Дело № 49-О12-50

Суд Верховный Суд Российской Федерации
Дата решения 22 августа 2012 г., Определение
Инстанция Судебная коллегия по уголовным делам, кассация
Категория Уголовные дела
Докладчик Валюшкин Виктор Алексеевич
Электронная копия решения Скачать
Решение

Текст итогового документа

ВЕРХОВНЫЙ СУД
РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

Дело № 49-О12-50

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

 

г. Москва 22 августа 2012 г.

 

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего Валюшкина В.А.
судей Кондратова П.Е. и Мещерякова Д.А.
при секретаре Белякове А.А.

рассмотрела в судебном заседании 22 августа 2012 года уголовное дело по кассационному представлению прокурора на приговор Верховного Суда Респуб­ лики Башкортостан от 25 мая 2012 года, по которому Хуснутдинов Р Р несудимый, оправдан по предъявленному обвинению в совершении преступления, преду­ смотренного п. «в» ч. 5 ст. 290 УК РФ, на основании п. 1 ч. 2 ст. 302 УПК РФ в связи с не установлением события преступления.

За Хуснутдиновым Р.Р. признано право на реабилитацию.

Заслушав доклад судьи Валюшкина В.А., выступление прокурора Аверкие- вой В.А., поддержавшей кассационное представление, возражения оправданного Хуснутдинова Р.Р. и в его защиту адвоката Галяутдинова А.М. , полагавших, что оснований для отмены приговора по доводам, содержащимся в кассационном представлении прокурора, не имеется, судебная коллегия

установила:

органами предварительного расследования Хуснутдинов обвинялся в том, что он, назначенный приказом начальника ОВД по району и г. Республики Башкортостан № от 5 августа 2009 года на должность уголовного розыска ОВД по району и г. с 6 августа 2009 года, являясь в соответствии с Законом Рос­ сийской Федерации «О милиции» от 18.04.1991г. № 1026-1 должностным лицом, постоянно осуществляющим функции представителя власти, 8 ноября 2010 года получил взятку в виде денег за незаконные действия, бездействие в крупном раз­ мере. Совершение указанного преступления, квалифицированного п. «в» ч. 5 ст. 290 УК РФ, инкриминировалось Хуснутдинову при обстоятельствах, подробно изложенных в постановлении о привлечении его в качестве обвиняемого и в об­ винительном заключении.

По приговору суда Хуснутдинов оправдан за отсутствием события преступ­ ления.

В кассационном представлении прокурора поставлен вопрос об отмене приговора в связи с допущенными нарушениями уголовно-процессуального зако­ на и несоответствием выводов суда фактическим обстоятельствам дела. В обосно­ вание этих доводов указывается на то, что в приговоре не изложены мотивы, по которым отвергнуты доказательства, представленные стороной обвинения. Так, свидетель Д не смог пояснить, почему часть денег была передана в бух­ галтерию, а часть Хуснутдинову. Из его же показаний следует, что о принятии решения по прекращению дела ему сообщил Хуснутдинов. Между тем, решения об отказе в возбуждении уголовного дела принимались 27 ноября 2010 года и 5 февраля 2011 года по согласованию с Хуснутдиновым. Показания Д яв­ лялись противоречивыми, в связи с чем были оглашены его показания на следст­ вии, поэтому у суда не было достаточных оснований признавать достоверными показания Д о времени выдачи им денег. Тем более что они опроверга­ ются показаниями Б Б и Н . Кроме того, на записи, сде­ ланной Б на диктофон 17 февраля 2011 года, Хуснутдинов признает факт получения денег. Из приговора не ясно, каким образом свидетели И и Р своими показаниями подвергли сомнению показания Д . Судом не­ обоснованно признано недопустимым доказательством, результаты ОРМ « след­ ственный эксперимент», поскольку основанием для его проведения служило не заявление Б а наличие оперативной информации. Содержащееся в пригово­ ре утверждение о том, что сотрудником УСБ М проводилось оператив­ ное мероприятие «опрос», а не добровольная дача объяснений Хуснутдиновым, не соответствует показаниям названного свидетеля. Вывод суда о том, что обвине­ ние, предъявленное Хуснутдинову в получении лично взятки, существенно отли­ чается от того, о чем Б заявил в правоохранительные органы, и о чем у них состоялся разговор с Хуснутдиновым во время оперативного мероприятия, явля­ ется ошибочным, поскольку, как дословно указано в кассационном представлении « во всех случаях Б показал, что деньги Хуснутдиновым Р.Р. были по­ лучены для передачи И а не для себя лично», о чем Б расска­ зывал сам Хуснутдинов. Из содержания видеозаписи от 10 марта 2011 года следу- ет, что Хуснутдинов признает факт получения денежных средств от Б При­ знавая наличие алиби у Хуснутдинова, суд сослался на показания Х жены оправданного, Х и - его родителей, М-соседа Хуснутдиновых, Б-тестя оправданного, Ф - подруги супруги оправданного, не учтя при этом, что они являются либо его родственниками, либо близкими людьми. О недостоверности показаний названных лиц свидетельствует детализация телефонных переговоров. Подтверждением получения взятки служат и обстоятельства, погашения Хуснутдиновым автокредита. В связи с тем, что су­ дом доказательства обвинения не опровергнуты, причина противоречий в показа­ ниях свидетелей защиты не выяснена, мотивы принятия за основу тех или иных показаний не приведены, выводы, изложенные в приговоре, не соответствуют фактическим обстоятельствам, прокурор просит приговор отменить, а дело на­ править на новое судебное рассмотрение.

Проверив дело, обсудив доводы, содержащиеся в кассационном представле­ нии и возражения на них оправданного, судебная коллегия не находит оснований для отмены приговора исходя из следующего.

Согласно ст.73 УПК РФ при производстве по уголовному делу подлежат до­ казыванию, прежде всего, событие преступления, то есть, время, место, способ и другие обстоятельства совершения преступления, а также виновность лица в со­ вершении преступления, форма его вины и мотивы.

В соответствии с требованиями уголовно-процессуального законодательства (ст.ст. 302, 380 УПК РФ) обвинительный приговор не может быть основан на предположениях и постановляется лишь при условии, если в ходе судебного раз­ бирательства виновность подсудимого в совершении преступления доказана. Об­ винительный приговор должен быть постановлен на достоверных доказательст­ вах, когда по делу исследованы все возникшие версии, а имеющиеся противоре­ чия выяснены и оценены, а при наличии противоречивых доказательств, имею­ щих существенное значение для выводов суда, в приговоре должны быть указаны основания, по которым судом приняты одни из этих доказательств и отвергнуты другие.

В судебном заседании Хуснутдинов вину не признал, пояснив, что в конце февраля - начале марта 2011 года к нему в кабинет пришел Б и, зная, что вве­ ренному ему подразделению уголовного розыска поручен контроль за незакон­ ным игорным бизнесом, а также изъятие игровых автоматов на территории г. пояснил, что в этом вопросе он, то есть, Хуснутдинов, остался «один», с начальником ОБЭП Д он вопрос уже «решил», предложил ему осуществ­ лять «покровительство» игорного бизнеса в г. в форме неизъятия игро­ вых автоматов, а также с предложением о выдаче изъятых сотрудниками игровых автоматов в количестве штук. При этом Б в навязчивой форме спросил его, «дошли» ли рублей начальнику ОВД И при этом, пояснив, что данные деньги он якобы передал ему для передачи последнему. Эти слова Б связанные с передачей денег, стали представлять для него оперативный интерес, так как, по слухам, которые были распространены среди сотрудников ОВД, ему было известно, что он якобы начальнику ОВД И передал рублей, которые принадлежали Б а также рублей которые принадлежали Т Он предполагал, что такие слухи могли исходить от начальника ОБЭП Д так как на тот момент у последнего сложились натянутые отношения с начальником ОВД И , а именно из-за слабого контроля незаконного игорного бизнеса на территории г. со стороны Д На неоднократ­ ные предложения «сотрудничества» в игорном бизнесе со стороны Б он от­ вечал категорическим отказом. За период с сентября 2010 года по февраль 2011 года по его, Хуснутдинова, инициативе с участием сотрудников уголовного розы­ ска было проведено около 20 проверочных мероприятий на территории обслужи­ ваемого ОВД, в ходе которых игровые автоматы в количестве более 100 штук бы­ ли изъяты и помещены в ОВД. 8 ноября 2010 года с 21 часа до 1 часа 9 ноября он находился у родителей жены-Б поэтому в 22 часа 8 ноября 2010 года он находиться в доме своих родителей в микрорайоне не мог, и рублей от Б не получал.

Поскольку и на предварительном следствии Хуснутдинов вину в получении взятки не признал, органы следствия в качестве доказательства вины Хуснутди­ нова сослались, прежде всего, на показания свидетеля Б согласно которым 8 ноября 2010 года около 22 часов дома у Хуснутдинова по адресу: г. он передал Хуснутдинову в качестве взятки рублей, которые получил незадолго до этого от П Однако в ходе судебного разбирательства, заслушав свидетелей Б П Д , огласив показания Н и Б суд обос­ нованно усомнился в достоверности показаний Б Так, согласно показаниям свидетеля П следователь Д вернул ему рублей и системных блоков, а Н руб­ лей, которые тот отдал собственнику денег Б В тот же день поздно вече­ ром, взяв взаймы у Б рублей, добавив свои рублей, в игро­ вом клубе передал Б рублей, Свидетели Н и Б на следствии подтвердили указанные об­ стоятельства, а согласно распискам П и Н получили эти деньги 8 ноября 2010 года.

В то же время, свидетель Д в судебном заседании подтвердив, что выдача денег указанным лицам действительно имела место 8 ноября 2010 года, показал, что П и Н прибыли в ОВД за своими деньгами около 21 часа 30 минут, пробыли там значительное время, около двух часов, так как деньги были мелкими купюрами и в большом количестве, их необходимо бы- ло пересчитать и сверить с протоколами осмотра места происшествия, после этого оперативными сотрудниками производился возврат десяти системных блоков, все это заняло длительное время, закончили после 23 часов.

При таких данных суд обоснованно усомнился в том, что передача Б денег Хуснутдинову могла иметь место около 22 часов 8 ноября 2010 года.

Соглашаясь с правильностью вывода суда, подвергшего сомнению достовер­ ность показаний Б судебная коллегия имеет в виду и то обстоятельство, что в судебном заседании он не смог назвать точную дату передачи им денег Хуснут­ динову.

Содержащиеся в кассационном представлении суждения, касающиеся дея­ тельности свидетеля Д , из чего делается вывод о недостоверности его показаний, во внимание быть принят не может, поскольку предметом судебного разбирательства являлась деятельность Хуснутдинова и инкриминируемого ему преступления.

При судебном разбирательстве путем допроса свидетелей Х Х Х М Б Ф К тщательно было проверено алиби Хуснутдинова о его нахождении с 21 -00 часа 8 ноября 2010 года до 1 часа 9 ноября 2010 года в доме у родителей жены - Б по адресу: г. которое нашло свое подтверждение, явившись, тем самым, еще одним основанием, ставящим под со­ мнение достоверность показаний Б Доводы, содержащиеся в представлении о том, что показания в пользу Хус­ нутдинова дали либо родственники, либо близкие ему лица, являются неубеди­ тельными, поскольку алиби Хуснутдинова подтвердили и лица, не являющиеся таковыми. Кроме того, показания вышеуказанных лиц не имели никакого пре­ имущества перед остальными доказательствами.

Ссылка в представлении на детализацию телефонных соединений, несостоя­ тельна, поскольку она опровергается показаниями свидетеля С главного инженера МУЭС, о зонах покрытия базовых станций.

Соглашаясь с правильностью вывода суда, подвергшего сомнению достовер­ ность показаний Б судебная коллегия имеет в виду и то, что в судебном за­ седании он не смог назвать точную дату передачи им денег Хуснутдинову. И, кроме того, из показаний, как самого Б так и Д усматривается, что поводом обращения Б в УСБ послужило то, что Хуснутдинов, якобы полу­ чивший деньги за «крышевание» игорного бизнеса, уклонился от выполнения взя­ тых на себя обязательств, о чем свидетельствует повторное изъятие игровых ав­ томатов, имевших место 17 февраля 2011 года.

Обоснованно суд усомнился и в достоверности показаний свидетеля Д поскольку, во- первых, они, по сути, являются производными от показаний Б ­ наличие с которым «иных», а не только связанных со службой отношений не оспаривали ни Д ни Б и, во-вторых, наличие у него, как начальника ОБЭП, неприязненных отношений как с Хуснутдиновым, так и с начальником ОВД И на почве их деятельности по противодействию незаконному игорному бизнесу, за что на Д накладывалось взыскание.

Кроме того, суд обоснованно усомнился в достоверности показаний Д сопоставив высказывания Б отображенные на аудио,- видеозаписи от 10 марта 2011 года, а также стенограмме, согласно которым Б недвусмысленно давал понять Хуснутдинову, что с Д «вопрос решен», то есть имеется до­ говоренность о поддержке его игрового бизнеса, а также имевшийся ранее факт выдачи Д изъятых игровых автоматов, вопреки установленному законом порядку и служебной проверки.

Содержащееся в кассационном представлении утверждение о том, что факт получения Хуснутдиновым денег от Б подтверждается видеозаписью от 10 марта 2011 года, проводимой в рамках оперативно-розыскных мероприятий, не соответствует содержанию этой видеозаписи, согласно которой именно Б уговаривает Хуснутдинова взять у него рублей за возврат оборудования, утверждая, что с Д и прокуратурой «договорился», и нужно только его согласие, однако положительного ответа от Хуснутдинова на это предложение не последовало.

В ходе судебного разбирательства подвергались тщательному исследованию доказательства, на которые ссылается сторона обвинения, полученные в результа­ те проведения оперативно розыскных мероприятий (показания М , «объ­ яснения» Хуснутдинова и другие), которые обоснованно были признаны недопус­ тимыми по основаниям, подробно изложенным в приговоре. Оснований не согла­ ситься с выводами суда в этой части, судебная коллегия не находит.

Признавая правильными выводы суда, судебная коллегия учитывает и пока­ зания свидетеля Р согласно которым он курировал зону г. и района по линии УСБ МВД по Хуснутдинов на тот момент работал начальником уголовного розыска. Ему известно, что начальник ОВД И доверял Хуснутдинову, советовался с ним, держал связь. Впервые И примерно в середине 2010 года сказал ему, что не доверяет начальнику БЭП Д и поручил начальнику уголовного розыска Хуснутдинову занимать­ ся изъятием игрового оборудования. Подразделение Хуснутдинова изымало обо­ рудование в 10 раз больше, чем подразделение БЭП. В связи с этим им была со­ ставлена справка, УСБ проводило в отношении Д проверки. Хуснутдинов в феврале 2011 года позвонил ему, сообщил, что в связи с изъятием оборудования в одном из клубов, криминальный авторитет Т высказывал в адрес Хус- нутдинова словесные угрозы. Он сказал Хуснутдинову, чтобы тот написал рапорт. Рапорт поступил в марте 2011 года, он объяснил Хуснутдинову, каким образом оформить рапорт, как надо себя вести, если ему предложат взятку и постараться «вывести» на ст. 291 УК РФ, то есть, на дачу взятка сотруднику милиции, поды­ грать в рамках дозволенного.

Неубедительной является и ссылка в кассационном представлении на обстоя­ тельства, связанные с погашением Хуснутдиновым автокредита, которые также являлись предметом тщательного судебного разбирательства, поскольку приговор не может быть основан на домыслах и предположениях.

Суд, всесторонне, полно и объективно исследовав обстоятельства дела, про­ верив доказательства, сопоставив их друг с другом, оценив собранные доказа­ тельства в их совокупности, пришел к обоснованному выводу об их достаточно­ сти для разрешения дела, и, проверив все версии, выдвинутые стороной обвине­ ния против Хуснутдинова и опровергнув их, обоснованно сделал вывод об отсут­ ствии события преступления, то есть, получения Хуснутдиновым взятки от Б оправдав его по указанным основаниям. Не согласиться с таким решением суда судебная коллегия не может, имея ввиду положения ст.49 Конституции РФ о том, что обвиняемый не обязан доказы­ вать свою невиновность, каждый обвиняемый в совершении преступления счита­ ется невиновным, пока его виновность не будет доказана в предусмотренном уго­ ловно-процессуальным законом порядке, и что неустранимые сомнения в винов­ ности подсудимого толкуются в его пользу.

При таких обстоятельствах судебная коллегия не находит оснований для удовлетворения кассационного представления прокурора.

На основании изложенного, и руководствуясь ст.ст. 377, 378, 388 УПК РФ, судебная коллегия

определила:

приговор Верховного Суда Республики Башкортостан от 25 мая 2012 года в отношении Хуснутдинова Р Р оставить без изменения, а касса­ ционное представление прокурора - без удовлетворения.

Статьи законов по Делу № 49-О12-50

УК РФ Статья 290. Получение взятки
УК РФ Статья 291. Дача взятки
УПК РФ Статья 73. Обстоятельства, подлежащие доказыванию
УПК РФ Статья 302. Виды приговоров

Производство по делу



Типовые договорыТиповые договоры





Ответы юристовОтветы юристов

Загрузка
Наверх