Типовые договорыТиповые договоры





Ответы юристовОтветы юристов

Дело № 5-О10-144СП

Суд Верховный Суд Российской Федерации
Дата решения 17 июня 2010 г., Определение
Инстанция Судебная коллегия по уголовным делам, кассация
Категория Уголовные дела
Докладчик Степалин Валерий Петрович
Электронная копия решения Скачать
Решение

Текст итогового документа

ВЕРХОВНЫЙ СУД
РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

Дело № 5-О10-144СП

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

 

г. Москва 17 июня 2010 г.

 

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего Шурыгина А.П.
судей Степалина В.П. и Каменева Н.Д.
при секретаре Карелиной О.В.

рассмотрела в судебном заседании от 17 июня 2010 года дело по кассационному представлению государственных обвинителей Бауэр Т.А. и Непорожного Б.Ю. на приговор Московского городского суда с участием присяжных заседателей от 16 апреля 2010 года, которым БЫХОВЕЦ К.Б., оправдан по ст. 290 ч. 4 п. «г» УК РФ на основании ст. 302 ч.

2 п. п. 1,4 УПК РФ.

За оправданным Быховцем К.Б. признано право на реабилитацию.

Решён вопрос о вещественных доказательствах.

Заслушав доклад судьи Степалина В.П., выступления прокурора Башмакова А.М., полагавшего приговор суда отменить по доводам кассационного представления, адвоката Косухина В.Г. в защиту оправданного Быховца К.Б. по доводам возражения, полагавшего приговор суда оставить без изменения, судебная коллегия

установила:

при изложенных в обвинении обстоятельствах, Быховец К.Б., судебный пристав-исполнитель отдела приставов Главного управления Федеральной службы обвинялся в том, что 26 июля 2009 года, примерно в 12 часов 30 минут в автомашине государственный регистрационный знак припаркованной получил лично от руководителя группы юристов представительства ОАО » К рублей за ускорение процедуры исполнения решения Арбитражного суда по делу № по исполнительному производству № о взыскании с ЗАО « » в пользу ОАО « » денежных средств в сумме долларов США, что по курсу ЦБ ОФ составляло рублей.

На основании оправдательного вердикта коллегии присяжных заседателей по делу в отношении Быховца К.Б. постановлен оправдательный приговор.

В совместном кассационном представлении государственные обвинители Бауэр Т.А. и Непорожный Б.Ю. просят приговор суда отменить, дело направить на новое судебное рассмотрение. По мнению авторов представления, приговор суда постановлен с существенными нарушениями уголовно-процессуального закона, которые повлияли на принятие объективного вердикта коллегией присяжных заседателей. В ходе судебного следствия были нарушены требования ч. 7 ст. 335 УПК РФ, а именно: в присутствии присяжных заседателей по ходатайству стороны защиты была оглашена исследовательская часть фоноскопической экспертизы, в которой указаны методы и термины, требующие специальных познаний, а также процессуальная переписка следователя и эксперта т. 3, л.д. 145-157, предъявление доказательства в этой части вызвало у присяжных заседателей предубеждение относительно достоверности и допустимости исследованных стороной обвинения аудио и видеозаписей; в ходе допроса свидетеля К суд позволил адвокату Косухину В.Г. задавать в различной интерпретации вопросы, не относящиеся к фактическим обстоятельствам дела - знаком ли свидетель с сотрудниками ДЭБ, созванивался ли с ними, знает ли оперативного сотрудника В кто и когда копировал файлы аудиозаписи, которые привели к формированию у присяжных заседателей мнения о том, что К обратился в правоохранительные органы имея личную заинтересованность в связи со знакомством с какими-либо оперативными сотрудниками, при этом председательствующий не обратился к присяжным заседателям с разъяснениями о том, что данные вопросы не имеют отношения к делу; в присутствии присяжных заседателей обсуждался процессуальный вопрос - заявление стороны защиты об оглашении во время допроса свидетеля К материалов дела, ранее не заявленных и не допущенных к оглашению. В нарушение ст. 244 УПК РФ суд ограничил сторону обвинения в предоставлении доказательств, не допустил к исследованию приобщённый к делу в качестве доказательства лист бумаги в т. 1 л.д. 67 с указанием суммы, подлежащей передаче свидетелем К подсудимому Быховцу в качестве взятки, а также сведений, представленных стороне обвинения отделом судебных приставов по УФССП о количестве исполнительных производств, находящихся на исполнении у Быховца в момент поступления к нему дела о взыскании денег в пользу ОАО , и эти обстоятельства суд также не дал выяснить у свидетеля С , непосредственного начальника подсудимого Быховца, что привело к непониманию присяжными заседателями процедуры исполнительного производства, причин, по которым К вынужден был согласиться с условиями Быховца, что в случае отказа исполнение приняло бы затяжной характер. В ходе судебного заседания председательствующий несколько раз менял свою позицию относительно возможности повторного оглашения доказательств, первоначально отказал стороне защиты в повторном исследовании материалов дела, ранее представленных стороной обвинения, затем разрешил исследовать все ранее исследованные документы в полном объёме, и такие действия председательствующего нарушали требования ч. 2 ст. 285 УПК РФ о том, что доказательства оглашаются той стороной, которая их представляет, уголовно-процессуальный закон не предусматривает повторное оглашение тех же доказательств, это ведёт к затягиванию судебного процесса, к формированию у присяжных заседателей мнения о превосходстве одних доказательств перед другими. Также председательствующий необоснованно разрешил огласить по ходатайству стороны защиты в присутствии присяжных заседателей акт осмотра денежных средств в т. 1, л.д. 71-72, так как ранее защитник просил признать данный документ недопустимым доказательством, до присяжных заседателей был доведён документ, составленный с явными нарушениями закона. В нарушение ч. 5 ст. 292 УПК РФ председательствующий неоднократно прерывал речь государственного обвинителя Непорожного Б.Ю. при оценке им противоречий в показаниях Быховца, мотивируя тем, что оценка доказательств относится к компетенции присяжных заседателей.

Адвокат Косухин В.Г. сообщил присяжным заседателям о том, что при проведении очной ставки на Быховца оказывалось давление. В связи с возражениями стороны обвинения, председательствующий остановил адвоката, но не обратился к присяжным заседателям с разъяснениями о том, что протокол очной ставки признан допустимым доказательством и давления на Быховца не оказывалось. Также адвокат Косухин В.Г. в речи заявил о возможном монтаже аудио и видеозаписей, ставил под сомнение допустимость доказательств и говорил о том, что Быховец и К не подтвердили содержание фонограмм, чем исказил показания К который подробно рассказал о содержании переговоров, а председательствующий позволил адвокату в дальнейшем доводить до присяжных заседателей искажённую информацию о показаниях свидетеля, заявил, что каждая из сторон вправе озвучивать доказательства так, как показалось в ходе следствия. Указанные нарушения уголовно-процессуального закона в значительной мере повлияло на решение присяжных заседателей, позволили поставить под сомнение ряд допустимых и исследованных в судебном заседании, привело к формированию у присяжных заседателей предвзятого отношения к позиции стороны обвинения.

В возражении на кассационное представление адвокат Косухин В.Г. указывает о своём несогласии с ним.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационного представления и возражения, судебная коллегия находит, что оправдательный приговор суда с участием присяжных заседателей в отношении Быховца К.Б. подлежит отмене, а дело направлению на новое рассмотрение со стадии судебного разбирательства в тот же суд в ином составе судей.

В соответствии с ч. 2 ст. 385 УПК РФ оправдательный приговор суда, постановленный на основании оправдательного вердикта присяжных заседателей, может быть отменен по представлению прокурора либо жалобе потерпевшего или его представителя лишь при наличии таких нарушений уголовно- процессуального закона, которые ограничили право прокурора, потерпевшего или его представителя на представление доказательств либо повлияли на содержание поставленных перед присяжными заседателями вопросов и ответов на них.

Судебная коллегия соглашается с доводами государственных обвинителей в кассационном представлении о нарушении председательствующим требований ст. 244 УПК РФ о равенстве прав сторон на представление доказательств, о том, что сторона обвинения была ограничена в предоставлении доказательств, так как эти доводы подтверждаются материалам дела.

Из протокола судебного заседания следует, что при судебном разбирательстве дела сторона обвинения заявила ходатайство об исследовании в присутствии присяжных заседателей приложения к акту осмотра в виде белого листа с напечатанными на нём цифрами вт. 1 л.д. 67.

Председательствующий вынес постановление об отказе в удовлетворении данного ходатайства, «поскольку судом не установлено происхождение данного документа, не представляется возможным определить его отношение к делу» (т. 4, л.д. 175).

Данное постановление председательствующего, на что обоснованно указано государственными обвинителями в кассационном представлении, противоречит материалам дела.

Из материалов дела следует, что 23 июля 2009 года был составлен акт осмотра указанного листа бумаги с цифрами с участием свидетеля К , который пояснил, что данный лист с отпечатанными цифрами ему лично передал в ходе разговора Быховец, сообщив, что это сумма, которая во исполнение иска отправлена на счёт фирмы, где работает свидетель К Этот лист был приложен к акту осмотра, который признан доказательством по делу стороны обвинения, указан следователем в обвинительном заключении (т. 1, л.д. 66, т. 3, л.д. 242).

Из предъявленного обвинения, в частности, следует, что по находящемуся в производстве у Быховца исполнительному производству сумма взыскания составляла рублей копеек, и Быховец предложил К . передать ему от этой суммы процентов, то есть рублей. На переданном Быховцем К бумаги была также напечатана указанная сумма - К . передал процентов от этой суммы рублей лично Быховцу, после чего Быховец был задержан на месте совершения преступления (т.З, л.д. 216-217).

Данное доказательство, о чём обоснованно указывается государственными обвинителями в кассационном представлении, имело существенное значение, так как подтверждало показания свидетеля К . о том, что при встрече во время разговора Быховец передал ему листок бумаги, сказал, что на листке напечатана сумма, которая подлежала исполнению и от которой К необходимо определить процентов, как сумму денег взятки для передачи Быховцу за исполнение им за ускорение процесса исполнения взыскания в пользу представляемой К организации, а также аудиозаписи разговора К с Быховцем во время встречи 23 июля 2009 года, и видеозаписи, зафиксировавшей момент передачи данного листка бумаги с напечатанными цифрами Быховцем свидетелю К С учётом изложенного, судебная коллегия находит, указанные нарушения уголовно-процессуального закона председательствующим ограничили право государственного обвинителя на представление доказательств и повлияли на содержание ответов присяжных заседателей на поставленные перед ними вопросы.

Относительно других доводов государственных обвинителей в кассационном представлении судебная коллегия находит, что они сами по себе не могут служить основанием к отмене оправдательного приговора суда.

Так, доводы в кассационном представлении государственных обвинителей о нарушении закона при оглашении стороной защиты фоноскопической экспертизы в т. 3 л.д. 145-157, противоречат данным протокола судебного заседания, из которого следует, что государственный обвинитель заявил ходатайство об оглашении заключения фоноскопической экспертизы в т. 3 л.д. 145-157, с которым сторона защиты была согласна, и которое председательствующим было удовлетворено. Это заключение было оглашено первоначально стороной обвинения, а не стороной защиты. Согласно материалам дела на указанных листах содержится полный текст заключения экспертизы, включая и исследовательскую часть. В дальнейшем адвокат Косухин В.Г. заявил ходатайство об оглашении исследовательской части, поскольку, по его мнению, государственный обвинитель при оглашении исследовательской части в п. 7 сообщил сведения, которые не содержатся в заключении эксперта. Данное ходатайство председательствующим было обоснованно удовлетворено.

Стороной защиты была оглашена лишь часть данной экспертизы в т.

3 л.д. 145-152 (т. 4, л.д. 85, 146, 174, 190, 195).

Противоречат материалам дела также и доводы государственных обвинителей о нарушении закона при допросе свидетеля К , и о непринятии председательствующим необходимых мер.

Из протокола судебного заседания следует, что допрос свидетеля К в судебном заседании проведён в соответствии с требованиями ст. 278 УПК РФ. Что касается 4 вопросов адвоката Косухина В.Г., а именно, о том, был ли свидетель знаком с кем-то из сотрудников ДЭБ МВД РФ, связывался ли с В до 23 июля 2009 года, кто и как производил копирование файлов, в каком виде свидетель предоставил аудиозапись разговора с Быховцем, на которые имеется ссылка в кассационном представлении, то эти вопросы председательствующим были сняты, поскольку не относились к фактическим обстоятельствам дела. При этом, до указанных вопросов стороны защиты относительно части данных обстоятельств свидетель К дал показания при допросе его стороной обвинения, в том числе свидетель указал на обстоятельства требования у него взятки, о том, когда он понял, что с него требуют взятку, о том, что взял для записи с собой магнитофон, о том, что с этой записью разговора с Быховцем обратился в милицию, о том, как приезжал в ДЭБ МВД РФ, где ему выдали технические средства и деньги (т. 4, л.д. 147-161).

Доводы государственных обвинителей в представлении о том, что в присутствии присяжных заседателей обсуждался процессуальный вопрос - заявление стороны защиты об оглашении во время допроса свидетеля К материалов дела, ранее не заявленных и не допущенных к оглашению, что при допросе этого свидетеля председательствующий только снял вопросы адвоката Косухина В.Г., но не обратился к присяжным заседателям с соответствующими разъяснениями, не основаны на законе и противоречат материалам дела.

Из протокола судебного заседания следует, что после допроса сторонами свидетеля К адвокат Косухин В.Г. ходатайствовал исследовать заявление свидетеля У , так как свидетель К при допросе показал о том, что вступил в исполнительное производство 29 июня 2009 года, но есть разница между заявлением и тем, что говорит Быховец. Государственный обвинитель возразил, поскольку на данной стадии судебного разбирательства доказательства представлялись стороной обвинения. Председательствующий отказал в удовлетворении ходатайства, так как на данной стадии доказательства представляла сторона обвинения, сообщил, что стороне защиты также будет предоставлено право на предоставление доказательств (т. 4, л.д. 156).

Фактически указанное ходатайство адвоката Косухина В.Г. касалось не процессуальных вопросов, в том числе допустимости какого-либо из доказательств по делу, подлежащих разрешению в отсутствие присяжных заседателей в соответствии с их полномочиями, определенными в ч. 1 ст. 334 УПК РФ, а лишь изменения порядка предоставления сторонами доказательств, который был установлен после вступительных заявлений сторон и предложениях о порядке исследования доказательств.

Указанные действия председательствующего не противоречили требованиям ч. 1 ст. 334 УПК РФ, а также требованиям ч. ч. 1,2,3 ст. 335 УПК РФ, в соответствии с которыми вопрос о порядке исследования представленных сторонами доказательств разрешается в присутствии присяжных заседателей.

Кроме этого, из протокола судебного заседания следует, что в дальнейшем по ходатайству стороны обвинения свидетель У был допрошен подробно сторонами в судебном заседании, в том числе по вопросу его заявления, и это заявление было оглашено (т. 4, л.д. 215-223).

Относительно снятых вопросов адвоката Косухина В.Г. председательствующий обратил внимание присяжных заседателей в своём напутственном слове непосредственно перед удалением их в совещательную комнату, разъяснил им, в частности и о том, что не является доказательством информация, содержащаяся в снятых председательствующим вопросах, что присяжные заседатели не должны учитывать такую информацию при вынесении вердикта (т.

4, л.д. 120).

Вопреки доводам государственных обвинителей в кассационном представлении, из протокола судебного заседания следует, что допрос старшего судебного пристава свидетеля С проведён в соответствии с требованиями ст. 278 УПК РФ. Председательствующий обоснованно снял 3 вопроса стороны обвинения к свидетелю, а именно о том, соблюдаются ли сроки при исполнении судебного решения, может ли свидетель сказать о среднем сроке исполнения судебного решения, в том числе с учётом рабочей нагрузки, поскольку эти вопросы не относились к фактическим обстоятельствам дела, исследуемым с участием присяжных заседателей (т. 4, л.д. 227).

Доводы государственных обвинителей в кассационном представлении о нарушении председательствующим требований ч. 2 ст. 285 УПК РФ противоречат материалам дела и не основаны на указанном законе, согласно которому протоколы следственных действий, заключение эксперта и иные документы оглашаются стороной, которая ходатайствовала об их оглашении, либо судом.

В протоколе судебного заседания нет записи о том, что какие-либо из доказательств или иные документы, содержащиеся в материалах дела, оглашались не той стороной, которая ходатайствовала об их оглашении, и в кассационном представлении государственные обвинители также не указывают о каких-либо конкретных фактах.

Противоречат также данным протокола судебного заседания доводы в кассационном представлении государственных обвинителей о том, что председательствующий несколько раз менял свою позицию относительно возможности повторного исследования доказательств, первоначально отказал стороне защиты в повторном исследовании ранее представленных стороной обвинения доказательств, а затем разрешил их исследовать в полном объёме.

Из протокола судебного заседания следует, что при разрешении ходатайства адвоката Косухина В.Г. об исследовании с участием присяжных заседателей ряда доказательств между сторонами возник спор относительно полноты исследования некоторых доказательств при их оглашении в судебной заседании стороной обвинения. При этом, государственный обвинитель Бауэр Т.А. заявила суду о том, что она читала всё подряд, но не может сказать, что конкретно читала, а что не читала, полагала, что когда сторона обвинения представляла доказательства, сторона защиты могла огласить эти доказательства в своей части, просила, чтобы сторона защиты оглашала доказательства только в той части, в которой не оглашала сторона обвинения, и не конкретизируя, просили определить эту часть. После выслушивания мнений сторон председательствующий принял решение об удовлетворении ходатайства стороны защиты об исследовании ряда доказательств (т. 4, л.д. 146,188, 189,192,194).

Из изложенного следует, что председательствующий разрешил стороне защиты повторно огласить ряд документов материалов дела не произвольно по своему усмотрению, как это утверждается в кассационном представлении государственными обвинителями, а в связи с тем, что между сторонами возник спор относительно полноты исследования ряда доказательств при их оглашении в судебной заседании стороной обвинения, которая не отрицала данного обстоятельства при разрешении ходатайства стороны защиты. Такие действия председательствующего соответствовали требованиям ст. ст. 15, 244, 285 УПК РФ об исследовании доказательств в судебном заседании при соблюдении состязательности и равенстве прав сторон.

Доводы государственных обвинителей в кассационном представлении о том, что сторона защиты не имела право оглашать акт осмотра денежных средств в т. 1 л.д. 71-93, так как ранее просила признать это доказательство недопустимым, противоречат требованиям ст. ст. 235, 274, 285, 335 УПК РФ по вопросам допустимости доказательств, порядка их предоставления и оглашения, которые таких ограничений не содержат, определяют.

Согласно требованиям уголовно-процессуального закона стороны вправе представлять любые не исключённые по решению суда доказательства.

Из протокола судебного заседания следует, что акт осмотра денежных средств недопустимым доказательством не признавался.

Из материалов дела следует, что данный акт был составлен в связи с проведением оперативного эксперимента, указан в обвинительном заключении в качестве доказательства стороны обвинения (т. 1, л.д. 71-72, т. 3, л.д. 242, т. 4, л.д. 192-193).

Каких-либо данных о том, что действия председательствующего при разрешении указанных ходатайств привели к затягиванию судебного процесса, что кто-либо из присяжных заседателей высказал мнение в судебном заседании относительно доказательств, в материалах дела нет, и в кассационном представлении государственные обвинители не приводят.

Вместе с тем, из материалов дела и протокола судебного заседания следует, что уголовное дело поступило в суд 11 марта 2010 года, судебное заседание проведено с 31 марта по 16 апреля 2010 года в соответствии с требованиями ст. ст. 227 ч. 3, 233 УПК РФ (т. 4, л.д. 1, 129,249-251).

При таких обстоятельствах, судебная коллегия не может согласиться с доводами государственных обвинителей в кассационном представлении о том, что действия председательствующего нарушали требования ч. 2 ст. 285 УПК РФ, и это вело к затягиванию судебного процесса, к формированию у присяжных заседателей мнения о превосходстве одних доказательств перед другими.

Что касается дополнительно представленных государственным обвинителем в судебном заседании сведений из отдела судебных приставов копий основных показателей деятельности судебного пристава-исполнителя подсудимого Быховца за период с января по июнь 2009 года, то из протокола судебного заседания следует, что сторона обвинения при заявлении ходатайства просила приобщить эти документы к материалам дела, и никак не обосновала необходимость их исследования с участием присяжных заседателей, что противоречит требованиям ч. 1 ст. 271 УПК РФ о том, что лицо, заявившее ходатайство, должно его обосновать. По мнению стороны защиты данные показатели относились к характеристике. Председательствующий отказал в исследовании указанных копий, поскольку они не подлежали исследованию с участием присяжных заседателей (т. 4, л.д. 224).

Доводы государственных обвинителей в кассационном представлении о том, что в прениях в нарушение ч. 5 ст. 292 УПК РФ председательствующий неоднократно прерывал речь государственного обвинителя Непорожного Б.Ю. при оценке им противоречий в показаниях Быховца, являются несостоятельными, поскольку эти доводы противоречат протоколу судебного заседания и не основаны на законе.

Согласно ч. 5 ст. 292 УПК РФ, суд не вправе ограничивать продолжительность прений сторон. При этом председательствующий вправе останавливать участвующих в прениях лиц, если они касаются обстоятельств, не имеющих отношения к рассматриваемому уголовному делу, а также доказательств, признанных недопустимыми. В соответствии с ч. 2 ст. 336 УПК РФ, прения сторон проводятся лишь в пределах вопросов, подлежащих разрешению присяжными заседателями.

Стороны не вправе касаться обстоятельств, которые рассматриваются после вынесения вердикта без участия присяжных заседателей. Если участник прений сторон упоминает о таких обстоятельствах, то председательствующий останавливает его и разъясняет присяжным заседателям, что указанные обстоятельства не должны быть приняты ими во внимание при вынесении вердикта.

Из протокола судебного заседания следует, что председательствующий правильно останавливал участника прений государственного обвинителя Непорожного Б.Ю. Всего останавливал 4 раза и каждый раз в связи с тем, что государственный обвинитель касался обстоятельств, не имеющих отношения к рассматриваемому уголовному делу: первый раз, когда сказал, что «в машине Быховец включает громко музыку, его поведение не нормальное»; второй раз, когда сказал, что «Быховец показывал свою власть, как государственный служащий, как должностное лицо»; третий раз, когда сказал, что Быховец «хотел прокормить свою родню»; четвёртый раз, когда сказал, что «у Быховца нет детей». Каждый раз председательствующий разъяснял присяжным заседателям, что указанные обстоятельства не должны быть приняты ими во внимание при вынесении вердикта (т. 4, л.д. 234-235).

Доводы государственных представителей в кассационном представлении о том, что адвокат Косухин В.Г. сообщил присяжным заседателям, что при проведении очной ставки на Быховца оказывалось давление, и в связи с возражениями стороны обвинения, председательствующий остановил адвоката, но не обратился к присяжным заседателям с разъяснениями, являются несостоятельными, так как противоречат протоколу судебного заседания, из которого следует, что председательствующий остановил адвоката Косухина В.Г., разъяснил присяжным заседателям, что указанные обстоятельства не должны быть приняты ими во внимание при вынесении вердикта (т. 4, л.д. 237, 284).

Относительно высказываний при анализе доказательств в прениях адвокатом Косухина В.Г. со ссылкой на заключение эксперта о том, когда созданы и изменены диски видео и аудио записей, о том, что вывод эксперта об отсутствии монтажа не является категорическим, что это порождает сомнение в достоверности записи, из протокола судебного заседания следует, что председательствующий сразу же останавливал адвоката Косухина В.Г., объявлял ему замечание, разъяснял присяжным заседателям, что указанные обстоятельства не должны быть приняты ими во внимание при вынесении вердикта. При этом, вопреки доводам в кассационном представлении государственных обвинителей в протоколе судебного заседания нет записи о том, что адвокат Косухин В.Г. говорил что подсудимый Быховец и свидетель К не подтвердили содержание фонограмм, что адвокат Косухин В.Г. исказил показания К который подробно рассказал о содержании переговоров, что на возражения стороны обвинения председательствующий заявил, что каждая из сторон вправе озвучивать доказательства так, как показалось в ходе следствия (т. 4, л.д. 239-243, 284).

Руководствуясь ст. ст. 377, 378, 388 УПК РФ, судебная коллегия

определила:

приговор Московского городского суда с участием присяжных заседателей от 16 апреля 2010 года в отношении Быховца К.Б. отменить, уголовное дело направить на новое рассмотрение со стадии судебного разбирательства в тот же суд в ином составе судей.

Статьи законов по Делу № 5-О10-144СП

УПК РФ Статья 15. Состязательность сторон
УПК РФ Статья 235. Ходатайство об исключении доказательства
УПК РФ Статья 244. Равенство прав сторон
УПК РФ Статья 271. Заявление и разрешение ходатайств
УПК РФ Статья 274. Порядок исследования доказательств
УПК РФ Статья 278. Допрос свидетелей
УПК РФ Статья 285. Оглашение протоколов следственных действий и иных документов
УПК РФ Статья 292. Содержание и порядок прений сторон
УПК РФ Статья 334. Полномочия судьи и присяжных заседателей
УПК РФ Статья 335. Особенности судебного следствия в суде с участием присяжных заседателей
УПК РФ Статья 336. Прения сторон

Производство по делу

Загрузка
Наверх