Типовые договорыТиповые договоры



Активные юристыАктивные юристы

Телефон: +7 (906) 068-4949
онлайн
Фото юриста
Лакоткина Юлия Анатольевна
г. Ужур Красноярский край ( СИБИРЬ)
ответов за неделю: 9
Телефон: 8 923 308 00 82
Телефон: +7 905 942-69-48


Ответы юристовОтветы юристов

Дело № 5-О09-261СП

Суд Верховный Суд Российской Федерации
Дата решения 16 ноября 2009 г., Определение
Инстанция Судебная коллегия по уголовным делам, кассация
Категория Уголовные дела
Докладчик Степалин Валерий Петрович
Электронная копия решения Скачать
Решение

Текст итогового документа

ВЕРХОВНЫЙ СУД
РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

Дело № 5-О09-261СП

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

 

г. Москва 16 ноября 2009 г.

 

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего Шурыгина А.П.
судей Степалина В.П. и Лизунова В.М.
при секретаре Карелиной О.В.

рассмотрела в судебном заседании от 16 ноября 2009 года уголовное дело по кассационным жалобам осужденных Френкеля А.Е., Аскеровой Л.Б., Шафрая Б.С, Белокопытова А.В., Половинкина А.В., Прогляды М.В., адвокатов Орликова М.М., Хорста Д.И., Чернова А.В., Гарибян К.Э., Ельмашева Ю.В., Мирзояна Г. А., Яворского И.В., на приговор Московского городского суда с участием присяжных заседателей от 13 ноября 2008 года, которым ФРЕНКЕЛЬ А Е , осужден по ст. ст. 33 ч. 3, 105 ч. 2 п. п. «б, ж, з» УК РФ на 19 лет лишения свободы с отбыванием в исправительной колонии строгого режима.

АСКЕРОВА Л Б ,2 осуждена по ст. ст. 33 ч. 5, 105 ч. 2 п. п. «б, ж, з» УК РФ на 13 лет лишения свободы с отбыванием в исправительной колонии общего режима.

ШАФРАЙ Б С , осужден по ст. ст. 33 ч. 5, 105 ч. 2 п. п. «б, ж, з» УК РФ на 14 лет лишения свободы с отбыванием в исправительной колонии строгого режима.

БЕЛОКОПЫТОВ А В , осужден по ст. 105 ч. 2 п. п. «б, ж, з» УК РФ на 10 лет лишения свободы с отбыванием в исправительной колонии строгого режима.

Этим же приговором суда Белокопытов А.В. оправдан по ст. 222 ч. 3 УК РФ на основании ст. 302 ч. 2 п. п. 3, 4 УПК РФ за отсутствием состава преступления, который в этой части не обжалован.

ПОЛОВИНКИН А В , осужден к лишению свободы по ст. 105 ч. 2 п. п. «а, б, ж, з, к» УК РФ пожизненно, ст. 222 ч. 3 УК РФ на 7 лет.

На основании ст. 69 ч. 3 УК РФ по совокупности преступлений окончательно назначено лишение свободы пожизненно с отбыванием в исправительной колонии особого режима.

ПРОГЛЯДА М В , осужден к лишению свободы по ст. 105 ч. 2 п. п. «а, б, ж, з, к» УК РФ на 19 лет, ст. 222 ч. 3 УК РФ на 7 лет. 3 На основании ст. 69 ч. 3 УК РФ по совокупности преступлений путём частичного сложения наказаний окончательно назначено 24 года лишения свободы с отбыванием в исправительной колонии строгого режима.

Постановлено взыскать в счёт компенсации морального вреда в пользу потерпевшего К с осужденных Френкеля А.Е., Половинкина А.В., Прогляды М.В. по рублей, с осужденных Аскеровой Л.Б., Шафрая Б.С, Погоржевского Б.Г., Белокопытова А.В. по рублей.

Решён вопрос о вещественных доказательствах.

По делу также осужден Погоржевский Б.Г., в отношении которого приговор суда не обжалован.

Заслушав доклад судьи Степалина В.П., выступления осужденных Френкеля А.Е., Аскеровой Л.Б., Шафрая Б.С., Белокопытова А.В., Половинкина А.В., Прогляды М.В., адвокатов Хорста Д.И., Бюрчиевой А.Н., Гарибян К.Э., Мирзояна Г.А., Ельмашева Ю.В., Чернова А.В., Антонова О.А. по доводам кассационных жалоб, потерпевшей К и её представителя адвоката Портнова А.В., прокуроров Ибрагимовой Г.Б. и Лактионова Б.Г., полагавших приговор суда оставить без изменения, судебная коллегия

установила:

судом с участием присяжных заседателей при обстоятельствах, изложенных в приговоре, признаны виновными: осужденные Белокопытов, Половинкин, Прогляда в совершении организованной группой с осужденным Погоржевским и другим лицом, по найму, убийства первого заместителя Председателя Центрального банка Российской Федерации К в связи с осуществлением им служебной деятельности, в которого Половинкин 13 сентября 2006 года, примерно в 20 часов 50 минут на улице города произвёл из пистолета 2 выстрела, причинил 2 огнестрельных сквозных ранения головы, отчего потерпевший К скончался 15 сентября 2006 года в 5 часов 30 минут в ГКБ № ; 4 осужденный Френкель в организации этого убийства из корыстных побуждений, по найму, организованной группой; осужденные Аскерова и Шафрай в пособничестве этого убийства по найму, организованной группой; осужденные Половинкин и Прогляда в совершении с целью сокрытия убийства потерпевшего К , убийства находившегося с ним рядом водителя потерпевшего С ., в которого, боясь разоблачения, каждый произвели по одному выстрелу из имеющихся у каждого пистолетов, причинили пулевые сквозные ранения груди, отчего наступила смерть потерпевшего С на месте; осужденные Половинкин, Прогляда в совершении с осужденным Погоржевским и другим лицом, организованной группой незаконных приобретения, хранения, перевозки, ношения огнестрельного оружия и боеприпасов - пистолета калибра 9 мм, переделанного самодельным способом из пневматического и пистолета калибра 9 мм, изготовленного самодельным способом, каждого с глушителем самодельного изготовления, и не менее 12 патронов к ним.

В кассационных жалобах и дополнениях: осужденный Френкель просит приговор суда отменить, дело направить на новое рассмотрение со стадии предварительного слушания. Указывает, что 13 сентября 2006 года следователь возбудил уголовное дело № , по которому 5 апреля 2007 года предъявил обвинение, 21 мая 2007 года следователь вынес постановление о выделении из этого дела другого дела № и вынес постановление о том, что уголовное дело № в отношении него прекращено. Постановления о привлечении его в качестве обвиняемого по делу № не выносилось, однако дело было направлено в суд и по нему постановлен обвинительный приговор. Обвинение по этому делу дословно совпадает с текстом обвинения по прекращенному делу, что свидетельствует о том, что следователь прекратил уголовное дело по тому же обвинению, по которому другое дело суд принял к своему производству, и в соответствии со ст. 254 УПК РФ должен был это дело прекратить. Приговор постановлен незаконным составом суда. Дело к производству было принято одним, а 5 разбирательство проведено другим судьёй. Председательствующая заняла позицию стороны обвинения, в связи с чем ей стороной защиты было заявлено более 20 отводов, из которых рассмотрено лишь 2 отвода. 9 сентября он заявил отвод председательствующей, а также каждому из присяжных заседателей, но из-за этого был удалён из зала судебного заседания, а заявленный отвод председательствующая не рассмотрела. Он направлял в суд ходатайство об отводе всех судей Московского городского суда, однако это ходатайство ему незаконно возвратили. Незаконным было участие секретаря судебного заседания, поскольку составила списки кандидатов в присяжные заседатели не путём случайной выборки, а заявленный отвод секретарю не был рассмотрен.

Присяжный заседатель № З скрыла, что её дочь работает в милиции, а она сама работала в суде. В список был включён присяжный заседатель № Е , бывший сотрудник правоохранительных органов, являвшийся старшиной коллегии, который скрыл это обстоятельство. В присяжные заседатели избраны лица, не включённые в общий список присяжных заседателей города Москвы - № Б и № М .

Председательствующая фактически сама назначила коллегию присяжных заседателей. Несмотря на то, что при назначении судебного заседания было принято решение о вызове не менее 60 кандидатов в присяжные заседатели, председательствующая приняла решение об отборе коллегии из 34 явившихся, при проведении отбора запретила стороне защиты задавать кандидатам в присяжные заседатели вопросы, увеличила число запасных присяжных заседателей, что исключило возможность заявлять мотивированные отводы, по надуманным основаниям удалила из коллегии присяжных заседателей Г , П , К .

Председательствующая недостоверно ожил одер е телеграммы от присяжного заседателя № Ж и исключила из коллегии без её просьбы, нео осн откладывала рассмотрение дела при неявке 21 октября присяжного заседателя № 2. Отводы присяжным заседателям и себе председательствующая рассматривала с нарушением ст. 65 УПК РФ. На присяжных заседателей было оказано незаконное воздействие, поскольку в «Новой газете» было несколько ложных публикаций, которые присяжные заседатели читали, следственный комитет распространил сведения о том, что в отношении присяжного заседателя № было возбуждено уголовное дело, председательствующ 28 августа в перерыве уговаривала присяжного заседателя № вынести обвинительный вердикт, в ходе 6 судебного следствия присяжные заседатели 2 месяца находились в совещательной комнате и лишь иногда приглашались в зал судебного заседания. С 24 марта председательствующая приняла незаконное решение о проведении закрытого судебного заседания.

21 мая председательствующая приняла решение о допросе подсудимых, вынуждала дать показания, ограничила сторону защиты на предоставление доказательств. Председательствующая отказала ему в вызове свидетелей, удовлетворила лишь часть ходатайств, по которым было заявлено к исследованию, разрешила исследовать чуть более десяти из нескольких сотен документов, о которых он ходатайствовал. Почти все ходатайства стороны защиты председательствующая отклонила, а ходатайства стороны обвинения удовлетворила, не скрывала, что заинтересована в вынесении обвинительного вердикта, что выполняет приказ председателя суда. Свидетели стороны обвинения доводили до присяжных заседателей свои предположения о том, что убийство совершил он, однако председательствующая на это не реагировала, не останавливала их и не обращалась к присяжным заседателям с просьбой не принимать во внимание услышанное, разрешила исследовать в присутствии присяжных заседателей значительное количество недопустимых доказательств, протоколов следственных действий, подписанных одними и теми же понятыми, отказала в исследовании доказательств его алиби, в допросе свидетелей защиты и специалиста в присутствии присяжных заседателей. В нарушение ст. 252 УПК РФ сторона обвинения, в том числе во вступительном заявлении, в прениях, доводила до сведения присяжных заседателей различные клеветнические слухи, домыслы о работе банка, об отмывании денег, что формировало мнение присяжных заседателей о его виновности. Председательствующая не предоставила ему возможности отразить своё отношение к обвинению, представить доказательства, его вопросы к свидетелям необоснованно снимались, свидетели защиты П , Ш , С были допрошены в отсутствие присяжны о на ег во на защиту, так как ему не было предоставлено время для подготовки к судебному заседанию, 11 сентября он был незаконно удалён из зала судебного заседания, его письменные ходатайства из следственного изолятора председательствующая незаконно возвращала ему. Судебное заседание было начато в отсутствие адвоката Паршуткина ВВ., а новому защитнику адвокату Коблеву Р.П. не было предоставлено время для ознакомления с материалами дела. Он был ограничен на количество свиданий с адвокатом, после его удаления из судебного заседания его защитники в 7 разбирательстве дела не участвовали, вышедшему 17 сентября адвокату Хорсту Д.И. не была представлена возможность ознакомиться с материалами дела, участие этого адвоката в прениях было формальным. 23 сентября председательствующая назначила адвоката Орликова М.М., который не обеспечил его защиту, не согласовал с ним позицию при окончании судебного следствия, в прениях. Председательствующая не предоставила ему права участвовать в судебных прениях, не дала возможности подготовиться к последнему слову, которое неоднократно прерывала, в связи с чем он был вынужден прекратить последнее слово, и несмотря на указанные им в последнем слове обстоятельства, председательствующая не возобновила судебное следствие. Вопросы, на которые отвечали присяжные заседатели, были основаны на предположениях, не основаны на обвинении.

Вопрос № 2 в отношении него был сформулирован таким образом, что присяжные заседатели располагали только точкой зрения одной стороны обвинения, при этом вопрос не соответствует обвинению, не указаны место сговора, адрес, время передачи сведений о потерпевшем, имеются формулировки о том, что вёл переговоры с Аскеровой о сроках лишения жизни потерпевшего, о размере вознаграждения. В вопросах № № 2, 5, 8, 11 указано, что деньги переданы после убийства, что не соответствует обвинению, при этом также не указано конкретно когда, где, как передавались деньги. Председательствующая необоснованно отказала ему и защитнику в постановке 14 вопросов об обстоятельствах, исключающих его ответственность за вмененное преступление.

Напутственное слово председательствующей являлось обвинительной речью, поскольку председательствующая несколько раз упоминала об отмывании денег, но не напомнила доказательства стороны защиты, либо сказала скороговоркой или исказила. При заявлении стороной защиты возражений на напутственное слово, председательствующая перебивала выступающих, чтобы присяжные заседатели не могли понять, что они хотят сказать. С учётом этих нарушений никакого иного вердикта, кроме обвинительного нельзя было ожидать, присяжные заседатели вынесли вердикт в обстановке страха и взаимного недоверия. Приговор суда не соответствует предъявленному обвинению, основан на предположениях, при этом в приговоре неправильно разрешены вопросы о гражданском иске, вещественных доказательствах; адвокат Хорст Д.И. в защиту Френкеля просит приговор суда отменить, дело направить на новое рассмотрение со стадии 8 предварительного слушания. Указывает, что заявленные отводы присяжных заседателей рассматривались в их присутствии, отводы самой председательствующей рассматривались не в совещательной комнате, либо не рассматривались вообще. Без законных оснований был удовлетворён заявленный стороной обвинения отвод присяжному заседателю № В нарушение ст. ст. 271, 278 УПК РФ свидетели защиты допрашивались без присяжных заседателей, свидетели П , Ф , специалист З не были допущены к допросу. В нарушение ст. 241 УПК РФ было принято решение о проведении закрытого судебного заседания в связи с тем, что якобы угрожали потерпевшей К , однако несмотря на получение сведений о том, что вынесено постановление об отказе в возбуждении уголовного дела, председательствующая не изменила своего решения. Председательствующая незаконно назначила Френкелю защитника адвоката Орликова М.М., который не согласовал позицию с подсудимым. Председательствующая незаконно удалила из зала судебного заседания Френкеля, возвращала ему без рассмотрения письменные ходатайства, которые он направлял в суд из следственного изолятора, в нарушение ст. ст. 15, 292, 295 УПК РФ неоднократно прерывала речь адвоката в прениях и при принесении возражений по напутственному слову, не разрешала употреблять образные сравнения, не давала возможности высказать Френкелю свою позицию в последнем слове; адвокат Орликов М.М. в защиту Френкеля просит приговор суда отменить за отсутствием состава преступления, непричастности осужденного к совершению преступлений, дело прекратить. Указывает, что на предварительном следствии и в судебном заседании никаких прямых доказательств о причастности Френкеля к убийству не добыто. Предъявленное обвинение не конкретное, не указано, когда, кем была создана организованная группа, уведомлен ли был о ней Френкель, когда и где Френкель в ней участвовал, конкретная роль каждого из участников группы, знал ли Френкель о распределении обязанностей в этой группе, знал ли Френкель о способе, месте, времени убийства, какая корысть у него имелась, кто нанимал лиц для совершения преступления. Все предположения следствия являются надуманными, обвинение построено на показаниях Аскеровой, которая оговорила Френкеля; осужденная Аскерова просит приговор суда отменить, дело направить на новое судебное рассмотрение. Указывает, что приговор суда является незаконным и необоснованным, 9 вынесенным на основании вердикта коллегии присяжных заседателей, на которых могли повлиять многочисленные нарушения закона в судебном заседании, направленные на нарушение её прав на защиту, на формирование у присяжных заседателей искажённого мнения о ней, о предъявленных доказательствах. Сторона обвинения на протяжении судебного следствия доводила до присяжных заседателей обстоятельства, способные вызвать предубеждение. При допросе свидетеля Ж доводились субъективные ложные оценки её личности.

Председательствующая незаконно отказала в допросе в присутствии присяжных заседателей свидетелей Ш , П , удалила Френкеля из зала, что нарушило её право на защиту, так как она не могла задавать Френкелю вопросы, выяснять обстоятельства по предъявленному обвинению. Назначение судом адвоката Орликова М.М., высказавшего в прениях мнение, противоречащее позиции Френкеля, ухудшило также и её положение, так как её обвинили в совершении преступлений; адвокат Гарибян К.Э. в защиту Аскеровой просит приговор суда отменить, дело направить на новое рассмотрение. Указывает, что в судебном заседании были допущены существенные нарушения уголовно-процессуального закона, которые повлияли на формирование у присяжных заседателей ошибочного мнения о виновности Аскеровой, исследовались недопустимые доказательства, или доказательства в усечённом виде, в результате чего терялась их доказательственная сущность. В нарушение ст. 241 УПК РФ председательствующая объявила о проведении закрытого судебного заседания. Свидетели защиты допрашивались дважды, сначала без присяжных заседателей, затем в их присутствии, свидетели Ш , П не были допущены к допросу с участием присяжных заседателей. Сторона обвинения в ходе судебного заседания доводила до сведения присяжных заседателей информацию, способные вызвать у них негативное предубеждение в отношении подсудимых. При допросе свидетеля Ж были доведены до сведения присяжных заседателей субъективные негативные оценки Аскеровой и Френкеля, вызванные неприязнью к ним, при допросе свидетеля М председательствующая не позволила довести до сведения такие данные о личности Аскеровой, как выполнение деловых обязательств, партнёрства по бизнесу.

После судебных прений 20 октября председательствующая необоснованно возобновила судебное следствие. Удаление Френкеля из зала судебного заседания лишило Аскерову 10 полноценно осуществлять свою защиту. При назначении наказания не учтена незначительная роль Аскеровой, признанной виновной в пособничестве, что уменьшает общественную опасность, её состояние здоровья, положительные данные, в связи с чем приговор является несправедливым вследствие строгости наказания; осужденный Шафрай просит приговор суда изменить, как несправедливый. Указывает, что в вопросе № 8 в отношении него указано, что он знаком с Половинкиным, Проглядой Белокопытовым, хотя в обвинении указано, что они не знали его, в формулировке этого вопроса и вопросов № № 2, 5, 11 указано, что все деньги были переданы после убийства, но не указано когда, сколько и кем, хотя по обвинению часть до убийства и часть после убийства, и конкретно указано когда, сколько и где это произошло.

В этих же вопросах, а также в вопросах № 14, 17, 20 указана формулировка о группе, что является юридической квалификацией.

Председательствующая не поставила в отношении него отдельного вопроса о характере и степени общественной опасности, его роли, хотя у него отсутствовала мотивация в данном преступлении, поэтому по п. «з» ч. 2 ст. 105 УК РФ он осужден незаконно, который подлежит исключению, а также исключению подлежит квалифицирующий признак «группой лиц», то есть п. «ж» ч. 2 ст. 105 УК РФ, а квалификация по п. «б» ч. 2 ст. 105 УК РФ является излишней. При назначении наказания суд не учёл, что на предварительном следствии он оказал помощь в изобличении соучастников, в судебном заседании дал подробные показания, государственный обвинитель в прениях заявил, что он дал самые объективные показания, а в напутственном слове председательствующая напомнила присяжным заседателям о его явке с повинной, активном способствовании раскрытию преступления. Не учтены также его возраст, состояние здоровья, нахождение на иждивении малолетнего ребёнка, престарелой матери, положительных данных о личности; адвокат Мирзоян Г.А. в защиту Шафрая просит приговор суда отменить, дело направить на новое рассмотрение со стадии предварительного слушания. Указывает, что выводы суда в приговоре не соответствуют фактическим обстоятельствам дела, которое рассмотрено с нарушением уголовно-процессуального закона, неправильно применен уголовный закон, приговор является несправедливым вследствие строгости назначенного наказания. В качестве смягчающего обстоятельства учтён лишь факт нахождения 11 на иждивении ребёнка. Не учтено, что на предварительном следствии Шафрай оказал помощь в изобличении других соучастников, об этом говорил и государственный обвинитель в прениях. Шафрай написал явку с повинной, при допросах подробно рассказал о совершении преступления, изобличил других соучастников. В напутственном слове председательствующая напомнила о явке с повинной, активном способствовании раскрытию преступления, была обязана применить ст. 62 УК РФ. В нарушение ст. 15 УПК РФ в ходе судебного разбирательства председательствующая открыто выступила на стороне обвинения, 24 марта приняла решение о проведении закрытого судебного заседания для обеспечения безопасности, проигнорировав, что потерпевшая К уже была допрошена, что она приезжала самостоятельно в судебные заседания, что в возбуждении уголовного дела было отказано. 17 октября после судебных прений по заявлению стороны обвинения, без обсуждения со стороной защиты, председательствующая необоснованно возобновила судебное следствие. В нарушение ст. 243 УПК РФ возражения стороны защиты на действия председательствующей выносились на обсуждение стороне обвинения, что не предусмотрено законом. В нарушение ст. 271 УПК РФ председательствующая отказала стороне защиты в допросе специалиста. На протяжении всего судебного разбирательства на присяжных заседателей оказывалось незаконное воздействие, трое незаконно выведены из состава коллегии, один из которых непосредственно перед удалением в совещательную комнату, а в отношении одного возбуждено уголовное дело, что доведено до сведения коллегии, представитель следственного комитета сообщил средствам массовой информации, что у ряда присяжных заседателей в ходе обысков изъяты доказательства получения денег, однако председательствующая не выяснила у присяжных заседателей наличие такого факта, в связи с чем имеются обоснованные сомнения, что в вынесении вердикта принимали участие присяжные заседатели, жилища которых подверглись обыску; осужденный Белокопытов просит приговор суда отменить, дело направить на новое судебное рассмотрение со стадии предварительного слушания. Указывает, что вопросный лист был составлен с нарушением ст. ст. 338, 339 УПК РФ, в соответствии с которыми вопросы об умысле и о группе должны быть поставлены отдельно, что председательствующая не сделала, в связи с чем в вердикте допущены противоречия, один и тот же вопрос выяснялся 12 одновременно в двух, которые содержали формулировки «действуя совместно и согласованно в группе», вопросы были составлены так, что присяжные заседатели были лишены возможности вынести объективный вердикт и неумышленно создали противоречия. Так как присяжные заседатели оправдали его по ст. 222 ч. 3 УК РФ, они создали противоречия с вопросом № 14, что существенно повлияло на постановление законного, обоснованного и справедливого приговора. Его действия неправильно квалифицированы по ст. 105 ч. 2 УК РФ, так как присяжные заседатели из вопроса № 14 исключили слова «он согласился лишить за денежное вознаграждение жизни К .», тем самым признали только факт слежки, подтвердили его версию о том, что деньги он получил не за участие в убийстве, а за слежку, поэтому его действия подлежат квалификации по ст. 137 УК РФ; адвокат Ельмашев Ю.В. в защиту Белокопытова просит приговор суда отменить, дело направить на новое рассмотрение со стадии предварительного слушания. Указывает, что председательствующая не приняла мер по обеспечению состязательности и равноправия сторон, ограничила сторону защиты в представлении доказательств, отказала в допросе свидетелей, специалиста. В присутствии присяжных заседателей исследовались вопросы права, председательствующая допускала оскорбительные высказывания в отношении стороны защиты, отказала в постановке частных вопросов, исключающих ответственность подсудимых, в напутственном слове нарушила принципы объективности и беспристрастности. Вердикт является противоречивым в части ответа на вопрос № 14, так как исключённая из вопроса фраза указывает на отсутствие у Белокопытова субъективной стороны, то есть умысла на убийство, но председательствующая, в нарушение ст. 345 УПК РФ не возвратила коллегию присяжных заседателей для внесения уточнения в вопросный лист; осужденный Половинкин просит приговор суда отменить, дело направить на новое судебное рассмотрение со стадии предварительного слушания. Указывает, что дело рассмотрено незаконным составом суда, так как предварительное слушание проведено одним судьёй, а судебное разбирательство проведено другим, для формирования коллегии присяжных заседателей вызвано 60 кандидатов, однако отбор проведён при явке 34 кандидатов, не было предоставлено право на дополнительные 13 немотивированные отводы, отказано в вызове и допросе сотрудника суда по вопросу соблюдения принципа случайности вызова кандидатов. В список кандидатов под № была включена бывшая народный заседатель З ., участвовавшая в качестве присяжного заседателя по другому уголовному делу, а также № № Б , М ., которые не включены в общий список суда, № Е , бывший сотрудник правоохранительных органов, который скрыл это обстоятельство при опросе, а ходатайство об его отводе, председательствующая необоснованно отклонила, хотя в дальнейшем в ходе судебного заседания об этом он сообщил, и 10 августа не явился, однако за время участия оказал воздействие на других присяжных, как бывший сотрудник. 28 августа председательствующая в перерыве разговаривала с присяжным заседателем № в связи с чем судье и присяжному заседателю был заявлен отвод, который необоснованно не удовлетворён, однако 28 октября государственный обвинитель на стадии напутственного слова заявил ходатайство об отводе присяжного заседателя № в связи с тем, что якобы общалась с какими-то лицами, который председательствующей был удовлетворён, необоснованно заявлено ходатайство государственного обвинителя и отведены присяжные заседатели № № П и Г за якобы распитие спиртных напитков в общественном месте, материалы на них были сфальсифицированы, после этого незаконно отказала в удовлетворении ходатайства стороны защиты об отводе государственного обвинителя, при этом отводы присяжных рассматривались в их присутствии. В судебном заседании был нарушен принцип равенства и состязательности, он был ограничен в правах и представлении доказательств, было нарушено его право на защиту, поскольку адвокаты по соглашению Мищуков М.А. и Гомера Н.К. не были ознакомлены с материалами дела, не оказывали ему необходимой юридической помощи, не являлись в судебные заседания, а вступившему в дело на замену адвокату Чернову А.В. председательствующая не предоставила времени для ознакомления с делом. Приговор постановлен незаконным составом суда, до присяжных заседателей доведена информация, способная вызвать негативное предубеждение в отношении осужденных. С 24 марта судебное разбирательство в нарушение ст. 241 УПК РФ проводилось в закрытом судебном заседании, хотя потерпевшая показала, что ей не угрожают, а неоднократные ходатайства об открытом разбирательстве, отклонялись необоснованно, отвод судьи также без удовлетворения. 31 марта стороной защиты были 14 вызваны свидетели Г и К а 1 апреля свидетель О , допрос которых не был окончен, поскольку председательствующая отводила все вопросы стороны защиты, запрещала свидетелям говорить по обстоятельствам дела.

Председательствующая незаконно воздействовала на присяжных заседателей, необоснованно прерывала обвиняемых, защитников, необоснованно не принимала возражений и угрожала удалить из зала судебного заседания участников судебного разбирательства со стороны защиты, тенденциозно комментировала действия защиты, создавала нервозную обстановку, несмотря на ходатайства стороны защиты обсуждала юридические вопросы в присутствии присяжных заседателей, при допросе свидетелей проявляла предвзятость, завала наводящие вопросы, корректировала ответы, диктовала секретарю редакцию записей в протоколе, в связи с чем сторона защиты заявляла неоднократно возражения на действия судьи и отводы судье. При допросе свидетелей С К , Г И Е М , Ж председательствующая разрешила стороне обвинения выяснять вопросы, не относящиеся к обвинению, об отмывании денег, уклонении от налогов, о коммерческом подкупе, взятках, несмотря на то, что свидетели говорили неправду, председательствующая не разрешила в полном объёме огласить решение арбитражного суда от 28 апреля 2006 года, запретила стороне защиты задавать вопросы по этим обстоятельствам, отклонила ходатайство стороны защиты о разъяснении присяжным заседателям о том, чтобы они не принимали данные обстоятельства. Об этих же обстоятельствах в прениях, репликах сообщила государственный обвинитель, которая изменила обвинение в части времени преступления, доводила не соответствующие действительности сведения, искажала исследованные доказательства. Председательствующая приняла сторону обвинения, не допускала полного оглашения стороной защиты исследуемых документов, которые представлялись присяжным заседателям в усечённом виде. В нарушение закона в отсутствие присяжных заседателей были допрошены свидетели защиты П Ш , С , а на заявление подсудимого Френкеля аво ти йствий, председательствующая сказала, что она считает Френкеля виновным в совершении преступления. 31 марта, 1-4, 7 апреля председательствующая вместе со стороной обвинения незаконно принуждала подсудимых к даче показаний. Председательствующая судебные заседания планировала так, чтобы окончательно лишить подсудимых прав полноценно осуществлять свою защиту, получать необходимое время для 15 подготовки к судебным заседаниям, не признала недопустимыми доказательства по ходатайствам защиты протоколы допросов на предварительном следствии после задержания, в которых допустил оговор под воздействием незаконных методов, не разрешила допросить свидетелей защиты. Вопросы по оружию сформулировала не по предъявленному обвинению, а по заключению эксперта. В напутственном слове председательствующая довела до присяжных заседателей своё мнение о виновности подсудимых, ссылалась на неисследованные доказательства, препятствовала стороне защиты на принесение возражений на её действия. Перед вынесением вердикта стороной обвинения были распространены сведения о том, что в отношении бывшего присяжного заседателя № было возбуждено уголовное дело, что оказало воздействие на коллегию. В связи с этим был заявлен отвод всей коллегии присяжных и судье, который необоснованно не удовлетворён. Когда в знак протеста действий председательствующей подсудимые отказались идти в зал судебного заседания, они были доставлены с применением физической силы в присутствии присяжных. В связи с этим стороной защиты были заявлены отводы председательствующей, государственному обвинителю, которые необоснованно были отклонены. Несмотря на ходатайства защиты протокол судебного заседания не изготавливался по частям. В приговоре председательствующая не отразила на указанную в обвинительном заключении ст. 61 п. п. «г», «и» УК РФ, на которую ссылался государственный обвинитель в судебном заседании, и одновременно в нарушение ст. 252 УПК РФ указала ст. 63 п. «г» УК РФ, чем вышла за пределы обвинения; адвокат Чернов А.В. в защиту Половинкина просит приговор суда отменить, дело направить на новое рассмотрение со стадии предварительного слушания. Указывает, что процедура судопроизводства не соблюдалась, председательствующая планировала так судебные заседания, чтобы лишить подсудимых полноценно осуществлять свою защиту, подсудимые не получали необходимого времени на подготовку к судебным заседаниям, участники судебного разбирательства были ограничены в правах, приговор постановлен незаконным составом суда, вердикт незаконным составом присяжных заседателей, до которых доводились сведения, направленные на формирование негативного отношения к подсудимым. В ходе судебного заседания были незаконно отведены несколько присяжных заседателей. Начиная с 16 24 марта процесс незаконно был закрытым, несмотря на возражения стороны защиты. 31 марта были вызваны свидетели защиты Т и К , 1 апреля О , при их допросах председательствующая отвела практически все вопросы стороны защиты, запрещала свидетелям пояснять, что им известно по фактическим обстоятельствам дела, свидетели до конца не были допрошены. Председательствующая тенденциозно комментировала действия защиты, препятствовала заявлять возражения, задавала наводящие вопросы, корректировала показания свидетелей обвинения, диктовала секретарю судебного заседания редакцию записей в протокол, допускала другие незаконные действия, в связи с чем стороной защиты неоднократно заявлялись отводы, которые рассматривались председательствующей, как действия, направленные на срыв процесса, ввела присяжных заседателей в заблуждение, что на них оказывается незаконное воздействие. 18, 19, 21 марта, несмотря на возражения стороны защиты, разрешила стороне обвинения допрашивать свидетелей по неотносящимся к компетенции присяжных заседателей вопросам, в частности о якобы совершённых Френкелем преступлениях, не указанных в обвинении, взятках, отмывании денег, коммерческого подкупа, уклонения от уплаты налогов, заявляла о виновности Френкеля.

Председательствующая полностью приняла сторону обвинения, создавала препятствия стороне защиты, дискредитировала доказательства защиты. В нарушение закона свидетели защиты П , Ш были допрошены в отсутствие присяжных заседателей. 31 марта, 1, 2, 3, 4, 7 апреля председательствующая вместе с государственным обвинителем вынуждала подсудимых приступить к даче показаний, несмотря на их заявления дать показания после исследования всех доказательств. В напутственном слове председательствующая довела до сведения присяжных своё мнение о виновности подсудимых, ссылалась на неисследованные в судебном заседании доказательства, препятствовала стороне защиты в принесении возражений; осужденный Прогляда просит приговор суда отменить, дело направить на новое судебное рассмотрение со стадии предварительного слушания. Указывает, что вердикт присяжных заседателей, на основании которых постановлен приговор, вынесен с нарушением уголовно-процессуального закона, в том числе принят незаконным составом коллегии присяжных и незаконным ограничением права представлять доказательства. Было нарушено его право на защиту, так как он был лишён права на 17 квалифицированную помощь, поскольку адвокат по назначению Захаркин М.А. постоянно болел, он заявил отказа от этого защитника, однако данный отказ суд удовлетворил только 3 июля, но с 15 мая защиту осуществлял один адвокат Яворский И.В., который с материалами дела не был ознакомлен, а ходатайство об этом суд не удовлетворил. В нарушение ст. 242 УПК РФ предварительное слушание проведено одним судьёй, которым определено для отбора не менее 60 кандидатов, а судебное разбирательство другим судьёй, коллегия присяжных заседателей, несмотря на возражения стороны защиты, была сформирована из явившихся 34 кандидатов, выборка которых не была случайной, о чём свидетельствует то, что кандидат № участвовал в отборе по другому делу в январе, отвод ему был отклонён незаконно.

Председательствующая незаконно отказала в отводе присяжного заседателя № , высказавшей своё мнение по делу, но затем этого присяжного заседателя, а также № по надуманным мотивам отвела. Председательствующая незаконно отказала в удовлетворении ходатайства защиты о признании недопустимыми доказательствами протоколов следственных действий с его участием, так как на него было оказано давление следователем, который незаконно содержал его в ИВС, об оглашении ряда экспертиз, разрешив огласить лишь выводы, об оглашении справки экспертно-криминалистического центра, касающейся происхождения пистолетов, в допросе в присутствии присяжных заседателей в качестве специалиста З . Эти нарушения повлияли на ответы на вопросы № 1, 20, 27 и другие. В напутственном слове председательствующая напомнила присяжным заседателям о его показаниях на предварительном следствии, являющихся недопустимыми, доказательства обвинения изложила на 37 страницах, а защиты на 27 страницах, хотя должна была уделить равное внимание, при этом уличающие доказательства повторяла трижды, сторона защиты заявила возражения. В нарушение ст. 338 УПК РФ председательствующая не поставила перед присяжными заседателями вопрос стороны защиты о его алиби, нахождении в другом месте, в нарушение ст. 339 УПК РФ не поставила вопрос о соучастии, потребовала от присяжных заседателей ответа о виновности всех подсудимых либо никого.

Квалификация его действий по п. п. «а, б» ч. 2 ст. 105 УК РФ основана на предположении. По заключению эксперта потерпевшему С было причинено 2 ранения, одно из которых являлось лёгким, и вердиктом не установлено, что ранение, повлекшее смерть потерпевшего, приписанное ему, причинено им, 18 действия лица, причинившего лёгкий вред, следует рассматривать как покушение. Согласно обвинению он должен был подстраховать Половинкина, и такие действия расцениваются как пособничество.

О служебном положении потерпевшего он узнал лишь из средств массовой информации. Его действия с оружием неправильно квалифицированы по ст. 222 ч. 3 УК РФ. Вердиктом установлено, что он получил пистолет от неустановленного лица, произвёл выстрел и выбросил пистолет, что свидетельствует об идеальной совокупности, в связи с чем сложение наказаний в виде 19 и 7 лет до 24 лет лишения свободы незаконно. При разрешении гражданского иска суд не учёл ряд обстоятельств, не мотивировал размер морального вреда. Вопрос о вещественных доказательствах суд разрешил неправильно; адвокат Яворский И.В. в защиту Прогляды просит приговор суда отменить, дело направить на новое рассмотрение со стадии предварительного слушания. Указывает, что судебное следствие проведено с нарушением ст. 335 УПК РФ, стороной обвинения в присутствии присяжных заседателях постоянно заявлялись, обсуждались и разрешались ходатайства процессуального характера, исследовались недопустимые доказательства, сторона защиты была лишена возможности представлять доказательства невиновности подсудимых. В перерывах председательствующая общалась с присяжными заседателями, многочисленные отводы судье и присяжным заседателям разрешались с нарушением закона.

В возражениях на кассационные жалобы государственные обвинители Ибрагимова Г.Б. и Локтионов Б.Г. указывают о своём несогласии с ними.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационных жалоб, возражений, судебная коллегия не находит оснований к отмене приговора суда.

Приговор суда постановлен в соответствии с вердиктом коллегии присяжных заседателей о виновности осужденных Френкеля, Аскеровой, Шафрая, Белокопытова, Половинкина, Прогляды в совершении инкриминированных каждому указанных в приговоре суда преступлений.

Доводы осужденного Френкеля о необходимости отмены приговора в связи с тем, что обвинение в совершении убийства ему 19 не предъявлялось после выделения уголовного дела, что по ранее предъявленному обвинению уголовное дело прекращено следователем, но по этому же обвинению постановлен приговор суда, являются несостоятельными, поскольку противоречат материалам дела.

Из материалов дела следует, что 13 сентября 2006 года было возбуждено уголовное дело № по факту покушения на убийство К и С ., в рамках которого было предъявлено обвинение Аскеровой, Шафраю, Погоржевскому, Половинкину, Прогляде, Белокопытову по указанному в обвинении статьям УК РФ, а также Френкелю по ст. ст. 33 ч. 3, 105 ч. 2 п. п. «б, ж, з» УК РФ. 12 декабря 2006 года к этому уголовному делу было присоединено уголовное дело № , возбужденное по факту открытого похищения имущества, принадлежащего Б так как к нему были причастны Погоржевский, Половинкин и К . По состоянию на 21 мая 2007 года расследование по уголовному делу в объёме предъявленного обвинения по убийству было окончено, а по эпизоду хищения не окончено, поскольку не установлено место нахождения К , в связи с чем следователь вынес постановление о выделении из уголовного дела № уголовного дела в отношении Френкеля и других подсудимых по обвинению в эпизоду убийства, которому был присвоен № Это постановление Френкель обжаловал прокурору, и 27 мая 2007 года в удовлетворении его жалобы было отказано (т. 57, л.д. 238-239, 322). При проведении предварительного слушания судом установлено, что нарушений требований ст. 154 УПК РФ не допущено (т. 75, л.д. 200-206).

Судебная коллегия не может согласиться с доводами в жалобах о незаконности состава суда, поскольку эти доводы противоречат материалам дела и не основаны на законе.

В соответствии с требованиями ст. 242 УПК РФ, определяющей неизменность состава суда, уголовное дело рассматривается одним и тем же судьёй или одним и тем же составом суда. Если кто-либо из судей лишён возможности продолжить участие в судебном заседании, то он заменяется другим судьёй и судебное разбирательства дела начинается сначала.

Согласно ст. 329 УПК РФ, определяющей порядок замены присяжного заседателя, если в ходе судебного разбирательства, но 20 до удаления присяжных заседателей в совещательную комнату для вынесения вердикта выяснится, что кто-либо из присяжных заседателей не может продолжать участие в судебном заседании или отстраняется судьёй в судебном заседании, то он заменяется запасным присяжным заседателем в последовательности, указанной в списке при формировании коллегии присяжных заседателей по уголовному делу.

Предварительное слушание в соответствии со ст. ст. 234, 325 УПК РФ определяет порядок подготовки к судебному заседанию и не является судебным разбирательством по уголовному делу, и не содержит требований о неизменности состава суда при проведении предварительного слушания и судебного разбирательства.

Указанные требования уголовно-процессуального закона судом не нарушены.

Из протокола судебного заседания следует, что предварительное слушание было проведено в связи с тем, что обвиняемые Прогляда, Половинкин, Погоржевский, Аскерова и Френкель на предварительном следствии при ознакомлении с материалами дела заявили ходатайства о рассмотрении уголовного дела судом с участием присяжных заседателей (т. 73, л.д. 5-6, т. 75, л.д. 200-206).

Судебное разбирательство дела было проведено и приговор суда постановлен под председательством одной и той же судьи, вердикт вынесен сформированной под её председательством коллегии присяжных заседателей, а замена присяжных заседателей запасными проводилась председательствующей в последовательности, указанной в списке при формировании коллегии присяжных заседателей по уголовному делу, что в жалобах не оспаривается.

С учётом изложенного доводы в жалобах о том, что предварительное слушание проведено одним судьёй, а судебное разбирательство проведено другим судьёй не могут служить основанием для вывода о незаконности состава суда и к отмене приговора суда. 21 Из протокола судебного заседания также следует, что формирование коллегии присяжных заседателей проведено в соответствии с требованиями ст. ст. 327, 328 УПК РФ.

Данных о том, что якобы секретарь составила списки кандидатов в присяжные заседатели не методом случайной выборки, в связи с чем секретарь незаконно участвовала в судебном заседании, в материалах дела нет. Ходатайство осужденного Френкеля об ознакомлении его с опубликованными списками кандидатов в присяжные заседатели председательствующей было обоснованно отклонено, как не основанное на законе. Список кандидатов в присяжные заседатели, явившихся в судебное заседание, без указания их домашнего адреса, был вручён сторонам в соответствии с требованиями ч. 4 ст. 327 УПК РФ. Вопреки доводам в жалобе осужденного Френкеля о том, что он заявлял отвод секретарю судебного заседания, но его заявление председательствующая не рассмотрела, из протокола судебного заседания следует, что Френкель лишь высказал намерение заявить отвод секретарю, если в протоколе будут записи, с которыми он не согласится. Об отводе секретаря ходатайствовал по другой причине адвокат Коблев, а именно, он пояснил, что вынужден заявить отвод секретарю, так как полагает, что смена секретарей происходит часто и это может повлиять на вынесение объективного решения по делу.

Это заявление об отводе секретаря было рассмотрено председательствующей в установленном законом порядке (т. 78, л.д. 64, т. 81, л.д. 48-61, 158-163, т. 84, л.д. 62, т. 87, л.д. 76).

Доводы в жалобах о том, что председательствующая нарушила закон, поскольку, несмотря на то, что при назначении судебного заседания было принято решение о вызове не менее 60 кандидатов в присяжные заседатели, приняла решение об отборе коллегии из 34 явившихся кандидатов, увеличила число запасных присяжных заседателей, что якобы исключило возможность заявлять мотивированные отводы, противоречат требованиям ч. 3 ст. 327 УПК РФ, согласно которой, формирование коллегии не проводится, если в судебное заседание явилось менее двадцати кандидатов в присяжные заседатели, а также требованиям ч. 18 ст. 328 УПК РФ о том, что с учётом характера и сложности уголовного дела по решению председательствующего может быть избрано большее количество запасных присяжных заседателей. Указанные нормы не содержат каких-либо требований о том, что 22 председательствующий обязан разрешать данные вопросы с учётом мнения сторон.

Из протокола судебного заседания следует, что председательствующая требования уголовно-процессуального закона не нарушила, приняла обоснованные постановления о формировании коллегии присяжных заседателей при состоявшейся явке 34 кандидатов в присяжные заседатели и об увеличении количества запасных присяжных заседателей до 10. При этом, председательствующая предоставляла право высказать сторонам мнения по указанным вопросам. Сторона защиты не высказала единого мнения, за исключением Френкеля и в его защиту адвоката Паршуткина, не возражала провести отбор коллегии при состоявшейся явке, частники судебного разбирательства со стороны защиты предлагали увеличить число запасных присяжных заседателей до 4-5, до 8.

Право немотивированных отводов стороны реализовали в установленном законом порядке, в том числе сторона защиты немотивированно отвела 2 кандидатов в присяжные заседатели. Что касается представления сторонам возможности дополнительных немотивированных отводов, то это не является обязанностью суда.

Такой вопрос может быть разрешён председательствующим в соответствии с ч. 16 ст. 328 УПК РФ, если количество неотведенных присяжных заседателей позволяет предоставить сторонам право на равное число дополнительных немотивированных отводов.

Из протокола судебного заседания следует, что по данному делу количество неотведённых кандидатов в присяжные заседатели не позволило председательствующей предоставить сторонам право на равное количество немотивированных отводов, в связи с чем принято обоснованное постановление об отказе в предоставлении права на дополнительные немотивированные отводы (т. 81, л.д. 168, 186,187).

Нет также в материалах дела данных о том, что председательствующая при проведении отбора запретила стороне защиты задавать вопросы кандидатам в присяжные заседатели.

Из протокола судебного заседания следует, что в соответствии с требованиями ч. 8 ст. 328 УПК РФ председательствующая представила сторонам возможность задать 23 каждому из оставшихся кандидатов в присяжные заседатели вопросы, которые, по их мнению, связаны с выяснением обстоятельств, препятствующих участию лица в качестве присяжного заседателя в рассмотрении уголовного дела. При опросе кандидатов в присяжные заседатели стороной защиты было задано 20 вопросов, после чего стороной защиты было заявлено, что вопросов нет (т. 81,л.д. 183-186).

Нет в материалах дела также и данных о том, что якобы присяжный заседатель З скрыла, что её дочь работает в милиции, что ранее являлась народным заседателем, дважды принимала участие в качестве присяжного заседателя в течение одного года, что присяжный заседатель Е скрыл, что ранее был сотрудником правоохранительных органов, что присяжные заседатели Б и М не были включены в общий список, что председательствующая по надуманным основаниям удалила из коллегии присяжных заседателей Г , П , К , что следственный комитет распространил сведения о том, что в отношении присяжного заседателя Л было возбуждено уголовное дело.

Из представленной Московским городским судом в суд кассационной инстанции ксерокопии протокола судебного заседания по другому уголовному делу № следует для отбора коллегии была приглашена путём случайной выборки кандидат в присяжные заседатели З ., которая при опросе 29 января 2008 года сообщила, что её дочь работает в паспортно-визовом отделе паспортисткой. Кроме этого, З . дополнительно сообщила о том, что она ранее была народным заседателем в суде. В дальнейшем при формировании коллегии присяжных заседателей З была безмотивно отведена стороной защиты.

Из протокола судебного заседания по настоящему делу следует, что после отбора по указанному выше уголовному делу, кандидат в присяжные заседатели З в установленном законом порядке приняла участие в отборе коллегии присяжных заседателей по настоящему делу, 27 февраля 2008 года была включена в состав коллегии, что не противоречит требованиям ст. ст. 326, 327, 328 УПК РФ. 24 Из изложенного следует, что кандидат в присяжные заседатели З была включена в предварительный список путём случайной выборки, не участвовала в течение года более одного раза в качестве присяжного заседателя.

При формировании коллегии присяжных заседателей по настоящему делу вопрос о том, была ли З ранее народным заседателем, не задавался (т. 80, л.д. 37-38, т. 81, л.д. 168- 186).

Что касается данных ксерокопии протокола судебного заседания по другому уголовному делу № о том, что дочь З работает паспортисткой, на что имеются ссылки в жалобах, то это обстоятельство не может служить основанием к выводу о том, что З . скрыла данное обстоятельство.

Вопросы, в частности, оформления и выдачи, замены основных документов, удостоверяющих личность гражданина Российской Федерации, осуществление регистрационного учета граждан Российской Федерации по месту пребывания и по месту жительства в пределах Российской Федерации, контроля за соблюдением гражданами и должностными лицами правил регистрации и снятия с регистрационного учета, относятся к ведению Федеральной миграционной службы Российской Федерации согласно ч. 2 п. 1 п.п. 1.2, п. 2 Положения о Федеральной миграционной службе Российской Федерации.

Из протокола судебного заседания следует, что вопрос о том, работает ли кто-либо из кандидатов в присяжные заседатели или кто-либо из их родственников в Федеральной миграционной службы, не задавался.

Оснований для удовлетворения отвода стороны защиты присяжному заседателю у председательствующей не было, выводы об этом мотивированы в постановлении (т. 80, л.д. 37-38).

Относительно отложения судебного заседания с 21 октября на 22 октября, на что указывает в жалобе осужденный Френкель, то из протокола судебного заседания следует, что присяжный заседатель № не явилась в судебное заседание 21 октября к 11 часам, когда судом было запланировано выслушать реплики ряда участников судебного разбирательства со стороны защиты, 25 сообщила суду о том, что не может явиться по семейным обстоятельствам, просила отложить рассмотрение дела, никто из участников судебного разбирательства, в том числе со стороны защиты возражений не заявил, по постановлению председательствующей судебное заседание было отложено на указанное время, после чего продолжено выслушивание реплик.

Кроме этого, из протокола судебного заседания также следует, что судебное заседание откладывалось аналогично с 30 июля на 4 августа (т. 88, л.д. 18, т. 91, л.д. 109-110).

Также не задавался вопрос о том, кто из кандидатов в присяжные заседатели ранее был сотрудником правоохранительных органов, в связи с чем нет оснований для указанного в жалобах вывода о том, что якобы присяжный заседатель Е скрыл, что ранее был сотрудником правоохранительных органов. Кроме этого, из протокола судебного заседания следует, что до вынесения вердикта 2 октября присяжный заседатель № был заменён запасным № , так как не явился по семейным обстоя;ельствам, после чего был избран новый старшина. Данных о том, что якобы присяжный заседатель № оказал воздействие на коллегию, в материалах дела нет, и доводы в жалобах в этой части являются надуманными (т. 90, л.д. 133).

Из протокола судебного заседания следует, что присяжный заседатель № Л был заменён в связи с тем, что от старшины присяжных заседателей поступило заявление о том, что присяжный заседатель Л обращался к присяжным заседателям № № , , , выйти из состава коллегии за денежное вознаграждение.

Председательствующая обоснованно вынесла постановление 10 июля 2008 года об отводе присяжного заседателя Л , признав, что имеются основания полагать, что он лично заинтересован в исходе уголовного дела. Что касается сведений о возбуждении уголовного дела в отношении Л по ст. 294 УК РФ. то их сообщил государственный обвинитель участникам судебного разбирательства в отсутствие присяжных заседателей (т. 78, л.д. 39- 40, т. 87, л.д. 57-60, т. 89, л.д. 103).

15 июля 2008 года председательствующей обоснованно были заменены присяжные заседатели № и № Г и П в связи с тем, что они не сообщили председательствующей о том, что 10 июля 2008 года были задержаны работниками милиции за распитие спиртных напитков в общественном месте, а также о том, 26 что общались с лицом, не входящим в состав суда, а именно, с освобождённым до этого от исполнения обязанностей другим присяжным заседателем (т. 78, л.д. 54-55, т. 87, л.д. 61-71).

Данных о том, что якобы в перерыве судебного заседания председательствующая уговаривала присяжного заседателя № К вынести обвинительный вердикт, в материалах дела нет и эти доводы в жалобах судебная коллегия признает надуманными.

Из протокола судебного заседания следует, что 28 октября 2008 года председательствующая обоснованно заменила присяжного заседателя № К , поскольку перед явкой в судебное заседание она общалась с не входящим в состав суда посторонним мужчиной, в связи с чем утратила объективность (т.

79, л.д. 99-100, т. 80, л.д. 78, т. 89, л.д. 159-165, т. 91, л.д. 143-146).

Из материалов дела следует, что кандидаты в присяжные заседатели Б и М были включены в предварительный список путём случайной выборки. Кроме этого, осужденные Френкель и Половинкин непосредственно в суде кассационной инстанции пояснили, что ошибочно в своих кассационных жалобах указали, что эти присяжные заседатели не были включены в общий список и не могли участвовать в формировании коллегии, от своих доводов в этой части в кассационных жалобах отказываются.

Заявленные стороной защиты отводы присяжным заседателям № № , , , , , , , , , , , , , председательствующая обоснованно оставила без удовлетворения, так как данных о том, что эти присяжные заседатели были заинтересованы в исходе дела, мотивированные выводы об этом указаны в постановлениях от 17 июля, 3 сентября, 13 октября 2008 года (т. 78, л.д. 72, т. 79, л.д. 99-100, т. 80, л.д. 37-38, т. 87, л.д. 88- 100, т. 90, л.д. 70-73, 162-164).

Кроме этого, судебная коллегия отмечает, что уголовно- процессуальный закон не предусматривает заявление отвода и роспуска всего состава коллегии присяжных заседателей при судебном разбирательстве дела. В соответствии со ст. 330 УПК РФ роспуск коллегии присяжных заседателей ввиду тенденциозности её состава возможен по заявлению сторон лишь до приведения присяжных заседателей к присяге. 27 Судебная коллегия не может также согласиться с доводами в жалобах о необходимости отмены приговора в связи с тем, что заявленные отводы присяжным заседателям председательствующей рассматривались в их присутствии, поскольку эти доводы противоречат требованиям ст. 65 УПК РФ, определяющей порядок рассмотрения заявлений об отводе судьи, о том, что судья, которому заявлен отвод, вправе до удаления остальных судей в совещательную комнату для разрешения отвода, публично изложить своё объяснение поводу заявленного ему отвода.

Из протокола судебного заседания следует, что указанные требования закона председательствующей не нарушены, каждый из присяжных заседателей, кому заявлялись отводы, публично излагал своё объяснение по поводу заявленного отвода. Что касается доводов осужденного Френкеля в жалобе о том, что ходатайство стороны защиты об отводе присяжного заседателя № было рассмотрено в отсутствие этого присяжного заседателя, то из материалов дела следует, что стороной защиты 13 октября был заявлен отвод всей коллегии присяжных заседателей, что не предусмотрено законом (т. 87, л.д. 57-71, 88-100, т. 89, л.д. 159-165, т. 90, л.д. 70-72, 162-164).

Доводы в жалобе осужденного Френкеля о том, что председательствующая недостоверно изложила содержание телеграммы от присяжного заседателя № и исключила из коллегии без её просьбы, противоречат материалам дела и записи в протоколе судебного заседания.

Из протокола судебного заседания следует, что после перерыва 8 апреля в судебное заседание не явилась присяжный заседатель № Ж , которая телефонограммой сообщила суду о том, что она не может явиться в судебное заседание по семейным обстоятельствам. Эта телефонограмма была оглашена председательствующей в судебном заседании. Записи о том, что председательствующая сказала, что присяжная заседатель просит освободить её от дальнейшего участия в деле, в протоколе судебного заседания нет. От участников судебного разбирательства, в том числе со стороны защиты, не поступило возражений по этой телефонограмме об освобождении от исполнения обязанностей указанного присяжного заседателя, она была заменена по постановлению председательствующей на запасного присяжного 28 заседателя № , никаких заявлений в дальнейшем по вопросу данной замены от кого-либо не поступало (т. 76, л.д. 187, т. 84, л.д. 37).

Исходя из изложенного, судебная коллегия находит, что замена присяжного заседателя № на присяжного заседателя № проведена председательствующей в соответствии с требованиями ч.

3 ст. 329 УПК РФ.

Данных, указанных в жалобах о том, что якобы председательствующая была заинтересована в вынесении обвинительного вердикта, выполняла приказ председателя суда, в материалах дела нет, в связи с чем, судебная коллегия признаёт эти доводы в жалобах надуманными.

Что касается заявленных стороной защиты отводов председательствующей, то из материалов дела следует, что все отводы также были рассмотрены в установленном ст. ст. 61 -65 УПК РФ порядке, оснований для отвода судьи не было, выводы об этом мотивированы в постановлениях. Все отводы рассмотрены в совещательной комнате, а заявления об отводе по одним и тем же основаниям председательствующая правильно оставляла без рассмотрения (т. 76, л.д. 134-135, 200-201, т. 79, л.д. 99-100, т. 82, л.д. 229-235, т. 83, л.д. 79, 168, т. 84, л.д. 41-49, т. 85, л.д. 75, 92, 138, 197, т. 86, л.д. 110, 200, т. 87, л.д. 77, 80, 83, т. 88, л.д. 183, 190, т. 89, л.д. 114, 165).

Также в установленном уголовно-процессуальным законом порядке были рассмотрены все отводы стороны защиты государственным обвинителям, оснований для отвода не было, выводы об этом мотивированы в постановлениях председательствующей (т. 76, л.д. 202-203, т. 77, л.д. 100-101, 213- 214, т. 78, л.д. 67, 74).

Доводы в жалобах о нарушении председательствующей уголовно-процессуального закона в процессе судебного следствия, в том числе об ограничении прав стороны защиты при предоставлении доказательств, о принуждении подсудимых к даче показаний, исследовании недопустимых доказательств, являются несостоятельными, так как противоречат материалам дела и не основаны на законе. 29 Из протокола судебного заседания следует, что судебное следствие проведено на основе принципа состязательности, установленного ст. 15 УПК РФ, с учетом требований ст. 335 УПК РФ об особенностях судебного следствия в суде с участием присяжных заседателей, ст. 334 УПК РФ о полномочиях судьи и присяжных заседателей, ст. 252 УПК РФ о пределах судебного разбирательства. Все представленные сторонами доказательства, заявленные сторонами ходатайства, разрешены председательствующим в установленном законом порядке.

Председательствующая поставила на обсуждение сторон вопрос о возможности окончания судебного следствия, от участников судебного разбирательства, возражений не поступило, в том числе и после возобновления судебного следствия на стадии дополнений по ходатайству стороны обвинения. Председательствующая также выясняла у сторон имеются ли у них возражения продолжить судебное заседание и начать судебные прения в отсутствие не явившихся потерпевших, от которых поступили телеграммы о том, что они не будут участвовать в судебных прениях. Возражений от сторон не поступило (т. 90, л.д. 164, т. 91, л.д. 3, 77, 165).

Нарушений требований ст. 241 УПК РФ судом не допущено.

Из протокола судебного заседания следует, что при проведении предварительного слушания было принято решение о проведении открытого судебного разбирательства уголовного дела.

В ходе судебного следствия стороной обвинения было заявлено, что потерпевшая К обратилась с заявлением в ОВД о том, что ей угрожают, она боится участвовать в судебном заседании. В интересах безопасности участников судебного разбирательства председательствующей было принято правильное решение о проведении закрытого судебного заседания, в том числе и после того, как органами предварительного расследования было вынесено постановление об отказе в возбуждении уголовного дела.

Обоснованные выводы председательствующей об этом подробно мотивированы в постановлениях (т. 83, л.д. 62-70, т. 89, л.д. 102- 105).

Доводы в жалобах о том, что якобы на присяжных заседателей в ходе судебного разбирательства было оказано незаконное воздействие, что они несколько месяцев находились в совещательной комнате и лишь иногда приглашались в судебное заседание, что у ряда присяжных заседателей, которые принимали 30 участие в вынесении вердикта, были проведены обыска по месту жительства, в ходе чего были изъяты доказательства получения денег, являются несостоятельными и надуманными, так как таких данных в материалах дела нет.

В протоколе судебного заседания нет сведений, на которые имеются ссылки в жалобах, о том, что якобы на присяжных заседателей было оказано давление через средства массовой информации, что они читали в судебном заседании публикации, в частности, «Новую газету» с ложными публикациями. Вместе с тем, из протокола судебного заседания следует, что при решении вопроса о продолжении закрытого судебного разбирательства дела стороной обвинения в отсутствие присяжных заседателей было сообщено, что в газете «Московский комсомолец» ряд адвокатов дали интервью по делу, в том числе об оценке доказательств, которые ещё не предоставлялись присяжным заседателям.

Указанные стороной обвинения обстоятельства стороной защиты не оспаривались. Председательствующая обоснованно предупреждала сторону защиты по этим обстоятельствам, поскольку дело рассматривалось с участием присяжных заседателей и в закрытом судебном заседании (т. 83, л.д. 13, 18, т. 89, л.д. 103-105).

Кроме этого, из протокола судебного заседания следует, что председательствующая выясняла неоднократно у присяжных заседателей о том, не оказывалось ли на них давление, в том числе через средства массовой информации, не читали ли они публикации в газетах по рассматриваемому делу, не оказали ли на них влияние публикации в газетах, разъясняла, что публикации не являются доказательствами, в том числе в напутственном слове обратилась к присяжным заседателям, разъяснила, что они должны выносить вердикт только на основании исследованных в судебном заседании доказательств. Никто из присяжных заседателей не заявлял о каких- либо обстоятельствах (т. 81, л.д. 127, 128, т. 82, л.д. 3, 148, 149, т. 83, л.д. 33, т. 84, л.д. 22, 50, 51, т. 85, л.д. 37, 38, 216, т. 86, л.д. 139, т. 87, л.д. 57, т. 88, л.д. 75, 76).

Доводы в жалобе Френкеля о том, что во вступительном заявлении стороной обвинения до сведения присяжных заседателей доведены клеветнические слухи, домыслы о работе банка, об отмывании денег, что это постоянно муссировалось в зале судебного заседания, что судья не предоставила ему возможности 31 отразить своё отношение к обвинению, противоречат материалам дела, в котором нет таких сведений.

Из протокола судебного заседания следует, вступительное заявление государственного обвинителя соответствует ч. 2 ст. 335 УПК РФ, никаких заявлений относительно вступительного заявления от кого-либо из участников судебного разбирательства, в том числе от подсудимого Френкеля, не поступило, ему была предоставлена возможность выступить и отразить своё отношение к предъявленному обвинению, во время чего он, в частности, сказал, что государственный обвинитель не назвал ни одного факта, доказывающего его вину в организации убийства, что он свою вину не признаёт. Адвокаты Паршуткин ВВ., Кирсанова Н.В., Агарков А.Л. высказали согласованную с подсудимым Френкелем позицию в соответствии с ч. 3 ст. 335 УПК РФ, никаких заявлений от него не поступило (т. 81, л.д. 192-193).

Несостоятельны, как противоречащие материалам дела и не основанные на законе, также доводы в жалобах о нарушении права на защиту.

Доводы в жалобе осужденного Френкеля о том, что он был лишён права защищаться, так как ему не предоставляли время для подготовки к судебному заседанию, он был незаконно удалён из зала судебного заседания, а его письменные ходатайства, которые он направлял из следственного изолятора, председательствующая незаконно возвращала ему, в жалобе осужденного Половинкина о незаконности удаления из зала судебного заседания, противоречат материалам дела.

Из протокола судебного заседания следует, что председательствующая в соответствии с требованиями ч. ч. 1,3 ст. 258 УПК РФ, правильно удалила из зала судебного заседания до окончания прений сторон осужденного Френкеля, который не подчинялся распоряжениям председательствующей, несмотря на то, что права ему были разъяснены, что председательствующая неоднократно объявляла ему предупреждения за нарушения требований ст. ст. 252, 335 ч. 7 УПК РФ, за систематические неподчинения распоряжениям председательствующего, нарушения порядка и регламента в судебном заседании. В том числе за доведение до сведения присяжных заседателей обстоятельств, не подлежащих исследованию в их присутствии, за заявления о 32 фальсификации доказательств, за срывы судебных заседаний, за злоупотребление представленными правами. При этом, после первого удаления из зала судебного заседания, подсудимый Френкель по его заявлению был председательствующей через несколько дней возвращён в зал судебного заседания, однако своего поведения не изменил, и был удалён повторно. Также за систематические нарушения порядка и регламента в судебном заседании из зала был удалён подсудимый Половинкин, который также ходатайствовал о возвращении в зал судебного заседания, обещал не повторить подобной ситуации, соблюдать требования ст. 335 УПК РФ. Вопреки доводам осужденного Френкеля в жалобе о том, что он был удалён из зала судебного заседания якобы за то, что заявил отвод присяжным заседателям и судье, что по указанию суда подсудимых избили работники конвоя, из протокола судебного заседания следует, что Френкелю была предоставлена возможность заявить отвод, однако он стал доводить до сведения присяжных заседателей сведения, опубликованные в СМИ, заявление пресс- секретаря прокуратуры по телевидению, которые не подлежат исследованию с участием присяжных заседателей, не подчинился председательствующей, которая его несколько раз останавливала, предупреждала, после чего приняла обоснованное решение об удалении. После удаления Френкеля и перерыва ряд подсудимых отказались следовать в зал судебного заседания, в связи с чем председательствующая объявила перерыв для принятия в установленном законом порядке мер по доставке в зал судебного заседания подсудимых, которых никто не избивал. Поскольку подсудимый Френкель был удалён из зала судебного заседания, председательствующая обоснованно возвращала без рассмотрения его ходатайства, направляемые в судебное заседание из следственного изолятора, в том числе через адвокатов. Данных о том, что якобы председательствующая сказала, что она считает Френкеля виновным в совершении преступления, нет, и такие доводы в жалобе являются надуманными (т. 84, л.д. 18, 75, 179-181, 188, т. 85, л.д. 90, 91, 147, 203-205, 218, 232-234, т. 86, л.д. 5, т. 87, л.д. 69-70, 96-98, т. 89, л.д. 156, т. 90, л.д. 71-73, 78-80, 133, 153-163, т. 91, л.д. 117).

Нарушений уголовно-процессуального закона при замене адвокатов не допущено.

Из протокола судебного заседания следует, что судебное заседание в отсутствие адвокатов не проводилось. Адвокат Коблев 33 11 сентября самовольно покинул зал судебного заседания, в связи с чем судебное заседание было отложено, так как не явились и другие адвокаты, с которыми у Френкеля имелось соглашение, в дальнейшем судебное заседание неоднократно откладывалось по этой причине. Адвокат Паршуткин ВВ. судебное заседание 15 сентября также самовольно покинул зал судебного заседания и на следующий день 16 сентября не явился, судебное заседание было продолжено, поскольку в тот день защиту интересов подсудимого Френкеля обеспечивал адвокат Хорст Д.И., но который впоследствии также в судебное заседание не явился 2 октября. В связи с такими обстоятельствами, в соответствии со ст. 51 УПК РФ судом был назначен адвокат Орликов М.М., который участвовал в судебном заседании постоянно. 13 октября в судебное заседание явился адвокат Хорст Д.И., который заявил, что он якобы был болен, но на просьбу председательствующей предоставить листок нетрудоспособности, заявил, что он отказывается предоставить суду листок нетрудоспособности (т. 90, л.д. 108-129, 148-149).

С учётом изложенного, а также того, что ст. ст. 51, 258 УПК РФ не предусматривает решение вопросов о назначении адвоката, об удалении осужденного из зала судебного заседания за нарушение порядка, неподчинение распоряжениям председательствующего в зависимости от других подсудимых, доводы в жалобах о том, что удаление Френкеля из зала судебного заседания и назначение судом адвоката Орликова М.М. нарушило право на защиту других подсудимых, судебная коллегия признаёт несостоятельными.

Доводы в жалобе осужденного Половинкина о нарушении его права на защиту в связи с тем, что адвокаты по соглашению Мищуков М.А. и Гомера Н.К. не были ознакомлены с материалами дела, не оказывали ему необходимой юридической помощи, не являлись в судебные заседания, а вступившему в дело на замену адвокату Чернову председательствующая не предоставила времени для ознакомления с делом, являются несостоятельными, поскольку не основаны на законе и противоречат материалам дела.

Из протокола судебного заседания следует, что адвокаты по соглашению Мищуков М.А. и Гомера Н.К. не заявляли о том, что они не ознакомлены с материалами дела, а подсудимый Половинкин не заявлял, что они ему не оказывают помощи. Адвокат Чернов А.В. по соглашению принял участие в рассмотрении уголовного дела в судебном заседании не в связи с заменой адвоката, а наряду с 34 участвующими в судебном разбирательстве дела адвокатами по соглашению Мищуковым М.А. и Гомера Н.К., имел возможность ознакомиться с материалами дела, в том числе при объявлении многодневных перерывов в связи с болезнью адвокатов. Отказы от защитника в связи с отсутствием денег председательствующая обоснованно не приняла (т. 82, л.д. 187, 188, 212, 214, т. 83, л.д. 160, 172, 177, т. 84, л.д. 9, 10, 80, 81, 124, т. 85, л.д. 66, 162, 166, 167-213, 214, т. 86, л.д. 13).

Несостоятельны и противоречащими материалам дела также являются доводы в жалобе осужденного Прогляды о том, что он был лишён права на квалифицированную помощь, так как адвокат по назначению Захаркин М.А. постоянно болел, а адвокат Яворский И.В. с материалами дела не был ознакомлен.

Из протокола судебного заседания, постановлений председательствующей следует, что адвокат Яворский И.В. участвовал в деле наряду с адвокатом Захаркиным М.А., вопросы о явке в судебное заседание согласовывали, в том числе в связи с болезнью. 3 июля подсудимый Прогляда заявил отвод адвокату Захаркину М.А., пояснил, что адвокат не посещает его в изоляторе и не участвовал при его допросе в суде, у них разошлись позиции.

Адвокат Захаркин М.А. пояснил, что не явился на допрос по согласованию с адвокатом Яворским И.В. В связи с заявлением подсудимого Прогляды, участия в деле по соглашению адвоката Яворского И.В. председательствующая приняла постановление об освобождении от участия в деле адвоката Захаркина М.А., выводы об этом мотивированы в постановлении (т. 85, л.д. 37-44, т. 86, л.д. 76-77, 237, 241-242).

Доводы в жалобе адвоката Чернова А.В. о том, что председательствующая планировала так судебные заседания, чтобы лишить подсудимых полноценно осуществлять свою защиту, являются несостоятельными. Таких данных в материалах дела нет, сам адвокат в своей жалобе каких-либо конкретных данных не приводит.

Вместе с тем, из протокола судебного заседания следует, что председательствующая предоставляла по ходатайствам стороны защиты время для встреч подсудимых конфиденциально, объявляла перерывы в необходимых случаях (т. 82, л.д. 16, 17, 22, т. 83, л.д. 94, 35 192, т. 84, л.д. 83, т. 85, л.д. 33, 39, 66, 91, т. 87, л.д. 159, т. 88, л.д. 30, т. 90, л.д. 130).

Не допущено нарушений требований ст. ст. 271, 278 УПК РФ при допросе указанных в жалобах дополнительных свидетелей защиты, в частности, П , Ш , М , С , Ф .

Председательствующая правильно приняла решение о допросе свидетелей в отсутствие присяжных заседателей, в ходе чего было установлено, что данные не соответствуют требованиям ст. ст. 252 ч. 2, 335 ч. 7 УПК РФ, определяющих, что в ходе судебного следствия в присутствии присяжных заседателей подлежат исследованию лишь те фактические обстоятельства уголовного дела, доказанность которых устанавливается присяжными заседателями в соответствии с их полномочиями, предусмотренными ст. 334 УПК РФ. По этим же основаниям председательствующая правильно отказала в допросе в судебном заседании специалиста З . Обоснованные выводы председательствующей об этом подробно мотивированы в постановлениях (т. 84, л.д. 2-5, 22-31, 55-61, 193, т. 90, л.д. 33-40, 42- 68, 84, 85, 93-99).

Противоречат материалам дела также и доводы в жалобах о том, что не были завершены допросы свидетелей К , О , Т .

Из протокола судебного заседания следует, что свидетель К был допрошен 31 марта и 1 апреля, после чего к нему вопросов от участников судебного разбирательства, в том числе со стороны защиты, не поступило. Аналогично допрошены свидетель О 1 и 2 апреля, свидетель Т 31 марта (т. 83, л.д. 98-120, 134-158,161-166,177-189).

Также не допущено нарушений уголовно-процессуального закона при допросе подсудимых. Доводы в жалобах о том, что якобы в ходе судебного следствия председательствующая приняла решение о допросе подсудимых, вынуждала их дать показания, противоречат материалам дела.

Из протокола судебного заседания следует, что подсудимые были допрошены сторонами в соответствии с требованиями ст. ст. 36 275, 276 УПК РФ, когда каждый из подсудимых заявил суду о своём согласии дать показания по предъявленному обвинению (т. 85, л.д. 123-128, т. 87, л.д. 175-207, т. 88, л.д. 76-84, т. 89, л.д. 33-35, т. 90, л.д. 31-43).

Данных о том, что с участием присяжных заседателей исследовались недопустимые доказательства или сторонам было отказано в исследовании допустимых доказательств, не имеется.

У председательствующей не было оснований для признания недопустимыми доказательствами, на которые имеются ссылки в жалобах, в частности, вещественного доказательства - письма, детализации телефонных соединений, протоколов осмотра, чистосердечных признаний подсудимого Погоржевского, протоколов допросов на предварительном следствии Половинкина, приложений, протоколов допросов, явки с повинной Белокопытова, протоколов допросов, опознания, письма, схем, протоколов допросов подсудимого Прогляды с приложениями, протоколов допроса свидетеля Ж , протоколов выемки, опознания, очных ставок, других следственных действий. При этом, в судебном заседании в отсутствие присяжных заседателей для решения вопроса о допустимости доказательств были допрошены, в частности, понятые У ., Ч ., К ., Д ., следователи Т ., Д ., подтвердившие правильность и достоверность протоколов следственных действий. Обоснованные выводы председательствующей об этом подробно мотивированы в постановлениях (т. 82, л.д. 161-163, т. 83, л.д. 10-11, 44-45, 61, т. 85, л.д. 105, 190-192, 193, т. 86, л.д. 103, 136, 175-176, 225, 226, т. 87, л.д. 144, 214, 215, т. 88, л.д. 16, 17, 34-54, 55-73, 85-112, 125-134, 134-141, 142-158, 181, 188,222,223).

Нарушений требований уголовно-процессуального закона не допущено, оснований для назначения почерковедческой экспертизы по проверке подчерка понятых по ходатайству стороны защиты, не было, обоснованные выводы об этом, с которыми судебная коллегия соглашается, председательствующей подробно мотивированы в постановлениях (т. 82, л.д. 158-162, т. 84, л.д. 33-37, т. 85, л.д. 102, 103, 237-239, т. 86, л.д. 101-103, т. 87, л.д. 2-9, т. 88, л.д. 159-176).

Председательствующая правильно снимала вопросы, как стороны защиты, так и стороны обвинения, являющиеся не 37 конкретными, не корректными, наводящими, дублирующими, не относящимися к фактическим обстоятельствам дела, не подлежащим исследованию с участием присяжных заседателей, не соответствующие требованиям ст. ст. 252, 335 ч. 7 УПК РФ, обоснованно не принимала возражения на свои действия, в необходимых случаях останавливала исследование доказательств, делала замечания участникам судебного разбирательства, в том числе когда касались исключённых из разбирательства дела доказательств, обращалась к присяжным заседателям с просьбой не принимать указанные обстоятельства при вынесении вердикта.

Данных о том, что при допросах свидетелей Е , С , К , И , М , Ж , Т , К и других, председательствующая разрешила стороне обвинения выяснять вопросы, не относящиеся к обвинению, в том числе об отмывании денег, об уклонении от налогов, о коммерческом подкупе, о взятках, что при этом стороной обвинения давались субъективные негативные оценки подсудимых, несостоятельны, поскольку записей об этом в протоколе судебного заседания нет. Свидетель обвинения Е работник ММВБ, не знающий никого из подсудимых, был допрошен по фактическим обстоятельствам дела, 2 вопроса стороны обвинения о том, у каких банков были отозваны лицензии, какой баланс у ряда банков, председательствующая обоснованно сняла, как не относящиеся к обстоятельствам дела. Свидетель обвинения И , Председатель ЦБ РФ, не знающий подсудимых, допрошен по фактическим обстоятельствам дела, при допросе стороной обвинения председательствующая сняла один вопрос о том, обращался ли свидетель к Министру финансов по вопросу обналичивания денежных средств банками, как не относящийся к обстоятельствам дела. Свидетель обвинения М , заместитель Председателя ЦБ РФ, не знающий подсуди исключением Френкеля по работе, допрошен по фактическим обстоятельствам дела, один вопрос стороны обвинения о том, кто из сотрудников банка давал информацию о потерпевшем, председательствующей был снят, как не относящийся к фактическим обстоятельствам дела. По фактическим обстоятельствам дела были допрошены свидетели обвинения Ж , работник ассоциации ветеранов, знающий хорошо подсуд Френкеля и знакомый подсудимой Аскеровой по работе, С , директор департамента ЦБ РФ, знакомый потерпевших С и подсудимого Френкеля по работе, советник Ф К знакомый потерпевших К и С по работе, в чего председательствующе38 снят не относящийся к обстоятельствам дела один вопрос стороны обвинения о присутствии свидетеля К на встречах К с представителями коммерческих банков. При допросах свидетелей защиты Т , охранника ЧОП, К , сотрудника службы безопасности банка, знакомых подсудимых Френкеля и Аскеровой, председательствующая сняла один вопрос стороны обвинения о кредите Аскеровой, как дублирующий, и один вопрос о том, вкладывал ли деньги Френкель в ресторан « », как не относящийся к обстоятельствам дела (т. 82, л.д. 36-40, 44, 46-49, 52- 53, 56, 60, 68-93, 94-102, 111-112-123, 124-136, 140, 143, 146, 153, 154, 157, 165-167, 169-170, 175-186, 195-208, 221-230, 236-242, т. 83, л.д. 7, 8, 19-31, 54, 55, 79-84, 90, 96, 97, 98-122, 134-158, 162-166, 178-181, 185-189, 194-195-198, т. 84, л.д. 73-80, 83-89, 100-104, 116- 117, 121-123, 125-127, 135, 137-147, 152, 153,215-218,221,222,226- 231, 235, т. 85, л.д. 5, 7, 9, 12, 14, 17-26, 66, 69-72, 76, 85, 90, 91, 118, 225, 227-229, 230, т. 86, л.д. 57, 58, 104-108, 139, 156, 157, 165-166, 179, 181, 187, 196, 207, 209-214, 244, 245, т. 87, л.д. 12, 21, 24, 25, 28- 33, 39, 44, 46-49, 86, 116, 172-174, 182-186, 189-200, 206, 211, т. 88, л.д. 217-218, 229, 230, 233, т. 89, л.д. 11, 58, 119, 122, 129, 169, 173, 178-180, т. 90, л.д. 61, 62, 143, т. 91, л.д. 2, 33, 34).

Данных, на которые имеются ссылки в жалобах о том, что в нарушение ст. 243 УПК РФ возражения стороны защиты на действия председательствующей выносились на обсуждение стороне обвинения, что председательствующая тенденциозно комментировала действия защиты, препятствовала заявлять возражения, задавала наводящие вопросы, корректировала показания свидетелей обвинения, в материалах дела нет.

Из протокола судебного заседания следует, что после поступавших возражений от кого-либо из участников судебного разбирательства со стороны защиты, председательствующая сразу же принимала постановления о принятии или отклонении таких возражений. Одновременные ходатайства стороны обвинения, которые касались вопросов принятия мер к адвокатам за систематические нарушение уголовно-процессуального закона, не являлись обсуждением возражений стороны защиты (т. 83, л.д. 7, 121-132, т. 84, л.д. 74-80, 178, 206, 207, т. 85, л.д. 82, 219, т. 88, л.д. 121).

Доводы в жалобах о том, что председательствующая разрешила стороне обвинения исследовать вопросы банковской 39 деятельности, не имеющие отношения к делу, являются несостоятельными, так как убийство потерпевшего К было совершено в связи с его служебной деятельностью, и в соответствии с требованиями ст. 73 УПК РФ обстоятельства мотива подлежали доказыванию.

Председательствующая правильно отказала в удовлетворении ходатайств участников со стороны защиты, в частности, о допросе потерпевших в отсутствие присяжных заседателей, о допросе стороной защиты первой свидетелей обвинения, об осуществлении защиты подсудимым Френкелем самим, о предоставлении ему возможности давать показания после исследования каждого доказательства и давать этим доказательствам оценку, об истребовании компьютерного блока, о приобщении ряда документов, справок, о запросе и исследовании материалов о нахождении подсудимого в карцере СИЗО, о запросе протокола допроса Погоржевского, об исследовании ряда письменных доказательств, о ведении протокола с применением аудиозаписи, о допросе оперативных сотрудников, о повторном допросе ряда лиц и оглашении материалов дела, о выезде на место происшествия, разрешала огласить лишь в части ряд доказательств, документов, в частности, бланк проездного документа, ряд протоколов осмотров предметов, справку на потерпевшего К , решение арбитражного суда, допросы обвиняемого Погоржевского, документы по банку « », ряда экспертиз.

Ходатайства противоречили требованиям ст. ст. 252, 335 ч. 7 УПК РФ. Учитывалось также то, что адвокаты вступали в дело не на замену, а наряду с другими участвующими в деле адвокатами.

Обоснованные выводы об этом председательствующей указаны в постановлениях (т. 81, л.д. 197, т. 82, л.д. 140, 146, т. 83, л.д. 3, 74, 76, 78, т. 84, л.д. 2, 66-67, 73, 176, 177, т. 85, л.д. 50, 58, 59, 96, 102, 108, 118, 121, 136, 222, 223, т. 86, л.д. 8, 25, 178, 185-189, 225, 226, 234, т. 87, л.д. 145, 170, т. 89, л.д. 39, 44, 143, т. 90, л.д. 23-30, 90, 91, 143, 158).

Прения сторон, реплики и последнее слово подсудимых соответствуют требованиям ст. ст. 292, 293, 336, 337 УПК РФ.

Вопреки доводам в жалобах, из протокола судебного заседания следует, что адвокат Хорст Д.И. участвовал в прениях и не делал никаких заявлений о том, что ему не было предоставлено времени для подготовки, что он не готов выступить в прениях, в том 40 числе и после возобновления судебного следствия. Нет данных о том, что адвокат Орликов М.М. в прениях говорил о другой позиции, которая противоречила бы позиции осужденного Френкеля. Из протокола судебного заседания следует, что адвокаты просили присяжных заседателей вынести оправдательный вердикт.

При этом, председательствующая правильно останавливала участников прений с учётом требований ст. ст. 252, 335 ч. 7 УПК РФ, когда они выходили за пределы судебного разбирательства, говорили об обстоятельствах, не подлежащих исследованию в судебном заседании с участием присяжных заседателей, в необходимых случаях предупреждала о нарушении закона, всегда обращалась к присяжным заседателям с просьбой не принимать указанные обстоятельства при вынесении вердикта. Также не было препятствий для выступления в прениях стороне защиты после вынесенного присяжными заседателями вердикта. Данных о том, что государственный обвинитель изменил обвинение в части времени совершения преступления, нет, государственный обвинитель не делал заявлений об этом суду. Из протокола судебного заседания следует, что государственный обвинитель в \' ' прениях лишь приводил показания допрошенных на суде лиц, в том числе показания свидетеля о том, что вышел из спортивного комплекса в 20 часов 50 мину, К и С стояли на улице.

Приведение доказательств государственным обвинителем в речи в прениях само по себе не являлось изменением обвинения по времени (т. 91, л.д. 18-56,77-117, 118-136, 175-179).

Поскольку подсудимый Френкель был удалён из зала судебного заседания до окончания прений сторон, председательствующая правильно не предоставила ему права участвовать в судебных прениях. Что касается последнего слова, то это право подсудимому Френкелю было предоставлено, никаких заявлений от подсудимого о том, что он не готов к последнему слову, не поступало, а его просьба об общении с адвокатом на 10 минут была судом удовлетворена. При этом, последнее слово подсудимого Френкеля не было ограничено определённым временем, однако, в соответствии с ч. 2 ст. 293 УПК РФ, с учётом требований ст. ст. 252, 335 ч. 7 УПК РФ, УПК РФ, председательствующая правильно останавливала подсудимого Френкеля, когда изложенные им обстоятельства не имели отношения к рассматриваемому уголовному делу, разъясняла ему это требование закона, в том числе удаляла присяжных заседателей, делала замечания, а также обращалась к присяжным заседателям с 41 просьбой не принимать во внимание эти обстоятельства при вынесении вердикта. Данных о том, что подсудимый был вынужден прекратить выступление в последнем слове, нет, никаких ходатайств, заявлений о необходимости возобновления судебного следствия не поступило (т. 91, л.д. 78-134).

Вопросный лист и вердикт коллегии присяжных заседателей соответствуют требованиям ст. ст. 252, 338, 339, 341-345 УПК РФ.

Доводы в жалобах о том, что присяжные заседатели вынесли вердикт в обстановке страха и взаимного недоверия, о нарушении закона при постановке вопросов, подлежащих разрешению присяжными заседателями, являются несостоятельными, так как эти доводы не основаны на законе и противоречат материалам дела.

Из протокола судебного заседания следует, что никаких заявлений от сторон или от самих присяжных заседателей о том, что присяжные заседатели работают в обстановке страха и взаимного недоверия, не поступало и данных об этом в материалах дела нет.

Из протокола судебного заседания следует, что все вопросы, подлежащие разрешению присяжными заседателями, в том числе вопросы № № 2, 5, 8, 11, 14, 17, 20, на которые имеются ссылки в жалобах, были сформулированы в соответствии с требованиями ст. ст. 252, 338, 339 УПК РФ.

Все замечания и предложения сторон по сформулированным вопросам председательствующей были рассмотрены, после чего все вопросы были сформулированы в окончательном варианте в отношении каждого из подсудимых в соответствии с предъявленным каждому из них обвинением, с учетом результатов судебного следствия, прений сторон. Вопросный лист оглашён в присутствии присяжных заседателей и передан их старшине.

Данных о том, что в вопросы были основаны на предположениях, что в вопросы не были включены какие-либо действия либо указаны какие-либо обстоятельства, которые выходили бы за пределы предъявленного обвинения, нет. Время, место совершения преступления, мотивы, обстоятельства сговора, подготовки, исполнения, передачи денег и другие обстоятельства, на которые имеются ссылки в жалобах, в вопросах указаны в соответствии с предъявленным каждому из подсудимых обвинением, роли каждого из них (т. 81, л.д. 62-69, 132-145,т. 91, л.д. 136-140). 42 Оснований для постановки каких-либо дополнительных вопросов, в том числе в отношении осужденных Френкеля, Шафрая, Прогляды, Половинкина, на что имеются ссылки в жалобах, у председательствующей не было.

Из протокола судебного заседания следует, что каждый вину по предъявленному обвинению не признавал, каждый никаких версий не имел, каждый заявлял позицию о непричастности к совершению преступлений, в связи с чем председательствующая правильно в вопросах сформулировала версию обвинения.

Судебная коллегия находит несостоятельными доводы в жалобах о необъективности председательствующей в напутственном слове, поскольку эти доводы противоречат материалам дела и не основаны на законе.

Из приобщённого к протоколу судебного заседания напутственного слова председательствующей следует, что оно соответствует требованиям ст. 340 УПК РФ (т. 81, л.д. 70-131).

В тексте напутственного слова нет сведений, на которые имеются ссылки в жалобах, в частности о том, что якобы в напутственном слове председательствующая довела до сведения присяжных своё мнение о виновности подсудимых, ссылалась на неисследованные в судебном заседании или недопустимые доказательства, упоминала о неуказанных в обвинении обстоятельствах, но не упомянула или исказила доказательства стороны защиты, потребовала от присяжных заседателей ответа о виновности всех подсудимых либо никого.

Надуманными являются также и доводы в жалобах о том, что якобы председательствующая препятствовала стороне защиты в принесении возражений по напутственному слову, перебивала выступающих, чтобы присяжные заседатели не могли понять, что выступающие хотят сказать.

Из протокола судебного заседания следует, что после произнесения напутственного слова председательствующая спросила, имеются ли у сторон возражения в связи с содержанием напутственного слова. Участники судебного разбирательства со стороны обвинения замечаний не имели. Со стороны защиты заявили возражения адвокаты Хорст, Гарибян, Чернов, Мирзоян, 43 Ельмашев, Яворский, Пирогова, Колотушкина, подсудимые Белокопытов, Половинкин, Аскерова, Френкель.

Председательствующая обоснованно не приняла их возражения, поскольку в соответствии с п. 3) ч. 3 ст. 340 УПК РФ председательствующий лишь напоминает об исследованных в суде доказательствах, а не излагает их в полном объёме. Кроме этого, председательствующая обратилась к присяжным заседателям с просьбой о том, что если она в напутственном слове не указала какие-то детали, то это не значит, что для них эти детали не имеют значения. Все доказательства, на которые имелись ссылки в возражениях, председательствующая напомнила.

Председательствующая правильно остановила адвоката Хорста, когда он в возражении указал, что не согласен с высказыванием председательствующей о том, что речи сторон в прениях не являются доказательствами. Такие действия председательствующей соответствовали требованиям ст. 74 УПК РФ, определяющей понятие доказательств по уголовному делу. Также председательствующая правильно остановила адвоката Чернова, когда начал говорить о том, что «стороне защиты было запрещено», так как такое возражение не соответствовало ч. 6 ст. 340 УПК РФ (т.

91, л.д. 146-151).

Приговор постановлен председательствующим в соответствии с требованиями ст. 351 УПК РФ, определяющей особенности в суде с участием присяжных заседателей. В соответствии с вердиктом коллегии присяжных заседателей действия каждого из осужденных председательствующей квалифицированы правильно, обоснованные выводы об этом мотивированы в приговоре. Оснований для переквалификации действий кого-либо из осужденных по доводам кассационных жалоб, судебная коллегия не находит.

Доводы в жалобах о невиновности или частичной невиновности кого-либо из осужденных не могут быть приняты во внимание, поскольку по этим основаниям не может быть отменён приговор суда с участием присяжных заседателей. Из материалов дела следует, что все осужденные были ознакомлены с особенностями рассмотрения дела при такой форме судопроизводства.

Оснований для смягчения наказания кому-либо из осужденных по доводам жалоб, за исключением осужденного 44 Прогляды, не имеется. При назначении наказания осужденным судом учтены характер и степень общественной опасности совершенного преступления, роль каждого из них, данные о личности каждого, все смягчающие обстоятельства, в том числе и указанные в жалобах, вердикт присяжных заседателей о снисхождении в отношении осужденного Белокопытова.

Обоснованные выводы суда об этом подробно мотивированы в приговоре.

Вместе с тем, из приговора суда следует, что осужденный Прогляда признан лицом, активно способствующим раскрытию преступления и обстоятельств, отягчающих наказание, не установлено. Наказание в таком случае не должно превышать размера, определённого ч. 1 ст. 62 УК РФ. Это требование закона судом нарушено при назначении наказания по ст. 222 ч. 3 УК РФ, максимальное наказание по которой предусмотрено в виде 8 лет лишения свободы. Поэтому в отношении осужденного Прогляды необходимо смягчить назначенное наказание по ст. 222 ч. 3 УК РФ, и в связи с этим смягчить назначенное окончательное наказание на основании ст. 69 ч. 3 УК РФ.

Доводы в жалобе осужденного Половинкина о том, что при назначении наказания суд нарушил требования ст. 252 УПК РФ, являются несостоятельными, поскольку противоречат материалам дела и не основаны на законе. В соответствии с установленными обстоятельствами совершения преступлений и ст. 63 ч. 1 п. «г» УК РФ, суд правильно признал в качестве обстоятельства, отягчающего наказание, особо активную роль при совершении преступления.

Вопросы о гражданском иске и вещественных доказательствах председательствующей разрешены правильно, обоснованные выводы об этом указаны в приговоре суда.

Что касается изготовления протокола судебного заседания по частям, на что имеются ссылки в жалобах, то в соответствии с ч. 6 ст. 260 УПК РФ данный вопрос решает суд по возможности и изготовление протокола судебного заседания по частям не является обязанностью суда.

Нарушений уголовно-процессуального закона, влекущих отмену приговора суда с участием присяжных заседателей, не имеется. 45 Руководствуясь ст. ст. 377, 378, 388 УПК РФ, судебная коллегия

определила:

приговор Московского городского суда с участием присяжных заседателей от 13 ноября 2008 года в отношении Прогляды М В изменить, смягчить назначенное ему наказание по ст. 222 ч. 3 УК РФ до 5 (пяти) лет лишения свободы. На основании ст. 69 ч. 3 УК РФ по совокупности преступлений, предусмотренных ст. ст. 105 ч. 2 п. п. «а, б, ж, з, к», 222 ч. 3 УК РФ, путём частичного сложения окончательно назначить Прогляде М.В. 22 (двадцать два) года лишения свободы.

В остальном этот же приговор суда в отношении Прогляды М В , а также Френкеля А Е , Аскеровой Л Б , Шафрая Б С , Белокопытова А В и Половинкина А В оставить без изменения, кассационные жалобы - без Удовлетворения.

Статьи законов по Делу № 5-О09-261СП

УК РФ Статья 105. Убийство
УК РФ Статья 137. Нарушение неприкосновенности частной жизни
УК РФ Статья 222. Незаконные приобретение, передача, сбыт, хранение, перевозка или ношение оружия, его основных частей, боеприпасов
УК РФ Статья 294. Воспрепятствование осуществлению правосудия и производству предварительного расследования
УПК РФ Статья 15. Состязательность сторон
УПК РФ Статья 51. Обязательное участие защитника
УПК РФ Статья 65. Порядок рассмотрения заявления об отводе судьи
УПК РФ Статья 73. Обстоятельства, подлежащие доказыванию
УПК РФ Статья 74. Доказательства
УПК РФ Статья 154. Выделение уголовного дела
УПК РФ Статья 234. Порядок проведения предварительного слушания
УПК РФ Статья 241. Гласность
УПК РФ Статья 242. Неизменность состава суда
УПК РФ Статья 243. Председательствующий
УПК РФ Статья 252. Пределы судебного разбирательства
УПК РФ Статья 254. Прекращение уголовного дела в судебном заседании
УПК РФ Статья 258. Меры воздействия за нарушение порядка в судебном заседании
УПК РФ Статья 260. Замечания на протокол судебного заседания
УПК РФ Статья 271. Заявление и разрешение ходатайств
УПК РФ Статья 276. Оглашение показаний подсудимого
УПК РФ Статья 278. Допрос свидетелей
УПК РФ Статья 292. Содержание и порядок прений сторон
УПК РФ Статья 293. Последнее слово подсудимого
УПК РФ Статья 295. Удаление суда в совещательную комнату для постановления приговора
УПК РФ Статья 325. Особенности проведения предварительного слушания
УПК РФ Статья 326. Составление предварительного списка присяжных заседателей
УПК РФ Статья 327. Подготовительная часть судебного заседания
УПК РФ Статья 328. Формирование коллегии присяжных заседателей
УПК РФ Статья 329. Замена присяжного заседателя запасным
УПК РФ Статья 330. Роспуск коллегии присяжных заседателей ввиду тенденциозности ее состава
УПК РФ Статья 334. Полномочия судьи и присяжных заседателей
УПК РФ Статья 335. Особенности судебного следствия в суде с участием присяжных заседателей
УПК РФ Статья 336. Прения сторон
УПК РФ Статья 337. Реплики сторон и последнее слово подсудимого
УПК РФ Статья 338. Постановка вопросов, подлежащих разрешению присяжными заседателями
УПК РФ Статья 339. Содержание вопросов присяжным заседателям
УПК РФ Статья 340. Напутственное слово председательствующего
УПК РФ Статья 345. Провозглашение вердикта
УПК РФ Статья 351. Постановление приговора
УК РФ Статья 62. Назначение наказания при наличии смягчающих обстоятельств
УК РФ Статья 69. Назначение наказания по совокупности преступлений

Производство по делу

Загрузка
Наверх