Дело № 50-О11-33

Суд Верховный Суд Российской Федерации
Дата решения 28 июня 2011 г., Определение
Инстанция Судебная коллегия по уголовным делам, кассация
Категория Уголовные дела
Докладчик Эрдыниев Эдуард Борисович
Электронная копия решения Скачать
Решение

Текст итогового документа

ВЕРХОВНЫЙ СУД
РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

Дело № 50-О11-33

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

 

г. Москва 28 июня 2011 г.

 

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего Журавлева В.А.
судей Эрдыниева Э.Б. и Талдыкиной Т.Т.
при секретаре Ирошниковой Е.А.

рассмотрела в судебном заседании кассационные жалобы осужденных Соловьева СВ., Виталевой О.С., Комаровой Г.Т., адвокатов Лопатиной Т.В., Ананьевой Ж.В., Казакова Р.В., Бочкарева А.А. на приговор Омского областного суда от 27 декабря 2010 года, которым Соловьев С В не судимый; - осужден к лишению свободы: - по ч.1 ст.241 УК РФ (в редакции ФЗ от 21.07.2004 г.) к 4 годам 9 месяцам; - по п. «б» ч.2 ст.241 УК РФ (в редакции ФЗ от 8.12.2003 г.) по факту преступления в отношении И к3 годам; - по ч.З ст.240 УК РФ (в редакции ФЗ от 8.12.2003 г.) по фактам преступлений в отношении потерпевших В П Ш к 5 годам за каждое преступление; - по ч.З ст.240 УК РФ (в редакции ФЗ от 8.12.2003 г.) по фактам преступлений в отношении потерпевших Я Б по факту преступления в отношении Б и С к 4 годам 6 месяцам за каждое преступление; -поч.1 ст.222 УК РФ к 2 годам. На основании ч.З ст.69 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения наказаний окончательно назначено Соловьеву С.В. 2 наказание в виде 6 лет 6 месяцев лишения свободы в исправительной колонии общего режима. В соответствии с п.1 ч.1 ст.27 УПК РФ Соловьев С.В. оправдан по ч.З ст.240 УК РФ по фактам преступлений в отношении Ф Х Д С за непричастностью к совершению преступлений.

Соловьев М С не судимый; - осужден к лишению свободы: -поч.1 ст.241 УК РФ (в редакции ФЗ от 21.07.2004 г.) к 4 годам; - по п. «б» ч.2 ст.241 УК РФ (в редакции ФЗ от 8.12.2003 г.) по факту преступления в отношении И к 2 годам; - по ч.З ст.240 УК РФ (в редакции ФЗ от 8.12.2003 г.) по факту преступления в отношении потерпевшей П к 4 годам. На основании ч.З ст.69 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения наказаний окончательно назначено Соловьеву М.С. наказание в виде 4 лет 3 месяцев лишения свободы в исправительной колонии общего режима. В соответствии с п.1 ч.1 ст.27 УПК РФ Соловьев М.С. оправдан за непричастностью к совершению преступлений: по ч.З ст.240 УК РФ по фактам преступлений в отношении Я Ф Х В Б С Ш Ди Б С а также по п. «а» ч.З ст. 163 УК РФ по факту преступления в отношении В Соловьев А С не судимый; - осужден к лишению свободы: -поч.1 ст.241 УК РФ (в редакции ФЗ от 21.07.2004 г.) к 4 годам; - по п. «б» 4.2 ст.241 УК РФ (в редакции ФЗ от 8.12.2003 г.) по факту преступления в отношении И к 2 годам; - по ч.З ст.240 УК РФ (в редакции ФЗ от 8.12.2003 г.) по фактам преступлений в отношении П Ш к 4 годам. На основании ч.З ст.69 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения наказаний окончательно назначено Соловьеву А.С. наказание в виде 4 лет 6 месяцев лишения свободы в исправительной колонии общего режима. В соответствии с п.1 ч.1 ст.27 УПК РФ Соловьев А.С. оправдан за непричастностью к совершению преступлений: по ч.З ст.240 УК РФ по фактам преступлений в отношении Я Ф Х В Б С Д Б С а также по п. «а» ч.З ст. 163 УК РФ по факту преступления в отношении В 3 Виталева О С , ранее судимая 6 марта 2007 года по ч.1 ст.241 УК РФ к 1 году лишения свободы условно с испытательным сроком 1 год; - осуждена к лишению свободы: - по ч.1 ст.241 УК РФ (в редакции ФЗ от 21.07.2004 г.) к 3 годам 6 месяцам; - по п. «б» ч.2 ст.241 УК РФ (в редакции ФЗ от 8.12.2003 г.) по факту преступления в отношении И к 2 годам; - по ч.З ст.240 УК РФ (в редакции ФЗ от 8.12.2003 г.) по фактам преступлений в отношении потерпевших В Ш к 3 годам 6 месяцам за каждое преступление; - по ч.З ст.240 УК РФ (в редакции ФЗ от 8.12.2003 г.) по факту преступления в отношении Я к 3 годам; На основании ч.З ст.69 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения наказаний окончательно назначено Виталевой ОС. наказание в виде 4 лет 6 месяцев лишения свободы в исправительной колонии общего режима. В соответствии с п.1 ч.1 ст.27 УПК РФ Виталева ОС. оправдана по ч.З ст.240 УК РФ по фактам преступлений в отношении Ф Х Б С П Д Б С за непричастностью к совершению преступлений.

Комарова Г Т судимости не имеющая; - осуждена к лишению свободы: -поч.1 ст.241 УК РФ (в редакции ФЗ от 21.07.2004 г.) к 3 годам 9 месяцам; - по ч.З ст.240 УК РФ (в редакции ФЗ от 8.12.2003 г.) по факту преступления в отношении Б С к 3 годам. На основании ч.З ст.69 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения наказаний окончательно назначено Комаровой Г.Т. наказание в виде 4 лет лишения свободы в исправительной колонии общего режима. В соответствии с п.1 ч.1 ст.27 УПК РФ Комарова Г.Т. оправдана за непричастностью к совершению преступления по ч.З ст.240 УК РФ по факту преступления в отношении Б В соответствии с п.2 ч.1 ст.24 УПК РФ оправданы за отсутствием состава преступления Соловьев СВ., Соловьев М.С, Соловьев А.С, Ворожбитов СВ., Виталева ОС, Комарова Г.Т. по ч.1 и ч.2 ст.210 УК РФ; Кассационное представление, в соответствии с ч.З ст.359 УПК РФ, государственным обвинителем Уманским И.А. отозвано.

4 По данному делу также осуждены Ворожбитов С В Калашникова (Алишина) Е В , Фомина И Н Сергеева М В Кононова О В Черенкова Е Ю Федорова Е А Орлова Е В , Калашникова Е В Лилак О Э Амелина Л Н , Катюшкина О Г Семенова О Г Милюта Т А в отношении которых приговор не обжалован Кроме того, с осужденных взысканы процессуальные издержки, в том числе, с Комаровой Г.Т. в размере рублей копейки.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Эрдыниева Э.Б., объяснения осужденных Соловьева СВ., Виталевой О.С, Комаровой Г.Т., выступление адвокатов Баранова А.А., Поддубного СВ., Казакова Р.В., Пригодина В.В., Шевченко Е.М., мнение прокурора Филимоновой СР. об оставлении приговора без изменения, судебная коллегия

установила:

Все осужденные признаны виновными в совершении деяний, направленных на организацию занятия проституцией другими лицами и в содержании притонов для занятия проституцией, а также в вовлечении в занятие проституцией организованной группой. Кроме того, Соловьев С.В. осужден за незаконное хранение боеприпасов и взрывного устройства. Преступления совершены в период 2006-2009 годов в г. при обстоятельствах, изложенных в приговоре. В кассационных жалобах: - осужденный Соловьев С.В. выражает несогласие с приговором в части его осуждения по ч.1 ст.241 УК РФ. Указывает, что в судебном заседании осужденные Ворожбитов, Виталева, Комарова, Фомина, Черенкова пояснили, что первоначальные показания на следствии, в которых они оговорили его, ими были даны под незаконным воздействием со стороны оперативных работников и следователя С . Утверждает, что данное преступление было совершено вышеуказанными осужденными, а он их действиями не руководил и денег от них не получал, как и члены его семьи, не давал указаний о переходе проституток от одного сутенера к другому, при этом указывает, что рублей 4 августа 2008 года он получил от Виталевой за субаренду квартиры по пр. , кв. Указывает, что на свидетелей, потерпевших и осужденных на предварительном следствии оказывалось незаконное воздействие со стороны оперативных работников и следователя С в связи с чем, они оговорили его, о чем они пояснили в судебном заседании, то есть он не совершал преступлений, предусмотренных ст.ст. 240, 241 УК РФ, при этом в обоснование своей невиновности ссылается 5 на показания свидетелей К , С Б Г , С Б А потерпевших Х , Ф С , С , осужденных Фоминой, Орловой, Сергеевой, Алишиной, Кононовой, Семеновой, Милюта и др., данных ими в судебном заседании, а также считает, что потерпевшие И , В , П Б Б оклеветали его. Кроме того, выражает несогласие с его осуждением по ч.1 ст.222 УК РФ, считая, что граната и патроны к нарезному оружию были подброшены оперативными работниками милиции во время обыска у него в доме, подвергает сомнению результаты обыска и проведенной экспертизы по изъятым предметам. Просит приговор отменить и дело в отношении него прекратить за непричастностью к совершению преступлений. - адвокат Лопатина Т.В. в интересах осужденного Соловьева С.В. считает приговор подлежащим отмене в связи с непричастностью Соловьева к совершению преступлений. Указывает, что доказательств, подтверждающих руководство Соловьевым С.В. действиями других осужденных и руководство им организованной группой, наличие преступных связей с органами милиции, по делу не имеется. Суд необоснованно не принял во внимание показания свидетелей К А , Б В К а также показания потерпевших, осужденных, данных в судебном заседании, отнесясь к ним критически и игнорируя их пояснения о том, что показания, данные ими на предварительном следствии, которые суд положил в основу приговора относительно руководящей роли Соловьева, были ими даны под незаконным воздействием со стороны работников милиции. Считает, что Комарова, Виталева, Фомина, Алишина, Черенкова работали самостоятельно и конкурировали между собой, руководство их деятельностью со стороны Соловьева и его сыновей ничем не подтверждается, как и соблюдение ими конспирации, утверждает, что Соловьев являлся только водителем и работал на Виталеву, при этом у Соловьева имелась своя автомойка, которой он руководил с сыном М а у его сына А имелся свой бизнес в г.

Также полагает, что поскольку суд квалифицировал действия Соловьева по ст.241 ч.1 УК РФ, то необходимости квалифицировать его действия еще и по ч.З ст.240 УК РФ, при этом отдельно в отношении каждой из шести потерпевшей, не имелось, так как каждый факт вовлечения в занятие проституцией охватывается ст.241 ч.1 УК РФ и дополнительной квалификации не требуется. Указывает, что ни одна из потерпевших в судебном заседании - П , С , Я , Б , Б , В не указала на руководящую роль Соловьева, при этом Пе и Б не указали источник информации в отношении Соловьева; С пояснила, что на следствии она оболгала Соловьева, у Виталевой она не работала, показания давала со слов С в связи с чем, эти показания являются недопустимыми доказательствами; показания Я и В являются противоречивыми; показания Б опровергаются 6 показаниями свидетеля А ; Ш в судебном заседании не допрашивалась и ее показания оглашены незаконно в нарушение ч.2 ст.281 УПК РФ. Также в нарушение данных требований закона были оглашены в судебном заседании показания свидетелей Х Н полагает, что протоколы допросов свидетелей являются фальсифицированными. Относительно осуждения Соловьева по ч.1 ст.222 УК РФ, полагает, что приговор в этой части основан на противоречивых показаниях свидетелей Б и Ч , являвшимися понятыми при обыске в доме Соловьева, которые не смогли с достоверностью сказать, откуда были изъяты граната и патроны, протокол обыска является недопустимым доказательством, поскольку в него внесены не все фамилии участников обыска, а Соловьеву А. не было разрешено вызвать по телефону адвоката для присутствия последнего при производстве обыска. Также считает, что непричастность Соловьева к преступлениям подтверждается показаниями всех осужденных, которые в судебном заседании заявили, что на предварительном следствии оговорили Соловьева под незаконным давлением со стороны работников милиции, в связи с чем, считает, что данные показания осужденных должны быть признаны недопустимыми доказательствами. - осужденная Виталева О.С. указывает на несогласие с выводами суда об ее участии в организованной группе, ссылаясь на то, что суд учел показания свидетелей, данные ими на предварительном следствии, которые в судебном заседании отказались от данных показаний и не указали источник своей осведомленности. Указывает, что недоказанным является наличие общей кассы в группе, которая находилась в ведении Соловьева СВ., при этом не установлено, что на два счета его жены С поступали деньги от участников предполагаемой организованной группы. Считает необоснованными выводы суда о том, что в ноябре 2006 года она организовала структурное подразделение в составе организованной группы, поскольку по приговору Советского районного суда г. Омска от 6 марта 2007 года она была признана виновной в том, что она занималась организацией занятия проституцией (ч.1 ст.241 УК РФ), но не в составе группы, а одна. То есть суд необоснованно ставит под сомнение вышеуказанный приговор, а настоящим приговором осуждает ее за тот же период времени, в результате чего она была дважды осуждена за одно и то же преступление. Также ссылается на показания сотрудников «отдела нравов», которые пояснили в судебном заседании, что она в период с ноября 2006 г. по сентябрь 2008 г. не состояла в организованной группе. Считает показания потерпевших В И Я , данных ими в судебном заседании в условиях, исключающих их визуальное наблюдение другими участниками процесса недопустимыми доказательствами, поскольку в своих заявлениях с просьбой об их допросе в данных условиях, потерпевшие не указали со стороны кого и какого насилия они опасаются, хотя она и Соловьев СВ., в отношении которых они давали 7 показания, находились под стражей, а также УПК РФ не предусматривает в отношении потерпевших данный порядок допроса в судебном заседании, при этом суд не удовлетворил заявленное ею и другими осужденными ходатайство о повторном допросе потерпевших. Считает бездоказательным выводы суда о том, что она и другие осужденные перед тем, как девушки начинали заниматься проституцией, собирали данные об их личностях, на основании чего в дальнейшем шантажировали девушек, заставляя заниматься их проституцией, о вовлечении ею Я в занятие проституцией, при этом суд не учел, что Я сама приняла решение заниматься проституцией и она ее к этому не принуждала и не угрожала ей, а также не учел показания свидетелей Н и К о том, что Я на момент дачи показаний сама занималась незаконной деятельностью, работая диспетчером по оказанию интимных услуг. Также указывает на несогласие с выводами суда о ее виновности в вовлечении В Ш в занятие проституцией, считая недопустимыми доказательствами расписку на ее имя от имени В и что суд необоснованно не учел показания свидетелей Г С осужденных Алишиной, Кононовой, потерпевшей Х а показания Ш и свидетеля Х в судебном заседании были оглашены в нарушение требований ст.281 УПК РФ без согласия одной из сторон. Указывает, что все потерпевшие пояснили, что им не было причинено никакого вреда и в ходе следствия на них оказывалось давление со стороны работников милиции. Считает бездоказательными выводы суда об ее виновности в принуждении ею И заниматься организацией занятием проституцией, указывая, что показания И не подтверждаются другими доказательствами, при этом подвергает сомнению показания свидетеля Н Просит оправдать ее по п. «б» ч.2 ст.241, ч.З ст.240 УК РФ (трем преступлениям) в связи с непричастностью к данным преступлениям, квалифицировать ее действия только по ч.1 ст.241 УК РФ, наказание назначить в пределах срока ее нахождения под стражей. - адвокат Бочкарев А.А. в интересах осужденной Виталевой О.С. считает, что доказательств ее виновности по ч.З ст.240 УК РФ не имеется. Указывает, что приговор в этой части основан на показаниях потерпевшей Я которые, по мнению адвоката, являются противоречивыми, при этом подвергает сомнению показания Я не имеющей претензий к Виталевой, а также ссылается на показания потерпевшей И о том, что до Виталевой они с Я работали проститутками индивидуально; на показания свидетеля Н о том, что в настоящее время Я работает диспетчером у сутенера Б Относительно осуждения Виталевой по п. «б» ч.2 ст.241 УК РФ считает, что показания потерпевшей И противоречат материалам дела и предъявленному обвинению, указывая, что И пояснила, что они с Виталевой занимались индивидуально проституцией с марта 2006 года до конца 2007 года, однако по материалам дела Виталева занималась организацией занятием проституцией с ноября 2006 года. Также в ходе следствия не установлены три девушки, работавшие проститутками, у которых, как следует из 8 показаний И она являлась сутенером, поскольку ее заставили Виталева и Соловьевы, в период ее работы на Виталеву с мая по июль 2008 года телефоны Виталевой и Соловьевых прослушивались, но записей вымогательства у И денег нет. Кроме показаний И других доказательств вины Виталевой не имеется, при этом считает, что показания свидетеля Н являются недопустимыми доказательствами и в судебном заседании они были оглашены незаконно. Относительно осуждения по ч.З ст.240 УК РФ в отношении потерпевшей В считает, что показания последней являются противоречивыми, ее показания о том, что Виталева заставила ее заниматься проституцией, угрожая рассказать родственникам о том, что она занималась проституцией не соответствуют действительности, поскольку В только приехала в г. и могла вернуться обратно к себе домой. Также подвергает сомнению показания В относительно расписки, которую ее заставил написать Соловьев С.В. о том, что она взяла у Виталевой рублей с целью, чтобы она и дальше работала проституткой. Считает показания свидетеля И , которые были оглашены в судебном заседании, недопустимым доказательством, поскольку текст допроса И дословно совпадает с текстом допроса В . С нарушением требований УПК РФ была изъята в ходе обыска в доме Соловьевых расписка, поскольку допрошенная в судебном заседании Соловьева Н.В. пояснила, что оперуполномоченный пытался подложить расписку в шкаф, но она не дала ему это сделать и стала возмущаться, но оперативник позвал понятых и сказал, что расписку обнаружил в шкафу. В протоколе обыска отсутствует последний лист с подписями всех участвующих, в связи с чем, данный протокол является недопустимым доказательством, а также понятые Б и Ч . в судебном заседании пояснили, что не помнят, изымались ли расписки в ходе обыска. Относительно осуждения по ч.З ст.240 УК РФ в отношении потерпевшей Ш считает, что приговор в этой части основан на показаниях Ш , данных ею на предварительном следствии, при этом в суд она не явилась, других доказательств вины Виталевой не имеется, в связи с чем, полагает, что Виталева подлежит оправданию по данному преступлению. Кроме того, указывает, что Виталева признана виновной в том, что в ноябре 2006 года она по предложению Соловьева С.В. вошла в состав организованной преступной группы и организовала самостоятельное структурное подразделение по организации занятия проституцией другими лицами, однако данные обстоятельства противоречат вступившему в законную силу приговору Советского районного суда г. Омска от 6 марта 2007 года, согласно которому Виталева осуждена по чД ст.241 УК РФ за то, что она с ноября 2006 года по января 2007 года самостоятельно занималась организацией занятия проституцией другими лицами, то есть суд по настоящему делу не мог признать Виталеву виновной в том, что она в этот период времени с ноября 2006 года была участницей ОПТ, как это указано в приговоре, так как за деяния, совершенные в этот период она уже осуждена. Просит оправдать Виталеву по п. «б» ч.2 ст.241, ч.З ст.240 УК РФ (трем 9 преступлениям) в связи с непричастностью к данным преступлениям, квалифицировать ее действия только по ч.1 ст.241 УК РФ, наказание назначить в пределах срока ее нахождения под стражей. - осужденная Комарова Г.Т. выражает несогласие с приговором, считая, что доказательств, подтверждающих совершение преступлений в составе организованной преступной группы под руководством Соловьева СВ., не имеется, а представлены лишь доказательства по организации занятия проституцией другими лицами без предварительного сговора. Судом не установлены характерные для организованной группы признаки, как устойчивость группы, объединение для совершения преступлений, а также факт руководства группой Соловьевым СВ., конспирация группы, наличие общей кассы группы. Указывает, что она занималась организацией проституцией с конца 2007 года по 5 февраля 2009 года, но не под руководством Соловьева, с которым у нее были только дружеские отношения, а самостоятельно. Ссылка суда на очную ставку между нею и Соловьевым является необоснованной, поскольку Соловьев не предлагал ей заниматься совместной деятельностью. Также не согласна с осуждением по ч.З ст.240 УК РФ, при этом ссылается на показания потерпевшей С в судебном заседании, отказавшейся от своих показаний на предварительном следствии, а также подвергает сомнению показания потерпевшей Б . Считает, что она С и Б в занятие проституцией не вовлекала, а потерпевшие сами намеренно хотели устроиться работать проститутками, в суде они заявили, что претензий к Комаровой не имеют, ущерба им причинено не было. Также считает, что назначенное ей наказание является несоразмерным содеянному, не соответствует общественной опасности преступления. Просит оправдать ее по ч.З ст.240 УК РФ, снизить назначенное ей наказание, ограничившись сроком ее нахождения под стражей или применить ст.73 УК РФ. Также указывает, что суд учел у нее наличие заболевания, что она является вдовой, одна воспитывает сына, который в настоящее время проходит службу в армии, но вместе с тем, суд взыскал с нее процессуальные издержки, связанные с оплатой услуг адвоката. Просит освободить ее от уплаты данных процессуальных издержек. - адвокат Ананьева Ж.В. в интересах осужденного Соловьева М.С. считает, что доказательств его виновности в совершении преступлений не имеется. Указывает, что потерпевшие и свидетели о преступной деятельности Соловьева М. ничего пояснить не смогли и только потерпевшая И показала, что Соловьев М. в отношении нее высказывал угрозы, применял насилие. Однако суд необоснованно не принял во внимание доводы Соловьева М., пояснившего, что он с Виталевой во время, которое ему предъявлено в обвинении как время совершения в отношении И вымогательства, находился в что подтверждается, по мнению адвоката, ответами на судебные запросы пограничной службы и таможни о том, что выезд за пределы РФ зафиксирован 25 июля 2008 года, то есть суд отверг версию защиты по основаниям того, что в обвинении идет речь не о 10 конкретной дате совершения преступления, а о периоде «конец июня», что не исключает совершение преступления 24 июня 2008 года, в связи с чем, полагает, что суд вышел за пределы обвинения, так как самостоятельно уточнил время совершения преступления, чем нарушил право Соловьева на защиту, а также полагает, что И были даны такие показания, поскольку она тем самым устраняла конкурентов, так как сама занималась этой деятельностью. В отношении потерпевшей П указывает, что в судебном заседании она пояснила, что ее никто не бил, а были лишь угрозы. Также указывает, что из показаний ряда свидетелей, то есть лиц, занимавшихся занятием проституцией, следует, что Комарова, Виталева, Фомина, Алишина самостоятельно занимались деятельностью по организации занятием проституцией, к этому занятию их, то есть свидетелей никто не принуждал, они могли свободно переходить от одного сутенера к другому, об организующей роли Соловьевых в этой деятельности не знают, что опровергает выводы суда о деятельности организованной группы под руководством Соловьева С.В. и активном участии в ее деятельности Соловьева М.С Считает, что и показания свидетеля Г о том, что Соловьев М. работал только водителем такси опровергают данные выводы суда, однако суд принял во внимание только его показания, данные на предварительном следствии, несмотря на его объяснения о том, что эти неправдивые показания им были даны под давлением сотрудников милиции. Полагает, что выводы суда о том, что Соловьев М. получал доходы от деятельности по оказанию сексуальных услуг опровергаются тем, что Соловьев М. работал администратором на автомойке. Считает, что доказательств, подтверждающих причастность Соловьева к преступлениям, не имеется. Просит приговор в отношении Соловьева М.С. отменить и дело прекратить за отсутствием в его действиях состава преступления. - адвокат Казаков Р.В. в интересах осужденного Соловьева А.С. указывает на несогласие с выводами суда о признании Соловьева А. виновным в совершении преступлений в составе организованной преступной группы. Считает, что суд ошибочно расценил статус самостоятельных групп под руководством Виталевой, Фоминой, Комаровой, Черенковой, как структурные подразделения организованной группы ввиду отсутствия доказательств, подтверждающих наличие между ними взаимосвязи, устойчивости группы, данных о передаче денежных средств, добытых преступным путем Соловьеву СВ., что подтверждало бы подчиненность этих групп ему, наличие общей кассы группы. Указывает, что суд необоснованно ссылается на родство осужденных, как на признак сплоченности и устойчивости, поскольку оно возникло по объективным причинам, а не с целью совершения преступления. Наличие дружеских и деловых связей между указанными сутенерами были обусловлены характером их деятельности в одном регионе и цеховой солидарностью, а не единством финансовых интересов и соподчиненности кому-либо, что подтверждается тем, что проститутки с целью поиска более комфортных условий и высокой оплаты труда переходили не только из одной группы в другую, но и к 11 другим действующим в городе организаторам данного преступного бизнеса, что следует из показаний потерпевших Ф , Б , Х , свидетелей А С С Б . Считает, что суд неверно оценил наличие частых телефонных соединений между Комаровой и Соловьевым А., поскольку Соловьев А. пояснил, что он таким образом общался с мужем Комаровой К который являлся ее водителем и не имел собственного мобильного телефона. Необоснованно суд использовал в приговоре понятие конспирации как признак организованной группы, поскольку реклама их деятельности было открытой, номера телефонов у осужденных существовали продолжительное время, Соловьев С.В. оформил на свое имя 2 сим-карты, которые передал Виталевой. Указывает, что суд в приговоре как установленное обстоятельство привел наличие функциональных обязанностей у Соловьева А. в организованной группе, однако доказательств этому судом не приведено, при этом ссылается на ряд потерпевших и свидетелей пояснивших, что они не знают Соловьева А. Считает необоснованной позицию суда, подвергнувшего критической оценке показания ряда свидетелей в судебном заседании относительно заинтересованности органа следствия в исходе дела и применения недозволенных методов дознания. Также подвергает сомнению показания потерпевшей И , указывая, что ее показания не подтверждаются доказательствами. Считает, что переквалификация действий Соловьева А. с ч.З ст. 163 УК РФ на п. «б» ч.2 ст.241 УК РФ является недопустимой, так как расширяет рамки обвинения, при этом указанные преступления не являются однородными и предусмотрены разными разделами и главами УК РФ. Также считает, что показания И о совершении в отношении нее преступления Виталевой, Соловьевыми А. и М. в начале мая 2008 года опровергаются показаниями свидетеля П о том, что Соловьев А. с 30 апреля до второй половины мая 2008 года находился у него дома в г. С при этом суд не располагал данными о дате телефонных переговоров у Соловьевым А. и К , месте звонившего, не учел, что безроуминговая зона охватывает обширный сибирский регион, то есть данных, опровергающих алиби Соловьева А., не имеется, в связи с чем, считает, что он подлежит оправданию по п. «б» ч.2 ст.241 УК РФ. Относительно преступления, совершенного в отношении потерпевшей П , считает, что Соловьев А. должен быть оправдан, поскольку П пояснила, что насилия с его стороны не было, были лишь угрозы, и в судебном заседании вместо Соловьева указала на Ворожбитова, то есть П могла ошибаться, при этом ее показания ничем не подтверждаются, Соловьев А. данное обвинение отрицает. Относительно преступления, совершенного в отношении потерпевшей Ш указывает, что потерпевшая и свидетель Х которая, по мнению суда, подтверждает показания Ш , в судебное заседание не явились и их показания были необоснованно оглашены. Считает, что протоколы их допросов являются недопустимыми доказательствами и не могли быть использованы при постановлении приговора, поскольку 12 протоколы допросов Ш очных ставок и допроса Х являются цифровыми копиями, что ставит под сомнение достоверность данных доказательств. Однако, несмотря на возражения стороны защиты, суд, нарушив требования ч.2 ст.281 УПК РФ, поскольку нельзя признать чрезвычайным обстоятельством нахождение потерпевшей на расстоянии более тысячи километров от г. огласил показания Ш и Х , на основании которых суд признал виновным Соловьева А. Считает, что с учетом данных обстоятельств, Соловьев А. подлежит оправданию по ч.З ст.240 УК РФ (в отношении Ш). Кроме того, считает, что все потерпевшие осознанно выбрали занятие проституцией, а также указывает, что суд пришел к выводу о том, что угрозы по отношению к потерпевшим были применены с целью поддержания дисциплины, после чего их уговорили продолжить занятие проституцией, с чем потерпевшие согласились, а поскольку, с учетом того, что угроз и насилия с целью понуждения потерпевших к занятию проституцией к ним не применялось, полагает, что в действиях Соловьева А. отсутствуют признаки преступления, предусмотренного ч.З ст.240 УК РФ, а все действия осужденных охватываются составом, преступления, предусмотренного ч.1 ст.241 УК РФ. Просит приговор в отношении Соловьева А. отменить и уголовное преследование прекратить за отсутствием в его действиях состава преступления. Проверив материалы дела и обсудив доводы кассационных жалоб, судебная коллегия приходит к следующему. Выводы суда о совершении преступлений осужденными Соловьевым СВ., Соловьевыми А.С. и М.С, Виталевой О.С, Комаровой Г.Т. в составе организованной группы, при установленных судом обстоятельствах, соответствуют фактическим обстоятельствам дела и подтверждаются совокупностью доказательств, исследованных в ходе судебного разбирательства. Так, из показаний осужденного Ворожбитова СВ., данных им на предварительном следствии в качестве подозреваемого, обвиняемого, следует, что в 2004 году Соловьев С.В. предложил ему работать по организации занятия проституцией, вместе с Фоминой И.Н. организовать новую «точку» у ДК « » по ул. в г. и выполнять функции сутенера - водителя, а Фомина-роль сутенера- мамочки. За свою работу он должен был получать 30% выручки от занятия проституцией на «точке», остальная сумма предназначалась Соловьеву СВ., с чем он и Фомина согласились. Фомина начала давать рекламу в различные газеты о приеме на высокооплачиваемую работу молодых девушек для дальнейшей работы в качестве проституток. Для этих целей он приобрел сим-карту с корпоративным номером 8, которую передал Фоминой. На «точке» работали в ночную смену с 20 часов до 6 часов утра, он работал на автомобиле « ». Примерно в 2005 году на «точке» работал водителем по указанию Соловьева С.В. сын последнего А на автомобиле « » зеленого цвета. По окончании рабочей смены 13 Фомина И.Н. выдавала проституткам и себе заработную плату, остальные деньги отдавала ему, из которых он 30 % забирал себе за работу, а остальные деньги передавал Соловьеву С.В. как руководителю. При этом Соловьев С.В. периодически приезжал на «точку», проверял работу. Примерно летом 2006 года Соловьев С.В. арендовал квартиру по адресу: г. предложил ему организовать в данной квартире офис по предоставлению услуг проституции. С этого времени Фомина вместе с проститутками переехала в эту квартиру, где принимала звонки от клиентов и отправляла водителя с проститутками на заказ. Эта работа осуществлялась в дневное время, а в ночное время Фомина выезжала на «точку» к ДК « » ждать клиентов. В офисе на тот момент проживали проститутки, которым негде было жить. Примерно в середине 2006 года к Фоминой пришла работать проституткой Виталева, которая проработала некоторое время и ушла. Сам Соловьев СВ. после задержания Комаровой сотрудниками милиции с середины 2004 года занялся только руководящими обязанностями, то есть проверял работу его офисов и «точек», получал от занятия проституцией деньги, общался со многими сотрудниками отдела нравов, помогал им задерживать конкурентов, то есть других сутенеров. В конце 2006 года Соловьев С.В. и Комарова организовали отдельную группу по организации занятия проституцией. Большую часть прибыли Комарова отдавала Соловьеву С.В. Сыновья Соловьева М и А помогали отцу организовывать занятие проституцией, помогали сотрудникам отдела нравов осуществлять оперативно-розыскные мероприятия, за что получали от оперативных сотрудников информацию о проведении оперативных мероприятий. Также они перевозили проституток на заказы, получали от сутенеров деньги. В конце 2006 года Виталева по указанию Соловьева С.В. в офисе по пр. организовала занятие проституцией, отдавая большую часть прибыли Соловьеву С.В. С 2007 года Соловьев М стал проживать с Виталевой, помогая ей организовывать проституцию, а Соловьев А работал с Комаровой, контролируя ее деятельность и передавая от нее деньги Соловьеву С.В. Примерно в апреле 2007 года Фомина предложила ему арендовать офис в г. , чтобы она не сидела с проститутками в машине на улице. Он согласился, после чего стали искать квартиру в аренду, по объявлению нашли квартиру по адресу: г. которую Фомина арендовала. После этого работавшие у Фоминой проститутки стали собираться в офисе, ожидая заказов от клиентов. Для приема заказов от клиентов Фомина с его разрешения приняла на работу в качестве диспетчера свою сестру Амелину. Первое время с «точки» у ДК « » он отдавал Соловьеву С.В. 70 % чистой прибыли, а позже, когда девушек по вызову осталось мало, по договоренности с Соловьевым С.В. платил ему рублей в месяц, которые получали от проституток в качестве «недельных» за безопасность. Примерно в начале 2008 года он связался с Алишиной, совместно с ней организовал отдельную группу по 14 предоставлению услуг проституции. Он, т.е. Ворожбитов выполнял роль водителя. Также Алишина самостоятельно подыскивала проституток и водителей. Работали с Алишиной до февраля 2009 года. Кроме того, на очной ставке с С Ворожбитов пояснил, что работу по организации занятия проституцией выполнял Соловьев СВ., который являлся руководителем данной деятельности. Фомина и Алишина выполняли роль «мамочки» - сутенера. Из показаний осужденной Виталевой О.С, данных ею на предварительном следствии неоднократно в качестве обвиняемой, следует, что в начале 2007 года по предложению Соловьева С.В. она организовывала занятия проституцией в арендованном Соловьевым СВ. офисе в кв. дома в г. . С каждой девушки-проститутки она собирала еженедельно деньги по рублей, с лета 2007 года по рублей и передавала Соловьеву С.В. за осуществление безопасности. С диспетчерами о приеме на работу разговаривала она сама, иногда Соловьев С.В. За свою работу она получала примерно рублей в месяц, Соловьев С.В. еще больше. С июля 2007 года Соловьев С.В. стал редко приезжать в офис, говорил, что ему там делать нечего, так как она выполняла все его указания. Выручку от занятия проституцией она забирала в офисе лично и передавала Соловьеву С.В. На Соловьева СВ. сутенерами работали Ворожбитов и Комарова, Соловьев А помогал Соловьеву С.В. организовывать деятельность по занятию проституцией, он работал вместе с Комаровой. Офис по пр. арендовал Соловьев С.В. у Ч . Многие девушки, занимающиеся проституцией под ее руководством, не видели Соловьева С.В. Примерно в марте-апреле 2007 года Соловьев С.В. познакомил ее с Фоминой и Ворожбитовым, предложил передавать им заказы на оказание интимных услуг, когда не хватало своих девушек по вызову, а также выполнять поступившие им заказы. С этого момента она стала поддерживать с Фоминой рабочие отношения. Фомина и Ворожбитов имели «точку» по организации проституции у ДК « . Соловьев А.С. и Соловьев М.С также принимали участие в организации занятия проституцией, где руководителем был их отец Соловьев С.В. Их роль заключалась в том, что по указанию Соловьева С.В. или по ее просьбе уговаривали девушек, которые обращались по объявлениям в поисках работы, заниматься проституцией в офисе, обещая при этом хорошие условия труда, хороший и стабильный заработок, постоянную охрану, обеспечение жильем, безопасность от сотрудников милиции. Девушки обычно соглашались работать проститутками. Некоторых девушек, которые отказывались работать проститутками, Соловьев А.С. и Соловьев М.С. заставляли работать проститутками, угрожали распространением порочащих их сведений, что они занимаются проституцией, либо угрожали физической расправой. К некоторым девушкам Соловьев А.С. и Соловьев М.С. применяли физическое насилие, если они желали закончить заниматься проституцией и уйти из офиса, 15 заставляли некоторых проституток писать долговые расписки на разные суммы денег, потом эти деньги отрабатывать, занимаясь проституцией. Также Соловьев М.С. иногда самостоятельно возил проституток на заказы по оказанию интимных услуг, когда было много заказов и водитель не успевал всех развезти, либо когда у водителя ломалась машина. Соловьев А.С. работал в основном с Комаровой, получал от нее деньги от занятия проституцией для последующей передачи Соловьеву С.В. За время ее работы сутенером в офисе на Соловьева СВ., последний также иногда лично разговаривал с девушками, приходившими устраиваться на работу по рекламным объявлениям, уговаривал девушек заниматься проституцией на него, разъяснял условия работы, обещал большую заработную плату. Иногда, когда проститутки отказывались работать, Соловьев С.В. мог уговаривать девушек продолжить заниматься проституцией либо заставить их, угрожая при этом физической расправой. Все девушки по вызову и диспетчера, работающие в офисе, боялись Соловьева СВ., уважали его и называли по имени и отчеству. Первое время Соловьев С.В. самостоятельно возил проституток на заказы, принимал деньги от клиентов. Когда она познакомилась с Соловьевым С.В. в январе 2007 года и стала работать в его офисе сутенером, то Соловьев С.В. перевозил девушек на заказы сначала на своем автомобиле « » светлого цвета, затем на автомобиле « » цвета, затем на автомобиле « ». Соловьев М.С. перевозил проституток на заказы на автомобиле « » цвета, либо на ее автомобиле « ». Полученные от занятия проституцией деньги она передавала Соловьеву С.В. либо его сыну Соловьеву А.С. Куда именно Соловьев С.В. тратил полученные от нее, Комаровой и Ворожбитова деньги от занятия проституцией, она не знает, но все автомобили семьи Соловьевых были приобретены на деньги, полученные от занятия проституцией, так как других источников дохода у Соловьева С.В. и его сыновей не было. Автомобильная мойка, которой Соловьев С.В. стал заниматься в 2008 году, большой прибыли не приносила. Из разговоров слышала, что Соловьев С.В. также приобрел себе квартиру, но где именно, за какую сумму и на кого она оформлена, она не знает. Кроме того, Соловьев С.В. приобрел своей жене шубу стоимостью около рублей, полученные от занятия проституцией другими лицами. Также Соловьев С.В. говорил всем своим сутенерам, которые организовывали свои отдельные бригады по оказанию услуг проституции, что если кто-то будет про него спрашивать, то они должны говорить, что он работал водителем, возил проституток на заказы. Его сыновья А и М помогали ему организовывать и управлять занятием проституции, выполняли все поручения, являлись его заместителями, то есть в отсутствии Соловьева С.В. выполняли все его функции, их также все боялись и слушались. У Соловьева С.В. были хорошие знакомые из числа сотрудников милиции, которые его прикрывали в организации занятия проституцией. Также Соловьев С.В. вместе со своими сыновьями постоянно оказывал содействие и помощь сотрудникам милиции, выступали понятыми либо 16 клиентами при проведении сотрудниками полиции нравов ОРМ по задержанию лиц, организующих занятие проституцией. Часто Соловьев С.В. и его сыновья перевозили сотрудников милиции по рабочим вопросам, за это сотрудники полиции нравов рассказывали Соловьеву СВ., в каких саунах и когда будут проводиться мероприятия по задержанию лиц, занимающихся проституцией либо организующих занятие проституцией. Эту информацию Соловьев С.В. передавал своим сутенерам, чтобы проститутки не выезжали в указанные районы г. Также Соловьев С.В. решал вопросы в отделе нравов, чтобы задержанных работающих на него проституток отпустили без регистрации факта нарушения. Также Соловьев С.В. иногда давал ей указание освободить от работы некоторых проституток для участия в оперативных мероприятиях по задержанию организаторов занятия проституцией в качестве понятых или свидетелей. Жена Соловьева С.В. - С знала о том, что ее муж и сыновья занимаются организацией занятия проституцией, так как когда она привозила деньги от занятия проституцией домой к Соловьеву СВ., то при передаче денег иногда присутствовала С которой Соловьев С.В. отдавал эти деньги. Последняя считала все деньги, вела журнал, сколько денег она каждый день привозила Соловьеву С.В. В среднем она от организации занятия проституцией получала рублей, столько же в течение месяца передавала Соловьеву СВ., как организатору и руководителю данного преступления. Иногда девушек - проституток по указанию Соловьева С.В. переводили на другие «точки» под руководство других сутенеров. Вся учетная документация хранилась у нее, Соловьев С.В. запрещал уничтожать ее, так как по первому требованию она должна была ее предоставить ему, он мог проверить ее в любой момент. За время ее работы сутенером у нее в офисе работали родственники Соловьева СВ., приглашенные последним в качестве водителей: К на автомобиле « » цвета, являющийся братом Соловьева СВ., а также П на автомобиле « цвета, являющийся племянником Соловьева С.В. Допрошенная в качестве обвиняемой 28 октября 2008 года, Виталева О.С. подтвердила вышеизложенные показания, пояснив, кроме того, что признает показания всех потерпевших, с которыми у нее проведены очные ставки. Кроме того, 30 октября 2008 года на очной ставке с Соловьевым С.В. Виталева О.С. подтвердила, что организовывала занятие проституцией под руководством именно Соловьева СВ., дав пояснения, аналогичные показаниям на допросах в качестве обвиняемой. 5 ноября 2008 года на очной ставке с Соловьевым А Виталева О.С. хотя и пояснила, что в ее присутствии Соловьев А. не угрожал занимающимся проституцией девушкам, но сказала, что от Соловьева С.В. ей известно, что Соловьев А помогал организовывать занятие проституцией Комаровой Г Когда она стала работать сутенером на Соловьева СВ., Соловьев А несколько раз зимой-весной 2008 года 17 бывал в ее офисе по пр. общался с девушками, которым объяснял условия работы в качестве девушек по вызову. От девушек по вызову ей известно, что были случаи, когда девушки обращались в офис для устройства на работу в качестве проститутки, где присутствовал Соловьев А.С, то последний с ними беседовал и разъяснял им условия работы. На очной ставке с Соловьевым М 5 ноября 2008 года Виталева продолжала утверждать, что примерно с конца 2006 года она работала сутенером на Соловьева СВ., который являлся ее руководителем. В данной деятельности ему помогал сын Соловьев М который иногда по ее просьбе перевозил девушек по вызову на заказы. Дополнительно допрошенная 6 ноября 2008 года Виталева пояснила, что Соловьев А.С и Соловьев М.С. под руководством своего отца принимали активное участие в деятельности по организации проституцией, в том числе высказывали угрозы и применяли иногда насилие к девушкам, которые отказывались заниматься проституцией, заставляли некоторых проституток писать долговые расписки на разные суммы денег, потом эти деньги отрабатывать, занимаясь проституцией. При проведении очных ставок 05.11.2008 года она испугалась давать в отношении Соловьева А.Си Соловьева М.С. такие показания при их личном присутствии, так как хорошо с ними знакома, поддерживала дружеские отношения, с Соловьевым М.С. долгое время проживала совместно, находились в гражданском браке. Примерно летом 2007 года Соловьев С.В. со своей семьей ездил в гости к друзьям в после ей рассказывал, что потратил на поездку более рублей. Данные деньги он получил также от занятия проституцией другими лицами. Допрошенная в качестве обвиняемой 25 декабря 2008 года Виталева полностью подтвердила ранее данные показания. На очной ставке с Фоминой И.Н. Виталева О.С. показала, что работала в офисе по пр. под руководством Соловьева С.В.- организатора занятия проституцией. Сутенер Фомина в конце 2007 года попросилась к ней в офис диспетчером, так как поссорилась с Ворожбитовым, но у нее не было мест, поэтому Фомина диспетчером была принята только летом 2008 года, после поступления жалоб на Фомину последнюю она отправила в отпуск, приняв на ее место диспетчером К . 12 ноября 2008 года на очной ставке со свидетелем С Виталева О.С. отрицала показания свидетеля только в той части, что она- Виталева сама занималась проституцией и что хранила выручку, в остальной части с показаниями свидетеля была согласна, пояснив, что деньги, которые каждую неделю собирались с каждой девушки на безопасность, передавались диспетчеру, а после Соловьев С.В. забирал деньги у диспетчеров. В ходе очной ставки с потерпевшей Фесенко Т.М. 28 октября 2008 года Виталева О.С. подтвердила, что Соловьев С.В. является 18 руководителем офиса по организации занятия проституцией, где она работала сутенером, выполняя указания Соловьева С.В. Из показаний осужденной Комаровой Г.Т., данных на предварительном следствии в качестве подозреваемой, обвиняемой, следует, что примерно в конце 2006 года Соловьев С.В. предложил ей работать на него сутенером, что ее роль будет заключаться в подыскании девушек, организации их работы, взаимодействии между девушками, клиентами, водителями. Она согласилась, при этом Соловьев пояснил, что она также будет выплачивать проституткам и водителям заработную плату, брать себе от до рублей с каждого отработанного часа, остальные деньги передавать ему, как руководителю и организатору занятием проституции. Кроме того, Соловьев СВ. пояснил, что еженедельно она должна будет отдавать ему определенную сумму денежных средств за решение возникающих конфликтных вопросов, которые он будет решать сам. Сумма периодически изменялась и составляла от до рублей в неделю за каждую девушку, оказывающую интимные услуги. Так как ранее она работала в этой сфере, то она довольно быстро подыскала девушек, желающих оказывать интимные услуги за определенную плату. Во время работы она находилась у себя дома по адресу: г. где и принимала заказы от клиентов и саун на оказание интимных услуг. Водителей на работу также приглашала она, водителями были лица, занимающиеся частным извозом - «таксисты». Из суммы в размере рублей, уплаченной клиентом за оказание I часа интимных услуг вне бани, рублей предназначались девушке, оказавшей услуги, примерно - рублей водителю, или рублей в зависимости от величины заказа она брала себе за работу в качестве сутенера, а оставшиеся денежные средства, это примерно около рублей с каждого отработанного проституткой часа она передавала Соловьеву СВ., как своему руководителю. Примерно 1-2 раза в неделю она созванивалась с Соловьевым С.В. по телефону, после чего встречались где-нибудь на улице, где она передавала ему денежные средства, полученные от занятия проституцией. Соловьев приезжал на встречу на своем автомобиле « цвета. Также она периодически приезжала в офис к Соловьеву С.В. по адресу: г. где у него также работали проститутки. В указанном офисе встречались с Соловьевым СВ., обсуждали организационные вопросы, она рассказывала, сколько девушек у нее работает, в какие бани ездят по заказам, как размещается реклама, то есть обсуждали все рабочие проблемы. Соловьев С.В. также сказал ей сотрудничать с Виталевой О.С, работавшей сутенером в офисе по пр. д. обмениваться заказами на оказание интимных услуг, отправлять на них своих проституток, чтобы не потерять клиентов. Виталева иногда ей звонила, просила отправить на заказ, принятый ее диспетчерами в офисе по пр. проституток, так как поступало много заказов. Всего за период с конца 2006 года по 09.09.2008 года в качестве девушек, оказывающих интимные услуги, она пригласила на работу 19 примерно около 10-12 человек, девушки периодически менялись. Еженедельно девушки, работающие у нее, передавали ей рублей, которые впоследствии она передавала либо Соловьеву СВ., либо его сыну - Соловьеву А согласно ранее достигнутой договоренности, в качестве оплаты за то, что Соловьев СВ. предложил ей заняться организацией проституцией, предложил свое сотрудничество и помощь при решении возникающих вопросов, связанных с оказанием услуг интимного характера. Соловьев А.С. также знал номер ее сотового телефона, иногда звонил ей и приезжал за деньгами, полученными от занятия проституцией. Она поняла, что Соловьев А.С. помогает своему отцу организовывать занятие проституцией. Соловьев А.С. являлся заместителем Соловьева СВ., в отсутствии последнего Соловьев А.С. самостоятельно руководил организацией занятия проституцией, получал деньги, заработанные проституцией, проверял ее работу, узнавал объем заказов, график работы. Также второй сын Соловьева С.В. - Соловьев М являлся заместителем своего отца, помогал Виталевой О.С. организовывать занятие проституцией, беседовал с проститутками, некоторых уговаривал оказывать интимные услуги. Кроме того, Соловьев М.С. руководил автомобильной мойкой, деятельность которой была организована на деньги, полученные от занятия проституцией. Куда именно Соловьев С.В. тратил все полученные от занятия проституцией деньги, она не знает, но у каждого из членов семьи Соловьева С.В. имелся автомобиль. Она воспринимала Соловьева С.В. как руководителя и именно за это она передавала ему денежные средства, полученные от занятия проституцией, а также по рублей в неделю за каждую проститутку, приглашенную ею. Соловьев С.В. также оказывал Виталевой помощь при возникновении каких- либо вопросов, касающихся организации и оказания интимных услуг. «Точка» по ул. по оказанию услуг проституции, где Фомина И работала сутенером, также подчинялась Соловьеву С.В. Аналогичные показания Комарова Г.Т. дала на допросе в качестве подозреваемой 20 ноября 2008 года, пояснив, кроме того, что по указанию Соловьева С.В. она сообщала ему обо всех происшествиях и о приеме новых девушек. Примерно в феврале 2008 года в качестве девушек по вызову она приняла на работу двух девушек, которые представились « и « » (то есть Б и С ). Примерно в начале марта 2008 года к ней на арендованную квартиру по ул. приехал Соловьев С.В. за деньгами, полученными от занятия проституцией, и сказал, что две эти новые девушки должны идти работать в офис к Виталевой О.С. по адресу: пр. Она сообщила об этом девушкам и в середине марта 2008 года « » и « » перешли работать в офис к Виталевой. Допрошенная в качестве обвиняемой 29 декабря 2008 года, Комарова Г.Т. показала, что подтверждает полностью свои показания в качестве подозреваемой, в том числе пояснила, что половину прибыли от занятия проституцией отдавала Соловьеву С.В. или его сыну Соловьеву А 20 Аналогично Комарова Г.Т. подтвердила показания в качестве подозреваемой и на допросах в качестве обвиняемой 5 февраля 2009 года, 20 февраля 2009 года, 22 апреля 2009 года, пояснив также, что примерно в конце апреля 2008 года Фомина прекратила работать сутенером, передала свою сим-карту Соловьеву СВ., который при встрече с ней, передал ей сим-карту с номером 8 , ранее принадлежавшую Фоминой И.Н., чтобы она принимала звонки от клиентов по указанной сим-карте Фоминой И.Н. Также с нею стали работать проститутки Фоминой, для которых был арендован отдельный офис по ул. На очных ставках с Соловьевым СВ., Ворожбитовым СВ., Комарова Г.Т. подтвердила вышеизложенные показания о руководящей роли Соловьева С.В. и о роли Ворожбитова как сутенера. Также на очных ставках со свидетелями Н А потерпевшими Б , Б , С Комарова Г.Т. не отрицала ту часть показаний этих лиц, которая касалась организаторской роли Соловьева С.В. в деятельности по организации занятия проституцией. Из показаний осужденных Фоминой И.Н., Сергеевой М.В., Черенковой Е.Ю., данных ими на предварительном следствии в качестве подозреваемой, обвиняемой, также следует, что организатором данного вида деятельности, то есть занятия проституцией являлся Соловьев С.В. Фомина также пояснила, что ему помогал сын Соловьев А.С. - его заместитель. Соловьев А.С. выезжал в офисы к работавшим на Соловьева С.В. сутенерам Виталевой и Комаровой, собирал денежные средства от занятия проституцией, контролировал водителей. Сергеева М.В. также пояснила, что когда Соловьев С.В. приезжал на «точку» к ДК «», где Ворожбитов был руководителем и старшим сутенером на этой «точке», а Фомина выполняла роль сутенера- диспетчера, то Ворожбитов и Фомина садились к нему в машину и о чем- то беседовали. Примерно в августе 2006 года по предложению Фоминой и Ворожбитова, который передал ей телефонную сим-карту, она стала работать в качестве диспетчера в офисе на пр. Примерно в ноябре-декабре приехали Соловьев С.В. с Виталевой, последняя сказала, что она является сутенером, ее проститутки объединяются с их дневной сменой. Поскольку Соловьев СВ., который являлся руководителем Ворожбитова и Фоминой, подтвердил слова Виталевой, она поняла, что действительно их «конторы» объединяются. Черенкова Е.Ю. также пояснила, что Соловьева С.В. она неоднократно видела в офисе по пр. который беседовал с Виталевой и диспетчерами. Из общения, находясь в офисе на рабочей смене, она поняла, что Соловьев С.В. является руководителем Виталевой в организации занятия проституцией, поскольку Соловьев часто ругал Виталеву за какие-либо нарушения, когда проститутки не выходили на работу, употребляли спиртное на работе. Она знает сына Соловьева по имени М , который в 2007 году работал водителем в офисе, 21 перевозил проституток на заказы на своем автомобиле темно- зеленого цвета. Кроме того, о руководящей роли Соловьева С.В. поясняли на предварительном следствии также осужденные Кононова О.В., Орлова Е.В., Калашникова Е.В., Амелина Л.Н., Катюшкина О.Г., выполнявшие в различные периоды времени функции диспетчеров под руководством Виталевой О.С. в офисе по пр. - Кононова пояснила, что примерно в феврале 2007 года Виталева привезла в сауну « », где она работала администратором, девушек- проституток. Пока те выполняли заказ, Виталева рассказала ей, что она занимается бизнесом по оказанию сексуальных услуг за деньги и предложила ей работать у нее диспетчером, она затем согласилась и стала у нее работать в офисе по пр. Соловьева С.В. она несколько раз видела в офисе, с ним в основном общалась Виталева. Ей затем стало известно, что руководителем деятельности по оказанию сексуальных услуг является Соловьев СВ., а Виталева работает на него сутенером. Также от Виталевой она узнала, что есть еще такая сутенер Комарова Г.Т., которая также содержит офис по организации занятия проституцией и работает под руководством Соловьева С.В. - Орлова Е.В. пояснила, что каждая девушка-проститутка сдавала каждую неделю рублей. Как объяснила Виталева, эти деньги шли на охрану и безопасность. От Виталевой она слышала, что она работает сутенером на Соловьева С.В. Кроме того, в судебном заседании Орлова пояснила, что Соловьев С.В. иногда приходил в офис, девушки-проститутки говорили, что Соловьев С.В. является руководителем. - Калашникова Е.В. пояснила, что Соловьева С.В. она несколько раз видела в офисе, он общался с Виталевой, девушками-проститутками. Как она поняла и знала от других сотрудников офиса, Соловьев С.В. вместе с Виталевой занимались деятельностью по организации занятия проституцией. Как объясняла Виталева, в случае каких-либо проблем с водителями, необходимо было звонить Соловьеву С.В. Также девушки- проститутки жаловались Соловьеву СВ., когда ссорились с Виталевой. Также Соловьев М иногда перевозил проституток на заказы. Имелся также аналогичный офис по ул. , о котором рассказывала Виталева, при этом объясняла, что с этого офиса может звонить диспетчер либо Фомина И , с которыми необходимо делиться заказами, когда заказов много и девушек не хватает. Таких случаев было несколько. - Амелина Л.Н. пояснила, что Ворожбитов и Виталева работали вместе по организации занятием проституцией, Фомина принимала заказы от клиентов. В офисе по пр. руководящая роль была у Соловьева СВ., его заместителями являлись сыновья Ал и М . - Катюшкина О.Г. пояснила, что примерно в марте 2008 года Виталева О.С. рассказала, что организовала занятие проституцией, для этих целей она 22 арендует офис, расположенный по пр. в г. , где также проживают некоторые проститутки. В последующем от Виталевой она узнала, что ее руководителем является Соловьев С В - отец Соловьева М являвшийся сожителем Виталевой. Соловьев С.В. организовал бизнес по оказанию интимных услуг, арендовал этот офис по пр. принял Виталеву на работу в качестве сутенера. Соловьев М также помогал своему отцу по организации занятия проституции, на своей машине перевозил девушек - проституток на заказы. С Соловьевым С.В. она неоднократно виделась дома у Виталевой О.С. Соловьев С.В. ездил на автомобиле « » цвета, а Виталева О.С. на автомобиле « цвета. В конце июля 2008 года ей позвонила Виталева О.С, пожаловалась, что у нее в офисе не хватает диспетчеров для приема заказов и предложила ей пойти работать к ней диспетчером. После этого при встрече с Виталевой О.С, последняя рассказала об условиях работы, и она согласилась работать диспетчером в офисе по пр. В офисе Виталева попросила диспетчера Фомину обучить ее работе. Также Виталева арендовала вторую квартиру по ул. где находились проститутки, ожидающие заказа. На данной квартире также велась рабочая тетрадь, куда вносились имена проституток, вышедшие на смену, количество отработанных часов, суммы полученных денег, имя диспетчера, водителя и суммы денег, кто сколько получил заработную плату. Оставшиеся после выдачи всем работникам заработной платы деньги она передавала Виталевой. Доводы осужденных о том, что показания на предварительном следствии в части организаторской роли Соловьева С.В. и участия в преступной группе Соловьевых А. и М. были ими даны под незаконным воздействием со стороны сотрудников милиции и следователя судом обоснованно признаны несостоятельными, поскольку все осужденные допрашивались с соблюдением требований уголовно-процессуального закона, в присутствии адвокатов, при этом осужденные Соловьевы АС. и М.С. в полной мере воспользовались правом, предусмотренным ст.51 Конституции РФ, а также и в ходе очных ставок с потерпевшими, свидетелями, другими осужденными, каких-либо ограничений прав осужденных допущено не было, и как сами осужденные, так и их защитники, отстаивая их интересы, задавали вопросы другому участнику очной ставки, то есть каких-либо оснований считать данные показания осужденных недопустимыми доказательствами не имеется. Кроме того, показания осужденных подтверждаются и согласуются с другими исследованными по делу доказательствами. Так, свидетели как на предварительном следствии - А , С , так и в судебном заседании - С , С Б Х поясняли о занятии проституцией одновременно в нескольких офисах-притонах, о перемещениях от одного сутенера к другому в рамках преступной группы и о выполнении в некоторых случаях 23 заказов девушками по вызову нескольких сутенеров одновременно, в частности, А занималась проституцией, перемещаясь от сутенера Фоминой к сутенеру Виталевой и далее к Комаровой, а если поступали заказы на большое количество часов, а проституток у одного сутенера не хватало, то для выполнения заказов объединялись проститутки Фоминой, Виталевой, Комаровой; С в дневную смену занималась проституцией под руководством Виталевой, а в ночную - под руководством Фоминой на «точке» у ДК «», аналогично пояснила С , кроме того, пояснила, что Ворожбитов в 2006 году подвозил к месту заказов проституток и Фоминой, и Виталевой, а в феврале 2007 года она решила перейти от Фоминой к Виталевой и ее по указанию Ворожбитова обменяли на другую девушку, которая перешла от Виталевой к Фоминой, также Сафронова Е. подтвердила свои показания на очной ставке с Ворожбитовым, из которых следует, что офисом по пр. руководил Соловьев СВ., в 2006 году она занималась проституцией перед переходом к сутенеру Виталевой одновременно на точке у ДК « у Фоминой и в офисе Соловьева СВ., в этот период Соловьев неоднократно приезжал на «точку», где разговаривал с Фоминой и Ворожбитовым; Б пояснила, что в числе других проституток в 2008 году она была переведена от сутенера Фоминой к сутенеру Комаровой, последняя при этом объяснила, что Фомина ушла в отпуск, то есть данные показания свидетелей также подтверждают вышеприведенные показания осужденных. Потерпевшие Б и С поясняли, что со слов Комаровой весной 2008 года они были переведены в офис Виталевой по указанию Соловьева С.В. Также водители по перевозке девушек по вызову к местам выполнения заказов работали на несколько структурных подразделений одновременно. Свидетель З суду показал, что в мае 2008 года по вопросу устройства на работу водителем для доставки проституток к месту выполнения заказа общался лично с Соловьевым СВ., который объяснил условия работы, показал дорогу в офис на пр. и он стал возить девушек Виталевой, затем К попросил его подменить, после чего он перевозил девушек по вызову сутенера Комаровой. Свидетель Б на следствии пояснял, что он с марта 2008 года доставлял девушек на заказы из офиса по пр. при этом Виталева передала ему номер сотового телефона (личный номер Соловьева СВ.), назвала хозяина номера В сказала, что в случае возникновения проблем с бандитами или милицией необходимо звонить В Поссорившись с Виталевой по поводу зарплаты, он позвонил В и когда он встретился с ним, то это был Соловьев СВ., который сказал ему, что он является руководителем офиса, Виталева работает сутенером, а сын М помогает ему. В дальнейшем он дважды виделся с Соловьевым в офисе, куда тот приезжал по делам.

24 Детализации телефонных соединений свидетельствуют о том, что водители А Б общались по телефону с диспетчерами Комаровой, самой Комаровой, также с Соловьевым С.В. по его личному номеру, хотя по их показаниям работали только на Виталеву. Также в ходе обыска по месту жительства Виталевой обнаружена визитная карточка «отдых» с номером телефона Комаровой а во время обыска в офисе-притоне в квартире по пр. в одной из тетрадей учета обнаружены записи, сделанные Черенковой, хотя последняя организовывала занятия проституцией в другом офисе по ул. Диспетчер Катюшкина в ночное время летом 2008 года принимала заказы в квартире по ул. , одновременно проживая в этой квартире с девушками- проститутками, а в дневное время- в офисе на пр. В ходе обыска по месту жительства Комаровой обнаружены две визитные карточки, которые подтверждают совместность деятельности со структурным подразделением Виталевой. На карточках указан телефон диспетчеров офиса по пр. с указанием «день» и номер Комаровой с указанием «ночь». Аналогично Черенкова заказывала визитки, подтверждающие совместность деятельности с Виталевой, то есть на визитных карточках указывалось «отдых круглосуточно», в то время как девушки по вызову Черенковой «работали» только в ночное время. Также из материалов дела следует, что когда Фомина в апреле 2008 прекратила сутенерскую деятельность, то все занимавшиеся проституцией под ее руководством девушки по вызову были организованно перемещены под руководство Комаровой, последней была также передана сим-карта с номером, по которому затем диспетчер Комаровой стала принимать заказы клиентов, что подтверждает показания Комаровой и Фоминой на предварительном следствии о том, что перевод девушек и передача сим-карты осуществлялись по указанию Соловьева С.В. Кроме того, о руководящей роли Соловьева С.В. и о совершении им активных действий, направленных на организацию занятия проституцией поясняли в судебном заседании и потерпевшие Я В П показания которых подробно приведены в приговоре, при этом на предварительном следствии П опознала Соловьева СВ., как человека, которого Виталева представляла руководителем бизнеса по организации занятия проституцией, а также потерпевшие Б Б а, И и Ш в период следствия. Показания свидетеля Ч о сдаче квартиры по пр. согласуются с показаниями свидетелей С С осужденной Сергеевой на следствии, из которых следует, что в этой квартире еще до осени 2006 года проживали девушки-проститутки сутенера Фоминой, также организовывалось занятие проституцией Соловьевым СВ., 25 Ворожбитовым, Фоминой, а с ноября 2006 года этим офисом-притоном стала руководить Виталева по распоряжению Соловьева С.В. Также некоторые осужденные выполняли различные роли, независимо от того, под руководством какого сутенера они работали, то есть Сергеева с августа 2006 выполняла роль диспетчера в офисе по пр. подчиняясь Фоминой, затем, когда единоличным руководителем этого структурного подразделения стала Виталева, Сергеева продолжала работать там же диспетчером, при этом зарегистрированную на Соловьева С.В. сим-карту с номером диспетчеру Сергеевой для приема заказов передал Ворожбитов, что подтверждает взаимодействие этих осужденных. Кроме того, из протоколов прослушивания фонограмм телефонных переговоров следует, что руководители структурных подразделений общались друг с другом по вопросам организации занятия проституцией. Так, 3 августа 2008 года диспетчера Виталевой с телефона и Комаровой вели переговоры между собой, в том числе о выполнении заказа в одной из бань. 4 августа 2008 года Виталева по своему телефону периодически созванивалась с номером , диспетчер отчитывалась о количестве часов, вместе с тем указанный номер использовался не Виталевой, а структурным подразделением Черенковой. Прослушиванием разговоров, которые велись с телефонного номера Комаровой , установлено, что 22 августа Виталева позвонила Комаровой в 01 час 07 минут и попросила предоставить ее девушек для выполнения одного из заказов. Из показаний, данных в период следствия свидетелем К следует, что его сожительница Комарова Г.Т. примерно с 2006 года работала в одной из бригад Соловьева по организации проституции сутенером, а свидетель Г пояснял, что в мае 2008 года Соловьев М познакомил его со своим отцом Соловьевым СВ., на вопрос, чем занимается его отец, М сказал, что отец организовал контору, в которой работают проститутки. Детализация телефонных соединений также подтверждает наличие по телефону общения Соловьева С.В. с членами преступной группы Виталевой, Комаровой, Фоминой, диспетчерами, некоторыми потерпевшими, водителями по вопросам организации занятия проституцией. Аналогично такое общение зафиксировано результатами оперативного мероприятия - прослушивание телефонных переговоров летом 2008 года. Так, 8 августа 2008 года в 9.46 диспетчер офиса по пр. позвонила на личный номер телефона Соловьева С.В. и сказала, что сбежал водитель, ждет указаний. В тот же день в 11.27 Соловьев С.В. позвонил диспетчеру и сообщил, чтобы она вышла встретить водителя к магазину « ». 8 августа 2008 в 13.08 состоялся телефонный разговор Соловьева С.В. с диспетчером Кононовой по вопросу зарплаты водителей.

26 Виталева в личном телефонном разговоре с Соловьевым М 31 июля 2008 года возмущалась, что много работает она одна, а «деньги делятся на четверых». Также в разговорах с диспетчерами она отсылала их по некоторым организационным вопросам к Соловьеву СВ. Например, 8 августа 2008 года в разговоре с диспетчером Виталева переадресовала ее к В по вопросу оплаты труда водителя. 12 августа 2008 в 21.46 Соловьев СВ. дал указание Виталевой по вопросу оплаты труда одного из водителей. 23 августа 2008 Соловьев СВ. дал указание Виталевой направить девушек в один из центров отдыха. Кроме того, обоснованно судом признана несостоятельной версия Соловьева СВ. о субаренде квартиры по Виталевой с целью объяснить факты передачи Виталевой Соловьеву СВ. выручки от занятия проституцией, поскольку из протокола прослушивания фонограммы переговоров с личного номера Виталевой следует, что передача денег носила не с целью платежа арендной платы Виталевой Соловьеву, а Виталева доложила Соловьеву не только о сумме денег - рублей, которую она набрала, но также пояснила и о количестве часов оказания проститутками сексуальных услуг за плату. О единстве группы под руководством Соловьева СВ. свидетельствуют и наличие одинаковых расценок на оказание сексуальных услуг, еженедельный сбор по рублей так называемых «недельных» для обеспечения безопасности с каждой девушки по вызову, что также следует из материалов дела, в частности, показаний осужденных, данных на предварительном следствии, потерпевших и свидетелей. Таким образом, совокупность всех исследованных по делу доказательств подтверждают выводы суда о том, что сутенеры Виталева, Комарова, а также и Фомина с Черенковой организовывали занятие проституцией другими лицами не самостоятельно, а только в качестве руководителей структурных подразделений единой организованной группы под руководством Соловьева СВ. Кроме того, обоснованными являются и выводы суда об участии в данной преступной группе сыновей Соловьева СВ. - А и М Так, вышеизложенные показания осужденных, данные на предварительном следствии, полностью согласуются с другими исследованными по делу доказательствами, подтверждающими участие в преступной группе Соловьевых А. и М. В частности, Ворожбитов СВ. на допросах в качестве подозреваемого и обвиняемого пояснял, что Соловьевы А и М помогали своему отцу организовывать занятие проституцией, перевозили проституток на заказы. С 2007 года М Соловьев проживал с Виталевой, помогая ей организовывать проституцию, а Соловьев А работал с Комаровой, контролируя ее деятельность и передавая от нее деньги Соловьеву СВ. Соловьевы А и М помогали сотрудникам отдела нравов осуществлять оперативно- розыскные 27 мероприятия, за что получали от них информацию о проведении оперативных мероприятий. Виталева ОС. на допросах в качестве обвиняемой поясняла, что роль Соловьевых А и М заключалась в том, что они помогали своему отцу организовывать занятие проституцией. По указанию Соловьева СВ. или по ее просьбе уговаривали девушек заниматься проституцией, когда те приходили в офис по объявлениям. Некоторых девушек, которые отказывались работать проститутками, Соловьевы А и М заставляли заниматься проституцией. А работал в основном с Комаровой, получал от нее деньги от занятия проституцией для последующей передачи отцу. Соловьевых А и М все боялись и слушались. На очной ставке с Соловьевым А Виталева продолжала настаивать на том, что зимой-весной 2008 года Соловьев А несколько раз бывал в офисе в кв. по пр. , объяснял девушкам по вызову условия работы. Соловьев А помогал организовывать занятие проституцией Комаровой Г Комарова Г.Т. на допросе в качестве подозреваемой показала, что Соловьев А знал ее номер сотового телефона, иногда звонил ей, приезжал за деньгами, полученными от занятия проституцией, проверял ее работу, узнавал объем заказов, график работы. Фомина И.Н. на допросах в качестве подозреваемой и обвиняемой показала, что примерно в конце 2007 года она с Соловьевым А договорились, что он якобы будет ее партнером в организации занятия проституцией, то есть, если возникали проблемы с конкурентами, то она ссылалась на Соловьева А Когда она летом 2008 года работала диспетчером в офисе у Виталевой, то Соловьев А помогал своему отцу организовывать занятие проституцией: собирал денежные средства от занятия проституцией, выезжал в офисы к Виталевой и Комаровой, контролировал водителей-охранников. Черенкова на допросе в качестве подозреваемой показала, что Соловьев М перевозил проституток на заказы в своем автомобиле т цвета. Данные показания осужденных согласуются с другими доказательствами, в том числе, с показаниями потерпевших и свидетелей. Так, потерпевшие поясняли: - Б о том, что со слов Д было известно, что Соловьев А также, как и его отец, являются руководителями Фоминой, поэтому она и Л весной 2008 года жаловались Соловьеву А на действия Фоминой и Соловьев А разговаривал с последней по этому поводу. - П о том, что когда она в конце августа 2007 года пришла в офис в кв. в г. то Соловьевы А и М совместно с Виталевой разъясняли ей условия работы, а когда она сказала Соловьевым А и М что намерена прекратить заниматься 28 проституцией, то они принуждали ее продолжать заниматься проституцией, А высказывал ей угрозы. - Ш о том, что когда она в марте 2008 года прибыла в офис по пр. , то подъехали руководители Виталевой, которыми являлись Соловьев СВ. и его сын А , которые уговаривали ее заниматься проституцией. Когда она решила прекратить заниматься проституцией, но Соловьев А наряду с Соловьевым СВ. высказывал в ее адрес угрозы, которая она воспринимала реально. - потерпевшая И о том, что Соловьевы А и М вместе с Виталевой в начале мая 2008 года принуждали ее работать в качестве сутенера в их «конторе» по оказанию сексуальных услуг за деньги, и в июне «008 года Соловьев М вместе со своим отцом принуждали ее выполнять функции сутенера. Свидетель А в период расследования показала, что примерно в июне 2008 года, когда она оказывала сексуальные услуги на заказе в бане « » (занималась проституцией под руководством сутенера Комаровой), приехал Соловьев А на своем автомобиле иностранного производства цвета, который сам проверял, как идет работа по предоставлению сексуальных услуг. Свидетель Ф показала в период расследования, что после ссоры ее матери Фоминой И.Н. с Ворожбитовым, которая произошла в конце 2007 года, к ним домой несколько раз приходил Соловьев А о нем мать рассказывала, что он является сотрудником фирмы по оказанию сексуальных услуг, работает водителем. Свидетель С на очной ставке с Соловьевым М показала, что последний иногда доставлял девушек - проституток на заказы на своем автомобиле или на автомобиле Виталевой « . Свидетель Г показала суду, что Соловьев М возил девушек-проституток на заказы в автомобиле. Соловьев М в офисе по пр. появлялся пару раз в неделю. Один раз она видела, что диспетчер Катюшкина передавала ему заработанные девушками-проститутками за смену деньги. Свидетель Х пояснила суду, что когда она летом 2008 года пришла устраиваться с целью занятия проституцией в офис по пр. , то Виталева и Соловьев М совместно объясняли ей условия этой деятельности. Соловьев М отвез ее на автомобиле для выполнения заказа на оказание сексуальной услуги за деньги. Свидетель Б пояснил в ходе следствия, что когда он в марте 2008 года в качестве водителя первый раз пришел в офис по пр. », то Соловьев М спросил у Виталевой, объяснила ли она Б принцип работы и обязанности. Виталева ответила утвердительно. Как он понял, Соловьев М и Виталева совместно руководят деятельностью по организации проституции. Приведенные выше показания свидетелей, потерпевших, осужденных в той части, что Соловьев А преимущественно контролировал 29 деятельность структурного подразделения под руководством Комаровой Г.Т., согласуются с детализациями телефонных соединений номера Комаровой Г.Т., по которому она принимала заказы лично на оказание сексуальных услуг или переадресовывала звонок па телефон диспетчеров и с детализацией телефонных соединений номера Соловьева А из которых следует, что Соловьев А почти ежедневно или с интервалом в несколько дней созванивался с Комаровой Г.Т. в 2007- 2008 годах. Доводы Соловьева А о том, что он созванивался не с Комаровой, а с ее мужем К не имеющим сотового телефона, опровергаются материалами дела, то есть К занимался деятельностью по перевозке проституток в качестве водителя и не мог осуществлять такие функции без телефонной связи с диспетчером, что подтверждается справкой компании « » о регистрации за К с 22.07.06 года телефонного номера с последними цифрами , и показаниями самого К пояснившего на допросе в качестве свидетеля, что маршрут следования он получал от Комаровой по телефону. Доводы защиты о том, что Соловьев А. имел бизнес в городе поэтому у него не было мотива заниматься преступной деятельностью, не влияют на доказанность его вины, поскольку по официальным документам доход Соловьева А. не был столь высоким, чтобы обеспечивать высокий уровень жизни; также он выезжал в изредка и отсутствовал в непродолжительное время, что не препятствовало ему заниматься деятельностью по организации занятия проституцией. Также вышеприведенные показания свидетелей, потерпевших, Виталевой и других осужденных относительно деятельности Соловьева М в организации занятия проституцией согласуются с детализациями телефонных соединений, из которых следует, что Соловьев М со своего номера телефона звонил не только Виталевой, с которой совместно проживал, но и связывался по телефону с диспетчерами в притоне по пр. по тел. В ходе прослушивания телефонных переговоров, ведущихся с номера Виталевой , установлено несколько разговоров по телефону с Соловьевым М касающихся организации занятия проституции, а именно, 31 июля 2008 года в 16.07 Виталева выясняла у Соловьева М когда последний приедет на работу. М Соловьев говорит по телефону: «У нас с тобой один разговор, что занимаешься всем ты, я тебе помогаю». 4 августа Соловьев М сообщал Виталевой, где возит девушек и сколько «часов сделали». 5 августа Виталева сообщала Соловьеву М куда какую девушку везти. То есть, совокупность исследованных по делу доказательств свидетельствует о выполнении Соловьевыми А и М в преступной группе функций, указанных в описательной части приговора. Обоснованными являются и выводы суда о виновности осужденных в совершении преступлений, предусмотренных ч.З ст.240 УК РФ.

30 Так, из показаний потерпевшей Я следует, что в ноябре 2006 года ее знакомая Виталева предложила ей пойти работать к ней проституткой, поскольку она работала у Соловьева СВ. «мамочкой». В связи с затруднительным положением материальным положением она подумала над предложением Виталевой и согласилась, офис находился по пр. Когда она решила прекратить заниматься проституцией, о чем сообщила Виталевой, последняя стала ей угрожать, что расскажет всем ее родственникам, что она занималась проституцией, а присутствовавший в это время в офисе Соловьев СВ. стал угрожать ей тем, что приедет к ней в университет и расскажет преподавателям и студентам о ее занятии проституцией. Она была в шоке от их угроз и опасаясь потерять место учебы и испортить отношения с родителями, продолжила заниматься проституцией. Также Я пояснила, что Соловьев СВ. являлся начальником Виталевой, иногда он сам возил девушек на заказы, зарплату выдавала Виталева. Действовала система штрафов за невыход девушек на работу, за драку, другие нарушения. Паспорт Я во время занятия проституцией находился в офисе. Аналогичные показания Я дала на предварительном следствии на очных ставках с Виталевой и Соловьевым СВ. Из показаний потерпевшей В следует, что проживая в одной из деревень области, она в декабре 2006 года прочитав в одной из газет объявление о том, что на работу требуются молодые девушки, позвонила по указанному в объявлении телефону, ей ответила Виталева, которая сказала, что она будет работать массажисткой. Она умела делать массаж, поскольку родственница работает массажисткой. По телефону договорились о встрече. На автовокзале в г. ее встретила Виталева на автомобиле », Виталева попросила паспорт, чтобы сделать копию. Она впервые устраивалась на работу, не знала процедуру, поэтому отдала ей паспорт. Ее привезли в квартиру по ул. Пр. там находился Соловьев СВ. Виталева и Соловьев СВ. начали ей объяснять, что ей нужно будет ездить по гостиницам, саунам и оказывать сексуальные услуги мужчинам за деньги Она отказалась. На это Виталева сказала, что паспорт у неё, она возьмет на ее имя кредит на большую сумму, и В в любом случае придется отрабатывать эти деньги. Также Виталева сказала, что они узнают, кто ее родственники, сообщат им, что она занимается проституцией. Она испугалась, ей было 18 лет, не знала город и к кому обратиться, поэтому решила согласиться, а потом что-нибудь придумать. В этот же вечер девушки-проститутки ей более подробно объяснили, что надо будет делать и ее повезли оказывать сексуальные услуги за деньги. В конце февраля 2007 года она сообщила Виталевой и Соловьеву СВ., что не желает больше работать проституткой. После чего Виталева и Соловьев стали ругаться и угрожать ей, что ее вывезут на «очистные», будут издеваться, что знакомые бандиты Соловьева вступят с ней в интимную связь извращенного характера, поломают руки, ноги. Угрозу она восприняла реально и очень испугалась. Тогда Соловьев СВ. сказал ей 31 написать расписку, что она якобы взяла у Виталевой в долг рублей, расписка была отобрана у нее в целях устрашения. Она испугалась, решила больше не спорить с Виталевой и остаться работать, написала расписку от руки на обычном листке бумаги в клетку. Расписку заставили написать задним числом. С конца февраля до момента ухода Виталева забирала после каждой смены из причитающегося ей заработка по рублей в счет погашения мнимого долга. Полагает, что долговая расписка являлась способом принудить ее продолжать заниматься проституцией. В конце марта начале апреля 2007 года она ушла от Виталевой, так как за ней стали меньше следить. Она сменила место жительства, поменяла номер телефона после того, как Виталева написала СМС сообщение с угрозами, чтобы не забывала, что у них ее расписка. Это произошло после того, как она перестала выходить на работу и отвечать по телефону. Виталева написала, что они все равно до нее доберутся. Примерно в мае 2007 г. она шла в районе улицы возле магазина « к ней подъехала машина, в которой находились Виталева и Соловьев СВ. Виталева стала ей угрожать, Соловьев СВ. схватил за горло, стал душить, ударил кулаком в живот, сказал, чтобы она выходила на работу проституткой. Затем они уехали, и больше она их не видела, только мельком и крайне редко. С апреля 2007 г. она не оказывала интимные услуги за деньги. Паспорт Виталева вернула ей только тогда, когда она написала расписку о несуществующем долге. В период следствия по ее заявлению были применены меры безопасности, поскольку в октябре 2008 года неизвестный мужчина по телефону требовал забрать заявление из милиции, если она желает жить. Из показаний потерпевшей П следует, что в конце августа 2007 года она стала заниматься проституцией у сутенера Виталевой, и при приеме на работу в офисе Соловьевы А и М разъяснили ей условия работы по занятию проституцией. Проработав около недели, она не захотела заниматься проституцией, о чем сообщила А и М которые стали угрожать ей физической расправой, говорили, что вывезут на очистные сооружения, где утопят, переломают кости. Испугавшись угроз, она продолжила заниматься проституцией еще два дня, после чего ушла от Виталевой, сменив номер телефона и место жительства. Из показаний потерпевших Б и С данных на предварительном следствии, следует, что в феврале 2008 года прочитав в газете объявление о том, что требуются девушки на работу, они позвонили по указанному телефону, им ответила Комарова Г и назначила встречу. Встретившись, Комарова на машине привезла их в офис по ул. где она объяснила им, что предоставляет девушек для оказания сексуальных услуг за плату. Они отказались, но Комарова стала их уговаривать попробовать поработать проститутками у нее в офисе, пообещала хорошие условия труда, высокий стабильный заработок, охрану. Б сказала, что данная деятельность незаконна, но Комарова сказала, что с милицией все нормально, их не трогают. Также Комарова выяснила у 32 них, где они проживают, кто родители, есть ли родственники в г. Поверив, что будут хорошие условия труда и никто не узнает об их работе, они согласились работать проститутками. Затем Комарова и диспетчер О объяснили им, как правильно оказывать интимные услуги клиентам, и в этот же день они стали оказывать данные услуги. Из показаний потерпевшей Ш данных на предварительном следствии, следует, что в марте 2008 года в газете « » увидев объявление о том, что на высокооплачиваемую работу требуются девушки модельной внешности, и полагая, что она будет работать в качестве модели, так как у нее высокий рост и стройная фигура, позвонила по указанному в объявлении номеру телефона. Ей ответила девушка, представившаяся О то есть это была Виталева и назначила ей встречу в офисе по пр. Во время беседы Виталева стала расспрашивать о ее биографии, данные ее родственников, место работы, узнала номер сотового телефона ее мамы. Затем в офис подъехали руководители Виталевой О.С, то есть Соловьев СВ. и его сын - Соловьев А.С, которые вместе с Виталевой О.С стали объяснять, что ее работа будет заключаться не в модельном бизнесе, а в оказании сексуальных услуг за деньги, стали пояснять об условиях работы, при этом Соловьев СВ. заверил ее, что ей никого не нужно бояться, что об ее работе никто узнает, в том числе родственники. При этом Виталева по указанию Соловьева СВ. переписала ее паспортные данные, записала данные о родственниках. Соловьев СВ. пояснил, что является главным и руководит данным видом деятельности, в случае возникновения каких- либо проблем она через Виталеву может обратиться к нему, а в его отсутствие главным будет являться его сын А Так как на тот период времени у нее не было никакого дохода и она остро нуждалась деньгах, она в итоге согласилась работать у них проституткой. В начале мая она решила прекратить заниматься проституцией, о чем сообщила Виталевой. На это Виталева О.С, а также находившиеся в это время в офисе Соловьев СВ. и его сын А стали угрожать ей, что если она попробует уйти, то нормальной жизни у ней не будет. Виталева пообещала рассказать всем родственникам о том, что она занималась проституцией. Если попытается устроиться на нормальное место работы, то также расскажут о предыдущей ее деятельности. Она очень испугалась, так как все угрозы воспринимала реально, в связи с тем, что когда ее брали на работу, то она сообщила Виталевой информацию о родных и близких. Кроме того Соловьев СВ. и Соловьев АС. разговаривали с ней очень грубо, выражались в ее адрес нецензурной бранью. Соловьев СВ. сказал, что если она откажется заниматься проституцией, то они увезут ее на очистные сооружения, где изувечат и сломают кости, она опасалась физической расправы со стороны Соловьева СВ. и Соловьева А., не желала, чтобы порочащие ее сведения стали известны близким ей людям, а также опасалась угроз Соловьевых, что будет причинен вред здоровью, поэтому была вынуждена продолжать заниматься проституцией на Соловьева СВ. Таким способом Виталева О.С, 33 Соловьев СВ., Соловьев АС. принуждали ее и других девушек к продолжению занятием проституцией. Виталева О.С. систематически высказывала в ее адрес вышеуказанные угрозы, постоянно напоминала, что расскажет родственникам о том, что она занимается проституцией.. Однако для нее, в конце концов, заниматься проституцией стало неприемлемо и, несмотря на угрозы Виталевой О.С, Соловьева СВ. и его сына А , в середине мая 2008 года она решила прекратить заниматься проституцией и не вышла на работу. Диспетчер « » несколько раз звонила ей на сотовый телефон и передавали угрозы Виталевой О.С. рассказать о том, что она занимается проституцией. Считает, что Соловьев С.В., Соловьев АС. и Виталева О.С. вовлекли ее в занятие проституцией, а затем под угрозой применения насилия и распространения порочащих ее сведений, принудили продолжить заниматься проституцией. Из показаний потерпевшей Б данных в судебном заседании, следует, что в марте 2008 года в газете «Хочу работать» нашла объявление о том, что требуются девушки для работы. Она позвонила по объявлению, ответила Фомина И которая предложила встретиться и поговорить. На тот момент она и ее подруга несовершеннолетняя Л проституцией не занимались. Когда шли на встречу к Фоминой, то внутренней готовности заниматься проституцией не было, хотя она и понимала, что работа по объявлению, возможно, связана с занятием проституцией. При встрече Фомина объяснила, что она и Л будут заниматься проституцией, объяснила условия, стала уговаривать их, обещая высокий заработок, в связи с чем они с Л дали согласие на занятие проституцией. В настоящее время опасается за свою жизнь и здоровье, поэтому дает показания вне визуального наблюдения участниками процесса. Суд обоснованно принял за основу приговора данные показания потерпевших, поскольку они согласуются с материалами дела и друг с другом, то есть, хотя в основной части потерпевшие не были знакомы друг с другом, занимались проституцией под руководством членов организованной группы в разные периоды времени, однако их показания в части методов вовлечения в занятие проституцией и принуждения к продолжению занятию проституцией аналогичны. При этом показания потерпевших согласуются с иными материалами дела, в частности: в части методов деятельности по организации занятия проституцией, режима «работы», сумм вознаграждения, адресов офисов- притонов и по другим вопросам,- с показаниями свидетелей, осужденных Комаровой, Виталевой, Фоминой и других осужденных, выполнявших в преступной группе роль «диспетчеров»; - в части периода занятия проституцией показания Я Ш , В с показаниями осужденных Виталевой, Кононовой, Сергеевой; а показания Б , Б , С с показаниями осужденных Фоминой, Комаровой, Лилак и других; - в части роли Соловьевых- с показаниями осужденных и многочисленных свидетелей, изложенных в приговоре.

34 Показания потерпевших о том, что сутенеры перед тем как девушка начинала заниматься проституцией, выясняли данные о личности ( именно это обстоятельство впоследствии становилось основанием шантажировать девушек), в том числе оставляли у себя копии паспортов, согласуются с протоколом обыска в притоне по адресу: г. из которого следует, что были обнаружены ксерокопии паспортов Ф С Ф , Х , С подтвердили в судебном заседании, что действительно по требованию Виталевой передавали ей ксерокопии паспортов. Кроме того, показания потерпевших согласуются с детализациями телефонных переговоров, из которых видно, под руководством какого сутенера занимались потерпевшие занятием проституцией, а также детализация телефонных соединений номера, используемого диспетчерами офиса по пр. и номера, лично используемого Соловьевым М. с номером, используемым В в период с 26 мая по 1 сентября 2007 года согласуется с показаниями В о том, что после прекращения ею занятия проституцией ее пытались искать члены преступной группы. Также о правдивости показаний потерпевшей В свидетельствует обнаруженная в доме Соловьева СВ. при обыске долговая расписка о мнимой задолженности В Виталевой на рублей. В судебном заседании потерпевшая подтвердила правильность заключения судебно-почерковедческой экспертизы и то обстоятельство, что именно ею была написана указанная представленная на экспертизу расписка. Доводы Соловьева СВ., членов его семьи, в том числе его супруги Соловьевой Н.В., в той части, что расписка была подброшена при обыске оперативными сотрудниками милиции и выполнена В по просьбе сотрудников милиции, противоречат протоколу обыска и показаниям допрошенных в суде понятых Б и Ч которые в указанной части версию защиты опровергли. Показаниям Соловьевой Н.В., а также осужденной Калашниковой (Алишиной) о том, что в период расследования сотрудники милиции заставляли и ее написать долговую расписку, судом обоснованно дана критическая оценка и их показания судом правильно расценены как вызванные стремлением помочь осужденным избежать уголовной ответственности, поскольку их показания противоречат фактическим обстоятельствам дела. Так, доводы в той части, что расписка отсутствовала при осмотре изъятых при обыске предметов, опровергаются фактом представления в суд вещественного доказательства- расписки от имени В которая была исследована судом и согласно заключению почерковедческой экспертизы, рукописный текст и подпись в расписке выполнены В Разночтение в тексте расписки, протоколе осмотра предметов и протоколе обыска в части суммы долга - или рублей, объясняется технической ошибкой. Данное противоречие устранено показаниями В и подлинным текстом расписки о долге в сумме рублей. Также 35 наличие технической описки свидетельствует о том, что умышленно против Соловьева СВ. материалы дела не создавались, следственные действия осуществлялись в рабочем порядке, с незначительными недочетами. Кроме того, на очной ставке с Соловьевым СВ. В подтвердила, что в ответ на ее намерение прекратить с проституцией, Виталева и Соловьев СВ. стали ей угрожать и последний принудил ее написать эту расписку, и как видно из протокола очной ставки Соловьев подтвердил, что расписка на такую сумму долга В перед Виталевой имелась, хотя он и пояснил о других обстоятельствах ее составления. Не основанными на материалах дела являются и доводы о том, что тексты показаний В и свидетеля И являются идентичными и дословно совпадают, поскольку как видно из материалов дела, тексты их показаний на предварительном следствии являлись различными. Вышеприведенные показания потерпевших Б и С в части вовлечения их Комаровой в занятие проституцией являлись последовательными и подтверждались ими на очных ставках с Комаровой, согласовывались с позицией самой Комаровой в тот период. Так, Комарова на очной ставке с Б отрицала только показания последней в части своей осведомленности о несовершеннолетнем возрасте Б в остальной части с показаниями потерпевшей она была согласна. Изменению показаний С в судебном заседании в части отрицания роли Комаровой в вовлечение ее в занятие проституцией судом критическая оценка дана обоснованно, поскольку ее показания опровергаются вышеприведенными доказательствами, изменение показаний объясняется наличием опасения возможного причинения ей вреда, мести со стороны осужденных и других лиц, связанных с осужденными. Потерпевшая Ш на предварительном следствии давала последовательные и стабильные показания, свои показания она полностью подтверждала на очных ставках с Соловьевым СВ., Соловьевым А., Виталевой, которые также подтверждались свидетелем Х . Показания Ш и Х в судебном заседании оглашены в соответствии с п.4 ч.2 ст.281 УПК РФ, при этом судом были приняты надлежащие меры к доставлению в суд Ш и Х Суд правильно признал обстоятельствами, препятствующими явке Ш в суд наличие у нее грудного ребенка и отдаленность проживания, в связи с чем, она не имела возможности явиться в суд, при этом в своем заявлении, направленным в Омский областной суд Ш указала, что подтверждает свои показания, данные на предварительном следствии. Кроме того, не основанными на материалах дела являются и доводы о том, что показания Ш и Х являются цифровыми копиями, поскольку из материалов дела видно, что их показания изложены в свободной форме, поясняют об одних и тех же фактических обстоятельствах, однако тексты показаний являются различными, то есть данные доводы являются несостоятельными.

36 Суд, оценив действия осужденных по каждому факту преступлений в отношении потерпевших, обоснованно пришел к выводу о согласованности их действий, направленных к достижению единого результата - вовлечь потерпевших в занятие проституцией или принудить к продолжению занятия проституцией, в ряде случаев, и к тому и другому, при этом преступления в отношении потерпевших совершались с ведома и согласия руководителя организованной группы Соловьева СВ. Так, действия по вовлечению Я в занятие проституцией путем уговоров совершила Виталева, но когда Я решила прекратить заниматься проституцией, то Виталева вместе с Соловьевым угрожали распространить о потерпевшей порочащие сведения в учебном заведении и в других местах. Доводы о том, что Я до того, как она стала работать у Виталевой, занималась проституцией с И самостоятельно, о чем пояснила суду И , являются несостоятельными, поскольку, как видно из материалов дела, И такие показания не давала. Потерпевшую В вовлекал в занятие проституцией лично Соловьев СВ. и Виталева О.С, они же затем принуждали потерпевшую продолжить заниматься проституцией. Потерпевшую П принуждали продолжить заниматься проституцией сыновья руководителя преступной группы Соловьевы А и М Ш вовлекали в занятие проституцией Соловьев СВ., его сын Соловьев А , Виталева, они же принуждали ее к продолжению занятия проституцией. Таким образом, установлена система действий осужденных во главе с Соловьевым СВ., направленная на совершение преступлений в отношении потерпевших. Также суд правильно отметил, что хотя потерпевших Б Б С , Соловьев СВ. лично не вовлекал в занятие проституцией, однако такие действия, совершенные подчиненными ему сутенерами, охватывались умыслом Соловьева СВ., поскольку именно он создал преступную группу, целью которой в процессе совершенствования ее структуры стало являться вовлечение в проституцию новых лиц. Об этом свидетельствует постоянное повторение рекламы в газетных изданиях о том, что требуются на высокооплачиваемую работу девушки модельной внешности, в ряде случаев в объявлениях обещалось и жилье. Соловьев СВ. бесспорно понимал, что в занятие проституцией группа будет вовлекать посредством сутенеров новых женщин и девушек способом агитации, используя методы обещания высокой зарплаты, жилья, обещанием конфиденциальности. Поэтому Соловьев СВ. как организатор несет ответственность по ст.240 УК РФ за все совершенные в отношении потерпевших членами его преступной группы преступления. Кроме того, как следует из показаний потерпевших, свидетелей - Соловьев СВ. знакомился лично с новыми девушками-проститутками, знал он и Б с С , которых дал указание перевести на 37 «работу» от сутенера Комаровой к сутенеру Виталевой. Затем в период занятия проституцией под руководством Виталевой Соловьев СВ. говорил им, что если они прекратят заниматься проституцией, то он распространит о них порочащие сведения. Принуждение к продолжению занятия проституцией потерпевшей П осуществили сыновья руководителя Соловьева СВ. Из конкретных действий Соловьева СВ. в отношении других потерпевших, также, исходя из целей группы извлекать максимальный доход, умыслом организатора охватывались все действия членов группы по принуждению потерпевших к продолжению занятия проституцией. Причину принуждения к продолжению занятия проституцией объяснила потерпевшая Я в суде. А именно, она пояснила, что на место выбывшей девушки- проститутки Виталевой необходимо было искать новую девушку. Такая проблема поиска новых девушек для вовлечения в занятие проституцией в преступной группе существовала, это подтверждается протоколами прослушивания фонограмм телефонных переговоров. Так, 21 августа 2008 года в 20 часов 27 минут Виталева в разговоре с неизвестной женщиной с личного телефона номер жаловалась последней на проблему недостатка девушек. В беседе по телефону с Комаровой 29 августа 2008 года в 19 часов 3 минуты Виталева сказала: «У нас народу маловато. У тебя по рекламе идут девки?». На это Комарова ответила, что не идут вообще, новых никого нет. Вышеизложенное опровергает доводы защитников и осужденных о том, что проблем с желающими заниматься проституцией под руководством членов организованной группы не было, при этом суд правильно отграничил лиц, занимавшихся проституцией в городе и лиц, которые «работали» в этой сфере под руководством членов данной группы, поскольку в связи с наличием в городе нескольких сутенерских «контор» имелась возможность перехода девушек к конкурентам в этом незаконном бизнесе, что было недопустимо в смысле потери дохода. Необоснованными являются доводы и в той части, что совершение преступлений в отношении потерпевших не подтверждаются показаниями других членов группы и свидетелей. Как показали все потерпевшие, в период занятия проституцией они работали под псевдонимами, никому, за редким исключением, о случившемся не рассказывали, в правоохранительные органы не обращались по причине, что им было навязано членами группы мнение, что Соловьев СВ. работает под прикрытием милиции. Поскольку девушки работали посменно, называли себя ненастоящими именами, то показания свидетелей в части неосведомленности о занятии проституцией ряда потерпевших и о совершении в отношении них преступлений, предусмотренных ст.240 УК РФ не являются основанием для признания осужденных непричастными к совершению данных преступлений. Кроме того, сам способ совершения 38 данных преступлений в отношении потерпевших, предполагает отсутствие свидетелей-очевидцев. Наличие некоторых неточностей в показаниях потерпевших в части указания отдельных деталей происшедших событий, временного периода объясняется значительным промежутком времени, прошедшим с момента совершения преступлений, что не может в целом являться основанием для признания показаний потерпевших неправдивыми, поскольку, как указывалось выше, их показания подтверждаются совокупностью других вышеприведенных доказательств. Допросы потерпевших Я В П Б И в судебном заседании в условиях, исключающих визуальное наблюдение участниками процесса, проведены в соответствии с положениями ст.277 УПК РФ (допрос потерпевшего проводится по правилам допроса свидетеля-ст.278 УПК РФ) и ст.278 УПК РФ в связи с необходимостью обеспечения их безопасности. Суд обоснованно усмотрел, исходя из предъявленного осужденным обвинения, характера показаний потерпевших, основания для применения к потерпевшим мер безопасности, одной из которых является допрос в судебном заседании при вышеуказанных условиях, при этом в каждом случае судом выносилось соответствующее постановление. Перед каждым допросом суд удостоверялся в личности потерпевшей, после чего участникам процесса предоставлялась возможность реализовать свое право на защиту путем допроса потерпевшей, то есть нарушений закона допущено не было. Таким образом, суд обоснованно признал несостоятельными доводы осужденных о непричастности к вовлечению потерпевших в занятие проституцией и в ряде случаев, к принуждению к продолжению занятию проституцией. Кроме того, несмотря на то, что в настоящее время не исключается причастность потерпевших к неправильному поведению, в том числе некоторых к оказанию сексуальных услуг за деньги, однако, данные обстоятельства не могут являться основанием для оправдания осужденных за действия, указанные в приговоре, так как потерпевшие имели право отказаться в любой момент от занятия проституцией, при этом мотивы отказа правового значения не имеют и осужденные не имели права принуждать их к занятию проституцией. Доводы о том, что многочисленные свидетели пояснили, что их никто не вовлекал в занятие проституцией и не принуждал к продолжению этих занятий, также не имеют значения для дела, поскольку отсутствие таковых обстоятельств в отношении свидетелей или нежелание заявлять о привлечении осужденных к уголовной ответственности, не может являться свидетельством недоказанности фактов совершения преступлений в отношении конкретных потерпевших. Кроме того, приговором Советского районного суда г. Омска от 6 марта 2007 года Виталева О.С. признана виновной и осуждена по ч.1 ст.241 УК РФ за то, что в период с ноября 2006 года по 3 января 2007 года занималась организацией занятия проституцией Т и 3 января 2007 39 года около 21.35 Виталева возле сауны, расположенной по ул. г. предоставила Ч выполнявшему роль «клиента», для оказания ему сексуальных услуг Т получив за это денежные средства, при этом часть денег, полученных от клиента Виталева передавала Т , а оставшиеся деньги забирала себе, то есть, как видно из приговора, судом установлены иные фактические обстоятельства совершения преступления, нежели, чем по настоящему приговору, поскольку, установлено, что при организации занятия проституцией Т Виталева самостоятельно осуществляла данную преступную деятельность, при этом не подавала объявления в газетные издания «об организации досуга» и т.п. с указанием контактного телефона, по которому клиентом осуществлялся бы заказ на оказание сексуальных услуг, не использовался офис, диспетчер, водитель и т.д., то есть оснований считать, что Виталева по настоящему приговору осуждена за совершение тех же действий, за которые она уже ранее была осуждена, не имеется. Выводы суда о виновности Соловьева СВ. в совершении преступления, предусмотренного ч.1 ст.222 УК РФ также основаны на доказательствах, исследованных в ходе судебного разбирательства. Так, согласно протоколу обыска от 9 сентября 2008 года по месту жительства семьи Соловьевых, в том числе Соловьева СВ., в присутствии супруги хозяина дома Соловьевой Н.В. и понятых Б Ч ., в комнате, расположенной справа от входа в зал, во встроенном шкафу в сейфе были обнаружены патроны, граната РГД в корпусе зеленого цвета. Из показаний свидетеля Б следует, что 9 сентября 2008 года он вместе со своим товарищем Ч был приглашен сотрудниками милиции участвовать в качестве понятых во время обыска в доме № в г. Во время обыска в доме присутствовали Соловьев АС. и женщина- хозяйка дома. Возражений против действий сотрудников милиции не поступало. В спальной комнате размером примерно 8 квадратных метров на первом этаже во встроенном шкафу сотрудником милиции были в присутствии его и Ч обнаружены оружие, патроны, граната. Во время обыска он и понятой Ч перемещались вслед за сотрудниками милиции по дому. Обнаружение вещей, документов и предметов, указанных в протоколе обыска, происходило в их присутствии. После оглашения протокола обыска свидетель подтвердил его правильность, пояснив, кроме того, что на месте одной из его подписей на листе протокола обыска имеется надрыв бумаги. Когда он расписывался, то такого надрыва не было. Протокол обыска составлялся непосредственно в месте производства обыска. Также он сомневается, что изъятые в доме патронов по своему объему, граната могли быть незаметно занесены в дом сотрудниками милиции. В его присутствии такого факта не было. Свидетелем Ч даны аналогичные показания в судебном заседании.

40 По заключению судебно-баллистической экспертизы №1774-1783 представленные на экспертизу патроны являются боеприпасами, а также по заключению криминалистической взрыво-технической экспертизы №42144 представленный металлический предмет эллипсоидной формы является осколочной гранатой РГД-5, снаряженной тротилом, относится к боевым припасам осколочного действия. Доводы о том, что вышеуказанный протокол обыска не может быть признан допустимым доказательством являются несостоятельными, поскольку, протокол составлен в соответствии с требованиями уголовно- процессуального закона, правильность составления протокола удостоверена всеми участвующими в данном следственном действии лицами, при этом понятые, Соловьева Н.В. не отрицают наличие своих подписей в протоколе. Исчезновение последней страницы протокола и надрыв страницы в месте подписей объясняется действиями осужденных в период их ознакомления с материалами дела, что оформлено справкой следователя. Также необоснованными являются доводы о невозможности видеть понятыми извлечение из сейфа боеприпасов, поскольку они опровергаются показаниями самих понятых и показаниями Соловьева СВ. и членов его семьи, из которых следует, что сейф расположен в шкафу в спальне дома, доступен для обзора находящимися в комнате лицами, сами понятые пояснили, что изъятие оружия и боеприпасов из сейфа было начато и продолжено в их присутствии. Обоснованно дана судом и критическая оценка доводам супруги Соловьева СВ. - Соловьевой Н.В. и супруги Соловьева А. - Соловьевой Е. о незаконности действий сотрудников милиции, которые правильно судом признаны несостоятельными. Кроме того, о несостоятельности доводов о том, что боеприпасы были подброшены сотрудниками милиции в ходе обыска свидетельствует и значительный объем изъятых из сейфа патронов - более двухсот штук различного калибра. Юридическая оценка действиям Соловьева СВ. по ч.1 ст.222 УК РФ судом дана правильно. Нарушений уголовно-процессуального закона, влекущих отмену приговора органами предварительного следствия и судом не допущено. Судом мотивированно и подробным образом дана критическая оценка изменению показаний в судебном заседании некоторыми свидетелями, в том числе указанными в жалобах, а также потерпевшими Ф Х , С С в части, касающейся организаторской роли Соловьева СВ., участия в преступной группе Соловьевых А. и М., ввиду отсутствия нарушений закона со стороны оперативных сотрудников милиции и следователя и наличия мотивов у данных свидетелей и потерпевших для изменения показаний, а также как противоречащие материалам дела (стр.299-303 приговора). Данные выводы суда являются обоснованными. Кроме того, в удовлетворении ходатайств осужденных о повторном допросе некоторых потерпевших судом отказано 41 обоснованно, поскольку по обстоятельствам дела потерпевшими были уже даны показания и необходимости в их повторном допросе не имелось. Таким образом, оценив совокупность всех исследованных по делу доказательств, суд правильно установил, что Соловьев СВ. с целью получения постоянного криминального источника дохода создал устойчивую организованную группу, состоящую из лиц, объединенных длительными взаимоотношениями, в том числе родственными и дружескими. Так, Соловьев СВ. несколько лет поддерживал дружеские взаимоотношения с Комаровой и Ворожбитовым; с января 2007 года членом его семьи стала сутенер Виталева, которая состояла в фактическом браке с его сыном М ; в 2008 году роль сутенера выполняла Черенкова, которая к этому времени также успела войти в родственный круг Соловьева СВ., вступив в фактический брак с его племянником К Активными членами преступной группы также являлись его сыновья А и М Соловьевы. Именно с вышеперечисленными лицами Соловьев СВ. поддерживал доверительные отношения, части из них- Виталевой, Комаровой, Черенковой Соловьев СВ. доверил руководство структурными подразделениями преступной группы. Ворожбитов, Соловьевы А и М выполняли также изложенные в приговоре важные обязанности, без выполнения которых функционирование преступной группы длительное время было бы невозможно. Для выполнения отдельных видов функций в преступной группе Соловьев СВ. также привлекал своих личных знакомых или родственников - функции «водителей» по перевозке девушек- проституток к месту выполнения заказов выполняли родственники Соловьева СВ. А К односельчанин Соловьева СВ. Б Об устойчивости группы свидетельствует и тот факт, что занятие проституцией, а также вовлечение в занятие проституцией и принуждение к продолжению занятия проституцией организовывалось по заранее определенной схеме с применением методов конспиративности, с использованием транспорта, мобильной связи на протяжении более двух лет на территории крупного мегаполиса - г. Кроме того, каждый участник группы выполнял строго отведенную ему роль, что свидетельствует о четком распределении обязанностей, согласованности действий, при этом такая организация совершения преступлений, когда организатор-Соловьев СВ. оставался в большинстве случаев «в тени», называя себя простым водителем, а более активную деятельность осуществляли другие члены преступной группы, также свидетельствует о сплоченности всех участников группы по достижению преступного результата. Также для совершения преступлений участники организованной группы использовали мобильные телефоны и автомобили, а для обеспечения своей безопасности использовали методы конспирации. В конспиративных целях Соловьев СВ. лично не предоставлял девушек клиентам для выполнения заказов на вступление в половую связь за деньги, это осуществляли другие члены группы, он же конспиративно получал 42 деньги только суммарно, а не с каждого выполненного заказа, и только от сутенеров, Ворожбитова, сыновей, а не от диспетчеров. Лица, занимающиеся проституцией, также диспетчера и некоторые сутенеры называли себя вымышленными именами, работали под псевдонимами. В офисы- притоны не допускались лица, не имеющие отношения к организации занятия проституцией. Рекламируя незаконную деятельность в печатных изданиях, члены группы называли проституцию «отдыхом», девушек по вызову «девушками с высокооплачиваемой работой» и т.д. Таким образом, судебная коллегия находит выводы суда о совершении осужденными преступлений, предусмотренных ст.ст. 240, 241 УК РФ в составе организованной группы под руководством Соловьева СВ. правильными и основанными на материалах дела. Юридическая оценка действиям осужденных по вышеуказанным преступлениям судом дана верно, при этом доводы о том, что действия осужденных, предусмотренные ст.240 УК РФ охватываются квалификацией их действий по ст.241 УК РФ являются несостоятельными, поскольку по ст.241 УК РФ квалифицируются действия виновного лица, которые были направлены на организацию занятия проституцией другими лицами, то есть проститутками, которые могут заниматься данной деятельностью намеренно, без чьего-либо воздействия, а по ст.240 УК РФ квалифицируются действия виновного лица, которое вовлекло в занятие проституцией конкретную потерпевшую путем уговоров, обещаний, обмана, шантажа, угроз и т.д. Вместе с тем, судебная коллегия находит, что приговор в части осуждения Соловьева СВ., Соловьевых М.С и АС, Виталевой О.С. по п. «б» ч.2 ст.241 УК РФ в отношении потерпевшей И подлежит отмене по следующим основаниям. Как видно из материалов дела, вышеуказанным осужденным было предъявлено обвинение в том, что они завладели частью денег, которые И получала от организации занятия проституцией, как сутенер, входившая в преступную группу Соловьева СВ., при этом деньги у нее забирались по причине того, что она ранее пыталась отказаться выполнять функции сутенера, в связи с чем, в отношении нее осужденными было применено насилие, угрозы с целью принуждения ее к дальнейшему выполнению функции сутенера, и как сообщил ей Соловьев СВ., тем самым им был причинен ущерб на сумму рублей, поэтому в счет несуществующего долга данные деньги и высчитывались Виталевой из заработка И Данные действия осужденных органами предварительного следствия были квалифицированы по п. «а» ч.З ст. 163 УК РФ как вымогательство, то есть требование передачи чужого имущества или права на имущество или совершения других действий имущественного характера под угрозой применения насилия либо уничтожения или повреждения чужого имущества, то есть действий, которые могут причинить существенный вред 43 правам или законным интересам потерпевшего, совершенное группой лиц по предварительному сговору, с применением насилия, совершенное организованной группой. Судом эти же действия осужденных квалифицированы по п. «б» ч.2 ст.241 УК РФ как деяния, направленные на организацию занятия проституцией другими лицами, совершенные с применением насилия или с угрозой его применения. Судебная коллегия не может согласиться с данной переквалификацией действий осужденных, поскольку, органами следствия им вменялось в обвинении совершение корыстного преступления, направленного на завладение денег, принадлежащих И Суд, переквалифицировав действия осужденных, признал их виновными в совершении преступления другой направленности, то есть против общественной нравственности, при этом в основание виновности осужденных указал обстоятельства, которые при предъявлении обвинения в совершении вымогательства не имели правового значения для квалификации действий осужденных как вымогательство, то есть, по- существу, обвинение в вымогательстве могло быть предъявлено и без приведения данных обстоятельств. Между тем, суд вправе изменить обвинение и квалифицировать действия подсудимого по другой статье уголовного закона, по которой подсудимому не было предъявлено обвинение лишь при условии, если действия подсудимого, квалифицируемые по новой статье закона, вменялись ему в вину и существенно не отличаются по фактическим обстоятельствам от обвинения. С учетом данных требований закона, судебная коллегия находит данную переквалификацию действий осужденных необоснованной, а также учитывая вывод суда относительно невозможности установления обстоятельств, подтверждающих наличие в действиях осужденных состава вымогательства, судебная коллегия считает приговор в части осуждения по п. «б» ч.2 ст.241 УК РФ подлежащим отмене в связи с отсутствием в деянии состава преступления. Наказание осужденным по преступлениям, предусмотренным ст.ст. 240, 241 УК РФ назначено в соответствии с требованиями закона, с учетом характера и степени общественной опасности совершенных им преступлений, обстоятельств, как отягчающих, так и смягчающих наказание, а также данных, характеризующих их личности. Назначенное осужденным наказание является справедливым и оснований для его смягчения не имеется. Процессуальные издержки, связанные с оплатой труда адвоката, осуществлявшего защиту Комаровой Г.Т. по назначению суда, взысканы с последней обоснованно, в соответствии со ст. 132 УПК РФ, оснований для освобождения Комаровой от их уплаты также не имеется.

На основании изложенного, руководствуясь ст.ст. 378, 388 УПК РФ, судебная коллегия

определила:

Приговор Омского областного суда от 27 декабря 2010 года в отношении Соловьева С В Соловьева М С Соловьева А С Виталевой О С в части осуждения по п. «б» ч.2 ст.241 УК РФ отменить и дело производством прекратить на основании п.2 ч.1 ст.24 УПК РФ в связи с отсутствием в деянии состава преступления.

На основании ч.З ст.69 УК РФ по совокупности преступлений, предусмотренных ст.ст.241 ч.1, 240 ч.З (6 преступлений), 222 ч.1 УК РФ, путем частичного сложения наказаний окончательно назначить Соловьеву СВ. наказание в виде 6 лет 3 месяцев лишения свободы в исправительной колонии общего режима.

На основании ч.З ст.69 УК РФ по совокупности преступлений, предусмотренных ст.ст.241 ч.1, 240 ч.З УК РФ, путем частичного сложения наказаний окончательно назначить Соловьеву М.С. наказание в виде 4 лет 2 месяцев лишения свободы в исправительной колонии общего режима.

На основании ч.З ст.69 УК РФ по совокупности преступлений, предусмотренных ст.ст.241 ч.1, 240 ч.З (2 преступления) УК РФ, путем частичного сложения наказаний окончательно назначить Соловьеву АС. наказание в виде 4 лет 5 месяцев лишения свободы в исправительной колонии общего режима.

На основании ч.З ст.69 УК РФ по совокупности преступлений, предусмотренных ст.ст.241 ч.1, 240 ч.З (3 преступления) УК РФ, путем частичного сложения наказаний окончательно назначить Виталевой О.С наказание в виде 4 лет 3 месяцев лишения свободы в исправительной колонии общего режима.

В остальной части приговор в отношении Соловьева СВ., Соловьева М.С, Соловьева А.С, Виталевой О.С, а также этот же приговор в отношении Комаровой Г Т оставить без изменения, а кассационные жалобы осужденных и адвокатов - без удовлетворения.

Статьи законов по Делу № 50-О11-33

УК РФ Статья 163. Вымогательство
УК РФ Статья 222. Незаконные приобретение, передача, сбыт, хранение, перевозка или ношение оружия, его основных частей, боеприпасов
УК РФ Статья 240. Вовлечение в занятие проституцией
УК РФ Статья 241. Организация занятия проституцией
УПК РФ Статья 24. Основания отказа в возбуждении уголовного дела или прекращения уголовного дела
УПК РФ Статья 27. Основания прекращения уголовного преследования
УПК РФ Статья 132. Взыскание процессуальных издержек
УПК РФ Статья 277. Допрос потерпевшего
УПК РФ Статья 278. Допрос свидетелей
УПК РФ Статья 281. Оглашение показаний потерпевшего и свидетеля
УК РФ Статья 69. Назначение наказания по совокупности преступлений
УК РФ Статья 73. Условное осуждение
УК РФ Статья 210. Организация преступного сообщества (преступной организации) или участие в нем (ней)

Производство по делу



Типовые договорыТиповые договоры





Ответы юристовОтветы юристов

Загрузка
Наверх