Типовые договорыТиповые договоры



Активные юристыАктивные юристы

Телефон: 9060684949
не в сети
Фото юриста
Лакоткина Юлия Анатольевна
г. Ужур Красноярский край ( СИБИРЬ)
ответов за неделю: 11
Телефон: 8 923 308 00 82
Телефон: +7 905 942-69-48


Ответы юристовОтветы юристов

Дело № 5-О08-197СП

Суд Верховный Суд Российской Федерации
Дата решения 9 октября 2008 г., Определение
Инстанция Судебная коллегия по уголовным делам, кассация
Категория Уголовные дела
Докладчик Степалин Валерий Петрович
Электронная копия решения Скачать
Решение

Текст итогового документа

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

Дело №5-О08-197СП

от 9 октября 2008 года

 

в составе:

рассмотрела в судебном заседании от 9 октября 2008 года дело по кассационным жалобам осужденных Шерстобитова А.Л., Погорелова А.И., Вилкова С.Н., адвокатов Бижева К.Т., Януловой Л.И., Бойко В.И. на приговор Московского городского суда с участием присяжных заседателей от 3 марта 2008 года, которым

осужден к лишению свободы по ст. 105 ч. 2 п. п. «е, ж, з» УК РФ на 12 лет, ст. ст. 30 ч. 3, 105 ч. 2 п. п. «а, е, ж, з» УК РФ на 9 лет 6 месяцев, ст. 138 ч. 3 УК РФ на 2 года с лишением права занимать должности на государственной службе на 2 года, ст. 209 ч. 2 УК РФ на 10 лет, ст. 210 ч. 2 УК РФ на 5 лет, ст. 327 ч. 2 УК РФ на 1 год 6

ШЕРСТОБИТОВ М

Л

месяцев.

На основании ст. 69 ч. 3 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения окончательно назначено 13 лет лишения свободы с лишением права занимать должности на

государственной службе на 2 года, с отбыванием в исправительной колонии строгого режима.

ПОГОРЕЛОВ [скрыто]

осужден к лишению свободы по ст. 105 ч. 2 п. п. «е, ж, з» УК РФ на 11 лет, ст. ст. 30 ч. 3, 105 ч. 2 п. п. «а, е, ж, з» УК РФ на 9 лет, ст. 138 ч. 3 УК РФ на 2 года с лишением права занимать должности на государственной службе на 2 года, ст. 209 ч. 2 УК РФ на 10 лет.

На основании ст. 69 ч. 3 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения окончательно назначено 12 лет лишения свободы с лишением права занимать должности на государственной службе на 2 года, с отбыванием в исправительной колонии строгого режима.

ВИЛКОВ с н

осужден к лишению свободы по ст. ст. 30 ч. 3, 105 ч. 2 п. п. «е, ж, з» УК РФ на 8 лет 6 месяцев, ст. 138 ч. 3 УК РФ на 2 года с лишением права занимать должности на государственной службе на 2 года, ст. 209 ч. 2 УК РФ на 8 лет.

На основании ст. 69 ч. 3 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения окончательно назначено 10 лет лишения свободы с лишением права занимать должности на государственной службе на 2 года, с отбыванием в исправительной колонии строгого режима.

Постановлено взыскать с Шерстобитова А.Л., Погорелова А.И. в солидарном порядке в счет компенсации морального вреда в

пользу потерпевшей [скрыто] рублей,

потерпевшей [скрыто] рублей

Решен вопрос о вещественных доказательствах.

Заслушав доклад судьи Степалина В.П., выступления осужденных Шерстобитова А.Л., Погорелова А.И., Вилкова С.Н., адвокатов Бижева К.Т., Януловой Л.И., Бойко В.И. по доводам

кассационных жалоб, прокурора Лущиковой B.C., полагавшей приговор суда оставить без изменения, судебная коллегия

 

установила:

 

судом с участием присяжных заседателей при обстоятельствах, изложенных в приговоре, признаны виновными:

Шерстобитов не позднее с 1992 года, а Погорелов и Вилков не позднее с 1996 года в участии в банде и совершаемых ею нападениях;

Шерстобитов в участии не позднее с 1992 года в преступном сообществе (преступной организации);

Шерстобитов, Погорелов в совершении в [скрыто] декабря 1997 года, примерно в 23 часа при обстоятельствах убийства Б^Ц I и Н

11

отягчающих покушения на убийство

[скрыто].

взрывного устройства в кафе <^ руководителей [скрыто]» и «

о лишении жизни ряда членов [скрыто] лиц из их окружения;

произведя взрыв самодельного », выполняя решение [скрыто] > преступных групп [скрыто]» преступной группы и

Шерстобитов, Погорелов и Вилков в совершении в [скрыто] 22 июня 1999 года, в период с 10 до 12 часов покушения на убийство при отягчающих обстоятельствах [скрыто] Т

_ с использованием дистанционного устройства для автоматической стрельбы, состоящего в том числе из автомата Калашникова, выполняя решение руководителей

жизни

щ I» преступной группы о лишении жизни этого

потерпевшего, однако указанное устройство не сработало и выстрелов не последовало, в связи с чем преступление не было доведено до конца по независящим от осужденных обстоятельствам;

Шерстобитов, Погорелов и Вилков в совершении не позднее января 2005 года незаконного производства специальных технических средств, предназначенных для негласного получения информации путем записи телефонных переговоров об интересующих лицах - [скрыто]

Шерстобитов в совершении с целью использования, облегчить совершение другого преступления подделки официальных документов: заграничного паспорта на имя [скрыто] с вклеенной в него фотографией Шерстобитова, который получил 2 апреля 2002 года; паспорта гражданина Российской Федерации на имя [скрыто] с вклеенной в него фотографией

Шерстобитова, который получил 2 августа 2005 года.

В кассационных жалобах и дополнениях:

осужденный Шерстобитов просит приговор суда изменить, переквалифицировать его действия на ст. ст. 109 ч. 1, 118 ч. 1 УК РФ, поскольку выводы суда не соответствуют в этой части обстоятельствам дела, из которых следует, что у него не было мотива и умысла на убийство потерпевших;

адвокат Бижев К.Т. в защиту Шерстобитова просит приговор суда изменить. Указывает, что в нарушение ст. 6 УК РФ одни и те же действия осужденного квалифицированы по ст. ст. 209 ч. 2, 210 ч. 2 УК РФ, при этом не учтено, что до 1 января 1997 года не было ответственности за участие в преступном сообществе. Поэтому действия Шерстобитова до 1 января 1997 года просит переквалифицировать на ст. 209 ч. 2 УК РФ (ст. 77 УК РСФСР), а после 1 января 1997 года на ст. 210 ч. 2 УК РФ, освободить Шерстобитова от уголовной ответственности по ст. 209 ч. 2 УК РФ (ст. 77 УК РСФСР) в связи с истечением сроков давности. По эпизоду взрыва в кафе [скрыто] переквалифицировать

действия Шерстобитова со ст. ст. 105 ч. 2 п. п. «е, ж, з», 30 ч. 3, 105 ч. 2 п. п. «а, е, ж, з» УК РФ на ст. ст. 109 ч. 1, 118 ч. 1 УК РФ и освободить от уголовной ответственности в связи с истечением сроков давности, поскольку председательствующий руководствовался только вердиктом коллегии присяжных заседателей, но не принял во внимание показания осужденных Шерстобитова и Погорелова о том, что было организовано лжепокушение, время взрыва устанавливалось с расчетом на то, что милиция успеет обезвредить взрывное устройство, что от взрыва никто не пострадает, что в кафе никого не будет. Переквалифицировать действия Шерстобитова со ст. 327 ч. 2 УК РФ на ст. 327 ч. 3 УК РФ, так как осужденный лишь использовал, но не подделывал паспорт, и освободить его от уголовной ответственности в связи с истечением сроков давности,. Освободить

осужденного от уголовной ответственности по ст. 138 УК РФ в связи с отсутствием состава преступления, так как обвинение не представило доказательств, кроме показаний осужденных, что председательствующий не учел и вопреки требованиям ч. 4 ст. 348 УПК РФ постановил обвинительный приговор. Смягчить наказание Шерстобитову с учетом того, что в обвинительном заключении в качестве обстоятельства, смягчающего наказания указан п. «и» ст. 61 УК РФ, на стадии предварительного следствия осужденный добровольно частично возместил причиненный вред потерпевшим, а также активно способствовал раскрытию преступления, у суда были основания применить ст. ст. 62, 64 УК РФ;

осужденный Погорелов указывает о несправедливости приговора, о том, что он явился с повинной, надеялся на справедливое разрешение дела, однако этого не произошло. Утверждает о невиновности в бандитизме, обвинение по которому абсурдное, о том, что с Шерстобитовым были только деловые контакты, что о банде, об оружии ничего не знал, что никаких преступлений в составе банды не совершал, что деятельность по изготовлению технических средств прослушивания в указанное в обвинении время была законной, автомат можно было купить, что устройство для автоматической стрельбы изготовил не для убийства, умысла на это не было, что выводы эксперта по устройству ошибочны, эксперт в суд не был вызван, что это устройство не было представлено присяжным заседателям в качестве вещественного доказательства. С целью давления на присяжных заседателей государственный обвинитель описал тяжелую криминогенную обстановку в стране, свидетели по делу из

«)_» и <^_> преступных групп описали свои

кровавые похождения, исследовалось неизвестно откуда взятое многочисленное огнестрельное оружие, а председательствующий не обратил на это внимание, в том числе в напутственном слове, которое представляло из себя обвинительное заключение. Присяжным заседателям неоднократно напоминалось, что он безработный, а когда он пытался сказать об обратном, председательствующий его останавливал. Государственный обвинитель в прениях сделал ложное заявление о том, что все свидетели из преступных групп подтвердили о том, что у Шерстобитова была замаскированная группа. В ходе допроса свидетель [скрыто] дал ложные показания, он пытался изобличить

[скрыто], спросить, почему тот лжет, но председательствующий

пресекал его, не давал ему возможности осуществлять свою защиту.

Аналогично по эпизоду обвинения в покушении на [скрыто]. При

формулировании вопросного листа ему было отказано в постановке вопроса о том, доказано ли, что он добровольно отключил дистанционное устройство, а защитнику было отказано в постановке вопроса о том, являлся ли он членом <Щ Щ» группы.

Вопросный лист сформулирован таким образом, что в случае признания кого-либо из обвиняемых, все другие автоматически признавались виновными. По взрыву в кафе суд вообще не разобрался, не учтены факты звонков в милицию о заложенном взрывном устройстве, что свидетельствовало об отсутствии умысла. О том, что на присяжных заседателей было оказано психологическое воздействие, свидетельствует тот факт, что они не задали ни одного вопроса в ходе судебного следствия;

адвокат Янулова Л.И. в защиту Погорелова просит приговор суда изменить и смягчить наказание осужденному. В части осуждения Погорелова по ст. 209 ч. 2 УК РФ дело прекратить за недоказанностью, поскольку в деле нет прямых доказательств, в приговоре не указано, почему не были учтены показания свидетелей членов преступной группировки, не приведены мотивы, по которым одни доказательства признаны достоверными, а другие отвергнуты, несмотря на обвинительный вердикт присяжных заседателей, председательствующий мог не постановлять обвинительный приговор. По эпизоду взрыва в кафе [скрыто]» просит

переквалифицировать действия Погорелова на ст. 111 ч. 4 УК РФ, поскольку у осужденного не было умысла кого-либо убивать. По эпизоду покушения на [скрыто] применить ч.ч. 1, 2 ст. 31 УК

РФ, так как осужденный данного преступления не совершал, добровольно отказался, система дистанционной стрельбы из автомата не включалась, в судебном заседании Погорелов заявлял ходатайство о вызове эксперта [скрыто] относительно

конструкции этой системы, однако это ходатайство председательствующим было незаконно оставлено без удовлетворения;

осужденный Вилков просит приговор суда отменить, дело направить на новое судебное рассмотрение или прекратить за отсутствием в его действиях состав преступления, утверждает о своей невиновности, о том, что никто из свидетелей не подтвердил его участие в банде, при обыске у него ничего не обнаружено, при прослушивании телефонных разговоров он думал, что это делается в интересах бизнеса. Указывает, что суд допустил нарушения

уголовно-процессуального закона, что повлияло на присяжных заседателей при вынесении вердикта, назначил несправедливое строгое наказание. Присяжные заседатели по обвинению по ст. 209 ч. 2 УК РФ участвовали в обсуждении юридического вопроса о наличии прямого умысла. По обвинению он занимался прослушиванием в январе-апреле 2005 года, однако банда распалась в 2000 году, это свидетельствует о его непричастности к банде и невиновности. По эпизоду покушения на Т I по материалам

дела следует, что он не знал о конечной цели, он выполнял лишь функцию водителя, приговор суда построен на предположениях, имеет противоречие в том, что по покушению на убийство признал виновным только его, а других подсудимых не признали и не оправдал и наказание не назначил

адвокат Бойко В.И. в защиту Вилкова просит приговор суда отменить и дело прекратить. Указывает, что с точки зрения защиты деяния, по которым Вилков признан вердиктом присяжных заседателей виновным, не содержат состава преступления, и председательствующий должен был в соответствии с требованиями ч. 4 ст. 348 УПК РФ постановить оправдательный приговор. По ст. 209 ч. 2 УК РФ в деле нет доказательств о наличии в действиях Вилкова умышленной вины, данное обстоятельство является юридической категорией и не могло быть предметом обсуждения присяжными заседателями, не учтено, что никто из допрошенных свидетелей не подтвердил, что Вилков участвовал в банде, что по обвинению Вилков занимался прослушиванием телефонных разговоров в интересах банды в 2005 года, однако установлено, что банда прекратила существование в 2000 году. Согласно вердикту Вилков осуществлял незаконное производство технического средства для негласного получения информации, однако в судебном заседании установлено, что он не имел специального образования, по показаниям осужденных и других допрошенных лиц, Вилкова использовали лишь для того, чтобы поменял батарейки и кассеты в устройстве, что присяжные заседатели признали, однако в приговоре дана неправильная оценка этим действиям Вилкова, не содержащим состава преступления. По эпизоду покушения на

убийство [скрыто] из материалов дела нельзя категорически

утверждать, что Вилков знал о конечной цели своего участия, он был лишь водителем, приговор постановлен на предположении, чем нарушена презумпция невиновности и ч. 3 ст. 14 УПК РФ. Приговор является несправедливым и вследствие назначенного чрезмерно

сурового наказания, без учета степени и роли участия, всей совокупности обстоятельств дела, аргументов обвинения.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационных жалоб, судебная коллегия находит, что приговор суда постановлен в соответствии с вердиктом коллегии присяжных заседателей о виновности осужденных Шерстобитова, Погорелова, Вилкова.

Судебная коллегия не может согласиться с доводами в жалобах о нарушении судом требований ст. 335 УПК РФ.

Из протокола судебного заседания следует, что судебное следствие проведено с учетом требований ст. 335 УПК РФ, определяющей его особенности в суде с участием присяжных заседателей.

В судебном заседании с участием присяжных заседателей были исследованы все представленные сторонами доказательства, а заявленные сторонами ходатайства разрешены

председательствующим в установленном законом порядке.

При окончании судебного следствия дополнений от участников судебного разбирательства, в том числе от осужденного Погорелова и адвоката Януловой Л.И., не поступило.

Что касается вызова в судебное заседание экспертов К I I и С I I относительно заключения

криминалистической экспертизы, на что ссылаются в своих жалобах осужденный Погорелов и адвокат Янулова Л.И., то из протокола судебного заседания следует, что осужденный Погорелов заявил ходатайство о вызове в судебное заседание для допроса указанных экспертов, однако, данное ходатайство было заявлено преждевременно в начале судебного следствия, когда начался допрос потерпевших, а материалы дела, в том числе заключения экспертиз не исследовались. При этом осужденный Погорелов, адвокат Янулова Л.И. и другие участники судебного разбирательства не заявляли ходатайств о признании заключения эксперта недопустимым доказательством. В дальнейшем в процессе судебного разбирательства при исследовании доказательств не возражали по ходатайству государственного обвинителя об оглашении заключения эксперта с участием присяжных заседателей, а после оглашения стороной обвинения заключения эксперта не

имели каких-либо вопросов или ходатайств. При окончании судебного следствия осужденный Погорелов и адвокат Янулова Л.И., другие участники судебного разбирательства также не заявляли ходатайств о вызове экспертов в судебное заседание (т. 35, л.д. 52, т. 36, л.д. 113, 197, 204).

Доводы в жалобе осужденного Погорелова о том, что с целью давления на присяжных заседателей государственный обвинитель описал присяжным тяжелую криминогенную обстановку в стране, что присяжным заседателям неоднократно напоминалось, что он безработный, а когда он пытался сказать об обратном, председательствующий его остановил, являются несостоятельными, поскольку эти доводы противоречат протоколу судебного заседания, в котором нет записей о таких обстоятельствах, а вступительное заявление государственного обвинителя соответствует требованиям ч. 2 ст. 335 УПК РФ (т. 36, л.д. 22).

Из протокола судебного заседания также следует, что вызванные в судебное заседание свидетели были допрошены в соответствии с требованиями ст. ст. 278, 281, 335 УПК РФ.

Никто из участников судебного разбирательства не делал каких-либо заявлений при допросах свидетелей, в том числе при допросах свидетелей из « [скрыто] и [скрыто]»

преступных групп, на которых осужденный Погорелов ссылается в своей жалобе.

Доводы в жалобе осужденного Погорелова о том, что в ходе допроса он пытался изобличить свидетеля [скрыто]

спросить, почему свидетель лжет, но председательствующий прервал его и не дал ему возможности осуществлять свою защиту, противоречат протоколу судебного заседания, из которого следует, что при допросе свидетеля [скрыто] у осужденного

Погорелова вопросов к данному свидетелю не было, а председательствующий вообще не делал замечаний кому-либо из участников судебного разбирательства.

Вопреки доводам в жалобе осужденного Погорелова, из протокола судебного заседания следует, что огнестрельное оружие было осмотрено в судебном заседании в связи с предъявленным подсудимым обвинением по ходатайству государственного

обвинителя, по которому от участников судебного разбирательства возражений не поступило (т. 36, л.д. 26-65, 68-80, 82-102, 201-202).

Доводы в жалобе осужденного Погорелова о том, что на присяжных заседателей было оказано психологическое воздействие, о чем, по его мнению, свидетельствует тот факт, что присяжные заседатели не задали ни одного вопроса в ходе судебного следствия, судебная коллегия признает надуманными, они не могут служить основанием к отмене приговора суда, как не основанные на требованиях п. 1 ч. 1 ст. 333 УПК РФ, в соответствии с которым присяжные заседатели вправе, но не обязаны задавать вопросы допрашиваемым лицам.

Прения сторон, реплики и последнее слово подсудимых соответствуют требованиям ст. ст. 292, 293, 336, 337 УПК РФ.

Вопреки доводам в жалобе осужденного Погорелова из протокола судебного заседания следует, что председательствующий не прерывал речь кого-либо из государственных обвинителей, не делал каких-либо замечаний относительно перечня приведенных ими доказательств (т. 36, л.д. 204-216).

Вопросный лист и вердикт коллегии присяжных заседателей соответствуют требованиям ст. ст. 252, 338, 339, 341-345 УПК РФ.

Доводы в жалобе осужденного Погорелова о том, что при формулировании вопросного листа были допущены нарушения закона, что вопросный лист сформулирован таким образом, что в случае признания кого-либо из обвиняемых, все другие автоматически признавались виновными, являются несостоятельными, так как не основаны на законе и противоречат материалам дела.

Из протокола судебного заседания следует, что вопросы, подлежащие разрешению присяжными заседателями, были сформулированы в соответствии с требованиями ст. ст. 338, 339 УПК РФ.

Замечания и предложения сторон по сформулированным вопросам председательствующим были рассмотрены, после чего все вопросы были сформулированы в окончательном варианте в отношении каждого из подсудимых, в том числе и в отношении

[скрыто]

Погорелова в соответствии с предъявленным каждому из них обвинением, с учетом результатов судебного следствия, прений сторон, при этом, сам осужденный Погорелов, вопреки доводам в его жалобе, никаких замечаний и предложений по сформулированным вопросам не имел (т. 36, л.д. 234).

Статьи законов по Делу № 5-О08-197СП

УК РФ Статья 111. Умышленное причинение тяжкого вреда здоровью
УК РФ Статья 138. Нарушение тайны переписки, телефонных переговоров, почтовых, телеграфных или иных сообщений
УК РФ Статья 209. Бандитизм
УК РФ Статья 327. Подделка, изготовление или сбыт поддельных документов, государственных наград, штампов, печатей, бланков
УПК РФ Статья 14. Презумпция невиновности
УПК РФ Статья 278. Допрос свидетелей
УПК РФ Статья 281. Оглашение показаний потерпевшего и свидетеля
УПК РФ Статья 292. Содержание и порядок прений сторон
УПК РФ Статья 293. Последнее слово подсудимого
УПК РФ Статья 333. Права присяжных заседателей
УПК РФ Статья 335. Особенности судебного следствия в суде с участием присяжных заседателей
УПК РФ Статья 336. Прения сторон
УПК РФ Статья 337. Реплики сторон и последнее слово подсудимого
УПК РФ Статья 338. Постановка вопросов, подлежащих разрешению присяжными заседателями
УПК РФ Статья 339. Содержание вопросов присяжным заседателям
УПК РФ Статья 348. Обязательность вердикта
УК РФ Статья 6. Принцип справедливости
УК РФ Статья 61. Обстоятельства, смягчающие наказание
УК РФ Статья 62. Назначение наказания при наличии смягчающих обстоятельств
УК РФ Статья 64. Назначение более мягкого наказания, чем предусмотрено за данное преступление
УК РФ Статья 69. Назначение наказания по совокупности преступлений
УК РФ Статья 210. Организация преступного сообщества (преступной организации) или участие в нем (ней)

Производство по делу

Загрузка
Наверх