Дело № 53-О10-89

Суд Верховный Суд Российской Федерации
Дата решения 2 февраля 2011 г., Определение
Инстанция Судебная коллегия по уголовным делам, кассация
Категория Уголовные дела
Докладчик Кудрявцева Екатерина Петровна
Электронная копия решения Скачать
Решение

Текст итогового документа

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

Дело №53-О10-89

от 2 февраля 2011 года

 

Председательствующего Червоткина A.C.

Судей

при секретаре Ерёминой Ю.В.

рассмотрела в судебном заседании кассационные жалобы осуждённого Артёмова И.В., адвоката Соколовского В.Ф. на приговор Красноярского краевого суда от 30 августа 2010 года, которым

Артёмов [скрыто]

осуждён к лишению свободы: по п. «а» ст. 102 УК РСФСР на 11 лет; по п.п. «б,в» ч.2 ст. 146 УК РСФСР - на 8 лет. По совокупности преступлений на основании ч.1 ст.40 УК РСФСР наказание ему назначено путём частичного сложения к лишению свободы на 12 лет в исправительной колонии общего режима.

Заслушав доклад судьи Кудрявцевой Е.П., выступления осуждённого Артёмова И.В., адвоката Волобоевой Л.Ю, поддержавшей кассационные

жалобы; возражения прокурора Шаруевой М.В. на доводы, изложенные в кассационных жалобах, судебная коллегия

 

установила :

 

Артёмов осуждён за умышленное убийство из корыстных побуждений М 11932 года рождения, и за разбой , совершённый с применением

предметов, используемых в качестве оружия с причинением тяжкого вреда здоровью потерпевшей М

Преступления, как указано в приговоре, он совершил 19 сентября 1995 года после 23 часов в её квартире.

В судебном заседании Артёмов, отрицая корыстный мотив содеянного и причастность к разбою в отношении потерпевшей и завладению её имуществом, виновным себя признал частично.

В кассационных жалобах:

осуждённый Артёмов И.В. считает доказательства, послужившие основанием для его осуждения за разбой, недопустимыми, добытыми в нарушение ст.ст.73,7477,86-88 УПК РФ. Он также считает, что суд проигнорировал его доводы о том, что он не скрывался от правосудия и вёл трудовую деятельность.

Кроме того, Артёмов ссылается на нарушение его права на защиту, выразившееся в отказе предоставить ему юридическую литературу (УК и УПК РСФСР), в удовлетворении его ходатайств об истребовании протокола судебного заседания [скрыто] и сведений из налоговой инспекции, а также справок из следственного изолятора о применении при проведении следственных действий в отношении него сильнодействующего препарата (клофелина).

Он обращает внимание также на ненадлежащее исполнение своих профессиональных обязанностей адвокатом, которым проигнорированы его ходатайства об оказании юридической помощи в написании жалоб и ходатайств. Нарушением своего права на защиту он считает и то, что суд продолжал судебное разбирательство при его плохом состоянии здоровья.

Осуждённый считает, что приговор основан на недопустимых доказательствах - показаниях (. Критерием недопустимости он считает противоречивость её показаний. Показания свидетеля [скрыто] он считает сфальсифицированными.

С учётом изложенного он просит и об отмене приговора, и о переквалификации содеянного им на ст. 103 УК РСФСР и о применении в отношении него положений ст.48 ч.З, ст.6 УК РСФСР и ст.ст 9,10 УК РФ;

адвокат Соколовский В.Ф. со ссылкой на то, что выводы суда, изложенные в приговоре, не соответствуют фактическим обстоятельствам уголовного дела, на неправильное применение уголовного закона при назначении наказания считает приговор в отношении Артёмова A.B. незаконным и подлежащим отмене.

По мнению защиты, при постановлении приговора и разрешении вопросов в порядке ст. 299 УПК РФ суд недостаточно изучил вопросы доказанности инкриминированных осуждённому деяний, его виновности и необходимости

привлечения к ответственности именно за эти деяния. Единственный свидетель, как утверждает защита, /Ш I оговаривает его с целью уклонения её

самой от уголовной ответственности по данному уголовному делу.

В обоснование своих доводов защита высказывает предположительные суждения о возможном «присутствии [скрыто] при совершении этих престу-

плений, а также личном участии в их исполнении».

Защита считает недоказанным наличие у потерпевшей денежных средств, значащихся предметом хищения; обращает внимание на необходимость проверки причастности к содеянному третьего лица [скрыто].

Необоснованным считает защита и вывод суда о том, что осуждённый скрывался от правосудия. Кроме того, защита утверждает, что суд не дал должной оценки доказательствам, приводимым защитой осуждённого. Обращая внимание на неправильную юридическую оценку действий Артёмова, которая должна быть изменена, защита просит об отмене приговора с направлением уголовного дела на новое судебное разбирательство.

Государственный обвинитель Анциферов А.Б. в своих возражениях на доводы, изложенные в кассационных жалобах, с ними не согласен и просит оставить их без удовлетворения.

Проверив материалы уголовного и обсудив доводы, изложенные в кассационных жалобах, судебная коллегия не усматривает оснований для их удовлетворения.

В соответствии со ст.379 УПК РФ основаниями отмены и изменения приговора в кассационном порядке являются:

несоответствие выводов суда, изложенных в приговоре, фактическим обстоятельствам уголовного дела, установленным судом;

нарушения уголовно-процессуального закона;

неправильное применение уголовного закона;

несправедливость приговора.

Таких нарушений закона по данному уголовному делу не имеется. Вина осуждённого в содеянном установлена показаниями потерпевшего [скрыто] о том, что, возвратившись домой после ночного дежурства, он обнаружил труп своей жены с признаками насильственной смерти. Из квартиры исчезли деньги в сумме [скрыто] ^деноминированных рублей, лежавших в холодильнике, а также имущество, в том числе телевизор 1 стерео-

[скрыто], спиртное, изделия из серебра, продукты в банках

магнитола [скрыто] _

и другое на общую сумму Неденоминированных рублей.

Свидетель [скрыто] показала о том, что 19.09.1995 г. вечером она

вместе со своим сожителем Артёмовым пришла к потерпевшей [скрыто], что-

бы возвратить ей долг. В квартире Артёмов, требуя ценности, стал наносить [скрыто] удары по голове. Узнав от потерпевшей о ценностях в шкатулке, забрал из неё золотую цепь и два золотых кольца, а затем задушил потерпевшую верёвкой. Уходя из квартиры потерпевшей, Артёмов забрал из холодильника продукты в банках и из шкафа - спиртные напитки, вместе они вынесли из квартиры также телевизор, магнитофон I I кассетой, одежду.

Из показаний свидетеля [скрыто] следует, что после возвращения

домой в ночь на 20.09.1995 г. слышал ссору Артёмова и своей матери, упрекавшей Артёмова в убийстве [скрыто] На следующий день к ним приходили работники милиции, но по требованию Артёмова дверь они не открыли, а ночью они отвезли его к отцу и оставили там.

Последнее обстоятельство подтвердили свидетели АИ I и [скрыто]

Осуждённый не отрицал, что совершил убийство потерпевшей.

Показания осуждённого и свидетеля [скрыто] относительно способа

нанесения телесных повреждений и убийства потерпевшей объективно подтверждаются:

протоколом осмотра места происшествия, согласно которому в квартире [скрыто] обнаружен труп [скрыто] с признаками насильственной смер-

ти: с обширной ушибленной раной в правой лобной области с отслойкой кожи и обнажением костей свода черепа и с странгуляционными бороздами в области шеи;

заключениями судебно-медицинских экспертов, согласно которым: смерть потерпевшей наступила от асфиксии вследствие сдавления органов шеи петлёй при наличии трёх прижизненных ушибленных ран в правой лобно-теменно-височной части головы, правой теменно-затылочной области, не влекущих расстройства здоровья, и у наружного края правой брови, влекущее кратковременное расстройство здоровья, возникших от не менее трёх ударов сверху вниз тупым твёрдым предметом с ограниченной контактирующей поверхностью, не исключено при ударе о выступающие части табурета;

на обломках табурета, изъятых с места происшествия и из рюкзака в квартире, в которой проживали [скрыто] и Артёмов, на куртке [скрыто] об-

наружена кровь человека, происхождение которой от потерпевшей не исключается. Кроме того, на обломках табурета и в подногтевом содержимом потерпевшей обнаружен пот, происхождение которого от Артёмова не исключается. Согласно протоколу обыска в квартире, в которой проживали Артёмов и там обнаружены и изъяты стереомагнитола, телевизор и другие

предметы, опознанные мужем погибшей - [скрыто] как принадлежавшие их

семье.

Совокупность изложенных выше доказательств опровергает довод осуждённого о том, что он, убивая потерпевшую, не руководствовался корыстными мотивами и к разбою не причастен.

Доводы стороны защиты о том, что осуждённый не скрывался от правосудия, опровергаются показаниями свидетелей А [скрыто] ( матери и сына) о том, что сразу после содеянного по его требованию они не открывали дверь работникам милиции. Затем, согласно показаниям свидетелей [скрыто] и [скрыто], последний предоставлял им для временного проживания дачный домик; органами милиции Артёмов разыскивался, как по их инициативе, так и по родственников Артёмова как пропавший без вести. Не основана на материалах уголовного дела и ссылка осуждённого в обоснование того, что он не скрывался от правосудия, на то, что жил [скрыто] не скрываясь, опровергается пись-

менными доказательствами, из которых усматривается, что он покинул место жительства, не снявшись с регистрационного учёта, оставив жену и детей. С этого учёта он был снят только по решению суда от 12.03.2002 г. Въехал он на территорию " I в 1996 году, вид на жительство получил и зарегистриро-

ван [скрыто] I по новому

мест^житгь^гванераоагал^Разь1сга и задержан он оылсогласно справки

=-"--------"--1 28.05.2009 г.; после

чего розыскное дело в отношении него прекращено 9.02.2010 г.

При таких обстоятельствах у суда не было оснований для прекращения уголовного дела в отношении Артёмова за истечением срока давности.

Оценив всю совокупность доказательств, суд обоснованно пришёл к выводу о виновности осуждённого в содеянном и дал правильную юридическую оценку его действий.

Материалы уголовного дела исследованы полно, всесторонне и объективно. При этом суд исследовал все доказательства, имеющие значение для правильного рассмотрения уголовного дела.

В судебном заседании исследованы только допустимые доказательства. Ссылка осуждённого на недопустимость в качестве доказательств показаний

свидетеля А Щ по мотивам противоречивости её показаний не основана

на законе. В соответствии со ст. 75 УПК РФ недопустимыми доказательствами являются доказательства, полученные с нарушением уголовно-процессуального закона. Согласно уголовно-процессуальному законодательству противоречия в доказательствах выясняются и устраняются в ходе судебного следствия по правилам Главы 37 УПК РФ. Нарушений уголовно-процессуального закона в процессе допросов названного свидетеля, как и обстоятельств, свидетельствующих о фальсификации этих доказательств, не имеется.

Всем исследованным в судебном заседании доказательствам, в том числе и указанным в кассационных жалобах, судом дана оценка в приговоре в соответствии со ст.ст. 88, 307 УПК РФ. При этом судом оценены как доказательства стороны обвинения, так и стороны защиты с приведением мотивов, по которым суд отверг доказательства стороны защиты. В частности, суд проверил и обоснованно опроверг в приговоре, как доводы об оговоре осуждённого свидетелем А Щ, так и о причастности к содеянного иного лица.

Право осуждённого на защиту не нарушено.Вопреки доводам стороны защиты судебные заседания по данному уголовному делу осуществлялись при систематическом контроле его состояния здоровья при наличии заключений о том, что он по состоянию здоровья участвовать в судебном заседании может. По результатам медицинского освидетельствования судом принималось решение либо о продолжении судебного разбирательства либо об объявлении пере-

рыва в рассмотрении дела. [скрыто] он получал соответствующие медицин-

ские назначения.

Из протокола судебного заседания усматривается, что защитник осуждённого надлежащим образом выполнял свои профессиональные обязанности: заявлял ходатайства в интересах осуждённого, участвовал в исследовании дока-

зательств, мотивированно выступал в прениях в поддержку осуждённого, обжаловал в кассационном порядке состоявшийся приговор

Проверено судом и психическое состояние здоровья осуждённого в момент совершения инкриминированного ему деяния. В соответствии с заключением экспертов-психиатров Артёмов каким-либо психическим заболеванием во время совершения инкриминированного ему деяния не страдал и не страдает в настоящее время. По своему психическому состоянию он мог руководить своими действиями отдавать в них отчёт. С учётом изложенного и обстоятельств совершения преступлений суд обоснованно признал Артёмова вменяемым в отношении инкриминированных ему деяний.

Наказание осуждённому назначено с учётом степени общественной опасности содеянном Артёмовым, данных о его личности и его состояния здоровья. В качестве смягчающего его наказание обстоятельств суд учёл наличие у него двух несовершеннолетних детей

Исходя из изложенного, судебная коллегия не усматривает оснований, как для отмены приговора, так и для его изменения, в том числе с переквалификацией содеянного либо со смягчением назначенного наказания.

Руководствуясь ст.ст. 377, 378, 388 УПК РФ, судебная коллегия

 

определила:

 

приговор Красноярского краевого суда от 30 августа 2010 года в отношении Артёмова [скрыто] В I оставить без изменения, а кассационные жалобы - без удовлетворения.

Председательствующий

Судьи Верховного Суда РФ

Статьи законов по Делу № 53-О10-89

УПК РФ Статья 75. Недопустимые доказательства
УПК РФ Статья 88. Правила оценки доказательств
УПК РФ Статья 299. Вопросы, разрешаемые судом при постановлении приговора
УПК РФ Статья 307. Описательно-мотивировочная часть обвинительного приговора

Производство по делу



Типовые договорыТиповые договоры





Ответы юристовОтветы юристов

Загрузка
Наверх