Типовые договорыТиповые договоры



Активные юристыАктивные юристы

Телефон: 9060684949
Телефон: +7 905 942-69-48
не в сети
Фото юриста
Лакоткина Юлия Анатольевна
г. Ужур Красноярский край ( СИБИРЬ)
ответов за неделю: 11
Телефон: 8 923 308 00 82


Ответы юристовОтветы юристов

Дело № 5-О09-131

Суд Верховный Суд Российской Федерации
Дата решения 16 июня 2009 г., Определение
Инстанция Судебная коллегия по уголовным делам, кассация
Категория Уголовные дела
Докладчик Степалин Валерий Петрович
Электронная копия решения Скачать
Решение

Текст итогового документа

ВЕРХОВНЫЙ СУД
РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

Дело № 5-О09-131

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

 

г. Москва 16 июня 2009 г.

 

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего Шурыгина А.П.
судей Степалина В.П. и Шишлянникова В.Ф.
при секретаре Карелиной О.В.

рассмотрела в судебном заседании от 16 июня 2009 года дело по кассационному представлению государственного обвинителя Непорожного Б.Ю. на приговор Московского городского суда от 27 апреля 2009 года, которым МАМОЯН К М , , судимый 16 июля 2008 года по ст. 162 ч. 2 УК РФ на 5 лет лишения свободы, осужден: по ст. 162 ч. 3 УК РФ на 8 лет лишения свободы.

На основании ст. 69 ч. 5 УК РФ по совокупности преступлений путём частичного сложения окончательно назначено 10 лет лишения свободы с отбыванием в исправительной колонии строгого режима.

Этим же приговором суда Мамоян К.М. оправдан по ст. ст. 209 ч. 2, 222 ч. 3 УК РФ за непричастностью к совершению преступлений.

Постановлено: взыскать с Мамояна К.М. в пользу С в возмещение материального ущерба рублей; отказать в удовлетворении исковых требований Б П ., З ; производство по иску Р прекратить.

Решен вопрос о вещественных доказательствах.

Заслушав доклад судьи Степалина В.П., выступления прокурора Козусевой Н.А., полагавшей приговор суда отменить по доводам кассационного представления, адвоката Олейника М.А., полагавшего оставить кассационное представление без удовлетворения, а приговор суда без изменения, судебная коллегия

установила:

при изложенных в приговоре суда обстоятельствах Мамоян признан виновным в том, что 29 июля 2007 года в городе по предварительному сговору с ранее осужденными А и М обманным путём проник в квартиру дома по улице , совершил разбойное нападение на С и Р ., похитил у каждого из потерпевших имущество соответственно на общие суммы рублей и рубля копеек.

Мамоян также при изложенных в обвинении обстоятельствах обвинялся в участии в созданной ранее осужденным А банде в июле-августе 2007 года, совершении в составе этой банды указанного выше разбойного нападения, и 1 августа 2007 года в городе области разбойного нападения на работников зала игровых автоматов ОАО « » Б П и З , похищения имущества на общую сумму рублей, а также в незаконном приобретении, хранении, перевозке, ношении огнестрельного оружия и боеприпасов организованной группой, преступлений, предусмотренных ст. ст. 209 ч. 2, 222 ч. 3 УК РФ, по которым он оправдан приговором суда.

В кассационном представлении государственный обвинитель Непорожный Б.Ю. просит приговор суда отменить, уголовное дело направить на новое судебное рассмотрение. Автор представления, перечисляя доказательства стороны обвинения, указывает, что суд их неправильно оценил, и сделал ошибочные выводы в приговоре о том, что ранее осужденные А и М не сообщили Мамояну о созданной А банде, что данных о совершении Мамояном действий с указанием времени, места, способа и их результатов, направленных на поддержание существования и функционирования банды в фабуле обвинения не приведено.

Полагает, что исходя из обстоятельств совершённого преступления, Мамоян осознавал, что участвует в нападении, совершаемом бандой, поскольку преступление было тщательно спланировано, роли распределены, подготовлено оружие, которое применялось при нападении на потерпевших С . и Р . В судебном заседании А и М отрицали свое знакомство с Мамояном и совершении с ним преступлений, но на предварительном следствии А опознал Мамояна, как участника разбойного нападения, рассказал вместе с М о действиях Мамояна. Для квалификации действий Мамояна по ст. 209 ч. 2 УК РФ не требуется ни сообщения участниками банды Мамояну о том, что он совершает нападение именно в составе банды, ни выполнения Мамояном действий направленных на поддержание существования и функционирования банды, достаточно осознания, что он участвует в нападении, совершаемой бандой. В ходе судебного заседания не было исследовано доказательств того, что Мамоян не был осведомлен о том, что А и М входят в состав банды и они не сообщили об эт амо од суда о том, что не представлено доказательств длительности вхождения Мамояна в банду, устойчивости преступной связи не основан на законе, который не предусматривает временной промежуток участия в банде. Принимая решение об исключении применения оружия, как квалифицирующего признака разбоя, суд необоснованно сослался в приговоре на показания потерпевшей Р о том, что не видела у Мамояна оружия. Совершен ия в условиях ограниченного пространства квартиры позволяло наблюдать за действиями соучастников, применение оружия было очевидным и охватывалось умыслом Мамояна. Кроме этого, оправдывая Мамояна по ст. ст. 209 ч. 2, 222 ч. 3 УК РФ суд в приговоре сослался не на ст. 302 ч. 2 УПК РФ, установившей исчерпывающий перечень оснований постановления оправдательного приговора, а на ст. 27 ч.

з 1 п. 1 УПК РФ, которая предусматривает основание прекращения уголовного преследования. При назначении наказания суд необоснованно учёл возраст Мамояна, которому исполнилось 24 года и это обстоятельство не должно влиять на назначение наказания, а информации о состоянии здоровья осужденного, влияющей на назначение наказания, не представлено.

Проверив материалы дела, обсудив доводы государственного обвинителя в кассационном представлении, судебная коллегия не находит оснований к отмене приговора суда.

Вина Мамояна в совершении по предварительному сговору с ранее осужденными А и М разбойного нападения на потерпевших С и Р установлена на основании исследованных в судебном заседании доказательств, подробно изложенных в приговоре суда. Показания Мамояна, отрицавшего свою причастность к разбойному нападению на потерпевших С и Р суд признал стремлением избежать ответственности за содеянное. Действия Мамояна судом квалифицированы правильно.

Судебная коллегия не может согласиться с доводами государственного обвинителя в кассационном представлении о необоснованном исключении применения оружия, как квалифицирующего признака разбоя, а также о необоснованном оправдании судом Мамояна по ст. ст. 209 ч. 2, 222 ч. 3 УК РФ, поскольку эти доводы противоречат материалам дела.

В кассационном представлении сам государственный обвинитель не приводит никаких доводов о том, что судом не были исследованы какие-либо доказательства стороны обвинения, или стороне обвинения было отказано в исследовании допустимых доказательств, либо какие-либо из исследованных доказательств не получили оценки суда в приговоре.

Вопреки доводам государственного обвинителя в кассационном представлении, из приговора следует, что судом дана надлежащая оценка исследованным в судебном заседании представленным сторонами доказательствам.

Исключая из обвинения Мамояна применение оружия, как квалифицирующего признака разбоя, а также оправдывая Мамояна по ст. ст. 209 ч. 2, 222 ч. 3 УК РФ, суд подробно проанализировал и дал оценку в совокупности всем доказательствам стороны обвинения в приговоре, сделал обоснованные выводы о том, что представленные суду доказательства не содержат каких-либо объективных, достоверных и достаточных данных о том, что Мамоян участвовал в банде и совершаемых ею нападениях, в незаконном обороте оружия и боеприпасов, что он был осведомлён об оружии, имевшегося у А и М при разбойном нападении на потерпевших С и Р , участвовал в незаконном обороте оружия и боеприпасов. Выводы суда об этом подробно мотивированы в приговоре.

Судом из показаний свидетеля С установлено, что полученная в ходе оперативно-розыскных мероприятий информация на Мамояна о вхождении его в группу, руководимую А следственным органам не передавалась и следственным путём не проверялась. Из протоколов следственных действий и других материалов уголовного дела установлено, что огнестрельное оружие и боеприпасы были изъяты при обысках у А и М , ранее осужденных судом за бандитизм, в показаниях которых отсутствуют данные о том, что они сообщили Мамояну сведения о своей преступной деятельности, о создании банды.

Действия А и М при совершении разбойного нападения на потерпевших С и Р свидетельствуют о том, что они не посвящали Мамояна в детали своей преступной деятельности, о наличии у них оружия. При анализе телефонных переговоров по изъятому у М мобильному телефону также не установлено объективных и достоверных данных о том, что А или М обсуждали с Мамояном вопросы деятельности банды или планирования совершения ею преступлений. Показания перечисленных в приговоре свидетелей, пояснивших о конкретных действиях при совершении преступлений как Мамояна, так О и М не содержат в себе сведений о том, что Мамоян выпол либо действия, связанные с обеспечением банды. Потерпевшие С и Р в своих показаниях не привели сведений о наличии у Мамояна оружия при разбойном нападении либо о том, что А и М сообщили Мамояну о наличии у них оружия.

Учтено также, что и в показаниях самого осужденного Мамояна отсутствуют данные об его осведомлённости о том, что у А и М имеется оружие, и что они применят оружие при совершении разбойного нападения.

Из вступившего в законную силу приговора Московского городского суда от 23 сентября 2008 года в отношении А и М осужденных за бандитизм и 6 разбойных нападений, установлено, что при совершении разбойного нападения на потерпевших и Р оружие находилось в руках у А и М Противоречия в показаниях А и М , на которые государственный обвинитель ссылается в кассационном представлении, а именно о том, что в судебном заседании А и М отрицали свое знакомство с Мамояном и совершении с ним преступлений, но на предварительном следствии А опознал Мамояна, как участника разбойного нападения, рассказал вместе с М о действиях Мамояна, также получили надлежащую оценку суда в приговоре. Суд к показаниям А и М в судебном заседании отнёсся критически, поскольку они противоречивые и не последовательные, признал, что их показания в ходе предварительного следствия согласуются с показаниями потерпевших, как в деталях преступления, так и в общем.

Кроме этого, с учётом требований ст. 73 УПК РФ, суд в приговоре сделал обоснованный вывод о том, что органы предварительного следствия в обвинении по ст. ст. 209 ч. 2, 222 ч. 3 УК РФ не привели каких-либо данных о совершении Мамояном конкретных действий с указанием времени, места, способа и их результата, направленных на поддержание и функционирование банды, созданной и руководимой А , о том, когда и при каких обстоятельствах Мамоян приобрёл или совершал другие действия относительно оружия или боеприпасы.

Это обстоятельство фактически не оспаривает государственный обвинитель в кассационном представлении, поскольку лишь выражает своё несогласие, но не приводит каких- либо конкретных данных, которые, по его мнению, опровергают указанный вывод суда.

Что касается обвинения Мамояна в участии в составе банды в разбойном нападении 1 августа 2007 года в городе на б ЗАО « », то из материалов дела установлено, что за это разбойное нападение Мамоян уже был осужден вступившим в законную силу приговором Одинцовского городского суда Московской области от 16 июля 2008 года, и его действия были квалифицированы по ст. 162 ч. 2 УК РФ. В связи с чем суд обоснованно сослался на ст. 90 УПК РФ о преюдиции.

Ссылка государственного обвинителя на то, что в ходе судебного заседания не было исследовано доказательств того, что Мамоян не был осведомлен о том, что А и М входят в состав банды и они не сообщили об этом Мамояну, не может быть принята во внимание и служить основанием к отмене приговора в силу требований ст. 14 УПК РФ, определяющей презумпцию невиновности, не предусматривающей обязанности обвиняемого доказывать свою невиновность.

С учётом того, что основание оправдания Мамояна по ст. ст. 209 ч. 2, 222 ч. 3 УК РФ в резолютивной части приговора указано, а именно, «за непричастностью совершения преступления», судебная коллегия находит, что ссылка суда при этом на ст. 27 ч. 1 п. 1 УПК РФ, как на общую норму, предусматривающую такое основание прекращения уголовного преследования, а не на ст. 302 ч. 2 УПК РФ, предусматривающую случаи постановления оправдательного приговора, на что государственный обвинитель указывает в кассационном представлении, сама по себе не может также служить основанием к отмене оправдательного приговора. Оправдание подсудимого представляет собой частный случай прекращения уголовного преследования подозреваемого или обвиняемого.

Назначенное наказание Мамояну нельзя признать несправедливым вследствие мягкости. Доводы государственного обвинителя в кассационном представлении о необходимости отмены приговора суда в связи с неправильным учётом при назначении наказания возраста Мамояна, состояния здоровья при отсутствии информации, являются несостоятельными, поскольку противоречат требованиям ч. 2 ст. 61 УК РФ о том, что при назначении наказания могут учитываться в качестве смягчающих и обстоятельства, не предусмотренные ч. 1 ст. 61 УК РФ.

Нарушений уголовно-процессуального закона, влекущих отмену приговора суда, не имеется.

& Руководствуясь ст. ст. 377, 378, 388 УПК РФ, судебная коллегия

определила:

приговор Московского городского суда от 27 апреля 2009 года в отношении Мамояна К М оставить без изменения, а кассационное представление - без удовлетворения.

Статьи законов по Делу № 5-О09-131

УК РФ Статья 162. Разбой
УК РФ Статья 209. Бандитизм
УПК РФ Статья 14. Презумпция невиновности
УПК РФ Статья 73. Обстоятельства, подлежащие доказыванию
УПК РФ Статья 90. Преюдиция
УПК РФ Статья 302. Виды приговоров
УК РФ Статья 61. Обстоятельства, смягчающие наказание
УК РФ Статья 69. Назначение наказания по совокупности преступлений

Производство по делу

Загрузка
Наверх