Дело № 5-АПУ13-6СП

Суд Верховный Суд Российской Федерации
Дата решения 25 апреля 2013 г., Определение
Инстанция Судебная коллегия по уголовным делам, апелляция
Категория Уголовные дела
Докладчик Шалумов Михаил Славович
Электронная копия решения Скачать
Решение

Текст итогового документа

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

Дело №5-АПУ13-6СП

от 25 апреля 2013 года

 

председательствующего Шалумова М.С., судей Сабурова Д.Э. и Земскова Е.Ю.,

рассмотрела в открытом судебном заседании уголовное дело по апелляционному представлению государственных обвинителей прокуратуры г. Москвы Розановой Е.Д., Мелешко A.C., и апелляционной жалобе представителей потерпевшего [скрыто] - адвокатов Полева М.В.,

Овсяникова А.Д., на приговор Московского городского суда с участием присяжных заседателей от 15 января 2013 года в отношении Милосердного А.Ю.

Заслушав доклад судьи Шалумова М.С., выступления потерпевшего Калошина A.B., его представителей - адвокатов Полева М.В., Овсяникова

A. Д., государственного обвинителя Генеральной прокуратуры РФ Гуровой

B. Ю., поддержавших апелляционное представление и апелляционную жалобу, возражения оправданного Милосердного А.Ю. и его защитника Ведерниковой В.М., полагавших оставить представление и жалобы без удовлетворения, Судебная коллегия

 

установила:

 

Указанным приговором

Милосердный [скрыто] не [скрыто]

судимый,

оправдан по предъявленному ему обвинению в совершении преступления, предусмотренного ч. 3 ст. 33; ч. 1 ст. 30; п. «з» ч. 2 ст. 105 УК РФ, на основании пп. 1, 4 ч. 2 ст. 302 УПК РФ.

Органами предварительного следствия он обвинялся в организации и руководстве исполнением приготовления к убийству из корыстных побуждений, по найму, не доведенному до конца по не зависящим от него обстоятельствам, совершенному в период с 19 мая 2011 г. по 27 июля 2011 г. в г. [скрыто]

Вердиктом коллегии присяжных заседателей Милосердный признан невиновным в указанном преступлении, в связи с чем судом постановлен оправдательный приговор в отношении подсудимого за неустановлением события преступления.

В апелляционном представлении и дополнении к нему государственные обвинители Розанова Е.Д., Мелешко A.C. указывают на незаконность оправдательного приговора и наличие оснований к его отмене, предусмотренных ст. 389 УПК РФ, ввиду существенных нарушений уголовно-процессуального закона, повлиявших на постановление объективного вердикта, приводя следующие доводы.

В нарушение требований ст. 335 УПК РФ о разрешении вопросов процессуального характера в отсутствие присяжных заседателей, в судебном заседании 19.12.2012 в присутствии присяжных было разрешено ходатайство адвоката Грабчак об оглашении показаний свидетеля [скрыто] 21.12.2012 - ходатайство стороны обвинения об оглашении показаний свидетеля [скрыто] и протоколов следственных действий; 24.12.2012

допущено аналогичное нарушение; 26.12.2012 в присутствии присяжных обсуждалось ходатайство защиты о приобщении к делу ряда документов, по результатам суд отказал в удовлетворении ходатайства ввиду несоответствия указанных документов требованиям УПК РФ, тем самым, по мнению гособвинителей, присяжным были сообщены сведения о наличии и содержании недопустимых доказательств. Далее указывают, что в судебном заседании 10.01.2013 аналогичным образом в присутствии присяжных обсуждалось ходатайство адвоката Грабчак об оглашении показаний

потерпевшего КЯ ¦, при этом суд не выяснил у стороны защиты существо тех противоречий в показаниях потерпевшего, в связи с которыми она ходатайствовала об оглашении ранее данных потерпевшим показаний, и вопреки запрету, установленному п. 2 ч. 2 ст. 75 УПК РФ, допустил оглашение показаний, основанных на догадках и предположениях.

Полагают, что суд незаконно принял ответ свидетеля УЩ основанный на слухах, и позволял защите задавать свидетелю [скрыто] вопросы о сведениях, ставших ему как сотруднику полиции известными из допросов обвиняемых на предварительном следствии. Также суд незаконно, по мнению гособвинителей, удовлетворил ходатайство защиты и допросил с участием присяжных заседателей свидетелей [скрыто],

[скрыто], не дававших показаний на предварительном следствии, при этом суд не позволил стороне обвинения предварительно в отсутствие присяжных задать свидетелям вопросы, выяснить относимость их показаний к делу и заявить свои возражения по поводу их допроса, в результате чего до сведения присяжных были доведены обстоятельства, не имеющие никакого отношения к делу. Не относятся к предмету судебного разбирательства и показания свидетеля [скрыто]

По мнению гособвинителей, стороной защиты вопреки запрету, установленному ч. 8 ст. 335 УПК РФ, до сведения присяжных неоднократно доводилась информация о личной жизни подсудимого и не соответствующая действительности информация о незаконных методах ведения следствия, что также повлияло на мнение присяжных заседателей и на содержание их ответов, и ввиду необъективности они не были способны принять правосудное решение.

С учетом приведенных доводов просят приговор отменить, дело направить на новое рассмотрение со стадии отбора коллегии присяжных заседателей.

В апелляционной жалобе и дополнении к ней представители потерпевшего - адвокаты Полев М.В., Овсяников А.Д. также указывают на незаконность оправдательного приговора ввиду существенных нарушений уголовно-процессуального закона, повлиявших на постановление объективного вердикта, приводя следующие доводы. Несмотря на установленный судом порядок исследования доказательств, 18.12.2012 суд по ходатайству адвоката Грабчак Е.В. изменил этот порядок и начал судебное следствие с допроса подсудимого, чем нарушил право стороны обвинения на представление доказательств в определенной заранее спланированной последовательности. Указывают, что суд систематически ограничивал права представителей потерпевшего, не предоставляя им возможности задавать вопросы свидетелям (допросы [скрыто], [скрыто],

[скрыто]). В тех случаях, когда представители защиты в

присутствии присяжных задавали свидетелям [скрыто]

[скрыто]) вопросы, касающиеся допустимости

доказательств, привлечения к уголовной ответственности лиц, не являвшихся

подсудимыми по делу, либо личности подсудимого Милосердного, несмотря на то, что председательствующий снимал эти вопросы и просил присяжных не принимать их во внимание, до присяжных была доведена информация, вызвавшая у них предубеждение к доказательства обвинения и сомнения в причастности подсудимого к преступлению.

Аналогичным образом до присяжных доведена информация, ставящая под сомнение достоверность показаний потерпевшего Калошина; в прениях защитники Грабчак и Ведерникова доводили до них информацию относительно допустимости показаний [скрыто], [скрыто], сведения о

личности подсудимого, либо, наоборот, Ведерникова, заявив о необходимости толкования сомнений в пользу подсудимого, не довела до присяжных содержание ст. 14 УПК РФ. Полагают, что тем самым стороной защиты у присяжных были вызваны предубеждение к доказательствам обвинения, чувство жалости и сострадания к подсудимому, что, в конечном счете, повлияло на содержание их ответов на вопросы вердикта.

Обращают внимание на то, что суд после возобновления разбирательства по делу 10.01.2013, решая вопросы о возможности окончания судебного следствия и перехода, без объявления перерыва, к прениям сторон, не выяснил причины неявки в судебное заседание представителя потерпевшего - адвоката Овсяникова, и разрешил эти вопросы в его отсутствие, чем нарушил права представителя потерпевшего на участие в судебных прениях и в обсуждении вопросов для коллегии присяжных, на высказывание возражений в связи с содержанием напутственного слова. По мнению адвокатов, поставленный перед присяжными вопрос о виновности подсудимого не отвечал требованиям ч. 2 ст. 339 УПК РФ, при этом, несмотря на то, что вопрос о доказанности события преступления перед присяжными не ставился, суд оправдал подсудимого за неустановлением события преступления, что свидетельствует о произвольной трактовке председательствующим вердикта присяжных

По указанным причинам просят приговор отменить, дело направить на новое рассмотрение со стадии подготовки к судебному заседанию.

В возражениях на апелляционное представление и апелляционную жалобу защитник оправданного Милосердного - адвокат Ведерникова В.М. указывает на несостоятельность приведенных в них доводов, и просит оставить приговор без изменения, а представление и жалобу без удовлетворения.

Изучив уголовное дело, проверив и обсудив доводы апелляционных представления и жалобы, и возражений на них, Судебная коллегия находит оправдательный приговор суда законным и обоснованным, а апелляционные представление и жалобу не подлежащими удовлетворению.

¦ус

Согласно ст. 389 УПК РФ, оправдательный приговор, постановленный на основании оправдательного вердикта коллегии присяжных заседателей, может быть отменен по представлению прокурора либо жалобе потерпевшего или его законного представителя и (или) представителя лишь при наличии таких существенных нарушений уголовно-процессуального закона, которые ограничили право прокурора, потерпевшего или его законного представителя и (или) представителя на представление доказательств либо повлияли на содержание поставленных перед присяжными заседателями вопросов или на содержание данных присяжными заседателями ответов. Оправдательный приговор, постановленный на основании вердикта коллегии присяжных заседателей, подлежит отмене, если при неясном и противоречивом вердикте председательствующий не указал присяжным заседателям на неясность и противоречивость вердикта и не предложил им вернуться в совещательную комнату для внесения уточнений в вопросный лист.

Однако таких нарушений закона по делу не установлено.

Судебная коллегия приходит к выводу о том, что приговор суда постановлен в соответствии с вердиктом коллегии присяжных заседателей о невиновности Милосердного А.Ю., основанном на всестороннем и полном исследовании материалов дела, и являющимся ясным и непротиворечивым.

Дело рассмотрено законным составом коллегии присяжных заседателей, которая была сформирована с соблюдением требований ст. 328 УПК РФ. Замечаний по процедуре отбора присяжных заседателей, а также заявлений о роспуске коллегии присяжных заседателей ввиду тенденциозности ее состава, от сторон не поступало.

Судебное разбирательство проведено в соответствии с положениями уголовно-процессуального закона и с учетом особенностей, предусмотренных в суде присяжных. В судебном заседании исследованы все существенные для исхода дела доказательства, представленные сторонами, разрешены все заявленные ходатайства. Нарушений принципа состязательности сторон, необоснованных отказов сторонам в исследовании доказательств, которые могли иметь существенное значение для исхода дела, нарушений процессуальных прав участников, повлиявших или могущих повлиять на вынесение вердикта коллегией присяжных заседателей и постановление судом законного, обоснованного и справедливого приговора, по делу не допущено.

Вопреки доводам апелляционной жалобы представителей потерпевшего, суд обоснованно начал судебное следствие с допроса подсудимого, поскольку в соответствии с ч. 3 ст. 274 УПК РФ с разрешения председательствующего подсудимый вправе давать показания в любой момент судебного следствия. Данное право не может быть ограничено

запланированной последовательностью представления доказательств стороной обвинения. При этом всем участникам процесса, в том числе потерпевшему и его представителям, являющимся адвокатами, председательствующим разъяснялось их право задавать вопросы допрашиваемым лицам, поэтому то обстоятельство, что они не задавали вопросы свидетелям Б ¦ [скрыто],

[скрыто], свидетельствует не о нарушении их прав, а том, что они

предоставленным им правом не воспользовались.

Доводы государственных обвинителей и представителей потерпевшего о том, что в присутствии присяжных заседателей задавались допрашиваемым лицам и разрешались вопросы процессуального характера, в том числе связанные с определением допустимости доказательств, и допускались иные нарушения требований закона при исследовании доказательств, не основаны на материалах дела.

Согласно протоколу судебного заседания, в случаях, перечисленных в апелляционном представлении, судом в присутствии присяжных обсуждались ходатайства защиты об оглашении ранее данных показаний свидетелей [скрыто] и потерпевшего [скрыто] ввиду

наличия существенных противоречий с их показаниями в судебном заседании, при этом выяснялось, какие именно противоречия усмотрела сторона защиты (стр. 154 прот.). Данные ходатайства связаны с оценкой достоверности, а не допустимости данных показаний как доказательств, поэтому не могут быть отнесены к процессуальным. В то же время, когда для разрешения ходатайств сторон об оглашении показаний и документов требовалось обсудить вопросы процессуального характера, суд удалял присяжных из зала (стр. 104, 154 м др. прот.). Также вопреки доводам представления, при обсуждении в присутствии присяжных ходатайств защиты об оглашении указанных в представлении документов вопросы их оценки с точки зрения допустимости не затрагивались (стр. 104-105, 133-134 и др. прот.).

Во время допросов свидетелей [скрыто] сторона

обвинения никаких замечаний и возражений по поводу заданных свидетелям вопросов не высказывала, а ответы свидетелей на эти вопросы не содержали сведений, не относящихся к предмету исследования с участием присяжных. Также сторона обвинения не высказала никаких возражений по поводу ходатайств защиты о допросе в качестве свидетелей [скрыто], [скрыто] и не просила суд предварительно выяснить у

указанных свидетелей вопрос об относимости их показаний к делу, а во время допросов активно задавала свидетелям свои вопросы (стр. 115, 117, 123-124, 135-137 и др. прот.)

Действия председательствующего по ведению судебного следствия осуществлялись в рамках процессуальных полномочий, предоставленных ему ст. 335 УПК РФ, а доводы представления и жалобы о непринятии

председательствующим соответствующих мер по обеспечению соблюдения в ходе судебного следствия требований указанной статьи не основаны на материалах дела.

Как видно из протокола судебного заседания, в тех случаях, когда подсудимый или его защитники в ходе судебного следствия и прений сторон пытались в присутствии присяжных заседателей задать допрашиваемым лицам вопросы и высказаться по поводу фактических обстоятельств уголовного дела, установление доказанности которых не относится к компетенции присяжных заседателей, допустимости доказательств, либо касающихся личности подсудимого, а также когда действия стороны защиты иным образом выходили за пределы ограничений, установленных ст. 335-336 УПК РФ, председательствующий своевременно делал им замечания, а присяжных заседателей просил не принимать во внимание прозвучавшие сведения, как не имеющие отношения к установлению фактических обстоятельств дела присяжными заседателями, либо снимал вопросы, не соответствующие требованиям закона.

Вопрос о необходимости принятия к сторонам иных мер воздействия решается председательствующим. Судебная коллегия не находит, что у председательствующего имелись основания для принятия к подсудимому или защитникам мер воздействия, предусмотренных ч.ч. 2, 3 ст. 258 УПК РФ.

В то же время, от государственного обвинителей, потерпевшего и его представителей на протяжении всего судебного разбирательства не поступало каких-либо заявлений, замечаний, возражений по поводу действий председательствующего, невыполнения им своих полномочий по обеспечению состязательности процесса, непринятия мер по исключению незаконного воздействия на присяжных заседателей.

В этой связи Судебная коллегия приходит к выводу, что подсудимый Милосердный и его защитники, с учетом количества и характера нарушений, по поводу которых им делались замечания либо снимались заданные ими вопросы, своим поведением не могли оказать незаконное воздействие на присяжных заседателей и повлиять на вынесение ими вердикта в пользу подсудимого. Какие-либо иные данные, свидетельствующие о незаконном воздействии на присяжных заседателей заинтересованными в исходе дела лицами, в материалах дела отсутствуют.

Вопреки доводам апелляционной жалобы представителей потерпевшего, суд, установив неявку в судебное заседание 10.01.2013 адвоката Овсяникова А.Д., поставил на обсуждение сторон вопрос о возможности продолжения разбирательства дела в его отсутствие, при этом потерпевший [скрыто] заявил, что не возражает продолжить разбирательство

в отсутствие своего представителя Овсяникова А.Д., а другие участники с ним согласились (стр. 142 прот.). Каких-либо заявлений от адвоката Овсяникова А.Д. с просьбой об отложении рассмотрения дела не поступало,

интересы потерпевшего в ходе дальнейшего судебного разбирательства представлял адвокат Полев М.В. Таким образом, никакого нарушения процессуальных прав как самого потерпевшего, так и его представителя допущено не было.

В прениях ни представители стороны обвинения, ни представители стороны защиты не заявили ходатайств о дополнении и возобновлении судебного следствия, что свидетельствует о том, что они не оспаривали полноту и всесторонность исследования фактических обстоятельств дела в присутствии присяжных заседателей.

Вопросный лист и вердикт коллегии присяжных заседателей соответствуют требованиям ст. ст. 339, 341-343 УПК РФ, а содержание напутственного слова председательствующего - требованиям части 3 ст. 340 УПК РФ. При этом вопросный лист составлен с учетом замечания гособвинителя Розановой, после устранения данного замечания все представители стороны обвинения полностью согласились с окончательными содержанием и формулировкой вопросов в вопросном листе, в том числе и с тем, что вопросы, указанные в ч. 1 ст. 339 УПК РФ, соединены в одном основном вопросе. Каких-либо возражений в связи с содержанием напутственного слова председательствующего по мотивам нарушения им принципа объективности и беспристрастности стороны не высказали (стр. 190-191 прот.).

Процедура вынесения присяжными заседателями оправдательного вердикта, принятого ими единодушно, а также процедура обсуждения судом последствий вердикта, не нарушена. С учетом содержания основного вопроса и ответа присяжных на него председательствующий правильно сформулировал в качестве основания оправдания подсудимого неустановление события преступления, в котором подсудимый обвинялся.

Все замечания сторон на протокол судебного заседания рассмотрены председательствующим в установленном порядке, оснований полагать, что в протоколе неправильно отражен ход судебного разбирательства, у Судебной коллегии не имеется.

При таких обстоятельствах Судебная коллегия полагает, что судом первой инстанции были приняты исчерпывающие меры по созданию необходимых условий для исполнения сторонами их процессуальных обязанностей и осуществления предоставленных им прав, ограждению присяжных заседателей от какого-либо незаконного воздействия и обеспечению объективности и беспристрастности коллегии присяжных заседателей и вынесенного ими вердикта, а доводы, приведенные в представлении и жалобе, не могут быть признаны заслуживающими внимания.

На основании изложенного, руководствуясь ст. ст. 38913-38914, 38920, 38928, 38933 УПК РФ, Судебная коллегия

 

определила:

 

приговор Московского городского суда от 15 января 2013 года в отношении Милосердного [скрыто] оставить без изменения, а

апелляционное представление государственных обвинителей Розановой Е.Д., Мелешко A.C., и апелляционную жалобу представителей потерпевшего Полева М.В., Овсяникова А.Д. - без удовлетворения.

Статьи законов по Делу № 5-АПУ13-6СП

УК РФ Статья 105. Убийство
УПК РФ Статья 14. Презумпция невиновности
УПК РФ Статья 75. Недопустимые доказательства
УПК РФ Статья 258. Меры воздействия за нарушение порядка в судебном заседании
УПК РФ Статья 274. Порядок исследования доказательств
УПК РФ Статья 302. Виды приговоров
УПК РФ Статья 328. Формирование коллегии присяжных заседателей
УПК РФ Статья 335. Особенности судебного следствия в суде с участием присяжных заседателей
УПК РФ Статья 339. Содержание вопросов присяжным заседателям
УПК РФ Статья 340. Напутственное слово председательствующего

Производство по делу



Типовые договорыТиповые договоры





Ответы юристовОтветы юристов

Загрузка
Наверх