Типовые договорыТиповые договоры



Активные юристыАктивные юристы

Телефон: +7 905 942-69-48
не в сети
Фото юриста
Лакоткина Юлия Анатольевна
г. Ужур Красноярский край ( СИБИРЬ)
ответов за неделю: 11
Телефон: 8 923 308 00 82
Телефон: 9060684949


Ответы юристовОтветы юристов

Дело № 5-О11-270

Суд Верховный Суд Российской Федерации
Дата решения 26 декабря 2011 г., Определение
Инстанция Судебная коллегия по уголовным делам, кассация
Категория Уголовные дела
Докладчик Степалин Валерий Петрович
Электронная копия решения Скачать
Решение

Текст итогового документа

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

Дело №5-О11-270

от 26 декабря 2011 года

 

в составе:

при секретаре Кочкине Я.В.

рассмотрела в судебном заседании дело по кассационным жалобам осужденного Абдусаматова С.А., адвоката Героева Р.Ю. на приговор Московского городского суда от 17 октября 2011 года, которым

осужден к лишению свободы по ст. 105 ч. 2 п. «з» УК РФ на

14 лет, ст. 162 ч. 4 п. «в» УК РФ на 10 лет.

На основании ст. 69 ч. 3 УК РФ по совокупности преступлений путём частичного сложения окончательно назначено

15 лет лишения свободы с отбыванием в исправительной колонии строгого режима.

АБДУСАМАТОВ О

А

~1

, несудимыи,

Постановлено взыскать с осужденного Абдусаматова С.А. в пользу потерпевшего [скрыто] рублей в возмещение

материального ущерба, [скрыто] рублей в счёт компенсации морального вреда.

Решён вопрос о вещественных доказательствах.

Заслушав доклад судьи Степалина В.П., выступления осужденного Абдусаматова С.А., адвоката Героева Р.Ю. по доводам кассационных жалоб, потерпевшего [скрыто] и его

представителя адвоката Сидорина О.С., прокурора Башмакова A.M., полагавших приговор суда оставить без изменения, судебная коллегия

 

установила:

 

при изложенных в приговоре суда обстоятельствах, осужденный Абдусаматов признан виновным в том, что 17 октября 2010 года, в период времени с 1 часа до 5 часов находясь в квартире [скрыто] дома ~~1 корпус [скрыто] по улице [скрыто] города [скрыто],

совершил разбойное нападение на потерпевшую [скрыто] в

процессе чего убил её, нанеся не менее 8 ударов взятым на кухне ножом, похитил деньги и имущество в крупном размере на общую сумму [скрыто] рублей.

В судебном заседании осужденный Абдусаматов вину не признал.

В кассационных жалобах и дополнениях:

осужденный Абдусаматов просит приговор суда отменить, дело направить на новое судебное разбирательство, утверждает о своей невиновности. Указывает, что суд неправильно оценил доказательства. Свидетель [скрыто] показала, что 17 октября

2010 года с 4 часов до 6 часов 10-15 минут утра в квартире [скрыто] был слышен шум, однако председательствующий в

приговоре её показания и других свидетелей написал по своему усмотрению. Он ушёл из квартиры [скрыто] примерно в 4

часа 10 минут, и потерпевшая сама закрывала за ним дверь, он обо всём рассказал в суде, но председательствующий его не слушал, придирался к нему и семье, спрашивал, почему он по национальности таджик, а проживает в [скрыто] сменил

фамилию, о том, резал ли кровяным ножом хлеб, в связи с чем адвокат заявил ходатайство, а он поддержал об отводе судьи. По

заключению эксперта на изъятом кухонном ноже обнаружена кровь, не принадлежащая потерпевшей, о том, что [скрыто] сняла

15 октября 2010 года деньги со сберкнижки он не знал, работал на частном такси, являлся единственным кормильцем в семье, где несовершеннолетние дети, родители инвалиды, обо всём хотел рассказать в последнем слове, но ему не дали;

адвокат Героев Р.Ю. в защиту Абдусаматова просит приговор суда отменить, дело направить на новое судебное разбирательство, утверждает о невиновности осужденного. Указывает, что уголовное дело рассмотрено с обвинительным уклоном, просматривалась явная враждебность к Абдусаматову со стороны председательствующего, который задавал ему при допросе некорректные вопросы, в частности, повышенным тоном несколько раз о резании хлеба окровавленным ножом, не выслушивал ответы подсудимого, а также возражения защиты, в связи с чем сторона защиты заявила отвод. Необъективность и пристрастное отношение председательствующего к подсудимому проявилась и в том, что Абдусаматову не было предоставлено последнее слово. Полагает,

что суд неправильно оценил исследованные доказательства._В

приговоре суд исказил показания свидетеля гВ [скрыто]

указав, что она проснулась и услышала шум в квартире соседей около 4 часов утра, хотя по её показаниям она проснулась от шума в 4 часа 40 минут, и он продолжался до 5 часов, может чуть дольше. В это время Абдусаматов в квартире потерпевшей не мог находиться, что подтверждается детализацией абонентского номера его телефона о фиксаттии в 4 часа 26 минут в зоне действия базовой станции улицы шв^ШЯШЩ и данное обстоятельство соответствует показаниям осужденного о том, что в это время он прогревал автомашину на улице. В 4 часа 59 минут и в 5 часов 9 минут звонки зафиксированы в зоне действий других станций, из чего следует, что в 5 часов Абдусаматов находился, примерно, в 10 км от дома потерпевшей. Показания Абдусаматова о том, что он вышел из квартиры потерпевшей подтверждается записью камер

видеонаблюдения, показаниями свидетеля У I о том, что

видеокамера стала активной в 4 часа 13 минут. Выводы в приговоре о том, что на следствии и в судебном заседании подсудимый дал противоречивые показания, не соответствуют материалам дела. Так, в судебном заседании осужденный пояснил об обстоятельствах написания им доверенности и что о ней на предварительном следствии он не вспомнил, об использовании им ножа при резании хлеб и изготовлении бутербродов, из-за чего мог остаться отпечаток

его пальца, и что вопрос о ноже на предварительном следствии ему не задавали. Про телефон потерпевшей Абдусаматов пояснил в суде, что возможно [скрыто] оставила телефон в его автомашине,

однако он не думал, что это её телефон, и он звонил в [скрыто] со своего телефона. Кроме этого, не были допрошены

лица, на чьи телефоны в Ш " ¦ поступали звонки.

Суд необоснованно признал, что изъятый кухонный нож потерпевшей является орудием убийства и на нём обнаружена кровь потерпевшей, поскольку по заключению молекулярно-генетической экспертизы невозможно сделать вывод о принадлежности следов крови на ноже конкретным лицам, в том числе потерпевшей, а заключение медико-криминалистической экспертизы о том, что данным ножом могли быть причинены ранения потерпевшей, не может являться доказательством вины осужденного, так как указывает лишь на вероятность и не подтверждается другими доказательствами. Выводы суда относительно квалификации действий осужденного по ст. ст. 105 ч. 2 п. «з», 162 ч. 4 п. «в» УК РФ в приговоре ничем не обоснованы, и не ясно, почему суд сделал такой вывод и какими доказательствами подтверждается, что имел место разбой, о чём вывод суда основывается на предположении и противоречит требованиям ст. ст. 14, 307 УПК РФ.

В возражении на кассационные жалобы государственный обвинитель Мустафаев P.A. указывает о своём несогласии с ними.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационных жалоб, возражения, судебная коллегия не находит оснований к отмене или изменению приговора суда.

Доводы в кассационных жалобах о том, что уголовное дело рассмотрено необъективно, с обвинительным уклоном являются несостоятельными, поскольку противоречат материалам дела.

Из протокола судебного заседания следует, что судебное следствие проведено в соответствии с требованиями ст. ст. 273-291 УПК РФ.

Вопреки доводам в кассационных жалобах осужденного Абдусаматова и адвоката Героева Р.Ю., допрос подсудимого Абдусаматова в судебном заседании проведён в соответствии с требованиями ст. ст. 275, 276 УПК РФ (т. 4, л.д. 85-95).

Из протокола судебного заседания следует, что председательствующий задал всего 15 вопросов, из них 9 вопросов относительно мобильного телефона потерпевшей, 3 вопроса относительно обнаруженного отпечатка пальца подсудимого на изъятом в квартире потерпевшей ноже, 1 вопрос относительно места обнаружения автомобиля потерпевшей, 1 вопрос о цели написания осужденным доверенности от имени потерпевшей, 1 вопрос о том, почему Абдусаламов на предварительном следствии не сказал, что трогал нож, кружку, когда был в квартире потерпевшей.

Нет каких-либо сведений об обстоятельствах, на которые указывает в кассационной жалобе осужденный Абдусаматов о том, что председательствующий кричал на него, придирался к нему, к семье, спрашивал, почему он по национальности таджик, а проживает в [скрыто] почему сменил фамилию, и других.

Нет также каких-либо сведений об обстоятельствах, на которые указывает в кассационной жалобе адвокат Героев Р.Ю. о том, что просматривалась явная враждебность к Абдусаматову со стороны председательствующего, который задавал ему при допросе некорректные вопросы, повышенным тоном, не выслушивал ответы подсудимого, а также возражения защиты, и других.

Доводы в кассационной жалобе адвоката Героева Р.Ю. о том, что на ответ подсудимого Абдусаматова о том, что он мог оставить отпечатки пальцев на ноже, когда резал хлеб, последовал вопрос председательствующего о резании хлеба окровавленным ножом, причём это вопрос задавался несколько раз, несмотря на возражение стороны защиты, и повышенным тоном, противоречат записи в протоколе судебного заседания о вопросах председательствующего к подсудимому Абдусаматову и об ответах подсудимого Абдусаматова на эти вопросы председательствующего.

Из протокола судебного заседания следует, что первый вопрос председательствующий задал подсудимому о том, чем подсудимый может объяснить наличие его отпечатков пальцев на ноже со следами крови, который изъяли в квартире потерпевшей, на что подсудимый ответил, что он резал хлеб и колбасу ножом. Второй вопрос председательствующий задал подсудимому о том, были ли на ноже следы крови, когда подсудимый брал нож, на что подсудимый ответил, что он не может пояснить. Третий вопрос председательствующий задал подсудимому о том, чем подсудимый

может объяснить наличие отпечатков его пальцев на ноже, на что подсудимый ответил, что когда они были на кухне и пили чай, он резал этим ножом себе колбасу и хлеб.

После того, как председательствующий задал первый вопрос подсудимому, адвокат Героев Р.Ю. заявил, что он считает этот вопрос некорректный, поскольку экспертизой не установлено, что кровь на ноже принадлежит потерпевшей [скрыто] и просил

снять этот вопрос.

Аналогично адвокат Героев Р.Ю. заявил и по третьему вопросу председательствующего к подсудимому, и также просил снять данный вопрос.

Судебная коллегия находит, что председательствующий правильно не принял эти возражения адвоката Героева Р.Ю. и не снял свои вопросы к подсудимому, так как в возражениях адвокат указывал обстоятельства, о которых председательствующий не говорил в вопросах.

А именно, из возражений адвоката Героева Р.Ю. по указанным вопросам следует, что он считал первый и третий вопросы председательствующего некорректными, поскольку экспертизой не установлено, что кровь на ноже принадлежит потерпевшей [скрыто]

Однако, из содержания, как первого, так и третьего вопросов следует, что председательствующий вообще не говорил о принадлежности крови на ноже потерпевшей [скрыто]

Также из протокола судебного заседания следует, что после того, как участники судебного разбирательства вопросов к подсудимому Абдусаматову не имели, адвокат Героев Р.Ю. заявил отвод председательствующему, мотивируя тем, что председательствующий задаёт некорректные вопросы подсудимому и необъективный.

Данный отвод был рассмотрен в установленном законом порядке, законных оснований к удовлетворению отвода не было. Выводы председательствующего мотивированы в постановлении (т. 4, л.д. 45, 92-93).

Вопреки доводам в кассационных жалобах, из протокола судебного заседания следует, что в соответствии с требованиями ст. 293 УПК РФ подсудимому Абдусаматову было предоставлено последнее слово.

Из записи в протоколе судебного заседания следует, что подсудимый Абдусаматов от участия в прениях отказался, а в последнем слове пояснил, что он согласен с мнением адвоката, что в

[скрыто] работает с 2003 года, что занимается частным извозом, что все заработанные деньги уходили на лекарства матери и содержание детей, что с [скрыто] был знаком мало, её не убивал, что про

деньги ничего не знал, и просил его оправдать (т. 4, л.д. 107).

Доводы в кассационных жалобах о невиновности осужденного Абдусаматова, являются несостоятельными.

Данная версия тщательно проверялась судом, обоснованно отвергнута и признано, что она выдвинута с целью избежать Абдусаматову ответственности за содеянное. Выводы суда об этом подробно мотивированы в приговоре.

Вина осужденного Абдусаматова в совершении преступлений установлена на основании: показаний свидетеля [скрыто] о том, что она проснулась примерно в 4 часа утра

от шума в квартире соседки потерпевшей [скрыто] похожего

на звук от упавшего на пол тяжёлого предмета; показаний свидетеля [скрыто] о том, что соседка свидетель [скрыто] 17

октября 2010 года рассказала ему о том, что она слышала примерно, с 4 до 5 часов утра шум в квартире потерпевшей, похожий на звук упавшего предмета; протокола осмотра документов, содержащих информацию о входящих и исходящих соединениях абонентского номера о нахождении Абдусаматова в квартире К0 1 в

том числе 17 октября 2010 года с 00:59:21 по 04:28:55 часов; заключения судебно-медицинского эксперта о причинении потерпевшей 8 колото-резаных ранений и о наступлении смерти в результате обильного кровотечения от колото-резаного ранения шеи; протокола осмотра места происшествия, обнаружения и изъятия ножа, признанного вещественным доказательством, которым по заключению медико-криминалистической экспертизы с наибольшей вероятностью причинены все ранения потерпевшей; заключения молекулярно-генетической экспертизы об обнаружении на данном ноже крови человека; заключения комплексной судебной

экспертизы о том, что на данном ноже обнаружен след среднего пальца правой руки осужденного Абдусаматова; протокола осмотра автомобиля Абдусаматова при котором были обнаружены доверенность на имя подсудимого от имени потерпевшей на управление принадлежащим ей автомобилем, текст которой и подпись [скрыто] по заключению почерковедческой

экспертизы выполнены Абдусаматовым, страховой полис ОСАГО на автомобиль потерпевшей и её мобильный телефон, с которого Абдусаматов после совершения преступлений осуществлял звонки в [скрыто] обнаруженной автомашины [скрыто]

[скрыто]., которая была перегнана в другой район от места проживания потерпевшей; других доказательств, подробно изложенных в приговоре суда.

Всем исследованным доказательствам судом дана надлежащая оценка в их совокупности, в том числе указанным в кассационных жалобах показаниям самого осужденного Абдусаматова, свидетеля [скрыто] заключениям экспертиз,

вещественным доказательствам.

Суд сделал обоснованный вывод о том, что осужденный Абдусаматов совершил разбойное нападение на потерпевшую [скрыто] в процессе чего убил её, завладел деньгами и имуществом на указанную в приговоре сумму.

Доводы в кассационных жалобах о том, что в приговоре искажены показания свидетеля [скрыто] и других

свидетелей, которые могли повлиять на выводы суда, являются несостоятельными, поскольку противоречат материалам дела.

Так, противоречат записи в протоколе судебного заседания доводы в кассационных жалобах о том, что приведённые в приговоре показания свидетеля [скрыто] о том, что она

проснулась и услышала шум у соседей в квартире около 4 часов утра, записаны председательствующим по своему усмотрению и искажены, что в действительности эта свидетель показала, что она проснулась от шума в 4 часа 40 минут.

Согласно записи в протоколе судебного заседания, свидетель

[скрыто] показала, в частности, о том, что она проснулась от

шума в квартире потерпевшей примерно в 4 часа утра, но точное время ней не известно, так как на часы не смотрела, что шум был

похож на звук от упавшего на пол тяжёлого предмета, похожего на стул или табуретку, затем раздались звуки, похожие на движение мебели, а когда звуки стали стихать, собака 2 раза заскулила, примерно, в 5 часов, точного времени назвать не может, всё стихло (т. 4, л.д. 57-59).

Эти же обстоятельства подтверждены показаниями свидетеля [скрыто] который показал, что соседка свидетель [скрыто]

[скрыто]. 17 октября 2010 года рассказала ему о том, что она слышала примерно, с 4 до 5 часов утра шум в квартире потерпевшей, похожий на звук упавшего предмета, потом вой собаки (т. 4, л.д. 61).

Нет также никаких данных о том, что председательствующий в приговоре исказил показания других свидетелей.

Ссылаясь в своих кассационных жалобах на то, что показания свидетелей в приговоре искажены, записаны председательствующим произвольно, осужденный Абдусаматов и адвокат Героев Р.Ю. не указывают никаких конкретных данных, в том числе и о том, показания каких именно свидетелей в приговоре по их мнению отражены неправильно.

Из исследованной информации о входящих и исходящих соединениях абонентского номера Абдусаматова установлено, что он находился в квартире [скрыто] 17 октября 2010 года с

00:59:21 по 04:28:55 часов. Кроме этого, установлено, что осужденный звонил потерпевшей ежедневно неоднократно с 9 по 16 октября 2010 года, и вопреки его показаниям потерпевшая никогда ему не звонила, а также установлено, что он находился в квартире потерпевшей 15 октября 2010 года, когда она сняла со сберкнижки рублей, и 16 октября 2010 года. Телефон потерпевшей после её убийства был включён 9 и 10 ноября 2010 года, по нему

осужденным осуществлялись звонки в

Статьи законов по Делу № 5-О11-270

УПК РФ Статья 14. Презумпция невиновности
УПК РФ Статья 275. Допрос подсудимого
УПК РФ Статья 276. Оглашение показаний подсудимого
УПК РФ Статья 293. Последнее слово подсудимого
УПК РФ Статья 307. Описательно-мотивировочная часть обвинительного приговора
УК РФ Статья 69. Назначение наказания по совокупности преступлений

Производство по делу

Загрузка
Наверх