Дело № 5-О09-244СП

Суд Верховный Суд Российской Федерации
Дата решения 27 октября 2009 г., Определение
Инстанция Судебная коллегия по уголовным делам, кассация
Категория Уголовные дела
Докладчик Иванов Геннадий Петрович
Электронная копия решения Скачать
Решение

Текст итогового документа

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

Дело №5-О09-244СП

от 27 октября 2009 года

 

председательствующего - Шурыгина А. П. судей - Иванова Г. П. и Каменева Н. Д.

г. Москва

27 октября 2009 года

осужден по ст. 290 ч. 4 п. «г» УК РФ к 7 годам лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

На основании ст. 47 ч. 3 УК РФ лишен права занимать должности на государственной службе, в органах местного самоуправления, связанные с осуществлением функций представителя власти либо выполнением организационно-распорядительных, административно-хозяйственных функций в государственных органах, органах местного самоуправления, государственных и муниципальных учреждениях на срок 3 года.

Заслушав доклад судьи Иванова Г. П., выступления осужденного Короткова М. А., адвокатов Нечаева В. А. и Субботина С. А., просивших приговор изменить, переквалифицировать действия Короткова со ст. 290 ч. 4 п. «г» УК РФ на ст. ст. 30 ч. 3 и 159 ч. 3 УК РФ и назначить наказание без лишения свободы, прокурора Башмакова А. М., просившего приговор оставить без изменения, судебная коллегия

 

установила:

 

по приговору суда на основании вердикта коллегии присяжных заседателей Короткое признан виновным в том, что являясь должностным лицом, лично получил взятку в виде денег в крупном размере, за незаконные действия в пользу взяткодателя, а также за действия, выполнению которых он мог способствовать в силу должностного положения.

Преступление совершено 31 октября 2008 года в г.

обстоятельствах, указанных в приговоре.

В кассационных жалобах и дополнениях к ним:

осужденный Короткое утверждает, что он не являлся должностным лицом и поэтому необоснованно осужден за взятку, просит переквалифицировать его действия на ст. ст. 30 ч. 3 и 159 ч. 3 УК РФ и назначить ему наказание, не связанное с лишением свободы. Учесть его семейное положение, вердикт присяжных заседателей о снисхождении и положительную характеристику. Он также считает, что председательствующий неправильно сформулировал вместо трех вопросов, подлежащих разрешению присяжными заседателями, один вопрос о его виновности. Не поставил отдельно вопрос о том, мог ли он способствовать в силу занимаемой должности, а также, как член комиссии и исполнитель проверки, подписанию членами проверяющей комиссии акта этой проверки, составленного в пользу [скрыто] и

утверждению этого акта руководителем [скрыто].

Ответ присяжных заседателей на этот вопрос, по мнению Короткова, мог

явиться основанием для квалификации его действий по ст. 159 ч. 3 УК РФ. По его мнению, вердикт, вынесенный присяжными заседателями, не дает ответа на вопрос о том, являлся ли он должностным лицом, а вывод о том, что он мог способствовать подписанию акта проверки является предположением. Кроме того, он считает, что уголовное дело против него возбуждено незаконно, а имеющиеся в нем доказательства являются недопустимыми. Замечания на протокол судебного заседания отклонены председательствующим необоснованно;

адвокат Субботин просит приговор изменить, переквалифицировать действия Короткова на ст. ст. 30 ч. 3 и 159 ч. 3 УК РФ и назначить ему наказание, не связанное с лишением свободы, мотивируя тем, что Коротков в силу Указа Президента от 31 декабря 2005 года № 1574 «О реестре должностей федеральной государственной гражданской службы» и п. 8. 1 Должностного регламента федерального государственного служащего, замещающего должность ведущего специалиста-эксперта отдела [скрыто]

[скрыто], не являлся должностным лицом, он также не мог единолично принимать решение, а являлся лишь техническим исполнителем, которому было поручено составить акт проверки. Коротков также не выполнял организационно-распорядительные или административно-хозяйственные функции. Обещая Г I подписать акт проверки членами комиссии, Коротков

всего лишь ввел в заблуждение Г I то есть совершил

мошенничество с использованием своего служебного положения;

адвокат Нечаев просит приговор изменить, переквалифицировать действия Короткова на ст. ст. 30 ч. 3 и 159 ч. 3 УК РФ, как покушение на хищение денежных средств, совершенное путем обмана и злоупотребления доверием. Указывает, что председательствующий необоснованно отклонил поправку, предложенную защитой при обсуждении вопросного листа, и сформулировал вместо трех вопросов, как это рекомендует ч. 1 ст. 339 УПК РФ, один вопрос, подлежащий разрешению коллегией присяжных заседателей, с обвинительным уклоном, что привело к неправильной квалификации действий Короткова по ст. 290 УК РФ. Вопрос, ответ на который мог бы стать основанием для квалификации действий Короткова как мошенничество перед присяжными заседателями поставлен не был, и в напутственном слове председательствующий не разъяснил присяжным заседателям ст. 159 УК РФ. Адвокат также утверждает, что Коротков не являлся должностным лицом, и он не мог способствовать утверждению акта проверки. Коротков также не выполнил каких-либо действий в пользу Деньги были обнаружены не лично у Короткова, а в кармане

его машины. При назначении наказания судья не учел вердикт присяжных заседателей о снисхождении, его семейное положение, состояние здоровья, не применил ст. 64 УК РФ и сделал неправильный вывод о невозможности исправления Короткова без лишения свободы;

адвокаты Пряхин и Новиков также ставят вопрос об изменении приговора, переквалификации действий Короткова на ст. 159 УК РФ и смягчении наказания, мотивируя тем, что Коротков не являлся должностным лицом, он не мог способствовать подписанию акта проверки комиссией. Адвокат Пряхин также указывает, что суд отказал защите в удовлетворении ходатайства о повторном приобщении к материалам дела акта проверки, составленного Коротковым, а адвокат Новиков считает акт проведения оперативного эксперимента недопустимым доказательством.

В возражениях государственные обвинители Сухова Е. Ю. и Непорожный Б. Ю. просят оставить кассационные жалобы без удовлетворения.

Проверив материалы дела и обсудив доводы кассационных жалоб и возражений, судебная коллегия считает, что приговор постановлен в соответствие с вердиктом присяжных заседателей о виновности Короткова в совершении преступления.

Доводы кассационных жалоб о том, что при рассмотрении дела судом были допущены нарушения уголовно-процессуального закона, являются необоснованными.

Так, вопреки утверждениям осужденного и адвоката Нечаева, вопросы, подлежащие разрешению коллегией присяжных заседателей, были сформулированы с учетом требований ст. 339 УПК РФ.

По общему правилу указанной статьи по каждому из деяний, в совершении которых обвиняется подсудимый, ставятся три основных вопроса:

1) доказано ли, что деяние имело место;

2) доказано ли, что это деяние совершил подсудимый;

3) виновен ли подсудимый в совершении этого деяния.

Вместе с тем, часть вторая этой же статьи допускает возможность постановки в вопросном листе также одного основного вопроса о виновности подсудимого, являющегося соединением вопросов, указанных в части первой.

Как следует из материалов дела, по деянию, вменяемому Короткову, председательствующий сформулировал один основной вопрос о его виновности и сторона защиты против этого не возражала и не просила поставить на разрешение присяжных заседателей не один, а три вопроса, о которых говорится в ч. 1 ст. 339 УПК РФ.

Из протокола судебного заседания также следует, что сторона защиты не просила о постановке дополнительного вопроса о наличии по делу фактических обстоятельств, влекущих за собой ответственность Короткова за менее тяжкое преступление.

Замечания и предложения сторон по редакции сформулированного председательствующим вопроса были рассмотрены им в совещательной комнате.

После этого председательствующий вновь опросил стороны, имеются ли у них замечания по вопросному листу, на что сторона защиты заявила об отсутствии у нее каких-либо замечаний.

При таких обстоятельствах не могут служить основанием для отмены приговора утверждения авторов кассационных жалоб о неправильной постановке вопросов, подлежащих разрешению коллегией присяжных заседателей.

Что касается утверждений осужденного в жалобе об отсутствии в вопросном листе вопроса о должностном положении Короткова, то этот вопрос носит юридический характер, а поэтому он не мог быть поставлен перед присяжными заседателями.

Необоснованными являются также доводы кассационных жалоб о том, что уголовное дело против Короткова возбуждено незаконно, а исследованные в судебном заседании доказательства являются недопустимыми.

Из материалов дела видно, что никаких нарушений норм уголовно-процессуального закона при возбуждении уголовного дела допущено не было.

Все доказательства, которые были представлены стороной обвинения, обоснованно признаны председательствующим допустимыми, поскольку они были получены с соблюдением норм уголовно-процессуального закона.

Акт проведения оперативного эксперимента, допустимость которого оспаривает адвокат Новиков в своей кассационной жалобе, в судебном заседании с участием присяжных заседателей не исследовался.

Вместе с тем, поскольку с ним были связаны другие доказательства, председательствующий тщательно проверил доводы адвоката и не обнаружил нарушений Закона об оперативно-розыскной деятельности, влекущих за собой признание этого акта недопустимым доказательством.

Необходимости в приобщении к материалам дела акта проверки, идентичного тому, который приобщило следствие, у суда не имелось, поэтому в удовлетворении ходатайства адвоката Пряхина было обоснованно отказано.

Замечания на протокол судебного заседания рассмотрены председательствующим в установленном законом порядке, в постановлении судьи приведены мотивы, по которым они оставлены без удовлетворения.

Таким образом, нарушений норм уголовно-процессуального закона, влекущих за собой отмену приговора, при рассмотрении дела не допущено.

Действия Короткова правильно квалифицированы по ст. 290 ч. 4 п. «г» УК РФ, как взятка, совершенная должностным лицом в крупном размере.

С доводами кассационных жалоб о том, что Коротков не является субъектом этого преступления, согласиться нельзя по следующим основаниям.

Территориальное управление [скрыто]

Щ, в котором

Коротков работал на должности ведущего специалиста-эксперта, в соответствие с утвержденным о нем Положением, является территориальным органом исполнительной власти (т. 2 л. д. 96).

Одной из его функций является осуществление контроля за управлением, распоряжением, использованием по назначению и сохранностью расположенных на территории г. [скрыто] земельных

участков, находящихся в федеральной собственности и в государственной собственности, а также иного федерального имущества,

находящегося на территории города [скрыто] и принятие необходимых мер по устранению выявленных нарушений и привлечению виновных лиц к ответственности в соответствие с законодательством Российской Федерации (п. 3 Положения - т. 2 л. д. 97).

Согласно должностному регламенту ведущего специалиста-эксперта отдела инвентаризации контроля состояния и использования федерального имущества, целью деятельности Короткова также являлся контроль за сохранностью и надлежащим использованием федерального имущества (п. 3.2 - т. 2 л. д. 114).

Осуществляя в соответствии со своими служебными обязанностями в составе комиссии проверку фактического использования Обществом с ограниченной ответственностью (ООО) <Щ Щ» арендуемых этим обществом помещений,

расположенных в г. [скрыто], Короткое был не

просто техническим исполнителем, как это утверждается в кассационных жалобах, а являлся, как правильно указал суд в приговоре, представителем власти, то есть таким должностным лицом, которое наделено полномочиями по проверке сохранности и надлежащего использования федерального имущества.

Исходя из установленных обвинительным вердиктом обстоятельств, Короткое за взятку обещал исключить из составленного им проекта акта сведений о нарушениях, допущенных [скрыто]» при аренде помещений, исключить предложения о

целесообразности расторжения договора аренды, а также о направлении материалов в правоохранительные органы

Поскольку Короткое мог реально сделать это как ведущий специалист-эксперт отдела инвентаризации, контроля состояния и использования федерального имущества, суд обосновано признал действия Короткова неправомерными, противоречащими интересам службы и незаконными.

Ссылка адвоката Нечаева на несовершение Коротковым действий в пользу [скрыто] не является основанием для изменения

квалификации действий Короткова, так как взятка является оконченным преступлением в момент получения должностным лицом денег или иного имущества от взяткодателя.

С учетом вышеизложенного доводы кассационных жалоб о необходимости переквалификации действий Короткова на ст. ст. 30 ч. 3 и 159 ч. 3 УК РФ, следует признать необоснованными.

Наказание назначено с учетом всех обстоятельств, влияющих на наказание, в том числе и тех, на которые содержится ссылка в кассационных жалобах.

По своему размеру оно является минимальным в соответствие с санкцией ст. 290 ч. 4 УК РФ, оснований для применения ст. 64 УК РФ или назначения наказания, не связанного с лишением свободы, суд не нашел, не находит их и судебная коллегия.

Руководствуясь ст. ст. 377, 378, 388 УПК РФ, судебная коллегия

 

определила:

 

приговор Московского городского суда с участием присяжных заседателей от 8 июля 2009 года в отношении Короткова М_

4

>ставить без изменения, а кассационные жалобы - без

удовлетворения.

Председательствующи

Статьи законов по Делу № 5-О09-244СП

УК РФ Статья 47. Лишение права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью
УК РФ Статья 159. Мошенничество
УК РФ Статья 290. Получение взятки
УПК РФ Статья 339. Содержание вопросов присяжным заседателям
УК РФ Статья 64. Назначение более мягкого наказания, чем предусмотрено за данное преступление

Производство по делу



Типовые договорыТиповые договоры





Ответы юристовОтветы юристов

Загрузка
Наверх