Типовые договорыТиповые договоры



Активные юристыАктивные юристы

Телефон: +7 905 942-69-48
не в сети
Фото юриста
Лакоткина Юлия Анатольевна
г. Ужур Красноярский край ( СИБИРЬ)
ответов за неделю: 11
Телефон: 8 923 308 00 82
Телефон: 9060684949


Ответы юристовОтветы юристов

Дело № 52-Д06-28

Суд Верховный Суд Российской Федерации
Дата решения 8 ноября 2007 г., Определение
Инстанция Судебная коллегия по уголовным делам, надзор
Категория Уголовные дела
Докладчик Коннов Вячеслав Сергеевич
Электронная копия решения Скачать
Решение

Текст итогового документа

ВЕРХОВНЫЙ СУД
РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

Дело № 52-Д06-28

ОПРЕДЕЛЕНИЕ СУДА НАДЗОРНОЙ ИНСТАНЦИИ

 

г. Москва 8 ноября 2007 г.

 

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего Коннова В.С.
судей Чакар Р.С. и Русакова В.В.
при секретаре

рассмотрела в судебном заседании от 8 ноября 2007 года надзорные жалобы осужденного Суразова А.Д. и адвоката Тадыева В.С. на приговор Кош- Агачского районного суда Республики Алтай от 19 апреля 2004 года, которым СУР АЗОВ А Д - осужден по п. «г» ч.2 ст.112 УК РФ - к четырем годам лишения свободы, по ч.1 ст. 105 УК РФ - к десяти годам лишения свободы, по совокупности преступлений на основании ч.З ст.69 УК РФ - к тринадцати годам лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

Кассационным определением судебной коллегии по уголовным делам Верховного суда Республики Алтай от 4 августа 2004 года приговор в отношении Суразова А.Д. оставлен без изменения.

В надзорных жалобах осужденный Суразов А.Д. и адвокат- Тадыев В.С. ставят вопрос об отмене приговора и кассационного определения. При этом адвокат просит дело в отношении Суразова прекратить за недоказанностью его вины, а осужденный Суразов - направить дело на новое судебное рассмотрение. Заслушав доклад судьи Коннова В.С, объяснения осужденного Суразова А.Д. и адвоката Тадыева В.С, поддержавших свои жалобы по изложенным в них доводам, мнение прокурора Фомина Г.П., полагавшего приговор в отношении Суразова А.Д. оставить без изменения, судебная коллегия

установила:

Суразов А.Д. признан виновным и осужден за умышленное причинение средней тяжести вреда здоровью К ., совершенное группой лиц, и за его убийство на почве личных неприязненных отношений.

Преступления им совершены 14 сентября 2003 года при установленных приговором обстоятельствах.

В надзорных жалобах: - осужденный Суразов А.Д. оспаривает законность и обоснованность приговора. Ссылается на несоответствие выводов суда фактическим обстоятельствам дела; на необоснованность признания судом отягчающим его наказание обстоятельством - совершение преступления с особой жестокостью, так как это обстоятельство не указано в обвинительном заключении. Считает, что показания, данные им в ходе предварительного следствия, являются недопустимыми доказательствами, поскольку были получены с нарушением его права на защиту и в отсутствие переводчика, под физическим воздействием со стороны сотрудников милиции. В отношении С и Ч также применялись незаконные методы расследования, что подтвердили свидетели Д , Т и Ч Утверждает, что свидетели Б , Я и С показания в ходе предварительного следствия давали под физическим и психологическим давлением со стороны сотрудников милиции. По его мнению, суд необоснованно признал показания свидетеля С вымышленными и отказал в допросе свидетеля Ч , который мог подтвердить показания С . Ссылается на то, что протокол осмотра места происшествия составлен с нарушением ст.ст. 177, 180 УПК РФ, в нем не отражено наличие следа мотоцикла; на то, что судом не дано оценки тому обстоятельству, что на его (Суразова) одежде отсутствовали следы крови, а на месте происшествия - следы борьбы и крови, что невозможно при имевшихся у К телесных повреждениях. Просит приговор отменить и дело направить на новое судебное рассмотрение судом в составе трех профессиональных судей; - адвокат Тадыев В.С. в защиту интересов осужденного Суразова А.Д. ссылается на те же доводы, что и Суразов в своей жалобе. Кроме того, считает, что допрос несовершеннолетних свидетелей С и Я был проведен с нарушением требований ст.ст. 191, 280 УПК РФ.

Показания указанных свидетелей, а также свидетеля Б даны с применением незаконных методов расследования со стороны сотрудников милиции, которые угощали их спиртными напитками и предлагали денежное вознаграждение за дачу ими показаний в качестве свидетелей по делу об убийстве К . Ссылается на то, что суд необоснованно признал показания свидетеля Я и С вымышленными.

Считает, что в ходе предварительного следствия было нарушено право Суразова на защиту, поскольку он не был своевременно ознакомлен с постановлениями о назначении экспертиз по делу, судебно-психиатрическая экспертиза в отношении Суразова была проведена в отсутствие переводчика и защитника. Оспаривает законность и обоснованность постановления прокурора следственного отдела прокуратуры Республики от 9 января 2004 года об отказе в возбуждении уголовного дела по заявлениям Суразова, С и Ч о применении в отношении них насилия со стороны с ов милиции. Просит приговор отменить и дело прекратить за недоказанностью вины Суразова.

Проверив материалы дела и обсудив доводы надзорных жалоб, судебная коллегия находит приговор суда в отношении Суразова подлежащим изменению по следующим основаниям.

Виновность Суразова в преступных действиях, установленных приговором, подтверждается совокупностью доказательств, собранных по делу, исследованных в судебном заседании и приведенных в приговоре.

Судом проверялись доводы о применении незаконных методов расследования, они не подтвердились и правильно отвергнуты судом.

Изменению показаний допрошенными лицами суд дал надлежащую оценку.

Из показаний подозреваемого Суразова усматривается, что после окончания свадьбы его брата он вместе с друзьями употреблял спиртное в доме Б В это время кто-то стучался в дверь, Б выходила на стук, но дверь открывать не стала. Через некоторое время за кошарой он распивал спиртное с Б К ним подошел находившийся в состоянии алкогольно К и стал ругаться с Б из-за того, что она не открыла ему дверь. Он (Суразов) стал заступаться за Б . В это время подошли С и Ч , с которыми К стал ссориться. С и К стали бороться, а он (Суразов) и Ч стали пинать последнего. Он (Суразов) свалил К на землю, и они втроем в течение получаса пинали его по разным частям тела, не давая ему возможности встать. Б кричала, останавливала их. Затем С и Ч ушли. Он (Суразов) отошел в сторону и споткнулся о проволоку. Подобрав ее, закрутил петлю на шее без дыхания лежавшего К . Б наблюдала случившееся от начала до конца.

Приведенные показания Суразов давал при допросе с участием переводчика.

Свидетель Б в ходе предварительного следствия поясняла, что в ее присутствии Суразов, С и Ч совместно избивали ногами лежавшего на земле К , и она словами пыталась их остановить.

Доводы Суразова и адвоката Тадыева о том, что Суразов и Б показания в ходе предварительного следствия давали под психологическим и физическим воздействием со стороны сотрудников милиции, а Б - и в отсутствие переводчика, в связи с чем протоколы их допросов являются недопустимыми доказательствами, судом проверялись и обоснованно отвергнуты.

Как видно из материалов дела, допрос 15 октября 2003 года Суразова в качестве подозреваемого был проведен с участием адвоката Чичиновой и переводчика М . Каких-либо жалоб, в том числе - на применение недозволенных методов, ни он, ни его защитник, ни переводчик не заявляли.

Б 15 октября 2003 года давала показания и.о. прокурора Кош- Агачского района. При этом она собственноручно указала, что показания желает дать на русском языке. После окончания допроса она указала, что показания с ее слов записаны верно, ею прочитаны, замечаний не имеет.

Каких-либо жалоб на применение к ней физического либо психологического воздействия она не заявляла (т.1 л.д.62-64).

В этот же день Б была допрошена следователем прокуратуры в присутствии переводчика К и подтвердила, что Суразов, С и Ч втроем пинали сбитого с ног К (т.1 л.д.67-70).

Судом были допрошены в качестве свидетелей начальник ОУР района Т , старший оперуполномоченный Я , и.о. прокурора района А следователь Ч . Из их показаний усматривается, что какого-либо воздействия на Суразова и Б не оказывалось.

Кроме того, постановлением следователя прокуратуры Республики от 8 января 2004 года в возбуждении уголовного дела по аналогичному заявлению родителей Суразова, С и Ч о применении незаконных методов расследования было отказано за отсутствием события преступления. Данное постановление не отменено и в установленном законом порядке не признано незаконным (т.З л.д.2-9).

Проверка законности и обоснованности указанного постановления при рассмотрении надзорных жалоб на приговор в компетенцию суда надзорной инстанции не входит.

Из рапорта оперуполномоченного Ч и показаний свидетеля Н усматривается, что Ч и Н явились свидетелями угроз матери С в адрес Б .

При таких данных суд пришел к правильному выводу о несостоятельности доводов о том, что вышеуказанные показания подозреваемого Суразова и свидетеля Б даны в результате применения к ним физического и психологического воздействия со стороны сотрудников милиции.

Из показаний свидетеля К видно, что он участвовал при допросе Б в качестве переводчика. Перед допросом ей были разъяснены все права, она последовательно рассказывала о случившемся на алтайском языке. По ее рассказу он понял, что Б являлась очевидцем происшедшего.

Суд обоснованно признал приведенные показания Суразова и Б достоверными, поскольку они подтверждаются и другими доказательствами.

Свидетели С и Я . в ходе предварительного следствия при допросе их в качестве свидетелей и при проведении очных ставок поясняли, что в поисках Б они направились за кошару.

В районе нахождения металлолома они услышали крики и голоса людей, хрипы и звуки ударов, как при драке. По голосам они узнали Ч , С и Б . Б просила всех уйти, так как на другой день они могли попасть в милицию. Затем двое уехали на мотоцикле без коляски, а двое остались. После этого они (свидетели) убежали домой.

Доводы Суразова и адвоката Тадыева о том, что показания данных свидетелей получены с нарушением закона, поскольку на них сотрудниками милиции оказывалось психологическое давление, а также в связи с тем, что они были допрошены в отсутствие педагога, не могут быть признаны обоснованными. Ни Суразов, ни адвокат Тадыев очевидцами допросов С и Я в ходе предварительного следствия не были и методов их проведения не видели.

В соответствии с ч.1 ст. 191 и ч.1 ст.290 УПК РФ обязательное участие педагога предусмотрено лишь при допросе свидетелей в возрасте до 14 лет.

С на момент первого ее допроса 11 октября 2003 года было около 17 лет, а Я - 15 лет.

Изменению С и Я в судебном заседании своих показаний судом дана надлежащая оценка. Суд обоснованно пришел к выводу, что свои показания указанные свидетели дали под давлением родственников Суразова и других осужденных.

Данное обстоятельство подтверждается также и заявлением Я от 11 ноября 2003 года, в котором она просила принять меры в отношении адвоката Тадыева, матери и сестры Суразова, которые угрожали ей и требовали отказаться от своих показаний (т.З л.д. 10).

Виновность Суразова подтверждается и другими доказательствами.

Доводы Суразова и адвоката Тадыева о том, что на одежде Суразова при проведении биологической экспертизы (заключение № не найдено следов крови, хотя при установленных судом обстоятельствах причинения К телесных повреждений, а также при наличии у К таких повреждений, как указано в заключении судебно-медицинского эксперта, они должны бы быть, не состоятельны.

Из указанного заключения эксперта и постановления о назначении экспертизы усматривается, что одежда и обувь у Суразова были изъяты 29 октября 2003 года, то есть через полтора месяца после убийства К . Этот срок являлся достаточным для уничтожения любых следов преступления на одежде, если они имелись (т.1 л.д.200, т.2 л.д. 172-174).

Тщательно исследовав обстоятельства дела и правильно оценив все доказательства в их совокупности, суд пришел к верному выводу о доказанности вины Суразова в действиях в отношении К , установленных приговором.

Квалификация действий Суразова по ч.1 ст. 105 УК РФ по указанным в приговоре признакам является правильной.

Вместе с тем, судом установлено, что Суразов и другие осужденные первоначально избивали К , причинив ему телесные повреждения, повлекшие вред здоровью средней тяжести, а затем Суразов в целях убийства затянул проволоку петлей ему на шее.

Таким образом, с учетом того, что Суразов преступные действия совершал в отношении одного и того же лица и по одним и тем же мотивам, преступление, начатое Суразовым как менее тяжкое, переросло в более тяжкое, в связи с чем его действия подлежат оценке как единые.

При таких данных судебная коллегия находит необходимым исключить из осуждения Суразова п. «г» ч.2 ст.112 УК РФ как излишнее.

Как следует из материалов дела, суд признал обстоятельством, отягчающим наказание Суразова - особую жестокость совершения преступления. Особую жестокость суд усмотрел в причинении потерпевшему многочисленных телесных повреждений в течение длительного времени, которые причинили ему физическую боль и страдания.

Вместе с тем, приговором признано установленным, что Суразов ударил К в лицо, а когда тот упал - нанес ему несколько ударов ногами по различным частям тела. Затем Суразов подобрал на месте происшествия кусок металлической проволоки и затянул удавку из проволоки на шее К . От асфиксии К скончался.

Из приведенных обстоятельств совершения преступления видно, что ни длительности причинения телесных повреждений, ни проявления при этом особой жестокости в действиях Суразова судом не установлено.

Кроме того, проявление особой жестокости не вменялось в вину Суразову и согласно постановлению о привлечении в качестве обвиняемого и обвинительному заключению. В обвинительном заключении было указано об отсутствии обстоятельств, отягчающих наказание Суразова.

При таких данных судебная коллегия считает необходимым исключить из приговора и кассационного определения признание особой жестокости обстоятельством, отягчающим наказание Суразова, и в связи с этим смягчить наказание, назначенное ему по ч.1 ст. 105 УК РФ За исключением вносимых изменений выводы суда, изложенные в приговоре, соответствуют имеющимся доказательствам, правильно оцененным судом, и надлежащим образом мотивированны и обоснованны.

Несвоевременное ознакомление обвиняемого Суразова с постановлениями о назначении экспертиз не влияет на законность и обоснованность приговора и не влияет на доказательства - фактические данные, содержащиеся в актах экспертиз. Кроме того, ознакомившись с постановлениями и актами экспертиз, Суразов не заявлял ходатайств о постановке дополнительных вопросов, проведении повторных или дополнительных экспертиз.

Ссылки в жалобах Суразова и адвоката Тадыева на неполноту протокола осмотра места происшествия (в котором не отражен след мотоцикла, указанный в схеме к протоколу) не влекут признание протокола указанного следственного действия недопустимым доказательством, то есть не свидетельствуют о недостоверности и всех иных данных, содержащихся в протоколе.

Показаниям свидетеля С судом дана надлежащая оценка и они обоснованно признаны недостоверными, поскольку противоречат материалам дела.

Как следует из материалов дела, суд не отказывал в допросе в качестве свидетеля Ч ., а защита не заявляла ходатайства об обеспечении его явки, о принудительном приводе, подсудимый Суразов и адвокат Тадыев заявляли, что с их стороны дополнительных доказательств нет и возможно ограничиться исследованными доказательствами.

Нарушений уголовно-процессуального законодательства, влекущих отмену приговора, не усматривается.

На основании изложенного и руководствуясь ст.ст. 407, 408 УПК РФ, судебная коллегия

определила:

Надзорные жалобы осужденного Суразова А.Д. и адвоката Тадыева В.С. - удовлетворить частично.

Приговор Кош-Агачского районного суда Республики Алтай от 19 апреля 2004 года и кассационное определение судебной коллегии по уголовным делам Верховного суда Республики Алтай от 4 августа 2004 года в отношении Суразова А Д изменить, исключить из них осуждение Суразова А.Д. по п. «г» ч.2 ст.112 УК РФ как излишнее.

Исключить из приговора и кассационного определения указание о признании особой жестокости обстоятельством, отягчающим наказание Суразова А.Д. Наказание, назначенное Суразову А.Д. по ч.1 ст. 105 УК РФ, смягчить до девяти лет шести месяцев лишения свободы в исправительной колонии строгого режима. Исключить из тех же приговора и кассационного определения указание о назначении Суразову А.Д. наказания по совокупности преступлений на основании ч.З ст.69 УК РФ.

В остальной части те же приговор и кассационное определение в отношении Суразова А.Д оставить без изменения.

Статьи законов по Делу № 52-Д06-28

УК РФ Статья 105. Убийство
УК РФ Статья 112. Умышленное причинение средней тяжести вреда здоровью
УПК РФ Статья 191. Особенности проведения допроса, очной ставки, опознания и проверки показаний с участием несовершеннолетнего
УПК РФ Статья 280. Особенности допроса несовершеннолетнего потерпевшего и свидетеля
УПК РФ Статья 290. Освидетельствование
УК РФ Статья 69. Назначение наказания по совокупности преступлений

Производство по делу

Загрузка
Наверх