Типовые договорыТиповые договоры



Активные юристыАктивные юристы

Телефон: +7 (906) 068-4949
онлайн
Фото юриста
Лакоткина Юлия Анатольевна
г. Ужур Красноярский край ( СИБИРЬ)
ответов за неделю: 9
Телефон: 8 923 308 00 82


Дело № 53-О07-80

Суд Верховный Суд Российской Федерации
Дата решения 15 ноября 2007 г., Определение
Инстанция Судебная коллегия по уголовным делам, кассация
Категория Уголовные дела
Докладчик Фролова Людмила Георгиевна
Электронная копия решения Скачать
Решение

Текст итогового документа

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

Дело №53-О07-80

от 15 ноября 2007 года

 

Председательствующего Коннова B.C. Судей Фроловой Л.Г. и Русакова В.В.

осужден по ст. 303 ч. 2 УК РФ к 2 годам лишения свободы, с лишением права занимать должности следователя, дознавателя, и оперуполномоченного в государственных правоохранительных органах: прокуратуре, органах внутренних дел, федеральной службы безопасности, федеральной службы по контролю за оборотом наркотиков и исполнения наказания сроком на 2 года 6 месяцев.

На основании ст. 73 УК РФ назначенное Мозговому наказание в виде лишения свободы постановлено считать условным с испытательным сроком 2 года.

Постановлено также обязать Мозгового не менять постоянного места жительства и работы без уведомления специализированного государственного органа, осуществляющего исправление осужденного, периодически являться на регистрацию в указанный орган.

Заслушав доклад судьи Фроловой Л.Г., мнение прокурора Шаруевой М.В., полагавшей приговор, как законный и обоснованный оставить без изменения, кассационные жалобы - без удовлетворения, судебная коллегия,

 

установила:

 

согласно приговору Мозговой признан виновным в том, что, являясь следователем, совершил фальсификацию доказательств по уголовному делу.

Преступление совершено в период времени с 10 по 24 сентября 2004 года, [скрыто] при обстоятельствах,

установленных судом и приведенных в приговоре.

В судебном заседании Мозговой виновным себя в совершении указанного преступления не признал.

В кассационных жалобах осужденный Мозговой и адвокат Карпович, утверждают, что материалами дела не опровергнуты доводы Мозгового о его невиновности в совершении указанного преступления, считают, что выводы суда, изложенные в приговоре, не соответствуют обстоятельствам, установленным в судебном заседании, ссылаются на нарушения уголовно-процессуального закона, допущенные, по их мнению, в ходе расследования дела и рассмотрения его в суде. Мозговой также утверждает, что судом неверно установлено место совершения им преступления, что выводы суда о намеренном изложении им в протоколе допроса и( [скрыто] не соответствующих действительности сведений, а также о том, что протокол допроса подписан им (Мозговым), не основаны на материалах дела. Считает, что суд необоснованно признал не подтвердившимися, показания его матери [скрыто], об обстоятельствах подписания протокола. Полагает, что суд вышел за пределы предъявленного ему обвинения при изложении мотива его действий связанных с фальсификацией протокола. Полагает также, что допущены нарушения уголовно-процессуального закона при возбуждении данного уголовного дела, что его действия следует расценивать, как дисциплинарный проступок. Считает, что адвокат Феклушин не должен был представлять его интересы в суде из-за наличия между ним и адвокатом неприязненных отношений, адвокат Карпович, не изучала материалы данного уголовного дела, непрофессионально защищала его интересы в суде. Не согласен с тем, что с него взыскали средства, выплаченные адвокату за его труд. Просят приговор отменить, дело производством прекратить.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационных жалоб, судебная коллегия находит выводы суда о виновности Мозгового в совершенных им преступлениях, основанными на доказательствах, полученных в порядке, установленном законом, всесторонне, полно и объективно исследованных в судебном заседании и получивших оценку суда в соответствии с правилами ст. 88 УПК РФ.

Так вина Мозгового в им содеянном, подтверждается его собственными показаниями, обоснованно признанными судом правдивыми, в части, согласующейся с другими доказательствами, показаниями свидетеля [скрыто] о том, что Мозговой его не допрашивал, в протоколе допроса стоят не его подписи. Мозговой действительно звонил ему, зачитывал по телефону обстоятельства дорожно-транспортного происшествия, а после того, как он [скрыто]) ответил, что в столкновении виноват водитель , Мозговой прервав разговор, положил трубку. После выяснения в суде того, обстоятельства, что следователь Мозговой его не допрашивал, составил протокол от его имени и указал в нем неправильные данные, Мозговой встречался с ним [скрыто]), просил сказать, что он давал показания и

лично подписал протокол; материалами уголовного дела о дорожно-транспортном происшествии, в том числе содержащимися в нем объяснениями [скрыто], ставшего очевидцем столкновения автомобилей, в которых он указывал полосу, на которой произошло столкновение автомобилей; данными о должностью^кшожении Мозгового, принятии им к производству уголовного_оела № [скрыто]; протоколом допроса и( [скрыто], в

котором указано, что [скрыто] не может сказать, на какой полосе произошло

столкновение автомобилей, так как видел все мельком в зеркало заднего вида: данными о включении Мозговым указанного протокола допроса [скрыто] в обвинительное заключение, ссылку на него, как на доказательство, о включении ш [скрыто] в список свидетелей подлежащих вызову в судебное заседание; данными, содержащимися в заключении судебно-почерковедческой экспертизы, в том числе о составлении протокола допроса [скрыто] следователем Мозговым, другими доказательствами, приведенными в приговоре.

Судом тщательно проверялись все доводы, приводимые осужденным Мозговым в свою защиту, в том числе, о том, что протокол был подписан не им, а Ш [скрыто], которому [скрыто] передавала протокол через сотрудников

охраны, об отсутствии у Мозгового умысла на фальсификацию доказательства, о том, что Мозговой не создавал искусственных доказательств в пользу обвиняемого или потерпевшего, допрос свидетеля произвел по телефону, а в протокол записал сведения, соответствующие

действительности, указанные Ш и обоснованно признаны не

нашедшими подтверждения, как опровергающиеся материалами дела.

Так доводы Мозгового о подписании протокола [скрыто] при

посредничестве Г1 [скрыто], а именно, о передаче [скрыто] протокола для подписания [скрыто] через сотрудников охраны на проходной, опровергаются показаниями свидетелей сотрудников команды № [скрыто] ФГУП «Ведомственная охрана» Минпромэнерго России, дежуривших на посту № [скрыто] (ОАО [скрыто]»), всего четырнадцати человек, не подтвердивших

показания Мозгового и

Проверялся судом и обоснованно признан не подтвердившимся, также довод Мозгового о подписании протокола допроса от имени иЩ [скрыто] сотрудниками службы безопасности [скрыто]» или ФСБ.

С учетом указанных обстоятельств, данных о том, что доступ к

уголовному делу, образцам почерка [скрыто] и его подписи (в объяснении)

имел только Мозговой, выводов эксперта о том, что запись в протоколе от имени [скрыто] исполнена лицом, с подражанием почерку и подписи НИ I, суд пришел к обоснованному выводу о том, что протокол допроса [скрыто] был подписан Мозговым. Заключение эксперта, не определившего конкретное лицо, исполнившее подпись в протоколе от имени судом оценено правильно, в совокупности с другими доказательствами.

То обстоятельство, что в протоколе допроса ИЩ Щ от 17 сентября 2004 года часть сведений о времени, месте, механизме и участниках дорожно-транспортного происшествия, за исключением полосы движения, на которой произошло столкновение, соответствуют фактическим обстоятельствам дела, не свидетельствует об отсутствии у Мозгового умысла на совершение преступления, поскольку весь протокол является сфальсифицированным источником доказательств, содержащим сведения, которые не были получены следователем от свидетеля иЩ Щ в установленном законом порядке.

Таким образом, следует признать, что анализ и надлежащая оценка исследованных в судебном заседании доказательств, позволили суду прийти к правильному выводу о том, что следователь Мозговой, зная, что согласно ст. 79 УПК РФ показания свидетеля - это сведения, сообщенные им на допросе, проведенном в ходе досудебного производства в соответствии с требованиями ст. ст. 187-191 УПК РФ, расследуя уголовное дело № [скрыто], умышленно сфальсифицировал - искусственно создал показания свидетеля ш [скрыто] от 17 сентября 2004 года, поскольку, не проводя допроса, собственноручно заполнив бланк следственного действия, указав в нем фактические обстоятельства дорожно-транспортного происшествия, которые свидетель ему не сообщал, в том числе не соответствующие действительности: о невозможности [скрыто] назвать полосу движения, где произошло столкновение автомобилей, подписался от имени допрошенного лица, подражая почерку и подписи [скрыто]. После чего Мозговой приобщил

сфальсифицированный протокол к материалам уголовного дела, указал в качестве доказательства вины [скрыто] в обвинительном заключении.

Судом не установлено оснований у свидетелей Ш свидетелей из числа сотрудников охраны ОАО И», к оговору

Мозгового, не усматривается таковых и судебной коллегией.

Выводы суда о мотиве действий Мозгового основаны на материалах дела, мотивированы в приговоре и поэтому признаются судебной коллегией правильными.

Данное дело судом рассмотрено с учетом требований ст. 252 УПК РФ.

Судом также обоснованно признаны не подтвердившимися доводы Мозгового о нарушении закона при возбуждении в отношении него уголовного дела.

Так, из материалов дела усматривается, что представление Минусинского межрайонного прокурора Красноярского края, рассмотрено в закрытом судебном заседании с участием прокурора, следователя Мозгового и его защитника Феклушина. По результатам рассмотрения представления, Минусинским городским судом 9 февраля 2005 года дано заключение о наличии в действиях следователя Мозгового признаков преступления, предусмотренного ч. 2 ст. 303 УК РФ.

11 февраля 2005 года Минусинским межрайонным прокурором Красноярского края на основании заключения суда в отношении следователя Мозгового возбуждено уголовное дело по признакам состава преступления, предусмотренного ч. 2 ст. 303 УК РФ.

Не может свидетельствовать о незаконности возбуждения уголовного дела в отношении Мозгового признание в судебном заседании недопустимым

доказательством аудиокассеты с записью разговора Мозгового и Ш поскольку поводом для возбуждения уголовного дела явилось сообщение о совершенном преступлении, полученное из рапорта заместителя межрайонного прокурора, а основанием, наличие достаточных данных указывающих на признаки преступления, - показания [скрыто] о том, что следователь его не допрашивал.

Несостоятельны ссылки осужденного на нарушение десятисуточного срока рассмотрения представления прокурора, поскольку, как правильно указано в приговоре, установленный ст. 448 УПК РФ срок, не является пресекательным и его пропуск не может служить основанием для признания заключения суда незаконным. При решении указанного вопроса судом учитывалось также и то, что рассмотрение представления прокурора

откладывалось в связи с неявкой следователя Мозгового и в связи с удовлетворением его заявлений об отводе адвокатов и предоставлении ему времени для приглашения защитника.

Из материалов дела не усматривается предусмотренных уголовно-процессуальным законом оснований для отвода адвоката Феклушина.

Ссылки Мозгового на наличие неприязненных отношений с адвокатом Феклушиным, сложившиеся в связи с участием адвоката в расследуемых Мозговым уголовным делам нельзя признать состоятельными.

Как утверждает Мозговой, он не имел каких-либо личных отношений с адвокатом Феклушиным, что исключает возникновение между ним и адвокатом личных неприязненных отношений. В силу ст. 15 УПК РФ, разногласия, возникающие между участниками процесса, следует отнести к процессуальным, не влекущим возникновение личной неприязни. Помимо этого, как заявил адвокат Феклушин, он не принимал участия в расследуемых Мозговым уголовных делах, при осуществлении защиты Мозгового, он действовал в строгом соответствии с законом (т. 2 л.д. 42).

Из дела также усматривается, что все заявленные сторонами ходатайства, в том числе о назначении экспертиз, о признании недопустимыми доказательств, разрешались в ходе предварительного и судебного следствия в порядке, установленном законом, с приведением убедительных мотивов принятого решения в соответствующих постановлениях.

Нарушений уголовно-процессуального закона, влекущих отмену либо изменение приговора, судебной коллегией по данному делу не усматривается.

В том числе не основаны на материалах дела утверждения в кассационных жалобах о раздельном ознакомлении Мозгового и адвоката с материалами дела по окончании предварительного следствия, а также о том, что адвокат Карпович, участвовала в судебном заседании, не ознакомившись с материалами данного уголовного дела.

Так, из соответствующих протоколов и графиков усматривается, что Мозговой, согласно собственному волеизъявлению, ознакомился с материалами дела в полном объеме, совместно с избранным им адвокатом. При этом в графике отмечено, что в случае неявки адвоката, ознакомление прерывалось (т.1 л.д. 259-263).

Согласно имеющейся в деле расписки, адвокат Карпович, ознакомилась с материалами дела в полном объеме (т. 2 л.д. 35).

Помимо этого, как усматривается из протокола судебного заседания, позиция адвоката Карпович, была активной, профессиональной, направленной на защиту интересов Мозгового.

С учетом изложенного следует признать, что тщательный анализ и основанная на законе оценка исследованных в судебном заседании доказательств, в их совокупности, позволили суду правильно установить фактические обстоятельства совершенного Мозговым преступления, прийти к правильному выводу о его виновности в совершении этого преступления, а также о квалификации его действий.

При назначении Мозговому наказания, судом в соответствии с требованиями закона учтены характер и степень общественной опасности совершенного им преступления, конкретные обстоятельства дела, данные о его личности, смягчающее обстоятельство.

Назначенное Мозговому наказание соответствует требованиям закона, в том числе о его справедливости. Оснований к смягчению назначенного Мозговому наказания судебной коллегией не усматривается.

Основано на законе также решение суда о взыскании с осужденного Мозгового процессуальных издержек в сумме [скрыто] рублей, составивших выплаты адвокату в качестве вознаграждения за его труд.

Как видно из дела, Мозговой от услуг адвоката Карпович не отказывался, настаивал на ее участии в деле.

Вместе с тем, судебная коллегия находит ошибочным решение суда об уничтожении части вещественных доказательств, которые в соответствии с требованиями закона подлежат хранению вместе с уголовным делом.

Признание судом этих доказательств недопустимыми, не влияет на решение об их дальнейшей принадлежности.

На основании изложенного, руководствуясь ст. ст. 377, 378, 388 УПК РФ, судебная коллегия

 

определила:

 

приговор Красноярского краевого суда от 2 июля 2007 года в

отношении Мозгового В1

изменить.

Исключить из приговора ссылку суда об уничтожении вещественных доказательств по делу: аудиокассеты с записью разговора [скрыто] с Мозговым В.В. и с образцами голоса Мозгового В.В.

В остальном этот же приговор в отношении Мозгового В.В. оставить без изменения, кассационные жалобы осужденного Мозгового В.В. - без удовлетворения.

Председательствующий

Статьи законов по Делу № 53-О07-80

УК РФ Статья 303. Фальсификация доказательств и результатов оперативно-разыскной деятельности
УПК РФ Статья 15. Состязательность сторон
УПК РФ Статья 79. Показания свидетеля
УПК РФ Статья 88. Правила оценки доказательств
УПК РФ Статья 252. Пределы судебного разбирательства
УПК РФ Статья 448. Возбуждение уголовного дела
УК РФ Статья 73. Условное осуждение

Производство по делу

Загрузка
Наверх