Дело № 5-О11-237

Суд Верховный Суд Российской Федерации
Дата решения 27 октября 2011 г., Определение
Инстанция Судебная коллегия по уголовным делам, кассация
Категория Уголовные дела
Докладчик Иванов Геннадий Петрович
Электронная копия решения Скачать
Решение

Текст итогового документа

ВЕРХОВНЫЙ СУД
РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

Дело № 5-О11-237

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

 

г. Москва 27 октября 2011 г.

 

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего Степалина В. П.
судей Иванова Г. П. и Шишлянникова В. Ф.
при секретаре Тимофеевой О. В.

рассмотрела в судебном заседании уголовное дело по кассационному представлению государственного обвинителя Осипова А. Л., кассационной жалобе представителя потерпевшего М - адвоката Рощина Д. А., и кассационным жалобам осужденного Бабаджанова Р. В. о., адвокатов Кулиева М. М., Савиной А. Н. и Якубовского М. Я. на приговор Московского городского суда от 3 августа 2011 года, которым ДЖАФАРОВ А Ф о несудимый, осужден по ст. 105 ч. 2 пп. «ж, з» УК РФ (в редакции ФЗ от 21 июля 2004 года № 73-ФЗ) к 14 годам лишения свободы, по ст. 162 ч. 4 п. «а» УК РФ (в редакции ФЗ от 8 декабря 2003 года № 162 ФЗ) к 10 годам лишения свободы без штрафа и по совокупности совершенных преступлений, на основании ст. 69 ч. 3 УК РФ, к 15 годам лишения свободы без штрафа в исправительной колонии строгого режима.

Оправдан по ст. 222 ч. 3 УК РФ за отсутствием состава преступления на основании п. 3 ч. 2 ст. 302 УПК РФ.

САМАДОВ С Б о несудимый, осужден по ст. 105 ч. 2 пп. «ж, з» УК РФ (в редакции ФЗ от 21 июля 2004 года № 73-ФЗ) к 14 годам лишения свободы, по ст. 162 ч. 4 п. «а» УК РФ (в редакции ФЗ от 8 декабря 2003 года № 162 ФЗ) к 10 годам лишения свободы без штрафа, по ст. 222 ч. 3 УК РФ (в редакции ФЗ от 25 июня 1998 года № 92-ФЗ) к 5 годам лишения свободы и по совокупности совершенных преступлений, на основании ст. 69 ч. 3 УК РФ, к 15 годам лишения свободы без штрафа в исправительной колонии строгого режима.

БАБАДЖАНОВ Р В о несудимый, осужден по ст. 105 ч. 2 пп. «ж, з» УК РФ (в редакции ФЗ от 21 июля 2004 года № 73-ФЗ) к 13 годам лишения свободы, по ст. 162 ч. 4 п. «а» УК РФ (в редакции ФЗ от 8 декабря 2003 года № 162 ФЗ) к 10 годам лишения свободы без штрафа и по совокупности совершенных преступлений, на основании ст. 69 ч. 3 УК РФ, к 14 годам лишения свободы без штрафа в исправительной колонии строгого режима.

МИРЗОЕВ А Г о несудимый, осужден по ст. 105 ч. 4 п. «а» УК РФ (в редакции ФЗ от 8 декабря 2003 года № 162-ФЗ) к 11 годам лишения свободы без штрафа в исправительной колонии строгого режима.

Заслушав доклад судьи Иванова Г. П., выступления адвокатов Кулиева М. М. о., Иванова В. В., Якубовского И. Я., Савиной А. Н. и Артеменко Л. Н., просивших приговор отменить и дело прекратить либо направить на новое судебное рассмотрение, прокурора Башмакова А. М. об оставлении приговора без изменения, судебная коллегия

установила:

по приговору суда Джафаров, Самадов и Бабаджанов признаны виновными в умышленном убийстве, совершенном организованной группой, из корыстных побуждений, а Самадов также в незаконном ношении огнестрельного оружия, совершенном организованной группой.

Они же и Мирзоев признаны виновными в разбойном нападении, совершенном организованной группой, с применением предмета, используемого в качестве оружия.

Преступления совершены 21 и 29 ноября 2009 года в г.

при обстоятельствах, указанных в приговоре.

В судебном заседании Джафаров, Самадов, Бабаджанов и Мирзоев виновными себя не признали.

В кассационном представлении поставлен вопрос об отмене и изменении приговора и об отмене постановления судьи от 3 августа 2011 года. Указывается, что суд неправильно применил уголовный закон, признав Мирзоева виновным в совершении преступления, предусмотренного ст. 105 ч. 4 п. «а» УК РФ, тогда как Мирзоев совершил разбой. Постановление о внесении изменений в приговор является незаконным, так как вынесено судьей до вступления приговора в законную силу. Кроме того, Самадов необоснованно осужден за совершение в составе организованной группы незаконных действий с огнестрельным оружием, поскольку никто из соучастников Самадова в совершении этого преступления виновным не признан. Наказание, назначенное Самадову за это преступление, и по совокупности преступлений подлежит смягчению до 3 лет лишения свободы и до 14 лет 6 месяцев лишения свободы соответственно.

В кассационных жалобах и дополнениях к ним: адвокат Рощин в защиту интересов потерпевшего М просит приговор отменить и дело прекратить за непричастностью к совершению преступлений, мотивируя тем, что органами предварительного следствия и судом не проверена причастность к убийству М Г А и А с которыми у М сложились неприязненные отношения.

Он также утверждает, что по делу отсутствуют доказательства тесного общения Джафарова с другими осужденными по этому делу, руководящей роли Джафарова в преступной группе, считает неправильной оценку показаний потерпевшего и свидетелей; осужденный Бабаджанов утверждает, что он не принимал участие в убийстве М и в этот день находился дома, а свидетель С ошибочно утверждает, что видела его на месте совершения преступления. Свидетель Г описал мужчин, которые убили М , под внешность которых он не подходит. Не принимал он участия и в разбойном нападении на В и А Последние не опознали его, однако затем под давлением сотрудников милиции изменили показания и оговорили его в совершении этого преступления.

Кроме того, утверждает, что суд лишил его права на участие в репликах, и ни один из потерпевших не участвовал в прениях сторон; адвокат Кулиев в защиту интересов осужденного Самадова просит приговор отменить и дело направить на новое рассмотрение со стадии предварительного слушания, мотивируя тем, что в судебном заседании, вопреки согласию стороны защиты, оглашались показания не явившихся в суд свидетелей И , Г и П .

Судом также оставлена без внимания допущенная правоохранительными органами фальсификация доказательств путем использования агентов в виде засекреченных свидетелей. Утверждает, что существование организованной преступной группы не доказано.

Показания свидетеля С являются ложными, они противоречат материалам уголовного дела, показаниям свидетеля И , и суд дал им неправильную оценку. По делу не допрошен муж свидетеля С которому она сообщила об убийстве и которого она просила вызвать милицию и скорую помощь. Показания свидетеля под псевдонимом И являются ложными и недопустимыми доказательствами, так как основаны на слухах и предположениях. Показания потерпевшего М и свидетеля А о непричастности Джафарова к убийству М а оценены судом неправильно. Суд не установил и не допросил свидетеля убийства по имени Э , ходатайство о вызове этого лица для допроса суд необоснованно оставил без удовлетворения, не привел доказательств совершения убийства М из корыстных побуждений. Не согласен адвокат с осуждением Самадова по ст. 222 ч. 3 УК РФ, утверждая, что доказательств совершения этого преступления его подзащитным нет. По факту нападения на А и В адвокат просит учесть, что вина Самадова не доказана, а, кроме того, не было организованной группы, и насилие не носило опасный для жизни или здоровья характер; адвокат Якубовский в защиту интересов осужденного Джафарова просит приговор отменить и дело прекратить за непричастностью к совершению преступления, мотивируя тем, что выводы суда о мотивах совершения убийства М и о создании Джафаровым организованной преступной группы не подтверждаются доказательствами и, поэтому, носят предположительный характер, а показания Джафарова в качестве подозреваемого судом признаны достоверными без учета того, что допрос проводился в отсутствие переводчика. Показания свидетеля А на предварительном следствии о том, что Джафаров угрожал убийством М являются недостаточными для признания его виновным в убийстве, тем более, что А в судебном заседании отказался от них. По делу не установлен и не допрошен свидетель по имени Э который, со слов А также являлся очевидцем убийства М . Суд дал ненадлежащую оценку показаниям потерпевшего М о том, что Джафаров не мог убить его брата, и необоснованно принял во внимание ни чем не подтвержденные заявления допрошенных в судебном заседании сотрудника уголовного розыска К и следователя Б о причинах изменения потерпевшим и свидетелями показаний. Показания свидетеля, под псевдонимом И , незаконно положены в основу приговора, так как они основаны только на слухах и догадках, и в силу ст. 75 ч. 2 п. 2 УПК РФ являются недопустимыми доказательствами. К тому же этот свидетель может иметь личный интерес в исходе дела, так как тоже занимается торговлей зеленью, из-за чего, как установил суд, М был убит. Недопустимыми доказательствами являются и показания свидетеля А о заинтересованности Джафарова в убийстве М поскольку они также основаны на его догадках. Не установлена причастность Джафарова и к разбойному нападению на В и А , поскольку из показаний этих потерпевших следует, что Джафаров участие в избиении не принимал и ценности у них не похищал; адвокат Савина в защиту интересов осужденного Бабаджанова просит приговор отменить и дело прекратить за непричастностью его к совершению преступления, мотивируя тем, что показания С , опознавшей Бабаджанова, являются противоречивыми, не соответствуют показаниям другого очевидца преступления - свидетеля Г При этом защита настаивала на допросе Г который в суд не явился, и показания его были оглашены в судебном заседании без согласия защиты. Протоколы опознания являются недопустимыми доказательствами, поскольку в них не указано, по каким индивидуальным признакам С опознала Бабаджанова. Суд огласил, но оставил без внимания рапорт оперативного сотрудника С о том, что в числе предполагаемых подозреваемых в убийстве М фамилия Бабаджанова и других осужденных не значится, а причастность указанных в нем лиц органами предварительного следствия не проверялась. Показания свидетеля И по мнению адвоката, являются недопустимыми доказательствами, так как они основаны на слухах и предположениях. Существование организованной преступной группы не доказано. По факту разбойного нападения на В и А вина Бабаджанова также не доказана. Потерпевшие, свидетели и обвиняемый первоначально не опознали Бабаджанова.

Повторное же опознание Бабаджанова нарушает требования ст. 193 УПК РФ, запрещающей его проведение теми же лицами и по тем же признакам. К тому же, опознание Бабаджанова произведено без ее участия, хотя Бабаджанов просил об участии адвоката. Свидетель Г пояснил, что Бабаджанова среди других осужденных во время вывоза потерпевших с рынка в район не было. К показаниям, которые свидетели, являющиеся гражданами давали на предварительном следствии, адвокат предлагает отнестись критически, указывая на то, что они допрашивались без участия переводчика и изменение своих показаний в судебном заседании мотивировали именно тем, что плохо знают русский язык. Кроме того, адвокат утверждает, что суд не разъяснил подсудимым возможность участвовать в репликах, чем нарушил их права на защиту.

Проверив материалы дела и обсудив доводы кассационного представления и кассационных жалоб, судебная коллегия считает, что выводы суда о виновности Джафарова, Самадова, Бабаджанова и Мирзоева в совершении преступлений соответствуют фактическим обстоятельствам дела и подтверждаются собранными по делу и исследованными в судебном заседании доказательствами.

В судебном заседании свидетель С пояснила, что она являлась очевидцем совершения Самадовым и Бабаджановым убийства М Она видела, как Самадов несколько раз выстрелил из пистолета в М а Бабаджанов находился в это время рядом и смотрел по сторонам, как она поняла, чтобы предупредить Самадова о появлении сотрудников милиции. Об увиденном она по телефону сообщила своему мужу, который вызвал машину скорой помощи и милицию. Сотрудники милиции, приехавшие на место преступления, увезли ее в отделение, где она описала внешность преступников для составления их фотороботов. Впоследствии она уверенно опознала Бабаджанова, а Самадова сразу опознать не могла из-за того, что на месте совершения преступления он находился в головном уборе и стоял на бордюре тротуара, отчего казался ей выше ростом. Однако теперь она уверенно заявляет, что стрелял в М Самадов.

Суд обоснованно признал показания свидетеля С достоверными, поскольку они являются последовательными и подтверждаются другими доказательствами.

Согласно протоколу опознания, свидетель С вначале опознала Бабаджанова по фотографии, а затем в условиях, исключающих визуальное наблюдение ею опознающим лицом, вновь указала на Бабаджанова, как на лицо, которое участвовала в убийстве М Из оглашенных в судебном заседании показаний свидетелей Гу и П которые они давали на предварительном следствии, следует, что сами они не видели, кто убил М потому что во время выстрелов спрятались под прилавок цветочного павильона, однако видели, что на остановке общественного транспорта находилась молодая девушка, которая являлась свидетелем этого преступления.

Допрошенный в судебном заседании свидетель З подтвердил, что Г и П работавшие в его цветочном павильоне продавцами, рассказали ему, что видели на месте совершения преступления молодую плачущую девушку, которая явилась свидетелем убийства М .

Свидетель А в суде также пояснил, что он приехал на место преступления сразу после полученного сообщения об убийстве М и здесь от собравшихся, знакомого таксиста и работников милиции узнал о девушке, которая была свидетелем убийства и которую увезли в милицию.

Таким образом, доводы кассационных жалоб о том, что свидетель С - секретный агент, показаниям которого доверять нельзя, являются несостоятельными. Как следует из показаний вышеуказанных свидетелей и показаний самой С , именно она являлась свидетелем убийства М , поэтому оснований сомневаться в достоверности ее показаний не имеется.

Что касается обстоятельств засекречивания ее личности, то они свидетельствуют лишь о том, что эти меры были приняты в отношении свидетеля преступления в соответствие с законом в целях обеспечения ее безопасности.

Необоснованными являются также утверждения осужденного Бабаджанова и адвокатов в кассационных жалобах о том, что показания С противоречат показаниям Г поскольку из показаний самого Г видно, что во время убийства М он прятался под прилавком и опознать стрелявших не сможет.

Хотя показания свидетелей Г и П были оглашены судом и без согласия стороны защиты, поскольку принятыми мерами обеспечить их явку не представилось возможным, однако это обстоятельство не могло повлиять и не повлияло на исход дела, так как они фактически подтверждаются показаниями допрошенных в суде свидетелей З и А В связи с этим, ссылка в жалобах на нарушение судом требований ст. 286 УПК РФ при оглашении показаний свидетелей, не явившихся для допроса в суд, не может служить основанием для отмены приговора.

Необоснованными являются также доводы кассационных жалоб о непричастности Джафарова к убийству М и об отсутствии по делу доказательств существования организованной преступной группы.

В ходе предварительного следствия свидетель А неоднократно пояснял, что М убийством угрожал Джафаров, и М эти угрозы воспринимал реально, намереваясь поменять место своего жительства, но не успел сделать этого, поскольку вскоре был убит. Джафаров и М были конкурентами на рынках по продаже зелени, привозимой из и между ними на этой почве возник конфликт.

Об этих же обстоятельствах на предварительном следствии пояснял потерпевший М в, родной брат убитого М Свидетели А , А , М Г , Ц и С на предварительном следствии показывали, что вначале Джафаров и М занимались совместным бизнесом по реализации зелени на рынке г. а после его закрытия отношения между ними испортились, и они разделились на две враждующие группировки. При этом, как пояснял свидетель С , с Джафаровым работали Бабаджанов и Самадов, которые являлись «крышей» для торговцев зеленью.

Показания вышеназванных свидетелей подтвердил в судебном заседании свидетель И , данные которого были засекречены следствием в целях обеспечения его безопасности, который пояснил, что М в ходе очередного конфликта побил Джафарова и не допускал того к овощному бизнесу на его рынках. Джафаров направлял на рынок своих ребят, в числе которых были Бабаджанов и Самадов по кличке «киллер», которые угрожали арендаторам М физической расправой. М собирался открыть новый рынок и арендаторы намеревались переехать на него, так как хотели работать с М а Джафаров угрожал М убийством, если тот не откажется от своих планов. М реально опасался этих угроз, но от своих планов отказываться не собирался, и был убит.

Кроме того, и сам Джафаров, на допросе в качестве подозреваемого, отказавшийся в присутствии адвоката от услуг переводчика, не отрицал, что у него после разрушения рынка отношения с М испортились, поскольку между ними произошла ссора, связанная с финансовыми отношениями.

Оценивая вышеуказанные показания свидетелей и потерпевшего, суд правильно исходил из того, что они согласуются между собой и соответствуют фактическим обстоятельствам дела, и обоснованно указал в приговоре на их достоверность, отвергнув показания А и М в судебном заседании о том, что Джафаров не мог организовать убийство М . Из материалов дела видно, что перед началом допроса свидетелей у них выяснялась необходимость участия переводчика, однако они о такой необходимости не заявляли.

Доводы кассационных жалоб о том, что показания свидетеля под псевдонимом И основаны на слухах и предположениях являются необоснованными. Как следует из показаний И , он непосредственно общался с М сам наблюдал ситуацию, сложившуюся с переделом сфер влияния в бизнесе по реализации зелени, а показания в отношении Джафарова, Самадова и Бабаджанова дал после того, как узнал, что двое последних задержаны сотрудниками милиции. В связи с этим, оснований для признания его показаний недопустимыми доказательствами, как об этом ставится вопрос в кассационных жалобах, не имеется.

Таким образом, судом в приговоре приведена совокупность доказательств, изобличающих Джафарова, Бабаджанова и Самадова в убийстве М , которое было совершено, как правильно расценил суд, из корыстных побуждений, вызванных переделом сфер влияния в торговом бизнесе, и организованной группой, поскольку преступление было заранее тщательно спланировано и участники его были объединены общей целью устранения конкурентов в сфере бизнеса.

Что касается доводов кассационных жалоб о необходимости допроса в качестве свидетеля лица по имени Э то, как пояснил в суде свидетель А сообщил ему, что он не видел, кто стрелял в М Поэтому показания названного адвокатами свидетеля не могут иметь существенного значения для исхода дела.

О вызове для допроса в качестве свидетеля мужа С сторона защиты в суде не ходатайствовала.

Правовая оценка действиям Джафарова, Бабаджанова и Самадова, связанным с убийством М , дана судом правильная.

Правильно квалифицированы действия Самадова по ст. 222 ч. 3 УК РФ, как незаконное ношение огнестрельного оружия и боеприпасов, совершенное организованной группой, поскольку он во исполнение указаний Джафарова, руководившего организованной группой, дал ему указание о приобретении огнестрельного оружия и использовании его при совершении убийства М . В связи с этим, доводы кассационного представления о необходимости переквалификации действий Самадова на ч. 1 ст. 222 УК РФ и снижении наказания не могут быть признаны обоснованными.

Что касается оправдания самого Джафарова по ст. 222 ч. 3 УК РФ, то это обстоятельство само по себе не может служить основанием для изменения приговора по доводам кассационного представления, поскольку судом установлено, что убийство М было совершено организованной группой, которая для его совершения использовала огнестрельное оружие.

Необоснованными являются также доводы кассационных жалоб о недоказанности вины Джафарова, Бабаджанова, Самадова и М в совершении разбойного нападения на А и В .

Потерпевшие А и В на предварительном следствии, а потерпевший А и в судебном заседании показали, что Бабаджанов, Самадов и М по указанию Джафарова избили их, отобрали деньги и мобильные телефоны, при этом М угрожал им ножом, а затем посадили в машину и вывезли в район Эти показания потерпевших подтверждаются заключением судебно-медицинского эксперта о причинении А телесных повреждений, причинивших легкий вред здоровью, протоколом опознания А Джафарова, Бабаджанова, Самадова и Мирзоева, показаниями на предварительном следствии свидетеля Г на машине которого избитые А и В были вывезены в район Доводы кассационных жалоб о том, что потерпевшие А и В оговорили Джафарова, Бабаджанова, Самадова и Мирзоева под влиянием сотрудников милиции, следует признать необоснованными, поскольку показания потерпевших подтверждаются не только показаниями свидетеля Г но и показаниями одного из осужденных - Мирзоева, который не отрицал, что к потерпевшим было применено физическое насилие.

Нарушений уголовно-процессуального закона при проведении опознания А Джафарова, Бабаджанова, Самадова и Мирзоева, вопреки утверждениям адвоката Савиной в кассационной жалобе, допущено не было, поскольку данных о повторном проведении опознания в материалах дела не содержится. Как пояснила в судебном заседании адвокат Савина, на момент опознания Бабаджанова ордера на участие по настоящему делу у нее еще не было, и из протокола опознания видно, что опознание Бабаджанова проходило с участием адвоката Петрова, ордер которого приобщен к делу (т. 10 л. д. 12, т. 3 л.

д. 78, 79-82).

Действиям Джафарова, Самадова, Бабаджанова и Мирзоева дана надлежащая правовая оценка, поскольку нападение на В и А явилось продолжением преступной деятельности организованной группы под руководством Джафарова, который привлек в нее и Мирзоева, направленной на передел сфер влияния в бизнесе, связанном с куплей-продажей зелени в г. . При совершении нападения на А и В у них было похищено имущество, потерпевшему А причинен легкий вред здоровью и высказаны угрозы, опасные для жизни и здоровья, с применением в качестве оружия ножа.

Нарушений норм уголовно-процессуального закона, влекущие за собой отмену приговора, судом при рассмотрении дела не допущено. От участия в репликах подсудимые отказались (т. 10 л. д. 153).

Наказание Джафарову, Бабаджанову, Самадову и Мирзоеву назначено с учетом всех обстоятельств, влияющих на наказание, оно соответствует тяжести содеянного и данным о личности каждого из них.

Таким образом, оснований для отмены или изменения приговора по доводам кассационного представления и кассационных жалоб не имеется.

Вместе с тем, резолютивная часть приговора в отношении Мирзоева подлежит уточнению, поскольку в ней судом ошибочно указано о признании его виновным и назначении наказания по ст. 105 ч. 4 п. «а» УК РФ вместо ст. 162 ч. 4 п. «а» УК РФ. О допущенной технической ошибке свидетельствует описательно-мотивировочная часть приговора, из которой следует, что Мирзоевым совершено разбойное нападение в составе организованной группы, и квалификация его действия по ст. 162 ч. 4 п. «а» УК РФ, а также вынесение судьей 3 августа 2011 года постановления об исправлении допущенной им опечатки.

Руководствуясь ст. ст. 377, 378, 388 УПК РФ, судебная коллегия

определила:

приговор Московского городского суда от 3 августа 2011 года в отношении МИРЗОЕВА А Г о изменить, уточнить резолютивную часть приговора и считать его осужденным к 11 годам лишения свободы по ст. 162 ч. 4 п. «а» УК РФ.

В остальном приговор в отношении МИРЗОЕВА А Г о и этот же приговор в отношении ДЖАФАРОВА А Ф о САМАДОВА С Б о и БАБАДЖАНОВА Р В о оставить без изменения, а кассационное представление [\и кассационные жалобы - без удовлетворения.

Статьи законов по Делу № 5-О11-237

УК РФ Статья 222. Незаконные приобретение, передача, сбыт, хранение, перевозка или ношение оружия, его основных частей, боеприпасов
УПК РФ Статья 193. Предъявление для опознания
УПК РФ Статья 286. Приобщение к материалам уголовного дела документов, представленных суду
УПК РФ Статья 302. Виды приговоров
УК РФ Статья 69. Назначение наказания по совокупности преступлений

Производство по делу



Типовые договорыТиповые договоры





Ответы юристовОтветы юристов

Загрузка
Наверх