Дело № 5-О07-93СП

Суд Верховный Суд Российской Федерации
Дата решения 5 июня 2007 г., Определение
Инстанция Судебная коллегия по уголовным делам, кассация
Категория Уголовные дела
Докладчик Иванов Геннадий Петрович
Электронная копия решения Скачать
Решение

Текст итогового документа

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

Дело №5-О07-93СП

от 5 июня 2007 года

 

председательствующего - Кочина В. В. судей - Иванова Г. П. и Степалина В. П.

осужден по ст. 105 ч. 2 п. «ж» УК РФ к 16 годам лишения свободы, по ст. 222 ч. 1 УК РФ к 3 годам лишения свободы и по совокупности совершенных преступлений, на основании ст. 69 ч. 3 УК РФ, к 18 годам лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

Постановлено взыскать с Тимофеева А. О. в пользу в возмещение материального ущерба [скрыто] рублей, в счет

компенсации морального вреда -1 I рублей.

Заслушав доклад судьи Иванова Г. П., выступления осужденного Тимофеева А. О. и адвоката Моденова А. С, просивших приговор отменить и дело направить на новое рассмотрение, и прокурора Башмакова А. М. об оставлении приговора без изменения, судебная коллегия

 

установила:

 

Тимофеев признан виновным в умышленном убийстве, совершенном группой лиц по предварительному сговору, в незаконном приобретении, передаче, хранении, перевозке и ношении огнестрельного оружия и боеприпасов.

Преступления совершены 24 июня 2006 года

обстоятельствах, указанных в приговоре.

В кассационных жалобах (основной и дополнительных) Тимофеев просит отменить приговор и дело направить на новое рассмотрение, мотивируя тем, что, как ему стало известно от присяжных заседателей, председательствующий судья заходил к ним в совещательную комнату, когда они обсуждали вопросный лист и сообщил им об аресте второго подозреваемого, сказав, что он признался в содеянном, заявил им также о том, что он (Тимофеев) безусловно виновен, совершил особо тяжкое преступление и не заслуживает снисхождения, сказал, как присяжные должны отвечать на вопросы при вынесении вердикта.

Судья, как выяснилось также, в течение всего судебного разбирательства неоднократно заходил в совещательную комнату и общался с присяжными заседателями.

Также Тимофеев не согласен с квалификацией его действий по ст. 105 ч. 2 п. «ж» УК РФ. Ссылаясь на то, что присяжные заседатели признали недоказанным, что он сбросил потерпевшего ч [скрыто] с балкона, и на то, что смерть потерпевшего наступила от телесных повреждений, полученных при падении на землю, он полагает, что его действия в соответствие с вердиктом следует квалифицировать по ст. 111 ч. 2 УК РФ, только как причинение тяжких телесных повреждений.

Кроме того, он просит исключить из приговора осуждение за незаконную перевозку огнестрельного оружия, ссылаясь на то, что

вердиктом он не признан виновным в перевозке оружия в иных местах автомобиля, а нахождение оружия непосредственно при обвиняемом не составляет данный состав преступления.

Не согласен Тимофеев и с тем, как разрешен гражданский иск, утверждает, что его размер не подтвержден никакими платежными документами, а сумма компенсации морального вреда явно завышена.

Считает также, что ему назначили чрезмерно суровое наказание,

так как непосредственно в причинении смерти

он присяжными

заседателями виновным не признан.

В замечаниях на протокол судебного заседания, поданных Тимофеевым, также содержатся доводы о несогласии с приговором.

В частности указывается, что на предварительном следствии показания он давал под психологическим давлением, показания

свидетеля Щ

оглашены с нарушением закона.

В возражениях прокурор, поддерживавший обвинение в суде, просит приговор оставить без изменения.

Проверив материалы дела и обсудив доводы кассационных жалоб и возражения, судебная коллегия считает, что приговор постановлен в соответствие с вердиктом коллегии присяжных заседателей о виновности Тимофеева в совершении преступлений, основанном на полном и всестороннем исследовании обстоятельств дела.

Нарушений норм уголовно-процессуального закона при рассмотрении дела судом не допущено.

Доводы дополнительной кассационной жалобы осужденного о том, что председательствующий нарушил тайну совещательной комнаты и во время вынесения вердикта зашел к присяжным заседателям и сказал им, как они должны отвечать на вопросы, нельзя признать обоснованными.

Из протокола судебного заседания видно, что никаких возражений на действия председательствующего судьи сторона защиты не приносила, о нарушении им порядка совещания присяжных заседателей ходатайств не заявляла.

Ссылка осужденного в жалобе на то, что о таких нарушениях ему стало известно уже после окончания судебного разбирательства, не может служить основанием для отмены приговора.

Представленные стороной защиты дополнительные документы -нотариально заверенные объяснения одного из присяжных заседателей, могут служить только основанием для обращения заинтересованных лиц к правоохранительным органам для решения вопроса о возбуждении уголовного дела.

К тому же, присяжные заседатели вердикт приняли голосованием, а не единодушно, и исключили из второго вопроса указание на то, что Тимофеев сбросил [скрыто] с балкона.

В судебном заседании исследовались только допустимые доказательства.

Адвоката и сам Тимофеев не возражали против оглашения показаний последнего, которые он давал на предварительном следствии, о применении незаконных методов ведения следствия не заявляли, Тимофеев только просил «придерживаться показаний, данных им в судебном заседании» (т. 3 л. д. 90).

Не возражала сторона защиты и против оглашения показаний не явившегося в судебное заседание и находящегося на стационарном

При этом ни осужденный, ни его защитник не ставили под сомнение достоверность справки лечебного учреждения, которую представил адвокат потерпевшей и которую суд приобщил к материалам дела (т. 3 л. д. 26-27).

Нельзя также согласиться с доводами основной кассационной жалобы осужденного о неправильной квалификации его действий.

Действительно, присяжные заседатели признали недоказанным, что потерпевшего с балкона сбросил Тимофеев.

Однако убийство признается совершенным группой лиц, когда два или более лица, действуя совместно с умыслом, направленным на совершение убийства, непосредственно участвовали в процессе лишения жизни потерпевшего, при чем не обязательно, чтобы повреждения повлекшие смерть, были причинены каждым из них.

Исходя из фактических обстоятельств, установленных вердиктом коллегии присяжных заседателей, председательствующий правильно

указал в приговоре, что Тимофеев совершил умышленное убийство [скрыто] по предварительному сговору с другим лицом, являясь при этом соисполнителем данного преступления.

Так, вердиктом присяжных заседателей установлено, Тимофеев договорился с другим лицом совершить убийство совместно с ним принял непосредственное участие в лишении жизни потерпевшего, произвел в него несколько выстрелов из оружия и нанес несколько ударов металлическим предметом по голове, причинив здоровью [скрыто] тяжкий вред.

Что касается сбрасывания уже тяжело раненного [скрыто] с балкона другим лицом, то его действия явились завершением общего умысла Тимофеева и этого лица на лишение жизни потерпевшего.

В связи с этим, ссылка осужденного в жалобе на то, что смерть наступила от телесных повреждений, полученных от падения с

высоты на землю и, поэтому, он должен отвечать только за причинение тяжкого вреда здоровью [скрыто], является несостоятельной.

Нельзя также согласиться с доводами кассационной жалобы Тимофеева о необоснованном осуждении его за незаконную перевозку огнестрельного оружия и боеприпасов, поскольку из вердикта присяжных заседателей следует, что он перевез эти предметы на принадлежащей ему машине, а не при себе.

Наказание назначено с учетом всех обстоятельств, влияющих на наказание. Оснований считать его чрезмерно суровым не усматривается.

Гражданский иск в части компенсации морального вреда разрешен судом правильно. Судом учтена степень нравственных страданий, перенесенных потерпевшей ЧИ 11 I, и имущественное положение осужденного, занимавшегося коммерческой деятельностью. Размер определенного судом возмещения при таких обстоятельствах не представляется завышенным.

Вместе с тем, следует признать обоснованными доводы кассационной жалобы о том, что гражданский иск в части возмещения расходов на погребение разрешен судом при отсутствии каких-либо документов, подтверждающих эти расходы.

В судебном заседании сторона защиты указывала на то, что истец не представил никаких документов, подтверждающих размер исковых требований, возражала против удовлетворения иска (т. 3 л. д. 142).

Несогласие с гражданским иском в этой части обязывало судью предложить потерпевшей представить документы, подтверждающие размер исковых требований, однако этого сделано не было.

В связи с этим, решить вопрос о том, является ли сумма иска в размере [скрыто] рублей, как указано в приговоре, реальной,

заявленной в пределах трат в настоящее время за оплату услуг на погребение, установку памятника, расходов на поминальный обед, судебная коллегия не может, поскольку эти обстоятельства должным образом не проверены судом первой инстанции.

Поэтому приговор в части гражданского иска о взыскании с Тимофеева [скрыто] рублей подлежит отмене с передачей дела на

рассмотрение в порядке гражданского судопроизводства.

Руководствуясь ст. ст. 377, 378, 388 УПК РФ, судебная коллегия

 

определила:

 

Приговор Московского городского суда с участием присяжных заседателей от 13 апреля 2007 года в отношении Тимофеева

в части гражданского иска о взыскании

О

рублей в

счет возмещения материального ущерба отменить и дело в этой части направить на новое рассмотрение в порядке гражданского судопроизводства.

В остальном приговор оставить без изменения, а кассационные жалобы - без удовлетворения.

Председательствующий:

Статьи законов по Делу № 5-О07-93СП

УК РФ Статья 111. Умышленное причинение тяжкого вреда здоровью
УК РФ Статья 222. Незаконные приобретение, передача, сбыт, хранение, перевозка или ношение оружия, его основных частей, боеприпасов
УК РФ Статья 69. Назначение наказания по совокупности преступлений

Производство по делу



Типовые договорыТиповые договоры





Ответы юристовОтветы юристов

Загрузка
Наверх