Типовые договорыТиповые договоры



Активные юристыАктивные юристы

Телефон: 9060684949
Телефон: +7 905 942-69-48
не в сети
Фото юриста
Лакоткина Юлия Анатольевна
г. Ужур Красноярский край ( СИБИРЬ)
ответов за неделю: 11
Телефон: 8 923 308 00 82


Ответы юристовОтветы юристов

Дело № 5-О12-47

Суд Верховный Суд Российской Федерации
Дата решения 25 июля 2012 г., Определение
Инстанция Судебная коллегия по уголовным делам, кассация
Категория Уголовные дела
Докладчик Шалумов Михаил Славович
Электронная копия решения Скачать
Решение

Текст итогового документа

ВЕРХОВНЫЙ СУД
РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

Дело № 5-О12-47

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

 

г. Москва 25 июля 2012 г.

 

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего Ворожцова С.А.,
судей Нестерова В.В. и Шалумова М.С.,
при секретаре Волкове А.А.

рассмотрела в открытом судебном заседании уголовное дело по кассационному представлению государственного обвинителя прокуратуры г.

Москвы Михеевой Э.А., кассационным жалобам осужденных Швецовой И.М., Евтушенко О.С., Бадулиной О.А., Кулик В.А., защитников Асташенкова О.В., Гончаренко Р.А., Туровой А.Н., Яковенко А.В. на приговор Московского городского суда от 9 февраля 2012 года, которым Швецова И М ранее не судимая, осуждена к лишению свободы: по ч. 1 ст. 210 УК РФ (в редакции Федерального закона от 27.12.2009 № 377- ФЗ) на 7 (семь) лет с ограничением свободы на 1 (один) год и установлением 2 конкретных ограничений и обязанностей, перечисленных в приговоре, с применением ст. 64 УК РФ; ч. 4 ст. 159 УК РФ (в редакции Федерального закона от 07.03.2011 № 26-ФЗ) (всего 102 преступления) на 4 (четыре) года за каждое преступление.

На основании ч. 3 ст. 69 УК РФ путем частичного сложения наказаний назначено окончательное наказание в виде лишения свободы на 8 (восемь) лет в исправительной колонии общего режима, с ограничением свободы на 1 (один) год и установлением конкретных ограничений и обязанностей, перечисленных в приговоре, с применением ст.64 УК РФ; Каграманова Л Б ранее не судимая, осуждена к лишению свободы: по ч. 2 ст. 210 УК РФ (в редакции Федерального закона от 27.12.2009 № 377- ФЗ) на 5 (пять) лет с ограничением свободы на 1 (один) год и установлением конкретных ограничений и обязанностей, перечисленных в приговоре; ч. 4 ст. 159 УК РФ (в редакции Федерального закона от 07.03.2011 № 26-ФЗ) (всего 5 преступлений) на 2 (два) года за каждое преступление.

На основании ч. 3 ст. 69 УК РФ путем частичного сложения наказаний и с применением ст. 73 УК РФ назначено окончательное наказание в виде лишения свободы на 5 (пять) лет 6 месяцев условно с испытательным сроком 3 (три) года, с ограничением свободы на 1 (один) год и установлением конкретных ограничений и обязанностей, перечисленных в приговоре; Непритворная Е С ранее не судимая, осуждена к лишению свободы: по ч. 2 ст. 210 УК РФ (в редакции Федерального закона от 27.12.2009 № 377- ФЗ) на 5 (пять) лет с ограничением свободы на 1 (один) год и установлением конкретных ограничений и обязанностей, перечисленных в приговоре; ч. 4 ст. 159 УК РФ (в редакции Федерального закона от 07.03.2011 № 26-ФЗ) (всего 5 преступлений) на 2 (два) года за каждое преступление.

На основании ч. 3 ст. 69 УК РФ путем частичного сложения наказаний и с применением ст. 73 УК РФ назначено окончательное наказание в виде лишения свободы на 5 (пять) лет 6 месяцев условно с испытательным сроком 3 3 (три) года, с ограничением свободы на 1 (один) год и установлением конкретных ограничений и обязанностей, перечисленных в приговоре; Евтушенко О С ранее не судимая, осуждена к лишению свободы: по ч. 2 ст. 210 УК РФ (в редакции Федерального закона от 27.12.2009 № 377- ФЗ) на 5 (пять) лет с ограничением свободы на 1 (один) год и установлением конкретных ограничений и обязанностей, перечисленных в приговоре; ч. 4 ст. 159 УК РФ (в редакции Федерального закона от 07.03.2011 № 26-ФЗ) (всего 16 преступлений) на 3 (три) года за каждое преступление.

На основании ч. 3 ст. 69 УК РФ путем частичного сложения наказаний и с применением ст. 73 УК РФ назначено окончательное наказание в виде лишения свободы на 6 (шесть) лет условно с испытательным сроком 4 (четыре) года, с ограничением свободы на 1 (один) год и установлением конкретных ограничений и обязанностей, перечисленных в приговоре; Бадулина О А ранее не судимая, осуждена к лишению свободы: по ч. 2 ст. 210 УК РФ (в редакции Федерального закона от 27.12.2009 № 377- ФЗ) на 5 (пять) лет с ограничением свободы на 1 (один) год и установлением конкретных ограничений и обязанностей, перечисленных в приговоре; ч. 4 ст. 159 УК РФ (в редакции Федерального закона от 07.03.2011 № 26-ФЗ) (всего 16 преступлений) на 3 (три) года за каждое преступление.

На основании ч. 3 ст. 69 УК РФ путем частичного сложения наказаний и с применением ст. 73 УК РФ назначено окончательное наказание в виде лишения свободы на 6 (шесть) лет условно с испытательным сроком 4 (четыре) года, с ограничением свободы на 1 (один) год и установлением конкретных ограничений и обязанностей, перечисленных в приговоре; Кулик В А ранее не судимая, 4 осуждена к лишению свободы: по ч. 2 ст. 210 УК РФ (в редакции Федерального закона от 27.12.2009 № 377- ФЗ) на 5 (пять) лет с ограничением свободы на 1 (один) год и установлением конкретных ограничений и обязанностей, перечисленных в приговоре; ч. 4 ст. 159 УК РФ (в редакции Федерального закона от 07.03.2011 № 26-ФЗ) (всего 16 преступлений) на 3 (три) года за каждое преступление.

На основании ч. 3 ст. 69 УК РФ путем частичного сложения наказаний и с применением ст. 73 УК РФ назначено окончательное наказание в виде лишения свободы на 6 (шесть) лет условно с испытательным сроком 4 (четыре) года, с ограничением свободы на 1 (один) год и установлением конкретных ограничений и обязанностей, перечисленных в приговоре; Срок наказания Швецовой И.М. постановлено исчислять со дня задержания, то есть с 30 марта 2010 года.

По делу осужден также Храмаженков М.К., в отношении которого приговор не обжалован и дело в кассационном порядке не проверяется.

Заслушав доклад судьи Шалумова М.С., объяснения осужденных: Швецовой И.М. в режиме видеоконференцсвязи, Евтушенко О.С., Бадулиной О.А.; защитников: Асташенкова О.В. в интересах Швецовой, Гончаренко Р.А. в интересах Каграмановой и Непритворной, Туровой А.Н. в интересах Евтушенко, Артеменко Л.Н. в интересах Бадулиной, Баранова А.А. в интересах Кулик, поддержавших кассационные жалобы и представление, мнение прокурора Полеводова С.Н., поддержавшего только кассационное представление и полагавшего приговор в отношении Кулик в части дополнительного наказания отменить, в остальном оставить без изменения, Судебная коллегия

установила:

Осужденные признаны виновными в вышеуказанных преступлениях, совершенных в период с июня 2005 года по 30 марта 2010 года на территории города при обстоятельствах, изложенных в приговоре.

В кассационном представлении государственный обвинитель Михеева Э.А., не оспаривая доказанность вины осужденной Кулик В.А. в совершении преступлений и их квалификацию, а также правильность назначения ей основного наказания, указывает на то, что Кулик, являющейся гражданкой Республики Украина и не имеющей места постоянного проживания на территории РФ, в нарушение требований ст. 53 УК РФ назначено дополнительное наказание в виде ограничения свободы. На этом основании 5 просит приговор в отношении Кулик изменить, исключить назначение дополнительного наказания в виде ограничения свободы.

В кассационной жалобе и дополнениях к ней осужденная Швецова И.М. считает приговор незаконным, необоснованным и несправедливым, ссылаясь на то, что ее вина как по ч. 1 ст. 210 УК РФ, так и по фактам мошенничества не доказана, суд формально отнесся к исследованию доказательств и оценке сведений о ее личности, не учел, что уголовное дело по ст. 210 УК РФ в отношении нее вообще не возбуждалось. Далее подробно приводит в жалобе сведения о своем семейном положении, состоянии здоровья, предпринимательской деятельности и отношениях с другими предпринимателями и клиентами, которые также не учтены судом и свидетельствуют, по ее мнению, о том, что она не могла осуществлять противозаконную деятельность, в которой ее обвинили. Полагает, что суд необоснованно сослался на результаты прослушивания телефонных переговоров, поскольку они в судебном заседании не исследовались, и не содержат каких-либо данных о наличии организованной преступной группы и ее руководящей роли в ней, а также на рапорт оперативного сотрудника Ш формально перенеся его из обвинительного заключения в приговор. Также формально, по ее мнению, суд рассмотрел и другие материалы дела, назначил ей чрезмерно суровое наказание.

На основании приведенных доводов просит отменить приговор и дело в отношении нее прекратить.

В кассационной жалобе в интересах осужденной Швецовой и дополнениях к жалобе защитник Асташенков О.В. приводит аналогичные доводы, а также указывает на несоответствие выводов суда, изложенных в приговоре, установленным в судебном заседании фактическим обстоятельствам дела, неподтверждение выводов суда доказательствами, рассмотренными в судебном заседании, неправильное применение уголовного закона.

По мнению защитника, суд обосновал приговор недопустимыми доказательствами: вступившими в законную силу приговорами Мосгорсуда в отношении других участников преступлений, не имеющими преюдициального значения ввиду того, что дела была рассмотрены в особом порядке без исследования доказательств и проверки обстоятельств, перечисленных в ст. 73 УПК РФ; доказательствами вины Швецовой по ст. 210 УК РФ, по которой уголовное дело не возбуждалось, а следовательно не имеющими юридической силы; результатами прослушивания телефонных переговоров, законность которых судом не проверялась, копии соответствующих судебных решений не исследовались и не приобщены к делу; оглашенными показаниями потерпевших и свидетелей, не явившихся в судебное заседание, вследствие чего отсутствовала возможность проверки показаний; показаниями на предварительном следствии других подсудимых, заинтересованных в преуменьшении своей роли в преступлениях, и показаниями лиц, ранее осужденных по другим делам, которые были 6 допрошены по настоящему делу в качестве свидетелей с предупреждением об ответственности; показаниями умершего обвиняемого Т не оглашавшимися и не исследовавшимися в судебном заседании.

Полагает, что суд, указав точное место создания Швецовой преступного сообщества, вышел за пределы обвинения, в котором указывалось на «неустановленное место» совершения данного преступления.

Ряд эпизодов мошенничества (от 30.09.2009, 09.10.2009, 10.02.2010) был спровоцирован сотрудниками правоохранительных органов, по существу склонивших осужденных к совершению преступлений. Не согласен с выводом суда о заведомой преступности деятельности осужденных через «подставные фирмы», которые в действительности не создавались именно для совершения тяжких и особо тяжких преступлений. Ничем не доказан и опровергается показаниями Ш вывод суда о совершении Швецовой незаконных действий по прекращению проверок благодаря ее коррупционным связям.

Защитник считает, что суд, квалифицируя действия Швецовой по ч. 1 ст. 210 УК РФ в редакции Федерального закона от 27.12.2009, нарушил правила, установленные ст. 9, 10 УК РФ. Швецовой инкриминировано создание преступного сообщества не позднее июня 2005 г., на тот момент действовала редакция от 08.12.2003, которая и должна была применяться, поскольку в последующих редакциях от 03.11.2009 и 27.12.2009 была расширена диспозиция статьи и усилено наказание. В нарушение уголовного закона суд не указал, что именно создала Швецова - преступное сообщество или преступную организацию, фактически не отграничил инкриминированные ей действия от создания организованной группы и руководства такой группой, не привел конкретные доказательства наличия преступного сообщества (преступной организации). Полагает, что фактическая сторона вмененных Швецовой действий предполагает квалификацию по ч. 2, а не по ч. 1 ст. 210 УК РФ, так как не установлены и не доказаны создание ею и ее руководящая роль в преступном сообществе (преступной организации). Кроме того, поскольку квалификация всех эпизодов мошенничества включает признак совершения организованной группой, считает, что эти действия охватывались ч. 4 ст. 159 УК РФ и не требовали дополнительной квалификации по ст. 210 УК РФ.

С учетом приведенных доводов просит отменить приговор и дело в отношении Швецовой прекратить.

В кассационной жалобе в интересах осужденной Каграмановой Л. Б. и дополнениях к жалобе защитник Гончаренко Р.А. высказывает несогласие с приговором в отношении Каграмановой ввиду несоответствия выводов суда, изложенных в приговоре, фактическим обстоятельствам дела, установленным судом первой инстанции, и неправильного применения уголовного закона, и просит по этим основаниям отменить приговор и оправдать Каграманову, приводя следующие доводы. 7 По его мнению, Каграманова не имеет никакого отношения к 4 эпизодам мошенничества из 5 инкриминированных ей, так как офисы на ул.

В и З курировала Непритворная, полностью признавшая свою вину; по факту получения денег от Н место оформления переданных ему документов не установлено. Исследованные в суде доказательства свидетельствуют о том, что Каграманова, вопреки обвинению, курировала только один офис на ул. Кожевнической, при этом никаких тяжких или особо тяжких преступлений не совершила, в деятельности преступного сообщества (преступной организации) не участвовала.

В кассационной жалобе в интересах осужденной Непритворной Е.С. и дополнениях к жалобе защитник Гончаренко Р.А. указывает на то, что приговор в отношении Непритворной подлежит изменению ввиду несоответствия выводов суда, изложенных в приговоре, фактическим обстоятельствам дела, установленным судом первой инстанции, и неправильного применения уголовного закона.

Полагает, что его подзащитная, выполняя свои трудовые обязанности по оформлению документов, не знала о преступном характере даваемых ей поручений и наличии преступного сообщества (преступной организации), и только после ознакомления с материалами уголовного дела поняла, что руководила офисами, осуществлявшими незаконную деятельность, поэтому полностью признала себя виновной по 4 эпизодам обвинения в мошенничестве, раскаялась, активно содействовала следствию в раскрытии преступления, полностью возместила ущерб Г и М По эпизоду с Н последний никого в судебном заседании не опознал, в офис не ходил, документы получил и деньги за них передал в уличном переходе неустановленному лицу, место изготовления этих документов также не установлено, поэтому данный эпизод подлежит исключению из осуждения Непритворной.

По мнению защитника, совершенные Непритворной преступления никак не свидетельствуют об активном участии Непритворной в деятельности преступного сообщества (преступной организации), полностью охватываются квалификацией по ч. 4 ст. 159 УК РФ.

С учетом приведенных доводов просит приговор изменить, оправдать Непритворную по ч. 2 ст. 210 УК РФ, исключить из осуждения по ч. 4 ст. 159 УК РФ эпизод с Н , с учетом вышеуказанных обстоятельств и сведений о личности Непритворной, которая впервые привлекается к уголовной ответственности, положительно характеризуется, смягчить ей наказание до минимального и отменить ограничение свободы.

В кассационной жалобе осужденная Евтушенко ОС , не оспаривая своей вины в преступлениях и квалификации содеянного, указывает на то, ей назначено чрезмерно суровое наказание. Суд не учел, что она полностью раскаивается в части преступлений по ч. 4 ст. 159 УК РФ, ущерб по которым 8 возместила, положительно характеризуется, имеет на иждивении 18-летнюю дочь и престарелую мать, применил к ней ограничение свободы, делающее невозможным ее общение с близкими в течение года. Кроме того, судом необоснованно не зачтено в срок наказания время ее нахождения под стражей. По этим причинам просит отменить дополнительное наказание в виде ограничения свободы и исчислять срок основного наказания со дня заключения под стражу.

В кассационной жалобе и дополнениях к ней в интересах осужденной Евтушенко О.С. защитник Турова А.Н. высказывает несогласие с приговором в отношении Евтушенко как незаконным, необоснованным и несправедливым, ссылаясь на то, что уголовное преследование ее подзащитной по ч. 2 ст. 210 УК РФ осуществлялось без возбуждения уголовного дела, чем допущены фундаментальные нарушения закона, однако суд не дал им оценки и не признал незаконно полученные доказательства недопустимыми. Все действия Евтушенко, инкриминированные ей по ч. 2 ст. 210 УК РФ, полностью охватываются составом мошенничества, совершенного организованной группой. Доказательств того, что Евтушенко участвовала в деятельности преступного сообщества и осознавала свое участие в нем, суду не представлено, совершенные ею преступления не носили масштабный характер, не были связаны с созданием единой финансовой базы, общей кассы, и распределением прибыли из нее, и потому не могут квалифицироваться как совершенные в составе преступного сообщества. Предъявленное Евтушенко обвинение по ч. 2 ст. 210 УК РФ вопреки требованиям закона являлось неконкретным и противоречивым, не содержало сведений о незаконности ее деятельности и источниках преступного дохода, а потому вмененные ей действия вообще не могут расцениваться как преступление. Данное бездоказательное и неконкретное обвинение нарушает право обвиняемой на защиту.

В приговоре в качестве доказательств вины Евтушенко приведены показания обвиняемого Т и осужденной Лысой, которые в суде не оглашались и не исследовались. Законные основания для оглашения показаний не явившихся в суд потерпевших и свидетелей отсутствовали, участники процесса не имели возможности проверить эти показания, поэтому, по мнению защитника, они являются недопустимыми и недостоверными доказательствами. Выводы суда о том, что Евтушенко лично контролировала сбор денег с офисов, и передавала Лысой деньги, собранные на «безопасность», являются голословным и ничем не подтверждены. Суд необоснованно сослался на вступившие в законную силу приговоры Мосгорсуда в отношении других участников преступлений как на доказательства вины Евтушенко и других подсудимых, поскольку дела была рассмотрены в особом порядке без исследования доказательств и проверки обстоятельств, перечисленных в ст. 73 УПК РФ, и постановленные по ним приговоры не могут иметь преюдициального значения.

Также в жалобе приведены доводы о несправедливости наказания, полностью аналогичные тем, которые указаны в жалобе самой Евтушенко. 9 С учетом приведенных доводов просит приговор в части осуждения Евтушенко по ч. 2 ст. 210 УК РФ отменить, уголовное преследование по этой статье прекратить, срок наказания по ч. 4 ст. 159 УК РФ исчислять с момента заключения Евтушенко под стражу.

В кассационной жалобе осужденная Бадулина О.А. не оспаривая своей вины в преступлениях, предусмотренных ч. 4 ст. 159 УК РФ, и квалификации содеянного, указывает на несправедливость приговора ввиду чрезмерной суровости назначенного ей наказания. Полагает, что суд необоснованно не принял во внимание наличие у нее на иждивении престарелых матери и бабушки, тяжелое материальное положение семьи. На этом основании просит приговор изменить, в части обвинения по ч. 2 ст. 210 УК РФ ее оправдать, отменить дополнительное наказание в виде ограничения свободы, смягчить основное наказание, зачесть в него время нахождения под стражей.

В кассационной жалобе осужденная Кулик В.А. высказывает несогласие с приговором в части осуждения ее по ч. 2 ст. 210 УК РФ и назначенного наказания, полагая его чрезмерно суровым вследствие того, что суд необоснованно, по ее мнению, не учел нахождение на иждивении малолетнего сына, тяжелое материальное положение семьи, то, что ее мать - пенсионерка, страдающая хроническими заболеваниями.

С учетом приведенных доводов просит изменить приговор, оправдать ее по обвинению по ч. 2 ст. 210 УК РФ, отменить ограничения свободы, смягчить основное наказание, зачесть в него время нахождения под стражей.

В кассационной жалобе в интересах осужденной Кулик В.А. защитник Яковенко А.В. полагает приговор в отношении его подзащитной незаконным, необоснованным и несправедливым, ссылаясь на то, что ее уголовное преследование по ч. 2 ст. 210 УК РФ осуществлялось без возбуждения уголовного дела, чем допущены фундаментальные нарушения закона, однако суд не дал им оценки и не признал незаконно полученные доказательства недопустимыми; обвинение сформулировано органами следствия неясно и противоречиво, чем нарушено право обвиняемого на защиту; несмотря на то, что Кулик ни в ходе предварительного следствия, ни в судебном заседании не признавала свою вину в преступлениях, суд бездоказательно указал в приговоре, что она призналась в преступлениях, совершенных осознанно, с прямым умыслом; суд не дал оценки показаниям Кулик о том, что она не участвовала в преступном сообществе и не совершала преступлений, а также показаниям свидетеля Н подсудимой Евтушенко, Бадулиной, других подсудимых и свидетелей, подтверждающих показания Кулик о ее невиновности по 9 эпизодам мошенничества (в отношении потерпевших Е , И Д С , О О , Ю К К ); суд необоснованно и бездоказательно признал незаконной деятельность Кулик по оформлению уведомлений ФМС о прибытии иностранцев в РФ через почтовые отделения связи по 5 эпизодам мошенничества (в отношении П К Б , 10 К , К тогда как ее показания о выполнении указанных действий в полном соответствии с действующим миграционным законодательством подтверждаются показаниями М и рядом документов; полагает недоказанной вину Кулик и по эпизодам мошенничества в отношении У и Х так как исследованными доказательствами установлено, что техотдел ООО не занимался оформлением разрешений на работу для иностранцев; все указанные обстоятельства свидетельствуют, по мнению защитника, о том, что приговор основан на недопустимых и недостоверных доказательствах и поэтому подлежит отмене с прекращением уголовного преследования в отношении Кулик за отсутствием состава преступления.

В возражениях на кассационное представление государственного обвинителя и кассационные жалобы осужденных и их защитников потерпевший М указывает на несостоятельность приведенных в них доводов и просит оставить приговор без изменения.

Изучив уголовное дело, проверив и обсудив доводы кассационного представления, кассационных жалоб, и возражений на них, Судебная коллегия находит кассационное представление государственного обвинителя и кассационную жалобу осужденной Кулик в части доводов о наказании, а также кассационные жалобы защитников Асташенкова и Туровой в части приведения в приговоре отдельных доказательств обоснованными и подлежащими удовлетворению, а приговор - подлежащим изменению ввиду нарушения уголовно-процессуального закона и неправильного применения уголовного закона при назначении наказания, в то же время кассационные жалобы Кулик и защитников Асташенкова, Туровой в части иных доводов, а также кассационные жалобы других осужденных и их защитников полагает необоснованными и не подлежащими удовлетворению.

Как видно из приговора и протокола судебного заседания, в ходе судебного разбирательства подсудимая Швецова полностью отрицала свою причастность ко всем преступлениям; подсудимые Евтушенко, Бадулина, Кулик вину по ч. 2 ст. 210 УК РФ не признали, в мошенничестве признали по всем эпизодам, кроме обмана У и Х и дали об этом показания; подсудимые Каграманова, Непритворная вину в предъявленном обвинении признали и дали показания о работе в преступной организации и участии в мошенничестве.

Несмотря на занятую подсудимыми позицию, суд пришел к обоснованным выводам о виновности всех подсудимых в совершении тех преступлений, за которые они осуждены. Данные выводы подтверждаются достаточной совокупностью достоверных и допустимых доказательств, собранных на предварительном следствии, исследованных в судебном 11 заседании с участием сторон, и подробно изложенных в приговоре, в том числе: признательными показаниями самих осужденных в той части, в которой они соответствуют другим доказательствам по делу и потому обоснованно признаны судом достоверными и положены в основу приговора; показаниями свидетелей: - М О Н Б Б Яз Е К К , работавших в организации у Швецовой и структурных подразделениях (офисах) в качестве водителей, хозяйственных сотрудников, секретаря, помощников юриста, курьеров; - К М Ч К Ш Ш являвшихся работниками организаций- арендодателей помещений указанных офисов; - Л Ч К Ш С пояснивших, что им ничего не известно о нахождении и деятельности в помещениях организаций, в которых они работают, таких фирм, как ООО , - К Е - сотрудников УФМС, о том, что А у них не работала; С И о том, что они никогда не учреждали и не руководители, соответственно, ООО « » и « »; Н о том, что он с целью заработка учреждал от своего имени различные общества, в том числе ООО к финансово-хозяйственной деятельности которых никакого отношения не имел; показаниями допрошенных в ходе судебного разбирательства по настоящему делу в качестве свидетелей: - лиц, осужденных за участие в данных преступлениях по ранее рассмотренным делам - Назаровой О.Г., Назаровой Я.Г., Малинова Р.В., Федоровой Л.В., Теремасовой В.В., Демчич С.Ю.; - сотрудников милиции Г С Т Ш Ш М Л участвовавших в проведении оперативно-розыскных мероприятий по изобличению преступного сообщества и совершенных осужденными мошеннических действий; специалиста М показаниями допрошенных в судебном заседании потерпевших Н Р А А Г А Т А Х Д С , Ф А А Г Х С Ф оглашенными и исследованными в суде показаниями на предварительном следствии потерпевших Е Б Г М И Г Ю Г У М , К 12 , Т М У Б , С Ц К О О , К Ю К К Г С Х М ., И Д П У Р М Б Ш С Д У О А В И К С Ц К А Ф С Н , С Б К Э С А Б Р О Б Ч Д Ж Т Р П М Б Н Э Д А Ю , З Г С М П сведениями, содержащимися: - в протоколах очных ставок между обвиняемыми Назаровой О.Г. и Евтушенко ОС , Назаровой Я.Г. и Евтушенко ОС ; - протоколах обысков, выемок, осмотров предметов и документов, изъятых в ходе обысков и выемок в служебных и жилых помещениях осужденных; осмотров телефонов и содержимого электронной почты Назаровой О.Г. и Назаровой Я.Г.; обыска автотранспортного средства Швецовой и осмотра изъятых предметов и документов; задержания и личного обыска Лысой ОС , осмотра изъятых предметов и документов; выемки и осмотра индивидуальных банковских сейфов; протоколах осмотров предметов и документов, выданных потерпевшими и участниками оперативно-розыскных мероприятий; - протоколах осмотров и прослушивания фонограмм; - заключениях технико-криминалистических судебных экспертиз, на основании которых установлена поддельность документов и оттисков печатей и штампов на них, выданных потерпевшим; - приобщенных к делу документах и вещественных доказательствах.

Все доказательства надлежащим образом проверены и оценены судом, и обоснованно положены им в основу приговора, поскольку получены в установленном законом порядке, не содержат существенных противоречий, согласуются между собой и не вызывают сомнений в их объективности.

Приведенная совокупность доказательств полностью опровергает приведенные в кассационных жалобах доводы осужденных и защитников о недоказанности создания и руководства преступным сообществом (преступной организацией) со стороны Швецовой, использования ею коррупционных связей для обеспечения продолжения преступной деятельности сообщества (организации); участия в данном сообществе 13 (организации) других осужденных и осознания ими преступного характера организации, в том числе осуществления функций распределения обязанностей среди членов организации, контроля, кураторства курьеров в одном из структурных подразделений преступного сообщества (организации) (Бадулина, Кулик и другие) со стороны Евтушенко, осуществления функций руководства и кураторства офисов и деятельности соучастников в другом структурном подразделении преступного сообщества (преступной организации) со стороны Каграмановой и Непритворной; незаконности деятельности офисов по оформлению и выдаче документов и использовании для этого «подставных» фирм; совершения осужденными конкретных фактов мошенничества, включая эпизоды с Н , У , Х и другими потерпевшими, перечисленные в кассационных жалобах.

Так, в частности, в суде оглашены и исследованы показания потерпевшего У У. на предварительном следствии о том, что он, являясь гражданином приехал в декабре 2009 года в г. с целью трудоустройства, 17 февраля 2010 года приехал по указанному в объявлении адресу юридического центра « », оказывающего услуги в регистрации в г. и оформлении разрешения на работу иностранным гражданам, - ул. где одна из работников офиса разъяснила ему, что стоимость оформления разрешения на работу иностранному гражданину составляет рублей, уведомления о прибытии иностранного гражданина - руб., и он попросил оформить ему эти документы, уплатив рублей. В его присутствии девушка оформила договор между ним и юридическим центром, и сообщила, что разрешение будет оформлено в течение 10-12 рабочих дней. 18 февраля 2010 года в этом же офисе он получил уведомление о прибытии иностранного гражданина, а 19 марта 2010 года разрешение на работу иностранному гражданину на его имя, при этом работник офиса пояснила, что документы оформлены в органах регистрационного учета. Однако 22 марта 2010 года при устройстве на работу ему сообщили, что предоставленное им разрешение на работу является поддельным (т. 21 л.д. 14-17, 20-22).

По показаниям потерпевшего Х на предварительном следствии, в г. он приехал 17 сентября 2009 года, для трудоустройства ему потребовалось оформить временную регистрацию и разрешение на работу иностранному гражданину, для чего в декабре 2009 года он позвонил в ОУФМС России по г. где ему сообщили об отсутствии квот. 7 декабря 2009 года у станции метро « » он увидел рекламные проспекты фирмы, оказывающей помощь в оформлении регистрации и разрешения на работу, с указанием адреса фирмы: г.

В тот же день он пришел в офис фирмы по этому адресу, где ему сообщили, что стоимость услуг по оформлению официальных временной регистрации и разрешения на работу иностранному гражданину составляет руб. ( руб. за регистрацию и рублей за 14 оформление разрешения на работу), после чего передал девушке деньги в сумме рублей и договорился о получении готовых документов через 10 рабочих дней. 18 декабря 2009 года он приехал в офис фирмы для получения готовых документов, где ему передали отрывную часть к бланку уведомления о прибытии иностранного гражданина на его имя, согласно которой он был временно зарегистрирован по адресу: Внимательно изучив указанный бланк, он увидел, что в документе неправильно указаны паспортные данные, отказался его получать, и потребовал вернуть ему деньги, но ни денег, ни оформленных документов ему не вернули (т. 21 л.д. 213-216).

Подсудимая Кулик подтвердила в своих показаниях, что документы о прибытии иностранного гражданина на территорию РФ в отношении У и Х были напечатаны и заполнены ею в техотделе, как она считает, законно, и были сданы ею на почту.

Показания потерпевших об их обмане в офисе юридического центра « », располагавшегося на ул.

подтверждаются показаниями других участников преступного сообщества (организации), изъятыми в ходе предварительного следствия и приобщенными к делу документами и вещественными доказательствами.

Таким образом, в приговоре дано описание конкретных действий осужденных, и приведены достаточные доказательства, изобличающие Швецову, а также Евтушенко, Бадулину, Кулик, действовавших в составе одного из структурных подразделений преступного сообщества (организации), руководимого Швецовой, в совершении хищений денежных средств У и Х путем обмана, с использованием фиктивного юридического центра « » ООО и технического отдела, находившегося на территории ОАО « » по адресу: г.

и опровергающие доводы защитника Яковенко о непричастности Кулик к указанным преступлениям.

Не соответствуют действительности и доводы защитника о том, что Кулик никогда не признавала свою вину в преступлениях. Из протокола судебного заседания (стр. 177-78) видно, что свою вину по ч. 4 ст. 159 УК РФ она признавала частично, дала показания о своей деятельности, содержание которых приведено в приговоре.

По факту мошенничества в отношении Н суд привел в приговоре показания потерпевшего Н о его встрече с представителем фирмы, оказывавшей услуги в регистрации иногородних граждан (фиктивного юридического центра « » ООО « », расположенного по адресу: г. в подуличном переходе станции метро « » 18 января 2010 г., передаче денег за оформление регистрации, вручении ему на следующий 15 день данным представителем в том же месте отрывной части к бланку уведомления о прибытии, оказавшейся поддельной, хотя в телефонном разговоре с девушкой - сотрудником этой фирмы, та заверяла его, что на его имя действительно оформлен в ФМС документ о регистрации и данные о его регистрации занесены в компьютерную базу.

Несмотря на то, что Н не смог назвать конкретных осужденных, участвовавших в хищении у него денег путем обмана, его показания в совокупности с соответствующими им и изложенными в приговоре показаниями участников преступного сообщества (организации), сотрудников милиции, осуществлявших оперативно-розыскные мероприятия по изобличению преступной деятельности сообщества, материалами прослушивания телефонных переговоров осужденных, приобщенными к делу документами и вещественными доказательствами, позволили суду сделать обоснованный вывод о доказанности совершения данного преступления Швецовой, Каграмановой, Непритворной и другими участниками структурного подразделения, входившего в состав преступного сообщества (организации).

Вопреки доводам Швецовой, суд сослался в приговоре не на рапорт Ш а на его показания, данные им в судебном заседании (приговор - стр. 135, протокол - стр. 163-166).

Материалы оперативно-розыскной деятельности по осуществлению контроля и записи телефонных переговоров осужденных исследованы путем производства предусмотренных УПК РФ следственных и судебных действий - осмотра и прослушивания фонограмм следователем и приобщения их к материалам дела; оглашения протоколов указанных следственных действий в судебном заседании; выяснения у сторон замечаний и возражений по оглашенным протоколам, которые от них не поступили (протокол судебного заседания, стр. 26-29), вследствие чего данные материалы приобрели статус допустимых доказательств. Поскольку органы следствия не приняли мер к рассекречиванию и приобщению к делу судебных решений о прослушивании телефонных переговоров, председательствующий по ходатайству стороны обвинения проверил и убедился в наличии таких решений и соблюдении порядка проведения прослушивания телефонных переговоров, для чего истребовал их и обозрел в судебном заседании. Данные действия председательствующего по проверке доводов сторон не противоречат закону и не влияют на оценку допустимости уже исследованных в качестве доказательств результатов прослушивания телефонных переговоров.

Аналогичным образом исследованы процессуальным путем, в том числе судом с участием сторон в судебном заседании в условиях состязательности, приобщенные к делу в установленном законом порядке материалы других оперативно-розыскных мероприятий, направленных на изобличение подсудимых. Из них следует, что мероприятия «проверочная 16 закупка» проводились сотрудниками милиции не с целью формирования у осужденных преступного умысла и искусственного создания доказательств их преступной деятельности, а для решения поставленных перед правоохранительными органами ст. 2 Федерального закона «Об оперативно- розыскной деятельности» задач выявления, пресечения и раскрытия преступлений, а также выявления и установления лиц, их подготавливающих, совершающих или совершивших, в данном случае для проверки имевшейся у сотрудников милиции оперативной информации об уже совершенных и совершаемых участниками преступного сообщества (организации) преступлениях, связанных с обманом граждан путем выдачи им поддельных документов, поэтому не могут расцениваться как провокация или склонение осужденных к совершению преступления.

В этой связи доводы осужденных и защитников о незаконности проведения оперативно-розыскных мероприятий, полученных результатов, недопустимости использования их в качестве доказательств, неисследовании этих доказательств в судебном заседании и непринятии судом мер по проверке законности их получения, спровоцированности ряда эпизодов мошенничества сотрудниками милиции, нельзя признать заслуживающими внимания.

Вопреки доводам кассационных жалоб, судом были приняты исчерпывающие меры к установлению местонахождения и вызову в судебное заседание ряда потерпевших и свидетелей, но поскольку данные меры оказались безрезультатными, то суд с соблюдением положений ч. 2 ст. 281 УПК РФ принял решения об удовлетворении ходатайств государственного обвинителя и оглашении показаний указанных потерпевших и свидетелей.

При этом стороной защиты никаких возражений и замечаний по поводу оглашенных показаний, а также ходатайств об их проверке не заявлялось (протокол судебного заседания, стр. 105-109, 114-116 и др.). Судебная коллегия полагает, что предупреждение судом об уголовной ответственности по ст. 307, 308 УК РФ участников преступного сообщества (организации), ранее уже осужденных по другим уголовным делам и допрошенных в судебном заседании в качестве свидетелей, никак не повлияло на достоверность их показаний, поскольку они по существу лишь повторили свои предыдущие показания. Никаких замечаний, возражений и ходатайств по поводу их допросов и показаний сторона защиты не высказывала.

Судебная коллегия не может согласиться и с доводами о неправомерности использования судом в качестве доказательств приговоров в отношении указанных лиц, вступивших в законную силу. Данные приговоры хотя и постановлены в особом порядке, предусмотренном главой 40-1 УПК РФ, однако основаны на выводах судов о том, что обвинение, с 17 которым согласились подсудимые, является обоснованным и подтверждается доказательствами, собранными по уголовному делу; содержат описание преступных деяний, обстоятельства которых в силу ст. 90 УПК РФ признаются в последующем без дополнительной проверки.

Тем самым вступившие в законную силу приговоры в отношении других участников преступного сообщества (организации) позволили суду по настоящему делу установить фактическую сторону преступления, не предрешая виновность подсудимых, которая установлена иными, перечисленными выше, доказательствами.

Суд привел в приговоре мотивы, по которым он принял вышеперечисленные доказательства в качестве допустимых и достоверных, и критически отнесся к показаниям подсудимых в свою защиту.

Судебная коллегия полагает, что все принятые судом решения по оценке доказательств основаны на законе и материалах дела. Не устраненных существенных противоречий в исследованных судом доказательствах, сомнений в виновности осужденных, требующих истолкования в их пользу, Судебной коллегией по делу не установлено.

В то же время, следует признать обоснованными доводы защитников Асташенкова и Туровой о том, что суд не вправе был ссылаться в приговоре на показания Туманова М.С. и Лысой О С как доказательства по данному уголовному делу, поскольку, исходя из протокола, эти показания не оглашались и не исследовались в судебном заседании. По данной причине ссылки на показания Туманова М.С, Лысой ОС. подлежат исключению из описательно-мотивировочной части приговора, что, однако, не влияет на оценку доказанности вины осужденных, которая подтверждается достаточной совокупностью других изложенных в приговоре доказательств.

На основании анализа и оценки совокупности имеющихся конкретных доказательств судом сделан обоснованный и мотивированный вывод о создании Швецовой преступного сообщества (организации) в виде структурированной организованной группы, обладающей всеми признаками, перечисленными в ч. 4 ст. 35 УК РФ. Как установлено судом, преступное сообщество (организация), созданное и руководимое Швецовой, участие в котором принимали другие осужденные по настоящему делу, отличалось от организованной преступной группы более сложной внутренней структурой, наличием структурных подразделений (в одно из которых, наряду с другими соучастниками, входили Евтушенко, Бадулина, Кулик, в другое - Каграманова, Непритворная), характеризующихся стабильностью состава, согласованностью своих действий и взаимодействием, распределением между ними функций в целях реализации общих преступных намерений, совместного совершения тяжких преступлений (хищений в форме 18 мошенничества) для получения материальной выгоды, выраженной в непосредственном противоправном обращении в пользу членов преступного сообщества (организации) денежных средств потерпевших. При этом, поскольку уголовный закон не устанавливает каких-либо правовых различий между понятиями «преступное сообщество» и «преступная организация», судом правомерно использовались одновременно оба этих понятия.

По всем фактам мошенничества установлено, что они совершены членами данного преступного сообщества (организации) в составе организованной преступной группы, в связи с чем, независимо от конкретной роли осужденных в совершении тех или иных эпизодов мошенничества, все они обоснованно признаны соисполнителями хищений.

В этой связи квалификацию всех инкриминированных осужденным хищений по ч. 4 ст. 159 УК РФ и по совокупности с преступлением, предусмотренным ст. 210 УК РФ, следует признать правильной, соответствующей исследованным в судебном заседании доказательствам и установленным судом фактическим обстоятельствам дела, а доводы осужденных и их защитников о недоказанности признаков преступного сообщества (организации) и наличии оснований для отмены приговора в части осуждения Швецовой по части 1, а других лиц по части 2 статьи 210 УК РФ, либо переквалификации действий Швецовой на часть 2 указанной статьи, отсутствии необходимости квалификации мошенничества, совершенного организованной группой, одновременно и по ст. 210 УК РФ, не основанными на законе и материалах дела.

Доводы защитника Асташенкова о неправильном применении судом ст. 210 УК РФ в редакции Федерального закона от 27.12.2009 ввиду того, что на момент совершения данного преступления действовал другой уголовный закон, являются необоснованными, поскольку деятельность преступного сообщества (организации) осуществлялась вплоть до 30 марта 2010 г., когда она была пресечена и тем самым окончена, а по смыслу ст. 9 УК РФ преступность и наказуемость длящегося или продолжаемого преступления определяются уголовным законом, действовавшим на момент окончания этого деяния.

Не основаны на нормах уголовно-процессуального закона и доводы осужденных и их защитников о незаконном уголовном преследовании по ст. 210 УК РФ ввиду того, что уголовное дело по этой статье не возбуждалось.

Поскольку в ходе расследования уголовного дела по фактам мошенничества было установлено, что все они совершены структурированной организованной группой, создание и деятельность которой в форме преступного сообщества (организации) образует признаки хотя и непосредственно связанного с мошенничеством, но в то же время самостоятельного преступления, предусмотренного ст. 210 УК РФ, органы 19 следствия правомерно предъявили осужденным обвинение как по ч. 4 ст. 159, так и по ст. 210 УК РФ. В этом случае, исходя из положений ст. 146, 171 УПК РФ в их взаимосвязи, вынесения отдельного постановления о возбуждении уголовного дела по признакам ст. 210 УК РФ не требовалось.

Судебная коллегия не может согласиться с доводами стороны защиты о неконкретности и противоречивости предъявленного осужденным обвинения, нарушении тем самым их права на защиту, а также нарушении судом пределов судебного разбирательства.

Как видно из постановлений о привлечении в качестве обвиняемого и обвинительного заключения, предъявленное осужденным обвинение по своим форме и существу отвечает требованиям ст. 171 УПК РФ, в том числе содержит описание всех преступлений с указанием времени, места их совершения, а также иных обстоятельств, подлежащих доказыванию в соответствии с пп. 1-4 ч. 1 ст. 73 УПК РФ.

В то же время, закон не предусматривает обязанность следователя приводить в постановлении о привлечении в качестве обвиняемого доказательства предъявляемого обвинения.

Уточнение судом места создания преступного сообщества не может рассматриваться как нарушение пределов судебного разбирательства, поскольку суд в соответствии с возложенными на него законом полномочиями должен на основании представленных сторонами доказательств принимать меры к установлению места, времени совершения и других обстоятельств преступления, перечисленных в п. 1 ст. 307 УПК РФ, и отразить их в описательно-мотивировочной части обвинительного приговора.

В судебном заседании исследованы все существенные для исхода дела доказательства, представленные сторонами, разрешены все заявленные ходатайства. Нарушений принципа состязательности сторон, необоснованных отказов подсудимым и их защитникам в исследовании доказательств, которые могли иметь существенное значение для исхода дела, нарушений процессуальных прав участников, повлиявших или могущих повлиять на постановление законного, обоснованного и справедливого приговора, по делу не допущено. Ходатайств о дополнении судебного следствия подсудимые и их защитники не заявляли (стр. 199 протокола судебного заседания).

Наказание всем осужденным, за исключением Кулик, как за каждое преступление, так и по их совокупности, назначено с учетом характера и степени общественной опасности содеянного, всех обстоятельств дела и данных о личности виновных, в том числе признанных судом и перечисленных в приговоре смягчающих наказание обстоятельств и сведений, указанных осужденными и защитниками в кассационных жалобах, оно полностью отвечает требованиям ст. 6, 60, 69 УК РФ, а также у 20 Швецовой по ч. 1 ст. 210 УК РФ - требованиям ст. 64 УК РФ, у Каграмановой, Непритворной, Евтушенко, Бадулиной - ст. 73 УК РФ, и потому является справедливым.

Дополнительное наказание в виде ограничения свободы назначено вышеуказанным осужденным в полном соответствии с положениями ст. 53 УК РФ, оснований для его отмены не имеется.

Суд обоснованно не признал обстоятельствами, смягчающими наказание Непритворной, активное способствование раскрытию и расследованию преступления, Непритворной и Евтушенко - добровольное возмещение ущерба, причиненного преступлениями, поскольку их поведение в период предварительного следствия и судебного разбирательства нельзя считать таковым; сама по себе дача обвиняемыми признательных показаний без совершения других активных действий, направленных на оказание помощи следствию, и заявления подсудимых о частичном возмещении ими ущерба отдельным потерпевшим, произведенном в ходе судебного разбирательства, не могут расцениваться в качестве смягчающих обстоятельств, предусмотренных пп. «и» и «к» ч. 1 ст. 61 УК РФ.

Тяжелое материальное положение семьи, наличие престарелых родителей и других близких лиц, нуждающихся в помощи, на что ссылаются в своих жалобах осужденные и их защитники, в том числе осужденная Кулик, также не относятся в силу ч. 1 ст. 61 УК РФ к обстоятельствам, подлежащим обязательному признанию судом в качестве смягчающих, достаточных оснований для их признания таковыми суд первой инстанции не усмотрел, и Судебная коллегия также не находит.

Доводы осужденных Евтушенко, Бадулиной, Кулик о необходимости зачета в срок назначенного им наказания времени содержания под стражей не основаны на законе, так как согласно ч. 3 ст. 72 УК РФ в ее взаимосвязи с положениями ст. 73 УК РФ время содержания лица под стражей до судебного разбирательства засчитывается только в срок лишения свободы, подлежащего реальному отбыванию, и на лиц, осужденных к лишению свободы условно, данное правило не распространяется. Факт нахождения осужденных под стражей учитывался судом при определении вида и размера наказания, длительности и условий испытательного срока.

Вместе с тем, при назначении наказания подсудимой Кулик суд, вопреки установленным данным о ее личности (копии свидетельства о рождении сына Р г. рожд., и ее паспорта, исследованные в судебном заседании, - т. 39 л.д. 148-149, 171; протокол судебного заседания - стр. 5-6, 103, 245), не признал смягчающим ее наказание обстоятельством наличие малолетних детей (п. «г» ч. 1 ст. 61 УК РФ), на что Кулик правильно обратила внимание вышестоящего суда в кассационной жалобе. 21 По этой причине Судебная коллегия признает указанное обстоятельство смягчающим наказание осужденной Кулик, а поскольку оно существенно уменьшает степень опасности совершенного Кулик преступления, предусмотренного ч. 2 ст. 210 УК РФ, то Судебная коллегия признает его исключительным применительно к наказанию за данное преступление, и в этой связи полагает необходимым смягчить Кулик наказание, назначенное по ч. 2 ст. 210 УК РФ, с применением ст. 64 УК РФ, а также смягчить в пределах санкции уголовного закона наказание, назначенное ей за каждое преступление, предусмотренное ч. 4 ст. 159 УК РФ, и по совокупности преступлений.

Кроме того, назначая Кулик в качестве дополнительного наказания по ч. 2 ст. 210 УК РФ ограничение свободы сроком на 1 год, суд не учел положения ч. 6 ст. 53 УК РФ о то, что ограничение свободы не назначается военнослужащим, иностранным гражданам, лицам без гражданства, а также лицам, не имеющим места постоянного проживания на территории Российской Федерации. Судом установлено и указано в приговоре, что Кулик является гражданкой другого государства - Республики Украина, места постоянного проживания на территории Российской Федерации не имеет, что исключало возможность назначения ей дополнительного наказания в виде ограничения свободы.

При таких обстоятельствах Судебная коллегия полагает доводы кассационного представления о незаконном назначении Кулик дополнительного наказания обоснованными, в связи с чем указание о назначении Кулик в качестве дополнительного наказания ограничения свободы подлежит исключению из приговора.

На основании изложенного, руководствуясь ст.ст. 377, 378, 388 УПК РФ, Судебная коллегия

определила:

приговор Московского городского суда от 9 февраля 2012 года в отношении Швецовой И М Каграмановой Л Б Непритворной Е С Евтушенко О С Бадулиной О А Кулик В А изменить: исключить из описательно-мотивировочной части ссылки на показания Туманова М.С, Лысой ОС. как на доказательства по данному уголовному делу; смягчить наказание, назначенное Кулик, - по ч. 2 ст. 210 УК РФ (в ред. от 27.12.2009) с применением ст. 64 УК РФ - до 4 (четырех) лет лишения свободы; по ч. 4 ст. 159 УК РФ (в ред. от 07.03.2011) (всего 16 преступлений) - до 2 (двух) лет 6 месяцев лишения свободы за каждое преступление; в соответствии с ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности указанных преступлений путем частичного сложения наказаний - до 5 (пяти) лет лишения свободы; исключить указания на назначение Кулик по ч. 2 ст. 210 УК РФ и, в соответствии с ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений, дополнительного наказания в виде ограничения свободы сроком на 1 год, и на установление осужденной ограничений и обязанностей: не изменять место жительства и работы, а также не выезжать за пределы места жительства без согласия специализированного государственного органа, осуществляющего надзор за отбыванием наказания, являться в указанный орган два раза в месяц для регистрации; на основании ст. 73 УК РФ назначенное Кулик наказание в виде лишения свободы считать условным с испытательным сроком 4 (четыре) года и возложить на нее исполнение следующих обязанностей: не менять постоянного места жительства, работы без уведомления специализированного государственного органа, осуществляющего контроль за поведением условно осужденного, являться по вызовам в указанный орган.

В остальном приговор оставить без изменения, а кассационные жалобы осужденных Швецовой И.М., Евтушенко О.С, Бадулиной О.А., Кулик В.А., защитников Асташенкова О.В., Гончаренко Р.А., Туровой А.Н., Яковенко А.В., - без удовлетворения.

Статьи законов по Делу № 5-О12-47

УК РФ Статья 9. Действие уголовного закона во времени
УК РФ Статья 159. Мошенничество
УК РФ Статья 307. Заведомо ложные показание, заключение эксперта, специалиста или неправильный перевод
УК РФ Статья 308. Отказ свидетеля или потерпевшего от дачи показаний
УПК РФ Статья 73. Обстоятельства, подлежащие доказыванию
УПК РФ Статья 90. Преюдиция
УПК РФ Статья 171. Порядок привлечения в качестве обвиняемого
УПК РФ Статья 281. Оглашение показаний потерпевшего и свидетеля
УПК РФ Статья 307. Описательно-мотивировочная часть обвинительного приговора
УК РФ Статья 6. Принцип справедливости
УК РФ Статья 10. Обратная сила уголовного закона
УК РФ Статья 35. Совершение преступления группой лиц, группой лиц по предварительному сговору, организованной группой или преступным сообществом (преступной организацией)
УК РФ Статья 53. Ограничение свободы
УК РФ Статья 60. Общие начала назначения наказания
УК РФ Статья 61. Обстоятельства, смягчающие наказание
УК РФ Статья 64. Назначение более мягкого наказания, чем предусмотрено за данное преступление
УК РФ Статья 69. Назначение наказания по совокупности преступлений
УК РФ Статья 72. Исчисление сроков наказаний и зачет наказания
УК РФ Статья 73. Условное осуждение
УК РФ Статья 210. Организация преступного сообщества (преступной организации) или участие в нем (ней)

Производство по делу

Загрузка
Наверх