Типовые договорыТиповые договоры



Активные юристыАктивные юристы

Телефон: +7 905 942-69-48
Телефон: 9060684949
не в сети
Фото юриста
Лакоткина Юлия Анатольевна
г. Ужур Красноярский край ( СИБИРЬ)
ответов за неделю: 3
Телефон: 8 923 308 00 82


Ответы юристовОтветы юристов

Дело № 5-АПУ14-27СП

Суд Верховный Суд Российской Федерации
Дата решения 9 июня 2014 г., Определение
Инстанция Судебная коллегия по уголовным делам, апелляция
Категория Уголовные дела
Докладчик Истомина Галина Николаевна
Электронная копия решения Скачать
Решение

Текст итогового документа

ВЕРХОВНЫЙ СУД
РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

Дело № 5-АПУ14-27СП

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

 

г. Москва 9 июня 2014 г.

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе

председательствующегоМагомедова М.М.
судейИстоминой Г.Н. и Шалумова М.С.
при секретареВершило АН.

с участием государственного обвинителя - старшего прокурора апелляционного управления Генеральной прокуратуры РФ Митюшова В.П.; защитника осужденного - адвоката Баранова А.А. рассмотрела в судебном заседании апелляционную жалобу осужденного Ефимьева ОН. на приговор Московского городского суда с участием присяжных заседателей от 17 декабря 2013 года, которым Ефимьев О Н , несудимый осужден по п. «в» ч. 2 ст. 105 УК РФ к 15 годам лишения свободы в исправительной колонии строгого режима с ограничением свободы на 2 года.

Заслушав доклад судьи Истоминой Г.Н., изложившей содержание обжалуемого приговора и доводы апелляционной жалобы, выступление осужденного Ефимьева ОН., его защитника адвоката Баранова А.А., поддержавших доводы жалобы об отмене приговора, выступление государственного обвинителя Митюшова В.П., полагавшего оставить приговор без изменения, Судебная коллегия

установила:

Ефимьев осужден за убийство малолетней Х года рождения.

Преступление совершено им 21 апреля 2013 года в г. при обстоятельствах, изложенных в приговоре.

В апелляционной жалобе и дополнениях к ней осужденный Ефимьев ОН. просит отменить приговор, направить дело на новое судебное разбирательство либо возвратить его прокурору.

По доводам жалобы, он был существенно ограничен в осуществлении прав участника уголовного судопроизводства.

Следователь не предоставил ему возможность ознакомиться с материалами уголовного дела, не разъяснил ему особенности рассмотрения дела с участием присяжных заседателей. При проведении в отношении него судебно-психиатрической экспертизы не было учтено, что он проходил лечение в психиатрическом стационаре. При ознакомлении с материалами дела он заявил ходатайство о назначении повторной судебно- психиатрической экспертизы, однако экспертиза не была проведена и решения следователя об отказе в удовлетворении этого ходатайства он не получил.

При проведении предварительного слушания он вновь заявил ходатайство о проведении повторной судебно-психиатрической экспертизы, об истребовании выписки из истории его болезни, а также о предоставлении ему возможности ознакомиться с материалами дела и решить вопрос о мере пресечения. Однако эти его ходатайства не были учтены и не нашли отражения в постановлении суда. Его жалоба о нарушении закона при проведении предварительного слушания не рассмотрена, в связи с чем он просит рассмотреть все его жалобы и принять по ним решение, для чего прилагает к апелляционной жалобе жалобу на постановление судьи о назначении судебного заседания по итогам предварительного слушания, ходатайства об истребовании выписки из истории его болезни, об ознакомлении с материалами дела, об изменении меры пресечения, жалобу о тяжелых условиях содержания в камере следственного изолятора, о назначении повторной экспертизы.

Судом был нарушен принцип состязательности сторон. Он был лишен юридической помощи, поскольку защищавший его адвокат формально выполнял свои обязанности и все обращения председательствующего переадресовывал к нему, не имеющему юридического образования.

Перед формированием коллегии присяжных заседателей председательствующий запретил ему говорить «лишнее», то есть он запретил ему сказать о допущенных в отношении него нарушениях закона при ознакомлении с материалами дела, об отрицательной характеристике личности потерпевшей, об условиях содержания его в камере с бандитами, о причинах, по которым он вынужден был оговорить себя, ему запретили рассказать, в каком состоянии он допрашивался на предварительном следствии, о состоянии его здоровья.

Подробно описывая условия и ход его допроса, отмечает, что под влиянием незаконных методов оговорил себя в ходе предварительного следствия на допросах в качестве подозреваемого, обвиняемого, на очной ставке и при проверке его показаний на месте, но он лишен был возможности рассказать об этом присяжным заседателям перед их удалением в совещательную комнату.

Считает, что вопросы в вопросном листе сформулированы неправильно. Вместо вопросов по каждому его деянию председательствующий задал один вопрос о его виновности и вмененные ему деяния описал так, что между ними не было пятичасового перерыва. Его защитник не возражал против такой постановки вопроса, он не высказал замечаний по содержанию и формулировке вопроса и не внес предложений о постановке новых вопросов.

Утверждает, что преступление не совершал, доказательства его причастности к причинению смерти младенцу, наличие у него мотива убийства отсутствуют. Обращает внимание на несоответствие обнаруженных на трупе ребенка повреждений характеру действий, вмененных ему в вину. В приговоре суд не указал, по каким мотивам отвергнуты его показания.

Потерпевшая отсутствовала в судебном заседании, однако судебное следствие по его ходатайству не отложили, его адвокат сговорился с прокурором об оглашении показаний потерпевшей на предварительном следствии.

Подробно приводя и анализируя показания потерпевшей Х . о его действиях, считает их неправдивыми, противоречивыми, а ее поведение, неадекватным сложившейся обстановке. В обвинительном заключении показания Х изменены следователем: не указано, где спал младенец, исключено признание Х в том, что она в момент происшествия находилась в состоянии алкогольного опьянения.

Полагает, что она, как лицо, заинтересованное в исходе дела, оговорила его.

В суд не были вызваны и допрошены указанные в обвинительном заключении свидетели Б - следователь, Д - соседка по коммунальной квартире, Г - гражданский муж потерпевшей А - судебно-медицинский эксперт, ее показания, не оглашались. Не был допрошена и свидетель защиты Е Не вызывались в суд понятые Я и С в присутствии которых была проведена проверка его показаний на месте, которые могли подтвердить, что он отраженных в протоколе показаний он не давал.

Судебное следствие проведено с обвинительным уклоном без допроса большинства свидетелей, а при допросах свидетелей Б , М А председательствующий корректировал их показания.

Прибывшая по вызову скорая помощь констатировала смерть младенца от удушья и не зафиксировала повреждения, однако экипаж скорой помощи не вызван в суд.

Адвокат Ломжин А.Н. никаких доказательств стороны защиты не представил, не заявил ходатайства о вызове и допросе свидетелей, понятых в судебном заседании в присутствии присяжных заседателей, не сделал никаких замечаний и предложений по формулировке вопросов.

Для признания его показаний на допросах в качестве подозреваемого и обвиняемого от 22 и 23 апреля 2013 года недопустимыми доказательствами необходимо проведение дополнительной судебно-психиатрической экспертизы, которая подтвердит его болезненное состояние.

Адвокат Королев В.А. не присутствовал на его допросе в ходе предварительного следствия или он в силу плохого психо-физического состояния не понимал его присутствия.

В ходе допроса он оговорил себя, признав нанесение ребенку пощечин, думая, что ему вменят одно деяние.

Выступление адвоката в прениях показало, что он не знаком с его делом, он ничего не сказал в его пользу, кроме того председательствующий его останавливал.

Считает, что допущенные судом нарушения закона являются основанием отмены приговора.

В возражении на апелляционную жалобу осужденного государственный обвинитель просит оставить приговор без изменения, а жалобу - без удовлетворения.

Проверив материалы дела, обсудив доводы апелляционной жалобы, Судебная коллегия находит, что приговор суда постановлен в соответствии с вердиктом коллегии присяжных заседателей о виновности осужденного в причинении смерти малолетней Х основанном на всестороннем и полном исследовании материалов дела.

Дело рассмотрено законным составом суда. Как следует из материалов дела, при ознакомлении с материалами дела Ефимьев заявил ходатайство о рассмотрении его дела судом с участием присяжных заседателей.

В ходе предварительного слушания Ефимьев поддержал ходатайство о рассмотрении дела с участием присяжных заседателей.

Учитывая данное ходатайство обвиняемого председательствующим в соответствии с требованиями ч. 2 ст. 325 УПК РФ по итогам предварительного слушания вынесено законное и обоснованное постановление о назначении открытого судебного заседания с участием присяжных заседателей.

При этом, вопреки доводам жалобы осужденного, как в ходе предварительного следствия, так и на предварительном слушании, ему были разъяснены особенности рассмотрения дела с участием присяжных заседателей. В ходе судебного разбирательства он не возражал против такого состава суда.

Формирование коллегии присяжных заседателей проведено в судебном заседании с соблюдением требований ст. 328 УПК РФ.

Данных о том, что в суде присяжных исследовались недопустимые доказательства или были ошибочно исключены из разбирательства дела допустимые доказательства, или отказано сторонам в исследовании доказательств, либо допущены иные нарушения уголовно-процессуального закона, влекущие отмену приговора, из материалов дела не усматривается.

Судебное следствие проведено с соблюдением требований ч. 7 ст. 335 УПК РФ, определяющей особенности рассмотрения дел с участием присяжных заседателей, согласно которым в присутствии присяжных заседателей подлежат исследованию только те фактические обстоятельства уголовного дела, доказанность которых устанавливается в соответствии с их полномочиями, предусмотренными ст. 334 УПК РФ.

С учетом указанных положений закона председательствующий правильно не допустил исследования в присутствии присяжных заседателей вопросов об обстоятельствах допроса Ефимьева, относящихся к допустимости доказательств, и подлежащих разрешению председательствующим, а также об условиях содержания подсудимого под стражей, что могло вызвать предубеждение коллегии присяжных заседателей в отношении Ефимьева.

В этой связи доводы жалобы осужденного о том, что председательствующий не предоставил ему возможность довести до сведения присяжных заседателей информацию о якобы имевших место нарушениях закона в ходе его допроса на предварительном следствии, как не основанные на законе, не подлежат удовлетворению.

Обсуждая доводы жалобы осужденного о самооговоре под влиянием незаконных методов допроса, Судебная коллегия отмечает, что в связи с противоречиями в показаниях Ефимьева в судебном заседании с его показаниями на предварительном следствии государственный обвинитель заявил ходатайство об оглашении его показаний на допросах в качестве подозреваемого от 22 апреля 2013 года, в качестве обвиняемого от 22 апреля 2013 года, при проверке его показаний на месте преступления, на очной ставке от 23 апреля 2013 года. Сторона защиты, хотя и возражала против оглашения показаний Ефимьева в присутствии присяжных заседателей, однако заявлений о признании данных доказательств недопустимыми в связи с применением к Ефимьеву недозволенных методов ведения следствия не сделала, в связи с чем ходатайство стороны обвинения было обоснованно удовлетворено и в присутствии присяжных заседателей были оглашены показания Ефимьева на предварительном следствии, (т. 3 л.д. 127-128).

Из протоколов указанных следственных действий следует, что проведены они с соблюдением закона, с участием адвоката, защищавшего интересы Ефимьева, при этом ни Ефимьев, ни его защитник не заявляли об оказании незаконного воздействия на Ефимьева. Правильность отраженных в протоколах следственных действий сведений удостоверена подписями Ефимьев и его защитника.

При таких данных председательствующий не имел оснований по собственной инициативе признавать показания Ефимьева на предварительном следствии недопустимыми доказательствами.

Показания потерпевшей Х данные ею в ходе предварительного следствия оглашены в присутствии присяжных заседателей в соответствии с требованиями п. 2 ч. 2 ст. 281 УПК РФ, согласно которым при неявке потерпевшего в суд ввиду тяжелой болезни, препятствующей явке в суд, суд вправе по ходатайству стороны или по собственной инициативе принять решение об оглашении ранее данных ими показаний.

Как следует из протокола судебного заседания, потерпевшая Х неоднократно не являлась в судебное заседание, в связи с чем судом принимались меры к ее вызову. 10 декабря 2013 года в судебном заседании была оглашена справка главного врача ГКБ № согласно которой Х года доставлена в ГКБ № бригадой скорой помощи, ввиду тяжести заболевания ей показано стационарное лечение, в связи с чем она не может участвовать в судебном заседании.

Принимая во внимание тяжесть заболевания потерпевшей, препятствующей ее участию в судебном заседании, председательствующий, обоснованно удовлетворил ходатайство государственного обвинителя об оглашении показаний Х на предварительном следствии.

Не усматривается из материалов дела и данных, свидетельствующих о нарушении судом принципа состязательности, равноправия сторон, об ограничении стороны защиты в представлении доказательств.

Все заявленные сторонами ходатайства были разрешены председательствующим с соблюдением закона, мотивы принятых решений доведены им до сведения сторон.

В обвинительном заключении в качестве свидетеля защиты указана Е - мать осужденного.

Обсуждая ходатайство стороны защиты о допросе ее в присутствии присяжных заседателей, председательствующий принял решение о допросе ее сначала в отсутствие присяжных заседателей. В ходе данного допроса свидетель дала показания, характеризующие подсудимого, потерпевшую, пояснила об их взаимоотношениях. Учитывая содержание показаний свидетеля, председательствующий со ссылкой на то, что свидетелю не известны обстоятельства дела, обоснованно отказал в удовлетворении ходатайства о допросе свидетеля в присутствии присяжных заседателей.

Что касается свидетелей обвинения Б Д Г А не явившихся в судебное заседание, о необходимости допроса которых указывается в жалобе, то государственный обвинитель не настаивал на вызове этих свидетелей и не возражал против окончания судебного следствия в пределах исследованных доказательств. Не высказала таких возражений и сторона защиты, в связи с чем председательствующий принял решение об окончании судебного следствия.

Не может согласиться Судебная коллегия и с доводами жалобы о нарушении органами предварительного следствия и судом права осужденного на защиту.

Вопреки доводам жалобы по окончании предварительного следствия Ефимьев совместно с защитником был ознакомлен с материалами уголовного дела, как указано в протоколе «в полном объеме» и «без ограничения во времени».

В ходе предварительного слушания Ефимьев заявил ходатайство о повторном ознакомлении его с материалами дела, которое было удовлетворено, и он, а также его защитник Ломжин А.Н. были ознакомлены с материалами дела.

В ходе судебного следствия защитник осужденного занимал активную, позицию: задавал вопросы допрашиваемым лицам, заявлял ходатайства.

Прения сторон проведены с соблюдением требований ст. 336 УПК РФ.

Выступая в прениях, адвокат Ломжин А.Н., привел анализ исследованных доказательств, заявил о недоказанности причастности Ефимьева к совершению преступления, о том, что Ефимьев с учетом данных о его личности не мог совершить убийство малолетнего ребенка.

Такая позиция защитника соответствовала позиции подсудимого и не повлекла нарушение его права на защиту.

С учетом этих данных доводы жалобы о том, что защитник Ломжин А.Н. не был ознакомлен с материалами дела, о ненадлежащем выполнении им обязанности по защите осужденного, нельзя признать обоснованными.

Напутственное слово председательствующего соответствует требованиям ст. 340 УПК РФ.

Каких-либо заявлений в связи с содержанием напутственного слова председательствующего по мотивам нарушения им принципа объективности и беспристрастности стороны не заявляли.

Вопросный лист соответствуют требованиям ч. 2 ст. 339 УПК РФ, согласно которым в вопросном листе возможна постановка одного основного вопроса о виновности подсудимого, являющегося соединением вопросов, указанных в части первой настоящей статьи.

Вопрос о виновности Ефимьева в совершении действий по причинению смерти Х в вопросном листе сформулирован председательствующим в соответствии с предъявленным ему обвинением, с учетом результатов судебного следствия и прений сторон.

Сторонам была предоставлена возможность ознакомиться с проектом вопросного листа и высказать свои замечания. При этом замечаний от сторон не поступило.

Доводы жалобы осужденного о необходимости постановки отдельных вопросов по каждому вмененному ему в обвинение действию не основаны на законе.

Вердикт коллегии присяжных заседателей является ясным и не содержит противоречий.

В соответствии с ч. 2 и ч. 3 ст. 348 УПК РФ вердикт коллегии присяжных заседателей является обязательным для председательствующего, и он квалифицирует действия осужденного в соответствии с обвинительным вердиктом.

Ставить под сомнение вердикт присяжных стороны не вправе, такого основания для отмены приговора суда присяжных ст. 379 УПК РФ не предусмотрено.

Оценку исследованным в судебном заседании доказательствам дают присяжные заседатели, до которых стороной защиты была доведена позиция Ефимьева о непричастности к совершению преступления, и при вынесении вердикта присяжные заседатели располагали мнением обеих сторон.

В связи с тем, что вердиктом присяжных заседателей Ефимьев признан виновным в причинении смерти Х доводы жалобы осужденного об отмене приговора в связи с его непричастностью к совершению преступления, об отсутствии у него мотива для убийства ребенка, об оговоре его Х о противоречивости доказательств удовлетворению не подлежат.

Установленным присяжными заседателями фактическим обстоятельствам содеянного Ефимьевым суд дал правильную юридическую оценку.

Обоснованным является и вывод суда о вменяемости Ефимьева.

Согласно заключению комиссии экспертов № 715-4 Ефимьев не страдает хроническим психическим расстройством и слабоумием. При этом экспертами учитывались и результаты медицинского освидетельствования Ефимьева 22 апреля 2014 года после совершения им преступления, в ходе которого было установлено его алкогольное опьянение.

Принимая во внимание заключение экспертов, поведение Ефимьева в момент совершения преступления, во время судебного заседания, председательствующий не имел оснований сомневаться в психическом состоянии осужденного.

Обсуждая доводы жалобы о необоснованном отказе в удовлетворении его ходатайства о проведении стационарной судебно-психиатрической экспертизы, Судебная коллегия отмечает, что в ходе предварительного слушания Ефимьев снял ходатайство о назначении дополнительной судебно- психиатрической экспертизы, о чем ставил вопрос в ранее поступившем в суд заявлении.

В ходе судебного разбирательства ни подсудимый, ни его защитник не заявляли ходатайства о проведении стационарной судебно-психиатрической экспертизы. Оснований для ее назначения по собственной инициативе по указанным выше мотивам суд не имел.

По указанным мотивам судебная коллегия не находит оснований для отмены приговора по доводам жалобы.

Наказание Ефимьеву назначено соразмерно содеянному, с учетом данных об его личности, всех обстоятельств дела, вердикта присяжных заседателей о том, что он заслуживает снисхождения, а также влияния назначенного наказания на его исправление и на условия жизни его семьи.

Оснований для признания назначенного осужденному наказания несправедливым о для его смягчении не имеется.

13 20 На основании изложенного, руководствуясь ст.ст. ст.ст. 389 , 389 , \28 /5 389 УПК РФ, Судебная коллегия

определила:

приговор Московского городского суда с участием присяжных заседателей от 17 декабря 2013 года в отношении Ефимьева О Н оставить без изменения, а апелляционную жалобу осужденного Ефимьева О.Н. - без удовлетворения.

Председательствующий Судьи:

Статьи законов по Делу № 5-АПУ14-27СП

УК РФ Статья 105. Убийство
УПК РФ Статья 281. Оглашение показаний потерпевшего и свидетеля
УПК РФ Статья 325. Особенности проведения предварительного слушания
УПК РФ Статья 328. Формирование коллегии присяжных заседателей
УПК РФ Статья 334. Полномочия судьи и присяжных заседателей
УПК РФ Статья 335. Особенности судебного следствия в суде с участием присяжных заседателей
УПК РФ Статья 336. Прения сторон
УПК РФ Статья 339. Содержание вопросов присяжным заседателям
УПК РФ Статья 340. Напутственное слово председательствующего
УПК РФ Статья 348. Обязательность вердикта

Производство по делу

Загрузка
Наверх