Типовые договорыТиповые договоры





Ответы юристовОтветы юристов

Дело № 5-О10-304СП

Суд Верховный Суд Российской Федерации
Дата решения 1 декабря 2010 г., Определение
Инстанция Судебная коллегия по уголовным делам, кассация
Категория Уголовные дела
Докладчик Степалин Валерий Петрович
Электронная копия решения Скачать
Решение

Текст итогового документа

ВЕРХОВНЫЙ СУД
РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

Дело № 5-О10-304СП

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

 

г. Москва 1 декабря 2010 г.

 

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего Кочина В.В.
судей Степалина В.П. и Иванова Г.П.
при секретаре Карелиной О.В.

рассмотрела в судебном заседании от 1 декабря 2010 года уголовное дело по кассационным жалобам осужденного Отделенцева С.В., адвокатов Барсукова Г.В. и Шляхова О.П. на приговор Московского городского суда с участием присяжных заседателей от 25 августа 2010 года, которым Отделенцев С.В. осужден к лишению свободы по ст. 105 ч.2 п. "з" УК РФ на 17 лет, ст.ст. 30 ч.3, 105 ч.2 п.п. "а, б, з" УК РФ на 9 лет, ст. 162 ч.4 п. "в" УК РФ на 9 лет.

На основании ст. 69 ч.3 УК РФ по совокупности преступлений путём частичного сложения окончательно назначено
21 год лишения свободы с отбыванием в исправительной колонии строгого режима.

Постановлено взыскать с осужденного Отделенцева С.В. в счёт компенсации морального вреда в пользу потерпевшего
В.    рублей.

Решён вопрос о вещественных доказательствах.

Заслушав доклад судьи Степалина В.П., выступления адвокатов Барсукова Г.В. и Щляхова ОП. по доводам жалоб, прокурора Титова Н.П., полагавшего приговор суда оставить без изменения, судебная коллегия

УСТАНОВИЛА:

судом с участием присяжных заседателей при обстоятельствах, изложенных в приговоре, осужденный Отделенцев признан в том, что 21 декабря 2003 года, в период времени между 3 и 4 часами, под предлогом игры на игральных автоматах прошёл в Зал ООО        где совершил при отягчающих обстоятельствах разбойное нападение, в процессе чего завладел выручкой от деятельности заведения в сумме   рублей, совершил убийство кассира-оператора В., в которую
произвёл 2 выстрела из неустановленного самодельного пистолета калибра около 9 мм, причинил проникаюшие огнестрельные ранения груди, отчего она скончалась на месте, покушался на убийство пытавшегося его задержать охранника К., в которого произвёл 3 выстрела из указанного пистолета, причинил проникающее огнестрельное ранение живота, сквозные ранения шеи, лица, правой надключичной области, смерть потерпевшего не наступила в связи со своевременно оказанной медицинской помощью.

В кассационных жалобах и дополнениях:

осужденный Отделенцев просит приговор суда отменить, утверждает о невиновности. Указывает, что в судебном заседании не соблюдались требования ст. 15 УПК РФ. Председательствующая необоснованно удовлетворила ходатайства стороны обвинения об оглашении показания не явившегося свидетеля К. и протокола опознания, об исследовании фототаблицы к протоколу осмотра места происшествия от 21 декабря 2003 года, но отказала в
удовлетворении ходатайств стороны защиты об изготовлении по имеющимся в материалах дела негативам фотографий,
отсутствующих в фототаблице, в приобщении к материалам дела изготовленной с согласия следователя с одного из негативов фотогрефии потерпевшей В., которая позволила бы стороне защиты поставить под сомнение показания потерпевшего К. по обстоятельствам происшедшего, а также указать на невиновность, что в результате сокрытия следов, выявленных на месте преступления, он оказался жертвой оговора;

адвокат Барсуков Г.В. в защиту осужденного Отделенцева просит приговор суда отменить, уголовное дело направить на новое судебное рассмотрение. Указывает, что при судебном разбирательстве дела были допущены существенные нарушения уголовно-процессуального закона. Сторона защиты была ограничена в представлении доказательств, из-за того, что председательствующая необоснованно отказала в удовлетворении ходатайств стороны защиты об оглашении показаний потерпевшего К., свидетеля К. об исследовании описательно-мотивировочных частей судебно-медицинских экспертиз, в приводе свидетелей Р. и Ю. В нарушение ст. ст. 334, 335 УПК РФ председательствующая при допросах необоснованно отводила вопросы стороны защиты, не останавливала потерпевшего К., когда он в присутствии присяжных заседателей говорил о последствиях ранения, обстоятельствах, времени лечения, как обстоятельствах, не
подлежащих исследованию с их участием, при допросе потерпевшего В. разрешила огласить протокол опознания свидетелем К. подсудимого Отделенцева, составленного с нарушением закона, чем было оказано незаконное воздействие на присяжных заседателей;

адвокат Щляхов О.П. в защиту осужденного Отделенцева просит приговор суда отменить. Указывает, что при формировании коллегии присяжный заседатель Т скрыл, что он являлся в 2004 году потерпевшим по уголовному делу и что его родной брат Т. был судим в 1997 году по ст. 228 ч.1 УК РФ на 1 год лишения свободы условно, в результате чего сторона защиты была лишена возможности заявить отвод. Сторона зашиты и сторона обвинения были не равны в судебном заседании. При назначении судебного заседания судья постановил вызвать свидетелей по представленному стороны защиты списку, однако были вызваны всего 10 свидетелей, 7 не явились, и суд к этому вопросу более не возвращался, причины неявки не выяснял. Ходатайство сторона защиты о непосредственном исследовании
вещественного доказательства пистолета, а также о передаче пистолета присяжным заседателям для исследования необоснованно отклонено, председательствующая лишь показала пистолет на значительном расстоянии от присяжных заседателей, лишила участников судебного разбирательства возможности сличить номер пистолета, создала стороне защиты препятствие в опробовании работы частей и механизмов пистолета в присутствии присяжных заседателей. При допросе потерпевшего К. председательствующая необоснованно отклонила более 20 вопросов стороны защиты. Ходатайство стороны защиты о приобщении к материалам дела протокола опроса адвокатом понятого участвовавшего при осмотре места происшествия было удовлетворено, но отказано в приобщении звукозаписи такого
опроса, а также в вызове этого понятого и допросе его в судебном заседании в качестве свидетеля, а в ходе допроса свидетелей О. и К.председательствующая необоснованно отклонила вопросы стороны защиты, направленные на выяснение обстоятельств участия М. в качестве понятого. В нарушение ст. 281 УПК РФ председательствующая
разрешила стороне обвинения огласить показания на предварительном следствии не явившехся в судебное заседание потерпевшего З., свидетеля  К. и протокола опознания с его участием, но при наличии уважительных причин неявки свидетелей Ю., С., Ж., Р., К., К. отказала стороне защиты огласить их показания, а также огласить показания свидетеля Д. и схемы к протоколу его допроса, и протокол опознания с участием потерпевшего К. По ходатайству стороны обвинения были оглашены выводы заключений экспертиз, но стороне защиты отказано в удовлетворении ходатайств об оглашении
исследовательских частей экспертиз, а также о назначении повторной судебно-медицинской экспертизы потерпевшему К., об оглашении протокола осмотра места происшествия, справки о том, что одежду потерпевшего К. забрала его знакомая, об осмотре фототаблицы, негативов, об изготовлении с этих негативов фотографий, оприобщении к  делу
фотокопий, схемы к протоколу допроса кинолога Л., акта применения розыскной собаки, приёмной квитанции, расписки, о
детализации телефонных переговоров Отделенцева, результатов контроля и записи телефонных переговоров, об исследовании документов, подтверждающих, что здание павильона некапитальное строение, об истребовании фотографий, которые предъявлялись свидетелю Д. документов, подтверждающих ущерб. В прениях председательствующая необоснованно прерывала его выступление, потерпевший К. также прерывал его
выступление, продолжил представлять доказательства, показав на себе «как прошла пуля», а председательствующая не реагировала, не обратилась к присяжным заседателям с соответствующим разъяснением, что повлияло на правильность вынесенного вердикта. В напутственном слове председательствующая нарушила принцип объективности, напомнила только доказательства стороны обвинения, свидетельствующие по её мнению, о виновности Отделенцева, но не довела до присяжных заседателей позицию стороны защиты и доказательства невиновности подсудимого, неправильно привела содержание показания свидетелей Д. и П., не обратила внимание на противоречивость показаний показаний потерпевшего К., не напомнила протокол осмотра места происшествия, заключение эксперта по трупу потерпевшей В., сослалась на неисследованные доказательства, на недостоверную информацию, ввела присяжных заседателей в заблуждение о том, что следы крови обнаружены справа от входа, хотя они обнаружены слева, не указала время происшедшего, сведения о времени доставления трупа В., не указала, что трупные явления не фиксировались.

В совместном возражении на кассационные жалобы государственные обвинители Сухова Е.Ю. и Непорожный Б.Ю.
указывают о своём несогласии с ними.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационных жалоб, возражений, судебная коллегия не находит оснований к
отмене приговора суда, который постановлен в соответствии с вердиктом коллегии присяжных заседателей о виновности
осужденного Отделенцева в совершении инкриминированных ему указанных в приговоре суда преступлений.

Судебная коллегия не может согласиться с доводами в жалобе адвоката Щляхова О.П. о необходимости отмены приговора суда в связи с тем, что при формировании коллегии присяжный заседателей Т. скрыл, что был в 2004 году потерпевшим по уголовному делу, а его родной брат Т. судим в 1997 году по ст. 228 ч. 1 УК РФ на 1 год лишения свободы условно, поскольку эти доводы противоречат материалам дела и не основаны на законе.

Из протокола судебного заседания следует, что председательствующая не задавала вопрос кандидатам в присяжные
заседатели о наличии у родственников неснятой или непогашенной судимости, и соответственно Т. не мог дать никакого
ответа. Вопрос о непогашенной или неснятой судимости задавался лишь в отношении самих кандидатов в присяжные заседатели. Кроме этого, в соответствии с п. "а" ч.3, ч.6 ст. 86 УК РФ судимость была погашена по истечении испытательного срока в 1998 году, что аннулировало все правовые последствия, связанные с судимостью, и кандидат в присяжные заседатели Т. имел право не сообщать о таком обстоятельстве, если он о нём знал. Что касается вопроса о потерпевшем по уголовному делу, то данный вопрос был неконкретный, в частности без разъяснения такого
понятия, характера уголовного дела, без указания периода времени происшедшего, в том числе и в 2004 году, и мог быть неоднозначно понят кандидатами в  присяжные заседатели, тем более, что согласно списку кандидат в  присяжные заседатели Т. не юрист по образованию (т. 5, л.д. 1, 38).

Вместе с тем, в соответствии с требованиями ч. ч. 4, 8 ст. 328 УПК РФ при опросе присяжным заседателям должны задаваться не вопросы, носящие какой-либо общий, неконкретный характер, а вопросы, связанные с обстоятельствами, препятствующими участию лица в качестве присяжного заседателя в рассмотрении конкретного уголовного дела.

Кроме этого, Федеральный закон от 20 августа 2004 года № 113-ФЗ «О присяжных заседателях федеральных судов общей юрисдикции в Российской Федерации» и ч.7 ст. 326 УПК РФ не содержат требований о том, что присяжными заседателями и кандидатами в присяжные заседатели не могут быть лица, ранее являвшиеся потерпевшими по уголовному делу.

Доводы в жалобах о нарушении в ходе судебного следствия требований ст. ст. 15, 334, 335 УПК РФ являются
несостоятельными, так как противоречат материалам дела и не основаны на законе.

Из протокола судебного заседания следует, что судебное следствие проведено с учетом требований ст. 15 УПК РФ о
состязательности сторон, ст. 335 УПК РФ об особенностях судебного следствия в суде с участием присяжных заседателей, ст.334 УПК РФ о полномочиях судьи и присяжных заседателей.

Данных о том, чтобы в судебном заседании исследовались недопустимые доказательства или сторонам отказано в
исследовании допустимых доказательств, исследуемых с участием присяжных заседателей, в материалах дела нет.

Доводы в жалобе адвоката Щляхова О.П. о том, что при назначении судебного заседания суд постановил вызвать свидетелей по представленному списку стороны защиты, однако не все были вызваны, и суд к этому вопросу более не возвращался, причины неявки не выяснял, противоречат материалам дела.

Из протокола судебного заседания следует, что вопрос о вызове свидетелей по ходатайству стороны защиты рассматривался судом неоднократно, в том числе при окончании судебного следствия. Сторона защиты никаких ходатайств по данному обстоятельству не заявляла, была согласна окончить судебное
следствие при состоявшейся явке (т. 5, л.д. 65-250, т. 6, л.д. 1-29).

Что касается понятого М., то оснований к вызову его в качестве свидетеля у суда не было, т.к. установлено, что М. участвовал в качестве понятого при осмотре места происшествия.

Доводы адвоката Щляхова О.П. о том, что в перерыве судебного заседания он опросил понятого М. и произвел звукозапись этого опроса, но председательствующая не приобщила к материалам дела, являются несостоятельными, так как не основаны на законе и противоречат материалам дела. Оснований для приобщения к материалам дела указанной записи у председательствующей не было.

В соответствии с ч. 3 ст. 86 УПК РФ защитник вправе собирать доказательства, в том числе путем опроса лиц с их
согласия.

Согласно ст. 235 УПК РФ стороны вправе заявлять ходатайства об исключении из перечня доказательств, предъявляемых в судебном разбирательстве, любого доказательства. Основание для исключения доказательства предусмотрены УПК РФ, решение вопроса об исключении доказательства при судебном разбирательстве дела принимает только суд, который при необходимости вправе допросить свидетелей, огласить
оспариваемое доказательство.

Из материалов дела и протокола судебного заседания следует, что протокол осмотра места происшествия, как
доказательство по данному уголовному делу, был собран при расследовании уголовного дела следователем, и включён в перечень доказательств. Стороной обвинения в судебном заседании данный протокол осмотра места происшествия был представлен в качестве доказательства, и данное доказательство недопустимым судом не признавалось. Адвокат Щляхов О.П. не собирал это доказательство, а о понятом М. знал еще на предварительном следствии, ходатайства о вызове его в судебное заседание не заявлял (т. 6, л.д. 25).

Из изложенного следует, что адвокат Шляхов О.П. совершил действия не по сбору доказательства, что он не собирал
доказательство, то есть протокол осмотра места происшествия, а во время перерыва в судебном заседании произвел опрос с применением звукозаписи М., участвовавшего на предварительном следствии при осмотре места происшествия в качестве понятого. Такого права указанным выше уголовно-процессуальным законом не предусмотрено. При оспаривании допустимости протокола осмотра места происшествия, как доказательства, при необходимости понятой М. мог быть
вызван и допрошен лишь в судебном заседании.

Потерпевший К. был подробно допрошен сторонами в судебном заседании. Председательствующая в соответствии со ст. 281 УПК РФ обоснованно отказала в удовлетворении ходатайств стороны защиты об оглашении показаний потерпевшего К. на предварительном следствии в связи с отсутствием существенных противоречий с показаниями в судебном заседании, протокола опознания, справки. Потерпевший прямо указал на подсудимого Отделенцева, как на
лицо, совершившего нападение на него и на потерпевшую В. Оснований для назначения повторной судебно-медицинской экспертизы потерпевшему К. не было (т.4, л.д. 204-205, 242-243, т. 5, л.д. 65-102, 117, 214, 216, т.6, л.д. 25-28).

Вопреки доводам в жалобе адвоката Барсукова Г.В. председательствующая правильно не останавливала потерпевшего
К., когда он в свободном рассказе говорил о времени лечения, поскольку эти данные о фактических обстоятельствах дела были связаны с ранением, степенью тяжести телесных повреждений и подлежали исследованию с участием присяжных заседателей.

При допросе потерпевшего председательствующая обоснованно отклоняла вопросы адвоката Щляхова О.П., которые не соответствовали требованиям ст. ст. 252, 335 ч. 7, 8 УПК РФ, делала ему замечания, предупреждала о недопустимости постановки повторных вопросов, в частности о приметах нападавшего, некорректных, наводящих, не относящихся
к фактическим обстоятельствам дела, не подлежащих исследованию с участием присяжных заседателей, в частности, таких вопросов, как хорошая ли у потерпевшего зрительная память, каким способом он опознал подсудимого, сколько ему было лет в 2003 году, поступил ли он на работу в милицию, проходил ли стажировку, известно ли ему, какая и одна или та же прическа была у подсудимого в 1997 и 2003 годах, что скрывал от следователя, почему звонил в ОВД, о расстоянии от этого ОВД до места происшествия, где находится  ОВД, почему не позвонил в этот ОВД или в службу "02", были ли у потерпевшего номера других подразделений милиции, как мог тяжелораненый потерпевший набрать номер телефона, знает ли он фамилии сослуживцев, кто помогал ему в лечении, где и когда он приобрел газовый пистолет, почему потерпевший работает ЮЗАО, хотя там не проживает, кто рекомендовал на работу, когда получал зарплату, и других.

При допросе подсудимого Отделенцева председательствующая аналогично обоснованно снимала вопросы стороны защиты, в частности о том, какого он года рождения, сколько было лет в 2003 году, в каком году фотографировался, что
может сказать в свое оправдание, оставлял ли в зале игровых автоматов отпечатки пальцев, следов обуви, биологических выделений, в связи с чем доводы в жалобе адвоката Барсукова Г.В. несостоятельны (т. 5, л.д. 203-212).

Данных, на которые указывает в жалобе адвокат Барсуков ГВ. о том, что якобы при допросе потерпевшого В. государственным обвинителем при попустительстве председательствующей было оказано незаконное воздействие на
присяжных заседателей, нет. Само по себе сообщение потерпевшим о том, что у них с погибшей В. дочь (т.5, л.д. 107), по смыслу ч.з ст. 335 УПК РФ нельзя признать исследованием данных о личности потерпевшего, способных вызвать предубеждение у присяжных заседателей. В связи с этим судебная коллегия находит, что такое сообщение потерпевшим нельзя признать незаконным воздействием на присяжных заседателей.

Протоколы допросов на предварительном следствии З. и К., находящихся в длительных командировках, были оглашены в соответствии с требованиями ст.281 УПК РФ. Оснований для признания недопустимым доказательством протокола опознания с участием К. не быпо, протокол составлен в соответствии с требованиями уголовно-процессуального закона. Показания К. в качестве подозреваемого не могли быть оглашены, так как изменилось его процессуальное положение по данному делу, органами предварительного следствия он признан свидетелем (т. 5, л.д. 157-158, 170-173, 214, 215, 223).

Не явившиеся Ю., С., Ж., Р., Д, К., К., не являлись очевидцами происшедшего, оснований для оглашения их показаний не было. Свидетель Д. был подробно допрошен сторонами в судебном заседании. В связи с отсутствием существенных противоречий не было оснований для оглашения его показаний на предварительном следствии, схемы к протоколу его допроса (т. 5, л.д. 134-146, 177, 215, 222).

Протокол осмотра места происшествия, фототаблица со всеми фотографиями, в том числе трупа потерпевшей В., заключения экспертов были исследованы в судебном заседании с участием присяжных заседателей при предоставлении
доказательств стороной обвинения в соответствии с требованиями ст.ст. 285, 335 УПК РФ, поэтому оснований для их повторного исследования не было. Учтено также, что присяжные заседатели с просьбой о повторном исследовании не обращались. Не было также оснований для признания данных доказательств недопустимыми, поскольку они получены в соответствии с требованиями уголовно-процессуального закона (т. 5, л.д. 111-117, 177, 178, 187, 192, т. 6, л.д. 18-21).

Протокол допроса кинолога Л., акт о применении розыскной собаки, приемная квитанция, расписка, справки, другие
указанные в жалобах документы, детализация телефонных разговоров не являлись доказательствами по фактическим
обстоятельствам дела. Фотографии, представленные стороной защиты, добыты не процессуальным путем. Исследование негативов фотографий по осмотру места происшествия, изготовление фотографий в судебном заседании уголовно-процессуальным законом не предусмотрено (т. 5, л.д. 118, 192, 193, 215-218, 222-225, т. 6, л.д. 19).

Председательствующая обоснованно отказала в удовлетворении ходатайств стороны защиты об оглашении постановлений о назначении экспертиз, описательно-мотивировочных частей экспертиз, поскольку они касались процессуальных вопросов, методики проведения экспертиз, что не относится к фактическим обстоятельствам дела, подлежащим исследованию с участием присяжных заседателей (т. 5, л.д. 187, 191, 192, 206, 215).

Свидетели стороны зашиты  К. и О. были допрошены в отсутствие присяжных заседателей при проверке вопроса о допустимости доказательства, председательствующая обоснованно снимала вопросы, не имеющие отношения к делу (т. 6, л.д. 3-12).

Осмотр вещественных доказательств проведен в судебном заседании в соответствии с требованиями ст. ст. 284, 335 УПК РФ. Присяжным заседателям были продемонстрированы вещественные доказательства газовый пистолет, гильзы, пули, патроны. Когда во время демонстрации пистолета адвокат Щляхов О.П. сделал заявление о том, что «я хотел бы, чтобы каждый из присяжных заседателей мог оценить вес этого пистолета, а также дульное средство, чтобы Вы видели разницу между 09 и 06 калибром. Прошу обратить внимание, что здесь калибр 09››, председательствующая правильно остановила адвоката, обратилась к присяжным заседателям и просила не принимать заявление адвоката во внимание, поскольку данный пистолет калибра 7,62 мм, предупредила адвоката о недопустимости порочить доказательство.
После осмотра вещественных доказательств от участников судебного разбирательства, в том числе от адвоката Шляхова О.П., никаких вопросов не поступило (т. 5, л.д. 111, 226-231).

Из протокола судебного заседания следует, что прения сторон и последнее слово подсудимых соответствуют требованиям ст. ст. 292, 293, 336, 337 УПК РФ.

Доводы в жалобе адвоката Щляхова О.П. о том, что в прениях председательствующая необоснованно прерывала его
выступление, что потерпевший К. также прервал его выступление, продолжил представлять доказательства, что повлияло
на правильность вынесенного вердикта, являются несостоятельными, так как противоречат материалам дела и не основаны на законе.

В соответствии с требованиями ч. 2 ст. 336 УПК РФ, прения сторон проводятся лишь в пределах вопросов, подлежащих
разрешению присяжными заседателями. Стороны не вправе касаться обстоятельств, которые рассматриваются после вынесения вердикта без участия присяжных заседателей. Если участник прений сторон упоминает о таких обстоятельствах, то председательствующий останавливает его и разъясняет присяжным заседателям, что указанные обстоятельства не должны быть приняты ими во внимание при вынесении вердикта.

Указанные требования уголовно-процессуального закона председательствующей не нарушены.

Из протокола судебного заседания следует, что председательствующая обоснованно останавливала адвоката
Щляхова О.П., когда он выходил за пределы вопросов, подлежащих разрешению присяжными заседателями, касался обстоятельств, которые рассматриваются после вынесения вердикта без участия присяжных заседателей. В частности, когда адвокат говорил, что присяжные заседатели не просто судьи, а апостолы, которые пришли облагородить темную жизнь, что он стоит в комнате, справа лужа крови, чья не установлена, слева брызги чьей-то крови, ссылался на практику, говорил присяжным заседателям о неполноте следствия, о том, что им показали не все пули, что не все сотрудники милиции пришли в суд, что ему не дали привести свидетелей в суд, не разрешили провести необходимые действия,
приводил данные, не соответствующие заключениям экспертов, ставил под сомнение допустимость доказательств, сказал, что показания свидетеля К. анонимка, допускал другие высказывания, несмотря на многократные замечания и
предупреждения председательствующей. При этом, каждый раз председательствующая обращалась к присяжным заседателям и разъясняла, что указанные обстоятельства не должны быть приняты ими во внимание при вынесении вердикта (т. 6, л.д. 33-44).

Вопреки доводам в жалобе, в протоколе судебного заседания нет записи о том, что якобы потерпевший  прерывал
выступление адвоката Щляхова О.П. и продолжил представлять доказательства. Из записи в протоколе судебного заседания следует, что когда адвокат Щляхов О.П. говорил об экспертизе, о том, что ранение в шею было слева направо, в это время потерпевший продемонстрировал это на себе (т. 6, л.д. 3 5).

Судебная коллегия находит, что само по себе данное обстоятельство нельзя признать представлением потерпевшим
доказательств, поэтому у председательствующей не было оснований для обращения с какими-либо разъяснениями к присяжным заседателям.

Вопросный лист и вердикт коллегии присяжных заседателей соответствуют требованиям ст. ст. 252, 338, 339, 341-345 УПК РФ (т. 5, л.д. 26-28).

Из протокола судебного заседания следует, что все вопросы, подлежащие разрешению присяжными заседателями, были
сформулированы в соответствии с требованиями ст. ст. 338, 339 УПК РФ, с учетом предъявленного обвинения, результатов судебного следствия и прений сторон.

Судебная коллегия находит несостоятельными доводы в жалобе адвоката Щляхова О.П. о необъективности
председательствующей в напутственном слове, так как эти доводы противоречат материалам дела и не основаны на законе.

Из приобщенного к протоколу судебного заседания напутственного слова председательствующей следует, что оно
соответствует требованиям ст. 340 УПК РФ.

Вопреки доводам в жалобе, из текста напутственного слова следует, что председательствующая позиции сторон
председательствующая привела с учётом требований п. 1 ч. 3 ст. 340 УПК РФ, напомнила все исследованные в судебном заседании доказательства, при этом не выражала своего отношения к этим доказательствам, и не делала выводы из них. В соответствии с п. 3 ч. 3 ст. 340 УПК РФ председательствующий лишь напоминает об исследованных доказательствах, а приведение полного содержания доказательств или их анализ данный уголовно-процессуальный
закон не предусматривает. Данных о том, что председательствующая ссылалась на неисследованные
доказательства, нет. Заключение эксперта №1148 от 15 марта 2004 года, протоколы осмотра места происшествия, на которые имеются ссылки в жалобе, были исследованы в судебном заседании (т. 5, л.д. 10-25,114, 117).

Приговор постановлен председательствующей в соответствии с требованиями ст. 351 УПК РФ, определяющей
особенности в суде с участием присяжных заседателей.

В соответствии с вердиктом коллегии присяжных заседателей действия осужденного Отделенцева
председательствующей квалифицированы правильно, обоснованные выводы об этом подробно мотивированы в приговоре.

При назначении наказания судом учтены характер и степень общественной опасности совершенных преступлений, данные о личности Отделенцева, смягчающие обстоятельства, вердикт присяжных заседателей о снисхождении, отсутствие отягчающих обстоятельств. Оснований для применения ст. ст. 64, 73 УК РФ не
установлено.

Гражданский иск судом разрешен правильно, обоснованные выводы мотивированы в приговоре.

Нарушений закона, влекущих отмену или изменение приговора суда с участием присяжных заседателей, не имеется.

Руководствуясь ст.ст. 377, 378, 388 УПК РФ, судебная коллегия

определила:

приговор Московского городского суда с участием присяжных заседателей от 25 августа 2010 года в отношении Отделенцева С.В. оставить без изменения, а кассационные жалобы - без удовлетворения.

Статьи законов по Делу № 5-О10-304СП

УК РФ Статья 86. Судимость
УК РФ Статья 228. Незаконные приобретение, хранение, перевозка, изготовление, переработка наркотических средств, психотропных веществ или их аналогов, а также незаконные приобретение, хранение, перевозка растений, содержащих наркотические средства или психотропные вещества, либо их частей, содержащих наркотические средства или психотропные вещества
УПК РФ Статья 15. Состязательность сторон
УПК РФ Статья 86. Собирание доказательств
УПК РФ Статья 235. Ходатайство об исключении доказательства
УПК РФ Статья 281. Оглашение показаний потерпевшего и свидетеля
УПК РФ Статья 284. Осмотр вещественных доказательств
УПК РФ Статья 285. Оглашение протоколов следственных действий и иных документов
УПК РФ Статья 292. Содержание и порядок прений сторон
УПК РФ Статья 293. Последнее слово подсудимого
УПК РФ Статья 326. Составление предварительного списка присяжных заседателей
УПК РФ Статья 328. Формирование коллегии присяжных заседателей
УПК РФ Статья 334. Полномочия судьи и присяжных заседателей
УПК РФ Статья 335. Особенности судебного следствия в суде с участием присяжных заседателей
УПК РФ Статья 336. Прения сторон
УПК РФ Статья 337. Реплики сторон и последнее слово подсудимого
УПК РФ Статья 338. Постановка вопросов, подлежащих разрешению присяжными заседателями
УПК РФ Статья 339. Содержание вопросов присяжным заседателям
УПК РФ Статья 340. Напутственное слово председательствующего
УПК РФ Статья 351. Постановление приговора
УК РФ Статья 64. Назначение более мягкого наказания, чем предусмотрено за данное преступление
УК РФ Статья 69. Назначение наказания по совокупности преступлений
УК РФ Статья 73. Условное осуждение

Производство по делу

Загрузка
Наверх