда Республики Башкортостан от 7 июня 2011 года в

отношении Сабирьянова [скрыто]

и Симонова [скрыто]

[оставить без изменения, а кассационные жалобы - без удовлетворения.

Председательствующий

Статьи законов по Делу № 49-О11-79

УК РФ Статья 105. Убийство
УК РФ Статья 159. Мошенничество
УК РФ Статья 327. Подделка, изготовление или сбыт поддельных документов, государственных наград, штампов, печатей, бланков
УК РФ Статья 64. Назначение более мягкого наказания, чем предусмотрено за данное преступление
УК РФ Статья 69. Назначение наказания по совокупности преступлений

Производство по делу

Загрузка
Наверх