Дело № 53-О09-4СП

Суд Верховный Суд Российской Федерации
Дата решения 3 февраля 2009 г., Определение
Инстанция Судебная коллегия по уголовным делам, кассация
Категория Уголовные дела
Докладчик Глазунова Лидия Ивановна
Электронная копия решения Скачать
Решение

Текст итогового документа

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

Дело №53-О09-4СП

от 3 февраля 2009 года

 

председательствующего Кудрявцевой Е.П.

рассмотрела в судебном заседании дело по кассационному представлению государственного обвинителя Ендовицкого Д.Н. на приговор Красноярского краевого суда от 20 мая 2008 года, которым

БОЙКО [скрыто],

[скрыто] по предъявленному обвинению в совершении преступлений, предусмотренных ст.ст.105 ч.2 п. «з», 162 ч.4 п. «в» УК РФ оправдан в связи с непричастностью к совершению преступлений.

Заслушав доклад судьи Глазуновой Л.И., выступление прокурора Шаруевой М.В., поддержавшей доводы кассационного представления и просившей отменить приговор по изложенным в нём основаниям, судебная коллегия,

 

установила:

 

органами следствия Бойко В.В. было предъявлено обвинение в убийстве [скрыто], сопряжённое с разбоем и в разбойном нападении с целью завладения чужим имуществом.

Вердиктом коллегии присяжных заседателей от 20 мая 2008 года признано недоказанным, что убийство потерпевшей при разбойном нападении совершил он.

На основании данного вердикта председательствующим судьей постановлен оправдательный приговор.

На данное решение государственным обвинителем Ендовицким Д.Н. подано кассационное представление, в котором он просит об отмене приговора и направлении уголовного дела на новое судебное рассмотрение.

Основанием к этому указывает, что в присутствии присяжных заседателей систематически обсуждались процессуальные вопросы, такие как, об оглашении показаний свидетелей, потерпевшего и подсудимого, об оглашении заключений судебно-медицинского эксперта, о продолжении судебного заседания в отсутствии не явившихся в суд свидетелей.

Кроме того, как указывает государственный обвинитель, стороной защиты на присяжных заседателей было оказано незаконное воздействие, выразившееся в том, что в их присутствии были заданы вопросы, ставящие под сомнение допустимость ряда доказательств, выяснялись вопросы процедуры получения доказательств, исследовались обстоятельства, не относящиеся к фактическим обстоятельствам дела.

Председательствующим судьей эти вопросы не снимались, присяжным заседателям не было разъяснено, что эти вопросы не должны ими учитываться при обсуждении вердикта.

Потерпевшая [скрыто] ознакомившись с кассационным

представлением прокурора, также считает приговор подлежащим отмене, а дело - направлению на новое судебное рассмотрение.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационного представления, судебная коллегия оснований к их удовлетворению не усматривает.

Согласно ч.2 ст.385 УПК РФ оправдательный приговор, постановленный на основании оправдательного вердикта присяжных заседателей, может быть отменен по представлению прокурора либо жалобе потерпевшего или его представителя лишь при наличии таких нарушений уголовно-процессуального закона, которые ограничили право прокурора, потерпевшего или его представителя на представление доказательств, либо повлияли на содержание поставленных перед присяжными заседателями вопросов и ответов на них.

Таких нарушений уголовно - процессуального закона при рассмотрении настоящего дела судом допущено не было.

Судебное следствие проведено с учетом требований уголовно-процессуального закона, определяющих его особенности в суде присяжных.

Все представленные суду доказательства были исследованы, а заявленные ходатайства рассмотрены в установленном законом порядке. Данных о том, что в суде с участием присяжных заседателей исследовались недопустимые доказательства, или сторонам было отказано в исследовании доказательств, в материалах дела не имеется. Принцип состязательности в суде присяжных не был нарушен.

Оснований к отмене оправдательного приговора по доводам, приведённым в кассационном представлении, судебная коллегия не усматривает.

В судебном заседании по ходатайству автора кассационного представления в присутствии присяжных заседателей был разрешён вопрос об оглашении показаний свидетелей и потерпевшего (их фамилии указаны в кассационном представлении), и эти показания исследованы в виду противоречивости показаний свидетелей и неявки потерпевшего.

Сторона защиты не возражала против исследования этих показаний, в том числе и показаний не явившегося в суд потерпевшего [скрыто]

Само по себе обсуждение вопроса об оглашении показаний свидетелей и потерпевшего в присутствии присяжных заседателей не является основанием к отмене оправдательного приговора, поскольку фактически был разрешён вопрос организационного характера. Никто из участников процесса не возражал против оглашения показаний этих лиц, не подвергал сомнению допустимость и относимость показаний, которые были исследованы в суде в соответствии с требованиями уголовно-процессуального закона.

Другие разрешённые в присутствии присяжных заседателей вопросы - о возможности продолжения судебного разбирательства в отсутствии свидетелей [скрыто] и [скрыто], об исследовании протокола обыска от 9

марта 2007 года, рапорта помощника начальника ОВД ТДНР от 21 января 2007 года, протокола получения образцов для сравнительного исследования от 9 марта 2007 года, заключения судебно-биологической экспертизы № [скрыто] от 22 марта 2007 года, заявления Бойко В.В. от 9 октября 2007 года о дополнительном допросе, протоколов допроса Бойко В.В. в качестве подозреваемого и обвиняемого, и о возможности окончания судебного следствия в отсутствие потерпевших [скрыто] и [скрыто], и свидетеля ГЩ

I - также нельзя расценивать как нарушение уголовно-процессуального закона, отразившемся на мыслительном процессе присяжных заседателей при вынесении оправдательного вердикта.

Механизм и процедура разрешения приведённых выше вопросов остались прежними.

Как следует из содержания протокола судебного заседания, государственный обвинитель в присутствии присяжных заседателей заявил указанные выше ходатайства, и при отсутствии возражений со стороны защиты, и при наличии к тому законных оснований суд удовлетворил их.

С формальной точки зрения следует признать совершение подобных действий не соответствующими положениям ч.2 ст.334 УПК РФ о разграничении компетенции присяжных заседателей и об определении круга вопросов, которые могут разрешаться в присутствии присяжных заседателей.

Однако, разрешение указанных ходатайств в присутствии присяжных заседателей, никоим образом не отразилось на сущности принятого присяжными заседателями решения об оправдании Бойко В.В.

Нельзя согласиться и с остальными доводами кассационного представления.

Его автор, как это вытекает из требований ст.385 ч.2 УПК РФ, должен не только указать на конкретные нарушения уголовно-процессуального закона, но и обосновать, как эти нарушения сказались на мнении присяжных заседателей. Однако этого в кассационном представлении своего места не нашло.

В присутствии присяжных заседателей были исследованы показания оправданного, данные им в ходе предварительного следствия при допросе в качестве подозреваемого и обвиняемого (в последнем случае - неоднократно).

Сторона защиты не подвергла сомнению законность этих показаний.

Были исследованы и другие доказательства - явка с повинной Бойко В.В. и протокол проверки показаний на месте с его участием, после чего Бойко В.В., не подтверждая изложенную в них информацию, в присутствии присяжных заседателей сообщил, что в явке с повинной не отражено, как он её написал, а во время поездки к месту совершения преступления сотрудники милиции сказали ему о том, чтобы он подтвердил всё то, что написал в явке с повинной.

Председательствующий прервал речь Бойко В.В. и обратился к присяжным заседателям с соответствующими разъяснениями о том, чтобы они, удаляясь впоследствии в совещательную комнату для вынесения вердикта, не принимали во внимание доведённую до них последнюю информацию, так как в их присутствии исследуются только законные доказательства и им не нужно входить в обсуждение данного вопроса (т.З л.д.212).

При этом Бойко В.В. был предупреждён о недопустимости подобного поведения.

В то же время судебная коллегия исходит из того, что информация, изложенная в протоколах допроса Бойко В.В. в качестве подозреваемого и обвиняемого, не имеет существенных противоречий с зафиксированной в явке с повинной и в протоколе проверки показаний на месте преступления, информацией.

При совокупности таких данных судебная коллегия приходит к выводу о том, что оспариваемые государственным обвинителем действия Бойко В.В., совершённые в присутствии присяжных заседателей, не отразились на решении присяжных заседателей о его оправдании, так как следует считать, что присяжные заседатели исходили из достаточности, либо недостаточности исследованных в их присутствии доказательств (обвинение построено исключительно на показаниях Бойко В.В.).

Ответ эксперта [скрыто]., на основании каких материалов он

проводил экспертизу трупа, и сообщение свидетеля [скрыто] в присутствии присяжных заседателей о совершении ранее в их магазине ограбления, не являются нарушениями уголовно-процессуального закона, влекущим отмену оправдательного приговора.

Указанные в кассационном представлении нарушения уголовно-процессуального закона без их надлежащего обоснования не свидетельствуют о незаконности, необоснованности и несправедливости приговора, постановленного на основании оправдательного вердикта присяжных заседателей.

С учётом изложенного приговор следует признать соответствующим положениям ст.297 УПК РФ.

Вместе с тем приговор подлежит изменению, из него подлежит исключению указание суда на уничтожение вещественных доказательств, которые не являются скоропортящимися.

По делу постановлен оправдательный приговор, который в кассационном порядке оставлен без изменения. Дело подлежит направлению прокурору для организации предварительного следствия, при производстве которого может возникнуть необходимость использования вещественных доказательств, не исключена возможность исследования их и в суде.

Поэтому решение суда об уничтожении полиэтиленового пакета, двух кассовых чеков, двух объектов, похожих на волос, изъятых из правой руки потерпевшей, трёх марлевых тампонов, следов рук, изъятых в ходе осмотра

места происшествия, одежды потерпевшей (джинсовых брюк и блузки) следует признать не соответствующим закону.

Руководствуясь ст.ст. 377, 378, 388 УПК РФ, судебная коллегия, ОПРЕДЕЛИЛА:

приговор Красноярского краевого суда БОЙКО [скрыто] В

от

20 мая 2008 года в р изменить, исключив доказательств: полиэтиленового

отношении

указание на уничтожение вещественных пакета, двух кассовых чеков, двух объектов, похожих на волос, изъятых из правой руки потерпевшей, трёх марлевых тампонов, следов рук, изъятых в ходе осмотра места происшествия, одежды потерпевшей (джинсовых брюк и блузки) и оставить их на хранении при деле до принятия окончательного решения.

В

остальной части приговор в отношении Бойко [скрыто]

оставить без изменения, а кассационное представление государственного обвинителя Ендовицкого Д.Н. - без удовлетворения.

Председательствующий

Статьи законов по Делу № 53-О09-4СП

УПК РФ Статья 297. Законность, обоснованность и справедливость приговора
УПК РФ Статья 334. Полномочия судьи и присяжных заседателей

Производство по делу



Типовые договорыТиповые договоры





Ответы юристовОтветы юристов

Загрузка
Наверх