Дело № 51-АПУ13-4

Суд Верховный Суд Российской Федерации
Дата решения 14 мая 2013 г., Определение
Инстанция Судебная коллегия по уголовным делам, апелляция
Категория Уголовные дела
Докладчик Климов Александр Николаевич
Электронная копия решения Скачать
Решение

Текст итогового документа

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

Дело № 51-АПУ13-4

АПЕЛЛЯЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ 

 

г. Москва 14 мая 2013 г.

 

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного суда Российской Федерации в составе

председательствующего Степалина В.П., судей Климова А.Н. и Микрюкова ВВ., при секретаре Кочкине Я.В.

рассмотрела в судебном заседании дело по апелляционному представлению государственного обвинителя Тилилициной М.В. на приговор Алтайского краевого суда от 6 марта 2013 года, которым АМИНОВ С А , ранее не судимый, оправдан в совершении преступления, предусмотренного ч. 3 ст.ЗО и ч. 4 ст. 159 УК РФ за отсутствием состава преступления; ЧЕРНОВ А В , ранее не судимый, оправдан в совершении преступления, предусмотренного ч. 3 ст.ЗО, ч. 5 ст. 33 и ч. 2 ст. 291 УК РФ за отсутствием состава преступления.

За Аминовым С.А. и Черновым А.В. признано право на реабилитацию.

Заслушав доклад судьи Климова А.Н., выступления прокурора Федченко Ю.А., поддержавшей представление, полагавшей приговор отменить и дело направить на новое рассмотрение, возражения оправданного Аминова С.А., адвокатов Давыдова В.А. и Таракановского Г.Н., полагавших приговор оставить без изменения, судебная коллегия,

установила:

Органами предварительного следствия Чернову А.В. предъявлено обвинение в покушении на пособничество в даче взятки должностному лицу за совершение им заведомо незаконных действий, а Аминову С.А. - в покушении на мошенничество в особо крупном размере.

Согласно обвинительному заключению, в период с 12 октября до 14 ноября 2010 года к Чернову, занимавшему должность старшего следователя отдела по расследованию тяжких преступлений против собственности, совершенных организованными преступными группами СЧ РОПД ГСУ при ГУВД по обратился его знакомый адвокат А . с просьбой выяснить информацию о ходе расследования уголовного дела по фактам хищения из федерального и краевого бюджета денежных средств в особо крупном размере при приобретении по государственному контракту рентгеновских компьютерных томографов и антиографического аппарата. Дело было возбуждено и находилось в производстве следственного управления Следственного комитета при прокуратуре РФ по Алтайскому краю.

Александров, желая оказать услугу бывшему начальнику главного управления Алтайского края по здравоохранению и фармацевтической деятельности Е за помощь в организации лечения брата, попросил Чернова выяснить, имеется ли воз-можность положительно решить вопрос о непривлечении Е к уголовной ответственности по данному уголовному делу.

Чернов, зная, что у его знакомого Аминова С.А., ранее занимавшего должность старшего следователя отдела по расследованию особо важных дел прокуратуры имеются личные знакомства с сотрудниками органов прокуратуры, обратился к нему с просьбой узнать, в чьем производстве находится указанное уголовное дело, и с кем можно положительно решить вопрос о непривлечении к уголовной ответственности Е по данному уголовному делу.

После обращения Чернова у Аминова возник умысел на хищение путем обмана принадлежавших Е рублей. При этом Аминов решил создать у Чернова ложное представление о том, что он якобы договорился с должностными лицами Следственного комитета при прокуратуре РФ по поводу не привлечения Е к уголовной ответственности за взятку в рублей, которую необходимо передать Аминову, для последующей передачи указанным должностным лицам.

В действительности Аминов к должностным лицам Следственного комитета при прокуратуре РФ обращаться не собирался, полученные от Е деньги никому передавать не намеревался, а желал похитить их для собственного распоряжения.

Реализуя возникший преступный умысел, Аминов с 11 часов 15 ноября до 12 часов 28 ноября 2010 года, используя личные знакомства с сотрудниками следственного управления Следственного комитета при прокуратуре РФ по Алтайскому краю, получил необходимую ему информацию о движении вышеуказанного уголовного дела и лицах, осуществлявших расследование этого дела, в целях создания у Чернова, Е и А видимости положительного решения поставленного перед ним вопроса. При этом Аминов сообщил Чернову ставшие ему известными сведения о движении вышеуказанного уголовного дела и лицах, осуществляющих его расследование, сказав, кроме того, что положительно решить вопрос о непривлечении Е В.А. к уголовной ответственности по данному уголовному делу можно за взятку в размере рублей, которую необходимо передать через него должностным лицам Следственного комитета при прокуратуре РФ.

В указанный период времени у введенного в заблуждение Ами- новым Чернова, с целью получения в последующем материального вознаграждения, возник умысел на пособничество в виде посредничества в даче взятки должностному лицу Следственного комитета при прокуратуре РФ путем совершения действий по предоставлению информации, а также средств совершения преступления, за совершение им заведомо незаконного действия в виде вынесения постановления о прекращении уголовного преследования в отношении Е а также за незаконное бездействие в пользу Е - непривлечение последнего к уголовной ответственности по возбужденному уголовному делу.

Реализуя задуманное, Чернов, в этот же период времени, находясь по адресу: г. , сообщил А о возможности положительного решения вопроса о непривлечении Е к уголовной ответственности по уголовному делу за взятку должностным лицам Следственного комитета при прокуратуре РФ и предложил А передать ему рублей для последующей передачи их через Аминова должностным лицам Следственного комитета при прокуратуре РФ, на что А сообщил Чернову о том, что он должен согласовать данный вопрос с Е .

Для пресечения противоправных действий Чернова А обратился в УФСБ России по Алтайскому краю, представив сведения о противоправных действиях Чернова и Аминова, и добровольно согласился принять участие в оперативно- розыскных мероприятиях в отношении Аминова и Чернова, т.е. под контролем сотрудников УФСБ России по Алтайскому краю.

2 декабря 2010 года около 11 часов, находясь по адресу: г.

участвуя в проводимом сотрудниками УФСБ России по Алтайскому краю оперативно- розыскном мероприятии «оперативный эксперимент» в роли представителя Е , А встретился с Черновым, которому сообщил о том, что Е готов передать 2 рублей в качестве взятки за положительное решение вопроса о непривлечении его к уголовной ответственности, при этом в качестве первой части всей суммы взятки Е готов заранее передать рублей, а когда должностными лицами Следственного комитета при прокуратуре РФ будут произведены действия, свидетельствующие об отсутствии намерения привлечь к уголовной ответственности Е передать оставшуюся часть суммы взятки в размере рублей.

На что Чернов, продолжая реализовывать возникший преступный умысел, предложил А заверить Е не осведомлённого о преступном умысле Чернова и Аминова, что вопрос с должностными лицами Следственного комитета при прокуратуре РФ о непривлечении Е к уголовной ответственности уже решен положительно Аминовым; Е будет вызван на допрос по уголовному делу в качестве свидетеля, кроме того, в отношении него будет вынесено постановление о прекращении уголовного преследования.

После чего около 20 часов в тот же день и в той же квартире Чернов получил от А деньги в размере рублей, в качестве первой части суммы взятки, предназначенной для передачи должностным лицам Следственного комитета при прокуратуре РФ через Аминова. При этом Чернов был задержан сотрудниками УФСБ России по Алтайскому краю у дома № «а» по пр. , где добровольно выдал полученные им от Александрова денежные средства в размере рублей, а также Чернов добровольно согласился участвовать в проводимом сотрудниками УФСБ России по Алтайскому краю оперативно- розыскном мероприятии «оперативный эксперимент» при передаче этих денежных средств Аминову. 3 декабря 2010 около 10 часов Аминов, продолжая осуществлять свои намерения, направленные на хищение денежных средств Е находясь в г. в ходе телефонного разговора с Черновым, продолжая формировать у последнего ложное представление о том, что он положительно решил вопрос с должностными лицами Следственного комитета при прокуратуре РФ о непривлечении Е к уголовной ответственности, обсудил механизм передачи денежных средств в качестве взятки указанным должностным лицам и гарантиях выполнения взятого на себя обязательства со стороны этих лиц, а Чернов сообщил Аминову, что получил денежные средства от представителя Е и готов их передать Аминову.

В этот же день около 11 часов на лестничной площадке по месту своего жительства в доме № по ул. в г.

, Аминов встретился с Черновым, с которым вновь обсудил вышеуказанные вопросы и договорились о времени передачи денег Аминову. 4 декабря около 12 часов 30 минут в этом же подъезде своего дома Аминов получил от Чернова, участвующего в проводимом сотрудниками УФСБ России по Алтайскому краю оперативно-розыскном мероприятии денежные средства в сумме рублей под видом рублей, в качестве части суммы взятки общим размером рублей, предназначенной для передачи Аминовым должностным лицами Следственного комитета при прокуратуре РФ за положительное решение вопроса о непривлечении Е к уголовной ответственности по уголовному делу, которые Аминов не намеревался в действительности передавать должностным лицам Следственного комитета при прокуратуре РФ, а которыми желал распорядиться по своему усмотрению.

После этого Аминов был задержан сотрудниками УФСБ России по Алтайскому краю в подъезде дома № по ул. в г.

где добровольно выдал полученные от Чернова деньги в размере рублей, в связи с чем преступный умысел Аминова на хищение у Е денежных средств в общей сумме рублей, а также преступный умысел Чернова на покушение на пособничество в даче взятки должностному лицу не был доведён до конца по независящим от него обстоятельствам, т.к. Аминов в действительности не собирался передавать полученные деньги должностным лицам и сам не получил возможности распорядиться ими вследствие своего задержания.

В суде Чернов А.В. и Аминов С.А. вину свою не признали.

В апелляционном представлении поставлен вопрос об отмене приговора и направлении дела на новое рассмотрение.

Утверждается, что вопреки выводам суда, преступный умысел у Чернова сформировался независимо от действий сотрудников ФСБ.

Не дал суд должной оценки явки Чернова с повинной, его показаниям на предварительном следствии, согласно которым А к нему обратился с просьбой только узнать, что ему известно по делу о закупках медицинского оборудования. Он поговорил с Аминовым, который сообщил, что за рублей можно решить вопрос о непривлечении Е к уголовной ответственности, о чем он сообщил А Для себя решил, что с указанной суммы возьмёт рублей за участие в решении данного вопроса (т.2 л.д.16-19, т.4 л.д.220-222). Эти показания Чернова согласуются с видеозаписью и фонограммой его встречи с А 28.11.2010. Указывается, что в данном случае инициатором передачи денег являлся Аминов, а не А как это ошибочно установил суд. В приговоре односторонне оценена видеозапись встречи Чернова и А 28.11.2010. Вопреки выводам суда, именно Чернов называет А сумму взятки и предлагает обсудить её с Е В ходе этой встречи Чернов звонит по телефону Аминову и координирует с ним свои действия, чем опровергается вывод суда о том, что такой координации до оперативного эксперимента не было (т.6 л.д.151-156, диск № ). Вывод суда о «провокации» со стороны сотрудников ФСБ опровергается показаниями свидетелей А М , Н Ю . Из показаний этих лиц следует, что А официально обратился с заявлением в ФСБ только после встречи его с Черновым, когда тот сказал, что «прокурорские просят два» (т.З л.д.22-27,29-33,62-66, т. 10 л.д. 14-26). Суд не привёл доказательства, которые подтверждают его вывод о том, что сотрудники ФСБ инициировали действия А и специально направили его на встречу с Черновым с определённым заданием по добыванию доказательств. Суд не согласился с показаниями А о том, что он стал сотрудничать с ФСБ только 28.11.2010, и не привел в приговоре доказательств о том, что у А по делу была личная заинтересованность. Еще до встречи с А сотрудники ФСБ получили оперативную информацию о готовящемся преступлении, и свой источник осведомленности суду не назвали в соответствии с требованиями ст. 12 ФЗ «Об оперативно-розыскной деятельности». Об иных источниках осведомлённости свидетельствуют и постановления Алтайского краевого суда от 24 и 26 ноября 2010 года (т.2 л.д.26,28). Основан на предположении вывод суда о недостоверности видео и аудиозаписей встреч А и Чернова. Экспертами установлено, что представленные на исследование фонограммы разговоров не имеют привнесённых изменений, добавлений, уменьшений в пределах содержимого представленных фонограмм, монтажу не подвергались (т.6 л.д. 145-190). Никто из участников встреч не утверждал, что отсутствует какая-либо часть разговора, имеющая значение для дела. Указанные доказательства получены в соответствии с п. 18 Инструкции «О порядке представления результатов оперативно-розыскной деятельности». Противоречит многочисленным телефонным соединениям со следователем Г вывод суда о том, что только в период с вечера 27.11.2010 до полудня 28.11.2010 Чернов получил соответствующую информацию от Аминова, с которой пришёл к А В отношении Е 15.10.2011 было прекращено уголовное дело по ст. 293 УК РФ не по реабилитирующему основанию (т.9 л.д. 162-175), следовательно, его интересы затрагивались в связи с данным делом. В подтверждение вышеуказанных доводов автор представления полагает необходимым исследовать в судебном заседании апелляционной инстанции доказательства, представленные стороной обвинения, и дать им надлежащую юридическую оценку.

В возражениях адвокаты Таракановский Г.Н. и Давыдов В.А. в интересах оправданных Аминова С.А. и Чернова А.В. не согласны с доводами апелляционного представления и просят оставить его без удовлетворения, а приговор - без изменения.

Изучив материалы дела, проверив и обсудив доводы апелляционного представления и возражений на него, судебная коллегия приходит к выводу, что приговор постановлен правильно.

Как уже было указано выше, Чернов обвинялся в покушении на совершение пособничества в даче взятки должностному лицу за совершение заведомо незаконного действия или бездействия, а Аминов - в покушение на мошенничество в крупном размере.

Из обстоятельств, как они были вменены Чернову и Аминову, а затем и установлены в суде, усматривается, что в данном деле объективно отсутствует взяткодатель и должностное лицо, кому конкретно предназначалась взятка, то есть взяткополучатель.

В суде потерпевший Е показал, что до суда 2012 года он не знал и не видел заявителя А Чернова и Аминова. Ни с юристами, ни с адвокатами он не* консультировался, никого не нанимал и считал себя не виновным. Никаких денег в качестве взятки не передавал, и передавать не собирался.

Следовательно, и не знал, что кто-то покушался завладеть его деньгами мошенническим путём (т. 12 л.д. 14-25).

Объективной стороной преступления, предусмотренного ст. 291 УК РФ, является «дача взятки». По смыслу ст. 33 УК РФ, объективную сторону данного преступления выполняет взяткодатель, а пособник помогает взяткодателю передать взятку.

Следовательно, если взяткодатель взятку не дал и не намеревался её передавать, то в таком случае объективная сторона данного преступления отсутствует.

Поскольку, как указано в приговоре, Е никому денег в качестве взятки не передавал и передавать не намеревался, то по настоящему делу отсутствуют как субъект данного преступления (взяткодатель), так и его объективная сторона (дача взятки).

В апелляционном представлении не оспаривается, что Е взятки не давал и не собирался передавать её должностному лицу, но утверждается, что Чернов и Аминов имели намерение и фактически совершили инкриминированные им деяния.

Между тем, факты передачи под контролем сотрудников УФСБ 2 декабря 2010 года денег в размере рублей от А - Чернову, а затем 4 декабря 2010 года денег в размере рублей от Чернова - Аминову, признаны судом не как самостоятельно ими сформированные, а как совершённые под влиянием и при непосредственном вмешательстве оперативных сотрудников службы безопасности и А То есть, суд по настоящему делу не только не установил субъекта взятки и объективного факта передачи взятки, но и признал неубедительными доказательства, представленные стороной обвинения, подтверждающие существование субъективной стороны во вменённых Чернову к Аминова действиях.

Как утверждается в приговоре, умысел у Чернова возник под влиянием предложений и обещаний заявителя А сделанных им в ходе оперативных мероприятий и под контролем сотрудников УФСБ после 22-23 ноября 2010 г., когда, по показаниям А (т.З л.д.29-33) и сотрудников УФСБ Ю и М (т. 10 л.д.61, 67, т.З л.ц.87, 99), А уже обратился в УФСБ.

Опровергая эти выводы суда первой инстанции, автор представления ссылается на то, что ещё до обращения А в УФСБ, Аминов три раза имел телефонные переговоры со следователем СУ СК по Алтайскому краю Г и последний мог ему сообщить о ходе расследования по делу «о томографах», так как он ранее по данному делу проводил доследственную проверку и возбуждал дело. Также указывается, что ещё до обращения А в УФСБ, его сотрудники имели оперативную информацию о готовящейся даче взятки Е через А работникам Следственного комитета.

Однако, как уже было указано выше, суду не представлены доказательства, свидетельствующие о том, что Е по делу «о томографах» передавал или намеревался передать взятку должностному лицу.

Свидетель Г показал, что он знаком и общался с Аминовым, но тот по данному делу к нему не обращался и ничего не спрашивал (т.З л.д. 114-120, т. 10 л.д.39-55).

Из показаний свидетелей Н и Л (следователей) усматривается, что к ним обращался Аминов по телефону 27 ноября 2010 года и интересовался делом «о томографах». Они ему сообщили, что дело возбудили они, а затем передали его в СКП РФ по Сибирскому федеральному округу (т.З л.д.103-105, 107-110, т.Ю л.д.27-30, 30-39).

Приведённые данные согласуются с выводом суда о том, что Чернов узнал от Аминова о ходе движения данного дела только после 27 ноября 2010 года.

Ссылки стороны обвинения на показания свидетеля А на результаты ОРМ и на наличие по делу «о томографах» оперативной информации тщательно проверялись в суде и обоснованно были признаны несостоятельными.

Так, свидетель А действительно утверждал, что первым к нему с предложением о вымогательстве взятки обратился Чернов, который имел информацию о расследуемом деле в отношении Е Однако из имеющихся в деле показаний свидетеля А усматривается, что он на протяжении нескольких допросов по-разному пояснял о времени, месте и о лицах, которым он якобы впервые сообщил сведения о том, что Чернов склоняет его к совершению преступления. Причём, первая и важная информация об этом в органах оперативной службы документально не зафиксирована.

Кроме того, из обстоятельств, описанных в обвинительном заключении, следует, что именно после просьбы А выяснить, имеется ли возможность положительно решить вопрос о непривлечении к уголовной ответственности Е Чернов нашел знакомого Аминова, который мог получить такую информацию, а Аминов, в свою очередь, стал выяснять вопросы о движении уголовного дела путем телефонных звонков своим знакомым.

В деле имеется заявление от 01.12.2010, в котором А просит привлечь к уголовной ответственности сотрудника милиции Чернова в связи с тем, что он склоняет его стать посредником при вымогательстве взятки у Е за непривлечение его к уголовной ответственности (т. 2 л.д. 15).

Также в деле имеются диски № с и № с с видеозаписью разговора Ал и Чернова от 28 ноября 2010 года и 2 декабря 2010 года.

Во время встречи 28.11.2010 (диск 241с) А сообщает Чернову, что предполагаемый взяткодатель - человек не бедный и деньги найдет быстро; просит доказательств, что Аминов не обманет, ссылаясь на то, что несет ответственность перед Е , и описывает возможные негативные последствия для себя; на предложение Чернова определиться с окончательной суммой, сообщает о своем намерении встретиться с Е и заявляет, что только после этого определится с окончательной суммой; после предложения Чернова пока оставить деньги у него (А и никому не передавать до выполнения услуги, А настаивает на том, что надо деньги передать, так как без денег «ни одна собака работать не будет», говорит Чернову, что если взялся за дело, то «доводи его до ума, пожалуйста» (т.6 л.д. 151- 156).

В ходе оперативного эксперимента от 02.12 2010 г. (диск 242с) А вновь потребовал гарантий, и Чернов предложил не связываться с этим делом, на что А сообщил время, когда следует приехать за деньгами (т 6 л.д.226-253).

Такое поведение А суд обоснованно оценил не заботой о защите интересов Е , на чьё имущество должны были посягать Чернов и А а прежде всего, как формой сотрудничества с представителями оперативной службы по отысканию доказательств о намерениях Чернова.

Что касается ссылок представления на наличие у сотрудников УФСБ оперативной информации по так называемому делу «о томографах», то она не была рассекречена, и суд, руководствуясь положениями п. 2 ч. 2 ст. 75 УПК РФ, правомерно признал её, не имеющей доказательственного значения.

В судебном заседании от 27 июня 2012 года свидетель Н показал, что ещё до обращения к ним А у них имелась оперативная информация, что Чернов занимается посредничеством в вымогательстве взяток (т. 10 л.д.93, т.З л.д.92).

В судебном заседании от 20 июня 2012 года свидетель Ю . пояснил, что получив информацию о Чернове от А , для её проверки они решили провести ОРМ «наблюдение» и «прослушивание телефонных разговоров», для чего обратились за санкцией в суд (т. 10 л.д.61, т.З л.д.87).

Свидетель М также показал, что после устного обращения к нему А с этой информацией, он предложил ему участвовать в ОРМ и решил проверить полученные сведения, и провести ОРМ «наблюдение» и «прослушивание телефонных разговоров», для чего обратился в суд за санкцией (т. 10 л.67, т.З л.д.99).

В постановлении № судьи Алтайского краевого суда от 26.11.2010 года о разрешении на проведение ОРМ «наблюдение с применением технических средств» указывается, что «в производстве одного из следователей ГСУ при ГУВД находится уголовное дело по факту злоупотребления должностными полномочиями руководством Управления Администрации Алтайского края по здравоохранению, «майор» Чернов склоняет А стать посредником при вымогательстве взятки руководству ГСУ при ГУВД за непривлечение последних к уголовной ответственности» (т.2 л.д.28).

Такая же информация, представленная сотрудниками УФСБ, содержится и в постановлении судьи Алтайского краевого суда от 24.11.2010 г. о разрешении проведения ОРМ в отношении «подполковника» Чернова, который склоняет А быть посредником в даче взятки руководству ГСУ при ГОВД за непривлечение к уголовной ответственности Е (т.2 л.д.26).

Между тем, из представленных материалов следует, что дело «о томографах» никогда не расследовалось ГСУ при ГУВД и доследственную проверку по нему, возбуждение уголовного дела и расследование производили органы СК РФ. Следовательно, никакая взятка руководству ГСУ при ГУВД не планировалась.

О том, что дело расследуется в Следственном комитете РФ и о том, что Чернов к этому вопросу привлек Аминова, А узнал только при проведении ОРМ в виде наблюдения 28 ноября 2010 г., то есть тогда, когда он уже действовал под контролем сотрудников УФСБ.

В соответствии с п. 2 ч. 1 ст. 7 Федерального закона "Об оперативно-розыскной деятельности", основаниями для проведения оперативно-розыскных мероприятий являются, в частности, ставшие известными органам, осуществляющими оперативно- розыскную деятельность, сведения о признаках подготавливаемого, совершаемого или совершенного противоправного деяния, а также о лицах, его подготавливающих, совершающих или совершивших, если нет достаточных данных для решения вопроса о возбуждении уголовного дела.

Применительно к данному делу, как обоснованно указывается в приговоре, органы, осуществившие оперативно-розыскные мероприятия в отношении Чернова и Аминова, должны были знать о том, что Е подготавливается дача взятки должностному лицу или, напротив, со стороны должностных лиц готовится вымогательство взятки у Е Как уже было указано выше, суду не представлены доказательства о намерении Е передать взятку должностному лицу по делу «о томографах», а также и достоверные доказательства о том, что еще до проведения оперативного эксперимента у Чернова возник умысел осуществить вымогательство взятки у Е и соответственно, что у Аминова возник умысел ча похищение денежных средств Е Из дела также усматривается, что при проведении оперативного эксперимента 2 декабря 2010 года, сотрудники УФСБ руководствовались недостоверными исходными данными.

В частности, именно сотрудники оперативной службы от имени потерпевшего Е вручили А деньги в сумме один миллион рублей для передачи их Чернову А.В. в качестве взятки, тем самым самостоятельно, без согласования с потерпевшим, приняли на себя функции взяткодателя. А же, действуя под контролем сотрудников оперативной службы, ссылался на результаты встречи с Е тем самым заведомо вводил Чернова в заблуждение, и активно убеждал его взять деньги. И когда деньги Чернову были переданы, он был задержан.

В п. 25 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 10.02.2000 г. «О судебной практике по делам о взяточничестве и коммерческом подкупе» указывается, что проведение оперативного эксперимента при даче взятки возможно лишь в случае вымогательства взятки у взяткодателя.

Однако в действиях Чернова вымогательство взятки, в его уголовно-правовом понимании, отсутствует, поскольку требование Чернова о передаче денежного вознаграждения до сведения Е доведено не было, и не была определена реальность угрозы, которая могла (или не могла) причинить Е ущерб его законным интересам.

Автор представления в подтверждение своих доводов об отмене приговора ссылается также на показания Аминова и Чернова, включая явку с новинкой, где оба признавали себя виновными и описывали фактические действия, связанные с получением денег.

Однако эти и все другие доказательства, в том числе и перечисленные в апелляционном представлении, были предметом тщательного исследования в суде первой инстанции и им дана в приговоре надлежащая юридическая оценка.

Руководствуясь положениями ст. 14 УПК РФ, суд все имеющиеся по делу противоречия и возникшие сомнения в виновности Чернова и Аминова, чьи действия были взаимосвязаны, правомерно истолковал в их пользу и обоснованно постановил оправдательный приговор.

Оснований для отмены или изменения оправдательного приговора судебная коллегия не усматривает.

Исходя из изложенного, руководствуясь ст. ст. 389-20, 389-28, 389-33 УПК РФ, судебная коллегия

определила:

приговор Алтайского краевого суда от 6 марта 2013 года в отношении Чернова А.В. и Аминова С.А. оставить без изменения, апелляционное представление - без удовлетворения.

Статьи законов по Делу № 51-АПУ13-4

УК РФ Статья 159. Мошенничество
УК РФ Статья 291. Дача взятки
УК РФ Статья 293. Халатность
УПК РФ Статья 14. Презумпция невиновности
УПК РФ Статья 75. Недопустимые доказательства
УК РФ Статья 33. Виды соучастников преступления

Производство по делу



Типовые договорыТиповые договоры





Ответы юристовОтветы юристов

Загрузка
Наверх