Дело № 53-О11-57

Суд Верховный Суд Российской Федерации
Дата решения 2 ноября 2011 г., Определение
Инстанция Судебная коллегия по уголовным делам, кассация
Категория Уголовные дела
Докладчик Фетисов Сергей Михайлович
Электронная копия решения Скачать
Решение

Текст итогового документа

ВЕРХОВНЫЙ СУД
РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

Дело № 53-О11-57

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

 

г. Москва 2 ноября 2011 г.

 

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего Зыкина В.Я.,
судей Фетисова СМ. и Зеленина СР.
при секретаре Ереминой Ю.В.

рассмотрела в судебном заседании уголовное дело по кассационному представлению государственных обвинителей Ануфриенко А.А. и Казаковой В.С, кассационным жалобам осуждённых Фомина К.В., Цыганцева Е.Н., Гридасовой Т.А., Абилова Т.А.-оглы, Руры А.Ю., Серокурова СП., Сергеева К.В. и Чернышева П.Н., адвокатов Матюшкина М.Г., Кныша Ю.В., Яцик Н.А., Охотниковой Т.В., Ревягиной Н.В., Калинченко В.С, Екимова А.В. и Кузнецова С.А. на приговор Красноярского краевого суда от 12 апреля 2010 года, которым ФОМИН К В судимый 15.01. 2002 г. по п.п. «б,в,г» ч. 2 ст. 158 УК РФ к 4 годам лишения свободы, освобожден 7 0.12.2003 г. условно-досрочно с неотбытым сроком 1 год 10 мес. 7 дней - осуждён к лишению свободы: по ч. 4 ст. 159 УК РФ (в редакции ФЗ от 08.12.2003г. № 162-ФЗ, по факту мошенничества в отношении П ) - на 6 (шесть) лет, по ч. 4 ст. 159 УК РФ (в редакции ФЗ от 08.12.2003г. № 162-ФЗ, по факту мошенничества в отношении Ф ) - на 6 (шесть) лет, по ч. 4 ст. 159 УК РФ (в редакции ФЗ от 08.12.2003г. № 162-ФЗ, по факту мошенничества в отношении Н ) - на 7 (семь) лет, по п.п. «а,в» ч. 3 ст. 126 УК РФ (в редакции ФЗ от 09.02.1999 № 24-ФЗ, от 08.12.2003г. № 162-ФЗ, по факту похищения Н ) - на 9 (девять) лет, по ч. 4 ст. 159 УК РФ (в редакции ФЗ от 08.12.2003г. № 162-ФЗ, по факту мошенничества в отношении К ) - на 8 (восемь) лет, по ч. 4 ст. 159 УК РФ (в редакции ФЗ от 08.12.2003г. № 162-ФЗ, по факту мошенничества в отношении А ) - на 9 (девять) лет, по п.п. «а,в» ч. 3 ст. 126 УК РФ (в редакции ФЗ от 09.02.1999 № 24-ФЗ, от 08.12.2003г. № 162-ФЗ, по факту похищения А ) - на 14 (четырнадцать) лет, по ч. 4 ст. 159 УК РФ (в редакции ФЗ от 08.12.2003г. № 162-ФЗ, по факту мошенничества в отношении Р - на 9 (девять) лет, по ч. 4 ст. 159 УК РФ (в редакции ФЗ от 08.12.2003г. № 162-ФЗ, по факту мошенничества в отношении М ) - на 9 (девять) лет, по п.п. «а,в» ч. 3 ст. 126 УК РФ (в редакции ФЗ от 09.02.1999 № 24-ФЗ, от 08.12.2003г. № 162-ФЗ, по факту похищения М - на 15 (пятнадцать) лет, по п. «а» ч. 3 ст. 126 УК РФ (в редакции ФЗ от 09.02.1999 № 24-ФЗ, от 08.12.2003г. № 162-ФЗ, по факту похищения К ) - на 12 (двенадцать) лет, по п. «а» ч. 3 ст. 163 УК РФ (в редакции ФЗ от 08.12.2003г. № 162-ФЗ, по факту вымогательства у Ш ) - н а 12 (двенадцать) лет, по п. «а» ч. 3 ст. 163 УК РФ (в редакции ФЗ от 08.12.2003г. № 162-ФЗ, по факту вымогательства у Р ) - на 10 (десять) лет, по п. «а» ч. 3 ст. 126 УК РФ (в редакции ФЗ от 09.02.1999 № 24-ФЗ, от 08.12.2003г. № 162-ФЗ, по факту похищения Р ) - на 10 (десять) лет, а также по ч. 2 ст. 325 УК РФ (по факту похищения паспорта Н ) к штрафу в сумме 10 (десять) тысяч рублей.

От назначенного по ч.2 ст.325 УК РФ наказания Фомин К.В. освобождён в соответствии с п.«а» ч.1 ст.78 УК РФ за истечением сроков давности привлечения к уголовной ответственности На основании ч.З ст.69 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения наказаний назначено - 19 (девятнадцать) лет лишения свободы.

В соответствии с ч.7 ст.79 УК РФ отменено условно-досрочное освобождение. В соответствии со ст.70 УК РФ, частично присоединено наказание, неотбытое по приговору от 15.01.2002 года в виде 1 (одного) года лишения свободы, и окончательно назначено - 20 (двадцать) лет лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

Он же оправдан по ч.1 ст.210, ч.2 ст.210 УК РФ, ч.4 ст. 158 УК РФ (по эпизоду в отношении А ), п.«а» ч.З ст. 163 УК РФ (по эпизоду в отношении К ), ч.4 ст. 159 УС РФ (по эпизоду в отношении А ), п.п.«а,в» ч.З ст. 126 УК РФ (по эпизоду в отношении Ш ) - за отсутствием в действиях состава преступлений, по ч.4 ст. 158 УК РФ (по эпизоду в отношении П ), ч.2 ст.325 УК РФ (по эпизоду в отношении А , ч.4 ст. 158 УК РФ (по эпизоду в отношении М ), ч.4 ст. 158 УК РФ (по эпизоду в отношении К ), ч.4 ст. 158 УК РФ (по эпизоду в отношении А ), ч.4 ст. 158 УК РФ (по эпизоду в отношении Ш ), ч.2 ст.325 УК РФ (по эпизоду в отношении Ш ) - в связи с непричастностью к совершению преступлений.

ГРИДАСОВА Т А , не судимая - осуждена к лишению свободы: по ч. 4 ст. 159 УК РФ (в редакции ФЗ от 08.12.2003г. № 162-ФЗ, по факту мошенничества в отношении Л и Б ) - на 5 (пять) лет, по ч. 4 ст. 159 УК РФ (в редакции ФЗ от 08.12.2003г. № 162-ФЗ, по факту мошенничества в отношении И - на 7 (семь) лет, по п.п. «а,в» ч. 3 ст. 126 УК РФ (в редакции ФЗ от 09.02.1999 № 24-ФЗ, от 08.12.2003г. № 162-ФЗ, по факту похищения И ) - на 8 (восемь) лет, по п. «а» ч. 3 ст. 163 УК РФ (в редакции ФЗ от 08.12.2003г. № 162-ФЗ, по факту вымогательства у С - на 7 (семь) лет, по п. «а» ч. 3 ст. 126 УК РФ (в редакции ФЗ от 09.02.1999 № 24-ФЗ, от 08.12.2003г. № 162-ФЗ, по факту похищения С ) - на 8 (восемь) лет, по ч. 4 ст. 159 УК РФ (в редакции ФЗ от 08.12.2003г. № 162-ФЗ, по факту мошенничества в отношении А ) - на 5 (пять) лет, по п.п. «а,в» ч. 3 ст. 126 УК РФ (в редакции ФЗ от 09.02.1999 № 24-ФЗ, от 08.12.2003г. № 162-ФЗ) по факту похищения А - на 8 (восемь) лет, по ч. 4 ст. 159 УК РФ (в редакции ФЗ от 08.12.2003г. № 162-ФЗ, по факту мошенничества в отношении П ) - на 8 (восемь) лет, по п. «а» ч. 3 ст. 163 УК РФ (в редакции ФЗ от 08.12.2003г. № 162-ФЗ, по факту вымогательства у Б ) - на 9 (девять) лет, по п.п. «а,в» ч.З ст. 126 УК РФ (в редакции ФЗ от 09.02.1999 № 24-ФЗ, от 08.12.2003г. № 162-ФЗ, по факту похищения Б ) - на 8 (восемь) лет, по п.«а» ч.З ст. 126 УК РФ (в редакции ФЗ от 09.02.1999 № 24-ФЗ, от 08.12.2003г. № 162-ФЗ, по факту похищения Б ) - на 8 (восемь) лет, по п.«а» ч.З ст. 163 УК РФ (в редакции ФЗ от 08.12.2003г. № 162-ФЗ, по факту вымогательства у Р - на 7 (семь) лет, по п.«а» ч.З ст. 126 УК РФ (в редакции ФЗ от 09.02.1999 № 24-ФЗ, от 08.12.2003г. № 162-ФЗ, по факту похищения Р - на 8 (восемь) лет.

На основании ч.З ст.69 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения наказаний окончательно назначено - 14 (четырнадцать) лет лишения свободы в исправительной колонии общего режима.

Она же оправдана по ч.1 ст.210, ч.2 ст.210 УК РФ, ч.4 ст. 159 УК РФ (по эпизоду в отношении П ), ч.4 ст. 159 УК РФ (по эпизоду в отношении Б ), ч.4 ст. 159 УК РФ (по эпизоду в отношении М ), п.«а» ч.З ст. 163 УК РФ (по эпизоду в отношенчи К ) - за отсутствием в действиях состава преступлений, по ч.4 ст. 159 УК РФ (по эпизоду в отношении Якобсон), ч.4 ст. 158 УК РФ (по эпизоду в отношении А ), ч.4 ст. 158 УК РФ (по эпизоду в отношении П ), ч.4 ст. 158 УК РФ (по эпизоду в отношении Б , п.п.«а,в» ч.З ст. 126 УК РФ (по эпизоду в отношении М , ч.4 ст. 158 УК РФ (по эпизоду в отношении М ), п.«а» ч.З ст. 126 УК РФ (по эпизоду в отношении К ), ч.4 ст. 158 УК РФ (по эпизоду в отношении К ) - в связи с непричастностью к совершению преступлений.

АВИЛОВ Т А - о не судимый - осуждён к лишению свободы: по ч.4 ст. 159 УК РФ (в редакции ФЗ от 08.12.2003г. № 162-ФЗ, по факту мошенничества в отношении А - на 7 (семь) лет, по п.п.«а,в» ч.З ст. 126 УК РФ (в редакции ФЗ от 09.02.1999 № 24-ФЗ, от 08.12.2003г. № 162-ФЗ, по факту похищения А - на 10 (десять) лет, по ч.4 ст. 159 УК РФ (в редакции ФЗ от 08.12.2003г. № 162-ФЗ, по факту мошенничества в отношении М - на 9 (девять) лет, по п.п.«а,в» ч.З ст. 126 УК РФ (в редакции ФЗ от 09.02.1999 № 24-ФЗ, от 08.12.2003г. № 162-ФЗ, по факту похищения М - на 12 (двенадцать) лет, по п. «а» ч.З ст. 126 УК РФ (в редакции ФЗ от 09.02.1999 № 24-ФЗ, от 08.12.2003г. № 162-ФЗ, по факту похищения К ) - на 10 (десять) лет.

На основании ч.З ст.69 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения наказаний окончательно назначено - 15 (пятнадцать) лет лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

Он же оправдан по ч.1 ст.210, ч.2 ст.210, ч.4 ст. 158 УК РФ (по эпизоду в отношении А п.«а» ч.З ст. 163 УК РФ (по эпизоду в отншении К ) - за отсутствием в действиях состава преступления, по ч.4 ст. 158 УК РФ (по эпизоду в отношении М , ч.4 ст. 158 УК РФ (по эпизоду в отношении К ) - в связи с непричастностью к совершению преступлений.

ЦЫГАНЦЕВ Е Н , не судимый - осуждён к лишению свободы: по п. «а» ч. 3 ст. 163 УК РФ (в редакции ФЗ от 08.12.2003г. № 162-ФЗ, по факту вымогательства у С ) - на 8 (восемь) лет, по п. «а» ч. 3 ст. 126 УК РФ (в редакции ФЗ от 09.02.1999 № 24-ФЗ, от 08.12.2003г. № 162-ФЗ, по факту похищения С ) - на 8 (восемь) лет, по ч. 2 ст. 159 УК РФ (в редакции ФЗ от 08.12.2003г. № 162-ФЗ, по факту мошенничества в отношении Я ) - на 2 (два) года, по ч. 4 ст. 159 УК РФ (в редакции ФЗ от 08.12.2003г. № 162-ФЗ, по факту мошенничества в отношении А - 7 (семь) лет, по п.п. «а,в» ч. 3 ст. 126 УК РФ (в редакции ФЗ от 09.02.1999 № 24-ФЗ, от 08.12.2003г. № 162-ФЗ, по факту похищения А - на 10 (десять) лет, по ч.4 ст. 159 УК РФ (в редакции ФЗ от 08.12.2003г. № 162-ФЗ, по факту мошенничества в отношении П ) - на 8 (восемь) лет, по п. «а» ч. 3 ст. 163УК РФ (в редакции ФЗ от 08.12.2003г. № 162-ФЗ, по факту вымогательства у Б ) - н а И (одиннадцать) лет, по п.п. «а,в» ч. 3 ст. 126 УК РФ (в редакции ФЗ от 09.02.1999 № 24-ФЗ, от 08.12.2003г. № 162-ФЗ, по факту похищения Б - на 12 (двенадцать) лет, по п.«а» ч.З ст. 126 УК РФ (в редакции ФЗ от 09.02.1999 № 24-ФЗ, от 08.12.2003г. № 162-ФЗ, по факту похищения Б и Ч ) - на 12 (двенадцать) лет, по п. «а» ч. 3 ст. 126 УК РФ (в редакции ФЗ от 09.02.1999 № 24-ФЗ, от 08.12.2003г. № 162-ФЗ, по факту похищения К ) - на 12 (двенадцать) лет, по п.п. «а,в» ч. 3 ст. 126 УК РФ (в редакции ФЗ от 09.02.1999 № 24-ФЗ, от 08.12.2003г. № 162-ФЗ, по факту похищения Б ) - на 12 (двенадцать) лет, по п.п. «а,в» ч. 3 ст. 126 УК РФ (в редакции ФЗ от 09.02.1999 № 24-ФЗ, от 08.12.2003г. № 162-ФЗ, по факту похищения Ш ) - на 12 (двенадцать) лет, по п. «а» ч. 3 ст. 163 УК РФ (в редакции ФЗ от 08.12.2003г. № 162-ФЗ, по факту вымогательства у Ш а)-на 12 (двенадцать) лет, по п. «а» ч. 3 ст. 163 УК РФ (в редакции ФЗ от 08.12.2003г. № 162-ФЗ, по факту вымогательства у Р ) 10 (десять) лет, по п. «а» ч. 3 ст. 126 УК РФ (в редакции ФЗ от 09.02.1999 № 24-ФЗ, от 08.12.2003г. № 162-ФЗ, по факту похищения Р ) - на 10 (десять) лет.

На основании ч.З ст.69 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения наказаний окончательно назначено - 18 (восемнадцать) лет лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

Он же оправдан по ч.2 ст.210 УК РФ, ч.4 ст. 158 УК РФ (по эпизоду в отношении П ), ч.4 ст. 159 УК РФ (по эпизоду в отношении П ), ч.4 ст. 159 УК РФ (по эпизоду в отношении Б ), ч.4 ст. 159 УК РФ (по эпизоду в отношении М ), п.«а» ч.З ст. 163 УК РФ (по эпизоду в отношении К ), п.«а» ч.З ст. 163 УК РФ (по эпизоду в отношении Б ) - за отсутствием в действиях состава преступления, по ч.4 ст. 158 УК РФ (по эпизоду в отношении А , ч.4 ст. 158 УК РФ (по эпизоду в отношении Б ), п.п.«а,в» ч.З ст. 126 УК РФ (по эпизоду в отношении М ), ч.4 ст. 158 УК РФ < по эпизоду в отношении х), ч.4 ст. 158 УК РФ (по эпизоду в отношении К ), ч.4 ст. 158 УК РФ (по эпизоду в отношении Б ), ч.4 ст. 158 УК РФ (по эпизоду в отношении Ш ) - в связи с непричастностью к совершению преступлений.

СЕРГЕЕВ К В , , судимый 16.03.2001г. по п.п.«в,з» ч.2 ст. 105 УК РФ к 7 годам 6 месяцам лишения свободы, освобожден условно-досрочно 24.02.2005 года с неотбытым сроком 2 года, - осуждён к лишению свободы: по ч.З ст. 127 УК РФ (в редакции ФЗ от 08.12.2003г. № 162-ФЗ, по факту незаконного лишения свободы А х)-на4 (четыре) года, по ч.1 ст. 105 УК РФ (в редакции ФЗ от 08.12.2003г. № 162-ФЗ) - на 10 (десять) лет, по ч.5 ст.ЗЗ - ч.З ст. 159 УК РФ в редакции ФЗ от 08.12.2003г. № 162-ФЗ, по факту пособничества в мошенничестве в отношении М ) - на 2 (два) года, по ч.З ст. 127 УК РФ (в редакции ФЗ от 08.12.2003г. № 162-ФЗ, по факту незаконного лишения свободы М ) - на 5 (пять) лет.

На основании ч.З ст.69 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения наказаний назначено - 15 (пятнадцать) лет лишения свободы.

В соответствии с ч.7 ст.79 УК РФ отменено условно-досрочное освобождение. В соответствии со ст.70 УК РФ частично присоединено наказание, неотбытое по приговору суда от 16.03.2001 года в виде 1 (одного) года лишения свободы, и окончатель ю назначено - 16 (шестнадцать) лет лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

Он же оправдан по ч.2 ст.210 УК РФ и ч.4 ст. 159 УК РФ (по эпизоду в отношении А ) в связи с непричастностью к преступлениям.

ЧЕРНЫШЕВ П Н , , судимый: 1) 18.09.2002г. по п.п.«а,в,г» ч.2 ст. 158, 73 УК РФ к 2 годам лишения свободы условно, с испытательным сроком 2 года.

Направлен в места лишения свободы 30.03.2004г.

Освобожден 10.11.2005 года условно-досрочно с неотбытым сроком 4 мес. 12 дней; 2) 31.05.2007г. по п.«г>> ч.2 ст.161, п.п.«а,г» ч.2 ст. 161, ч.З ст.69 УК РФ к 3 годам лчшения свободы. Наказание отбыто 05.03.2010г., - осуждён к лишению свободы: по п.п.«а,д,ж» ч.2 ст. 127 УК РФ (в редакции ФЗ от 09.02.1999 № 24-ФЗ, от 08.12.2003г. № 162-ФЗ) - на 3 (три) года, по ч.5 ст.ЗЗ - п.п.«а,з» ч.2 ст. 126 УК РФ (в редакции ФЗ от 09.02.1999 №24-ФЗ, от 08.12.2003г. № 162-ФЗ) - на 6 (шесть) лет.

На основании ч.З ст.69 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения наказаний назначено - 7 (семь) лет лишения свободы.

В соответствии с ч.5 ст.69 УК "Ф по совокупности преступлений частично присоединено наказание по приговору от 31 мая 2007 года и назначено - 9 (девять) лет лишения свободы.

В соответствии с ч.7 ст.79 УК РФ условно-досрочное освобождение по приговору от 18.09.2002г. отменено.

В соответствии со ст.70 УК РФ частично присоединено наказание, неотбытое по приговору от 18.09.2002 года в виде 2 (двух) месяцев лишения свободы, и окончательно назначено - 9 (девять) лет 2 (два) месяца лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

Зачтено в срок отбытия наказания время содержания под стражей: 3 (три) года (с 5 марта 2007 года по 5 марта 2010 года) по приговору от 31 мая 2007 года, а также в периоды с 4 мая 2006 года по 26 октября 2006 года и с 6 марта 2010 года по 11 апреля 2010 года.

Он же оправдан по ч.2 ст.210 УК ПФ, ч.4 ст. 159 УК РФ (по эпизоду в отношении Б ), ч.4 ст. 158 УК РФ (по эпизоду в отношении К ) - в связи с непричастностью к совершению преступлений, по ч.4 ст. 159 УК РФ (по эпизоду в отношении П ), п.«а» ч.З ст. 163 УК РФ (по эпизоду в отношении К ) - за отсутствием в действиях состава преступлений.

СЕРОКУРОВ С П , не судимый - осуждён к лишению свободы: по ч.4 ст. 159 УК РФ (в редакции ФЗ от 08.12.2003г. № 162-ФЗ) - на 7 (семь) лет, по п.п.«а,в» ч.З ст. 126 УК РФ (в редакции ФЗ от 09.02.1999 № 24-ФЗ, от 08.12.2003г. № 162-ФЗ) - на 8 (восемь) лет, по п.п.«а,в» ч.З ст.286 УК РФ (в отношении Н ) - на 6 (шесть) лет с лишением права занимать должности в правоохранительных органах сроком на три года, по п.«а» ч.З ст.286 УК РФ (в отношении М ) - на 6 (шесть) лет с лишением права занимать должности в правоохранительных органах сроком на три года.

На основании ч.З ст.69 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения наказаний окончательно назначено - 15 (пятнадцать) лет лишения свободы в исправительной колонии строгого режима с лишением права занимать должности в правоохранительных органах сроком на три года.

Он же оправдан по ч.З ст.210 УК РФ и ч.4 ст.290 УК РФ за отсутствием в действиях состава преступления.

РУРА А Ю , не судимый - осуждён к лишению свободы: по п.п.«а,в» ч.З ст.286 УК РФ (в отношении Л и Б ) - на 5 (пять) лет с лишением права занимать должности в правоохранительных органах сроком на три года, по ч.4 ст. 159 УК РФ (в редакции ФЗ от 08.12.2003г. № 162-ФЗ) - на 5 (пять) лет, по п.п.«а,в» ч.З ст. 126 УК РФ (в редакции ФЗ от 09.02.1999 № 24-ФЗ, от 08.12.2003г. № 162-ФЗ, по факту похищенля И ) - на 8 (восемь) лет, по п.п.«а,в» ч.З ст. 126 УК РФ (в редакции ФЗ от 09.02.1999 № 24-ФЗ, от 08.12.2003г. № 162-ФЗ, по факту похищения Ш ) - на 9 (девять) лет, по п.«а» ч.З ст. 163 УК РФ (в редакции ФЗ от 08.12.2003г. № 162-ФЗ) - на 7 (семь) лет, по п.«в» ч.З ст.286 УК РФ (в отношении Ш ) - на 8 (восемь) лет с лишением права занимать должности в правоохранительных органах сроком на три года.

На основании ч.З ст.69 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения наказаний окончательно назначено - 14 (четырнадцать) лет лишения свободы в исправительной колонии строгого режима с лишением права занимать должности в правоохранительных органах сроком на три года.

Он же оправдан по ч.З ст.210 УК РФ и п.п.«а,в» ч.З ст.286 УК РФ (по эпизоду в отношении И ) за отсутствием в действиях состава преступлений.

Этим же приговором осуждён Артемьев В.Г. по п.п.«а,д,ж» ч.2 ст. 127 УК РФ с применением ст.ст. 64, 73 УК РФ и он же оправдан по ч.2 ст.210, ч.4 ст. 159, ч.4 ст. 159 УК РФ, а также оправдан Немеров А.Л. по ч.З ст.210, ч.З ст.285 и ч.2 ст.290 УК РФ.

В отношении Артемьева В.Г. и Немерова А.Л. приговор не обжалован.

По делу разрешены гражданские иски, в том числе взыскано с Фомина К.В., Цыганцева Е.Н. и Руры А.Ю., солидарно в пользу Ш в счет компенсации морального вреда рублей.

Заслушав доклад судьи Фетисова СМ., выступление прокурора Шаруевой М.В., поддержавшей кассационное представление и просившей приговор отменить по указанным в представлении основаниям, выслушав осужденных Серокурова СП., Чернышева П.Н., Абилова Т.А.-оглы, Сергеева К.В, и Фомина К.В., адвокатов Бондаренко В.Х., Волобоевой Л.Ю., Горяйновой Е.А., Кротовой СВ., Курлянцевой Е.В., Реброва Н.И., Филиппова СГ. и Шевченко Е.М., возражавших против удовлетворения кассационного представления, поддержавших кассационные жалобы, мнение прокурора Шаруевой М.В. об отказе в удовлетворении кассационных жалоб осуждённых и адвокатов, Судебная коллегия

установила:

приговором признаны виновными и осуждены: Гридасова - за мошенничество в отношении Л и Б путем обмана, с причинением значительного ущерба потерпевшим, в крупном размере, организованной группой; Рура - за превышение должностных полномочий, повлекших существенное нарушение прав и законных интересов Л и Б , с применением насилия и с угрозой его применения, с причинением тяжких последствий; превышение должностных полномочий, повлекших существенное нарушение прав и законных интересов Ш , с причинением тяжких последствий; Гридасова и Рура - за мошенничество в отношении И путем обмана, с причинением значительного ущерба, в крупном размере, организованной группой, и его похищение из корыстных побуждений, повлекшее тяжкие последствия, совершенное организованной группой; Фомин - за мошенничество в отношении П путем обмана, с причинением значительного ущерба потерпевшим, в крупном размере, совершенное организованной группой; мошенничество в отношении Ф путем его обмана и злоупотребления доверием, с причинением значительного ущерба гражданину, совершенное организованной группой; похищение у Н паспорта, а также мошенничество в отношении К путем обмана, совершенное с причинением значительного ущерба потерпевшим, организованной группой, в крупном размере; мошенничество в отношении Г путем обмана, с причинением значительного ущерба, в крупном размере, совершенное организованной группой; Цыганцев и Гридасова - за вымогательство квартиры у С под угрозой применения насилия, в крупном размере, совершенное организованной группой, и его похищение из корыстных побуждений, совершенное организованной группой; мошенничество в отношении П , путем обмана, с причинением значительного ущерба потерпевшей, в крупном размере, организованной группой; вымогательство имущества Б под угрозой применения насилия, с применением насилия, в крупном размере, организованной группой, и его похищение из корыстных побуждений, повлекшее тяжкие последствия, организованной группой; похищение Б Ч и заведомо несовершеннолетней Б из корыстных побуждений, совершенное организованной группой; Цыганцев - за мошенничество в отношении Я путем обмана, с причинением значительного ущерба потерпевшей; похищение Б , из корыстных побуждений, повлекшее тяжкие последствия, организованной группой; Фомин и Серокуров - за мошенничество в отношении Н путем его обмана, с причинением значительного ущерба гражданину, в крупном размере, совершенное организованной группой, и его похищение из корыстных побуждений, повлекшее тяжкие последствия, совершенное организованной группой; Серокуров - за превышение должностных полномочий, повлекшее существенное нарушение прав и законных интересов Н , совершенное с угрозой применения насилия и с причинением тяжких последствий; превышение должностных полномочий, повлекших существенное нарушение прав и законных интересов М , с угрозой применения насилия; Фомин, Абилов, Гридасова и Цыганцев - за мошенничество в отношении А и А путем обмана, с причинением значительного ущерба, в крупном размере, совершенное организованной группой, их похищение из корыстных побуждений, повлекшее тяжкие последствия, совершенное организованной группой; Сергеев - за незаконное лишение двух человек свободы, не связанное с их похищением, по предварительному сговору группой лиц, повлекшее тяжкие последствия; убийство Д пособничество мошенничеству в отношении М , путем обмана, с причинением значительного ущерба, в крупном размере, совершенном организованной группой; незаконное лишение свободы М и М не связанное с похищением, по предварительному сговору группой лиц, повлекшее тяжкие последствия; Чернышев и Артемьев - за незаконное лишение свободы четырех лиц - Б П Ч и заведомо несовершеннолетней Б не связанное с их похищением, по предварительному сговору группой лиц; Фомин и Абилов - за мошенничество в отношении М и М путем обмана, с причинением значительного ущерба, в крупном размере, совершенное организованной группой, а также их похищение из корыстных побуждений, повлекшее тяжкие последствия, совершенное организованной группой; Фомин, Цыганцев и Абилов - за похищение К из корыстных побуждений, организованной группой; Чернышев - за пособничество в похищении К ; Цыганцев и Рура - за похищение Ш из корыстных побуждений, повлекшее тяжкие последствия, организованной группой; Цыганцев, Фомин и Рура - за вымогательство имущества Ш , в крупном размере, под угрозой применения насилия, организованной группой, Ц и Ф - с применением насилия; Фомин, Цыганцев и Гридасова - за похищение Р из корыстных побуждений, организованной группой; вымогательство имущества Р в крупном размере, под угрозой применения насилия, организованной группой, Цыганцев и Фомин - с применением насилия.

Преступления совершены с весны 2004 года по март 2006 года в городах и края при обстоятельствах, изложенных в приговоре.

В кассационном представлении и дополнении к нему государственные обвинители Ануфриенко А.А и Казакова В.С. просят приговор в отношении Фомина К.В., Гридасовой Т.А. ,Абилова Т.А.-о, Цыганцева Е.Н., Серокурова СП. и Руры А.Ю., в том числе и в части их оправдания, отменить, а дело направить на новое судебное рассмотрение. В обоснование они указывают, что приговор в указанной части является незаконным, необоснованным и несоответствующим требованиям ст.380 УПК РФ ввиду несоответствия выводов суда, изложенных в приговоре в этой части, фактическим обстоятельствам дела, поскольку содержит существенные противоречия, которые повлияли на решение вопроса о невиновности оправданных лиц, а также на правильность применения уголовного закона.

Придя к выводу об отсутствии обязательных для преступного сообщества (преступной организации) признаков сплоченности - наличия организационно- управленческих структур, структурных подразделений, соответствующей преступной иерархии, строгой дисциплины, установленных правил взаимоотношения и поведения между его членами, суд указал, что в действиях Гридасовой, Руры, Фомина, Цыганцева, Серокурова и Абилова имеются признаки организованной группы - устойчивость, организованность и сплоченность группы.

Изложенные существенные противоречия привели к неправильной оценке доказательств и повлияли на решение вопроса о невиновности оправданных лиц, а также на правильное^ применения уголовного закона.

Кроме того, при назначении наказания Цыганцеву Е.Н. (по эпизодам мошенничества в отношении А П по эпизодам вымогательств у Б и Ш ), Абилову Т.А.-оглы (по эпизодам мошенничества у А и М ) и Гридасовой Т.А. (по эпизоду мошенничества в отношении И ) суд неправильно применил правила чЛ ст.62 УК РФ - при наличии смягчающего обстоятельства «способствование раскрытию преступления» и отсутствии отягчающих, назначил им наказание, превышающее 2\3 максимального срока наказания, предусмотренного соответствующей статьей Особенной части уголовного кодекса РФ, в связи с чем приговор является несправедливым.

В возражениях на кассационное представление осуждённые Цыганцев, Серокуров, Рура, адвокат Матюшкин М.Г. просят оставить его в части отмены оправдания обвиняемых без удовлетворения.

В кассационных жалобах и дополнениях к ним: - осуждённый Рура А.Ю. считает приговор необоснованным и необъективным. Он указывает, что имевшиеся противоречия судом не устранены. По окончанию следствия он ознакомился не со всеми материалами дела. Кассационное определение Верховного Суда РФ от 11 июня 2008г., отменившего постановление Красноярского краевого суда в отношении К от 15 января 2008г., судом первой инстанции не исполнено, чем нарушены права обвиняемых.

Доказательств предварительного обсуждения преступления либо подготовка к нему не получено. В подтверждение своего утверждения об устойчивости и организованности группы суд в приговоре не привел ни одного факта из материалов дела. Признаки, характерные для организованной преступной группы, конкретные факты ее создания, время и места встреч участников не установлены, в приговоре не указаны. Выводы суда основаны на слухах и предположениях.

По эпизодам в отношении Иванова и Шиманаева не усматриваются признаки устойчивости и организованности группы, сведений о его близком знакомстве и общении с Гридасовой, Фоминым, Абиловым, Цыганцевым и Серокуровым не установлено. Не имеется доказательств его знакомства или общения с нотариусами, работниками ЖКХ, органов опеки и попечительства, администрации г. в ходе следствия.

Утверждение суда о том, что он предупредил К о поступлении в УВД заявления о розыске потерпевшего, опровергается показаниями Ш в суде 23.01.08 года о том, что сотрудник ОУР УВД гор 11.02.06 года в его присутствии по телефону сообщил К о поступлении заявления о похищении Ш Суд не учел, что К привлекала к своей деятельности много различных лиц.

Доказательств того, что он получал указания от К посетить Л в ночное время, не имеется. Свои показания о том, что он ездил в по просьбе ей матери, К в суде не подтвердила. Указывая о превышении им должностных полномочий при нанесении Б удара ногой, суд не учитывает, что в тот момент у него было личное время, и он не исполнял служебные обязанности. Утверждая об угрозе расправы, суд не принял во внимание показания Л о том, что как угрозу она восприняла его приезд к ней, а также показания Б о том, что конкретных угроз Рура не высказывал. Ссылки суда на то, что его действия лишили Л возможности реализовать право на защиту, опровергаются ее показаниями о том, что после его визита она направилась в подавать на К в суд. Судом не установлена причинная связь между превышением должностных полномочий и наступившими последствиями.

Поэтому приговор в части превышения должностных полномочий в отношении Л и Б следует отменить.

Время похищения И , лиц его совершивших и сам факт похищения суд не установил. В нарушение его права на защиту и ст.252 УПК РФ, выйдя за пределы судебного разбирательства, государственный обвинитель в прениях изменил дату похищения И на 18 ноября 2004г., хотя по обвинительному заключению это произошло 16.11.2004г. Каких-либо фактов удержания И свободно передвигавшегося и общавшегося с соседями, не установлено. Не доказано, что он участвовал в похищении И Утверждения суда, о его соответствии описанию лица увозившего И данного свидетелем Г , не соответствует действительности. Суд не учел показания свидетеля Г о том, что И согласился ехать в , он добровольно продал свою квартиру, а также заключение экспертизы о подлинности расписки И в получении денег.

Доказательства того, что он знал о сделке по квартире И в приговоре не приведены. С учетом изложенного по эпизоду И осужденный просит его оправдать.

Показания Фомина о том, что он оговаривал сотрудников милиции под воздействием незаконных методов следст' ;ия, а также показания Гридасовой о его оговоре и показания Чернышева о том, что подписи в протоколах следственных действий ему не принадлежат, судом не приняты во внимание.

В судебном заседании следователь Ч показал, что по его просьбе Рура разыскал К , после чего 23.02.06 Ш был добровольно освобожден и доставлен к следователю, из чего следует, что похищение было прекращено. В судебном заседании 02.11.09г. гособвинитель утверждала, что 24.03.06 года Ш был привезен в гор. а затем был повторно похищен для облегчения сделки. Обвинение по повторному похищению потерпевшего ему не предъявлялось. Совершение им вымогательства имущества Ш не доказано.

Он признает вину по ч.1 ст.286 УК РФ и считает, что к наступлению тяжких последствий привели не его действия, а действия других лиц.

Причинно-следственная связь между ;го действиями и наступившими последствиями судом не установлена, в приговоре не приведена.

Приговор в отношении его по факту похищения Ш и факту похищения имущества он просит отменить, а по факту превышения служебных полномочий его действия переквалифицировать на ч.1 ст.286 УК РФ, наказание снизить.

- адвокат Кузнецов С.А. просит приговор изменить - оправдать Руру А.Ю. по ст.286 ч.З УК РФ (по эпизоду в отношении Б , Л ) по ст. 159 ч.4 и ст. 126 ч.З УК РФ (по эпизоду в отношении И ), по ч.З ст. 126 УК РФ и ч.З ст. 163 УК РФ (по эпизоду в отношении Ш , в остальной части наказание смягчить.

В обоснование он ссылается на то, что по эпизоду в отношении Л и Б органами предварительного следствия не установлено и в обвинении не указано, какими именно обязанностями злоупотребил Рура А.Ю., какие нормы и инструкции им были нарушены.

Показания потерпевших Л и Б в этой части неконкретны и противоречивы. В судебном заседании не установлена причинно-следственная связь действий Руры А.Ю. и наступивших последствий, поскольку квартира выбыла из собственности Л до событий, вмененных Руре. Его вина не доказана, а предъявленное ему обвинение юридически несостоятельно.

По эпизоду в отношении И стороной защиты предоставлены доказательства непричастности Рура к похищению потерпевшего 16 ноября 2004 года, как указывала сторона обвинения. В судебном заседании обвинение изменено - Рура признан виновным в похищении И 18 ноября 2004 года, чем нарушена ст.252 УПК РФ и право подсудимого на защиту. Доказательств участия Руры в похищении и мошенничества в отношении И не установлено. Отсутствуют свидетельства того, что действия Рура привели к тяжелым последствиям и смерти И . Обвиняемая Гридасова в судебном заседании отказалась от показаний, данных на предварительном следствии, которые не подтверждаются другими материалами и поэтому не могут быть приняты в качестве доказательств вины Руры. В нарушение ст.ст. 220, 307 УПК РФ действия Руры в части совершения им мошенничества в отношении имущества И в обвинительном заключении и в приговоре, что лишило Руру права на защиту.

Квалификация действий Руры в отношении Ш по ч.З ст. 126 и ч.З ст. 163 УК РФ является неправильной. Предварительной договоренности с Цыганцевым при поездке к Ш у Руры не было. Ранее с Цыганцевым он не общался. Из показаний Ш и его брата следует, что угроз и физического воздействия к потерпевшему не применялось, разговоры по поводу квартиры не велись. Доказательств причастности Руры к преступлениям в отношении Ш не имеется. Суд не учёл, что похищение потерпевшего было добровольно прекращено, после чего Ш оказался у Фомина, и его квартира была продана, где чему Рура не имеет отношения.

В нарушение ст.307 УПК РФ по эпизоду в отношении Ш в приговоре отсутствует описание преступного деяния Руры с указанием места, времени, способа его совершения, формы вины, мотивов, целей и последствий преступления.

В представленных доказательствах отсутствуют конкретные данные о постоянной связи Руры с Гридасовой, Фоминым, Цыганцевым, Абиловым и другими обвиняемыми. Конкретная роль Руры в деятельности ОПГ не указана, его постоянное участие в группе не подтверждается. Отсутствуют данные о том, что Рура от К получал материальное вознаграждение. Свидетель К пояснила, что не давала показаний от 24 июня 2006 года.

Достоверность показаний от 18 января 2007 года она отрицает, указывает, что они даны под давлением. Из показаний В , Г , С в судебном заседании следует, что Руру А.Ю. в офисе они не видели.

Доказательств по распределению ролей, делению денег, планированию преступлений не установлено. Показания указанных свидетелей в ходе предварительного следствия, которые они давали со слов К проверить невозможно. Кроме того, К страдала душевным заболеваниями, поэтому её рассказы относительно связей в правоохранительных органах не могут быть признаны достоверными.

Наказание Рура А.Ю. назначено излишне суровое и несправедливое.

осуждённый Серокуров СП., считая приговор незаконным и необоснованным, вынесенным с нарушением УПК РФ, просит его отменить, уголовное дело направить на новое рассмотрение, ссылаясь на то, что кассационное определение Верховного Суда РФ от 11 июня 2008г., отменившего постановление Красноярского краевого суда в отношении К от 15 января 2008г., судом первой инстанции не исполнено.

Ходатайство об оглашении этого постановления оставлено без удовлетворения, несмотря на то, что постановление о выделении материалов уголовного дела в отношении Киляковой не выносилось.

Он ознакомлен лишь с 33 томами уголовного дела, а в суд было направлено 38 томов. С томами 35 и 36 уголовного дела, а также с материалами в отношении К он не был ознакомлен, чем было нарушено его право на защиту.

Предварительное следствие велось с обвинительным уклоном. Суд не принял во внимание показания потерпевших и свидетелей о его невиновности и причастности к преступлениям.

Доказательств того, что он сообщил лицу о злоупотреблении Н спиртными напитками, не имеется. Факт сговора между ним, К и Фоминым на завладение обманом квартирой Н не установлен.

Показания нотариуса Б опровергают утверждения суда о том, что Н заблуждался и не понимал разницу между обменом и продажей.

Свидетели С и Ф его не знали, с ним не встречались, показания дали со слов Н Свидетель К в суде не допрашивалась, её характеристики ставят под сомнение показания, данные во время следствия.

Суд не учёл показания обвиняемых Фомина, Цыганцева и Гридасовой о том, что обстоятельств сделки купли-продажи квартиры Н они не знают, что показания давали со слов К , его оговорили, т.к. имеют к нему неприязненные отношения. Свидетели К О и В в суде не подтвердили свои показания, а Беляева осуждена по его материалам. Показания очевидцев событий С С , Е С С опровергающие обвинение, суд не принял во внимание. Показания свидетелей К , С , Е , С о непричастности его к преступлениям по ст.ст. 286, 126 УК РФ, С об алиби суд не принял во вни /гание. Сам Н также указал, что физического и психического насилия и угроз к нему не было. Утверждение суда о возможности применения к Н административного ареста доказательствами не подтверждается. Показания Н о том, что он мог заблуждаться, суд не учёл. Показания Н о том, что его переезд осуществляла К опровергают выводы суда о похищении потерпевшего Фоминым. Захвата и удержания Н не было. Сговор с Фоминым и планирование его похищения доказательствами не доказаны.

Обвинение в части безвозмездного приобретения им квартиры в собственность опровергается тем, что для приобретения квартиры он брал ссуду, имел сбережения, передача денег подтверждается свидетелями. В удовлетворении ходатайства о запросе сведений о том, что у него в собственности имелись проданные затем квартира и машина, отказано необоснованно.

По заявлению М ранее выносились постановления об отказе в возбуждении уголовного дела К Тот факт, что Фомин К.В. привез М для дачи показаний именно 27.03.06г. - день поступления материалов, судом неправильно принят во внимание. Показания М о данном факте опровергает его обвинение в сговоре с Фоминым. Не учтено, что решение по материалам согласуется с начальниками ОБЭП и криминальной милиции, единолично сотрудник его принять не может. Суд не установил - какое заявление и где написал М в каком кабинете он был закрыт, кабинет не осматривался, что нарушает ст.73 УПК РФ.

Превышение им должностных полномочий, принадлежность к организованной группе, предварительный сговор с другими осуждёнными не доказаны. В приговоре не указано - когда, где и кем он был вовлечён в эту группу, отсутствует признак устойчивости. С Абиловым и Руром он знаком не был, с Цыганцевым и Гридасовой знаком лишь по службе. Не учтено, что осуждённые, интересы которых былг противоположными, действовали спонтанно, каждый самостоятельно, тщательного планирования действий у них не было. Умысел на завладение деньгами возникал после продажи квартир. Суд не учёл конфликт между ним и К , высказывание ею угроз. Ссылка суда на показания лиц, привлечённых к уголовной ответственности по его материалам, основанных на слухах и предположениях, является незаконной, так как они его оговорили вследствие неприязненных отношений. Свидетели К Д , Д , М , Р показали о его невиновности.

Показания К получены с нарушением УПК.

Постановление о возбуждении уголовного дела в отношении его по ст. 126 УК РФ о похищении Н не выносилось. Вынесением постановления в отказе в возбуждении уголовного дела по заявлению М он не превысил свои должностные полномочия. Суд вышел за пределы предъявленного обвинения и нарушил ст.252 УПК РФ, указав в приговоре, что его действия повлекли нарушение прав и интересов М хотя согласно обвинительному заключению, он превысил полномочия в отношении М Факт его запирания в кабинете опровергнут показаниями подсудимого, свидетелей К К Д . С , М , Б К Фомин очевидцами этого не являлись. Их показания судом критически не оценены. Показания потерпевшего М противоречивы. Его материалы приобщены к делу не в полном объеме, отсутствуют ходатайства об отмене постановлений об отказе в возбуждении уголовного дела. Мотив его действий в отношении М не установлен. Объяснение М на которое ссылается суд в приговоре в судебном следствии не 1 сследовалось. Показания Б К О В обвиняемых Фомина, Цыганцева, Гридасовой, данные ими во время предварительного следствия, в деталях не согласуются. Показания свидетеля К в судебном заседании оглашены не законно, в связи с чем он был лишен возможности ее допросить. К ее сомнительным показаниям суд должен был отнестись критически и исключить их из числа доказательств. Суд признал его виновным в том, что он, придя к Н , согласился с его условиями обмена.

Доказательства, подтверждающие его невиновность, и факт того, что квартира его женой приобретена у К а также отсутствие у него умысла на завладение квартирой, судом не учтены.

Стоимость квартиры завышена, чем увеличено его обвинение по объему ущерба. Экспертиза по стоимости квартиры не проводилась. Уголовное дело в отношении его по ч.4 ст. 159 УК РФ не возбуждалось, а было возбуждено по ч.З ст. 159 УК РФ в отношении Фомина и К .

В приговоре не указано, какие именно обязанности он нарушил, как должностное лицо. Постановление об отказе в возбуждении уголовного дела от 20.11.2005 года в связи с тем, что Н добровольно проживает в п. не отменено, что опровергает отказ Н от объяснений, находящихся в розыскном деле. В его действиях отсутствует цель похищения Н так как 29.07.2005 сделка купли-продажи квартиры уже состоялась.

В суде Н пояснил, что его удержания не было, он свободно передвигался, поэтому события похищения не было. Судом не конкретизированы действия каждого подсудимого по участию в организованной группе. По признакам ст. 126, 286 УК РФ уголовные дела не возбуждались, постановления об этом отсутствуют. Поэтому уголовное преследование, признание его виновным то ст.ст. 126, 286 УК РФ является не законным, не обеспечивающим его право на защиту, в связи с чем, он просит приговор по п.п. «а,в» ч.З ст. 126, п.п. «а,в» ч.З ст. 286 УК РФ в отношении Н отменить.

О датах ознакомления его с протоколом судебного заседания его не предупреждали, в связи с чем он не мог пригласить защитника. Протокол судебного заседания оформлен небрежно. Часть протокола, с которой его ознакомили, не была подписана председательствующим и секретарем.

Замечания на протокол судебного заседания были рассмотрены по истечении длительного времени.

Следственные действия по делу были прекращены 27.03.07 года несмотря на то, что лишь 23.03.07 года ему было предъявлено новое обвинение. В связи с этим у него не было времени на сбор доказательств в свою защиту, право его на защиту было ограничено и нарушена ст. 171 УПК РФ.

Амбулаторная судебно-психиатрическая экспертиза была проведена в его отношении по обвинению по ч.1 ст.285 УК РФ в 2006 году. По обвинению в других семи преступлениях такая экспертиза ему не проводилась, вопросы вменяемости по каждому преступлению не рассматривались, несмотря на то, что необходимость в этом имелась.

Вывод суда о причинении Н нравственных страданий и морального вреда, материалами дела не подтвержден, поскольку по ст. 159 УК РФ Н причинен только материальный ущерб, а по ст. 286, 126 УК РФ утрата жилья признана тяжким последствием. Экспертиза о наличии прямой причинной связи между похищением Н и наступлением последствий в деле не имеется. Не учтено его имущественное положение - отсутствие средств, имущества, работы, наличие семьи. В справке о заболеваниях Н указаны распространённые заболевания, сведений о его лечении нет. Утверждение в исковом заявлении о том, что он спаивал Н противоречит показаниям потерпевшего в суде. По преступлению в отношении квартиры взыскание морального вреда незаконно.

Выводы суда о том, что он является участником организованной преступной группы, опровергаются доказательствами, показаниями С и Р Суд не указал, кто его вовлек в указанную группу, когда именно, каким образом, какова его роль. Конкретных доказательств подтверждающих наличие признаков устойчивости группы, его причастности к этой группе в приговоре не приведено, а также не установлены факты его знакомства с нотариусами, органами опеки и администрации. Его заявление об исследовании документов, в которых отражена его оперативная работа, органами следствия и судом не удовлетворены.

В нарушение ст.ст. 73, 307 УПК РФ суд в приговоре при описании каждого конкретного преступления не указал время, место состоявшегося сговора, характер и степень взаимодействия между соучастниками и другие признаки устойчивости группы, чем нарушил его право на защиту и гарантии, указанные ст.7 Европейской Конвенции о защите прав и основных свобод, по вопросу назначения наказания. Наказание ему назначено суровое.

- адвокат Матюшкин М.Г. просит отменить приговор в отношении Серокурова СП., а его оправдать. В обоснование он указывает, что суд не учел обстоятельства, которые могли существенно повлиять на выводы о виновности осужденного. Выводы, изложенные в приговоре, содержат существенные противоречия, которые повлияли на решение вопроса о виновности Серокурова и определение меры наказания.

В судебном заседании не нашли подтверждения выводы о принадлежности Серокурова к организованной преступной группе, созданной К и совершившей ряд тяжких преступлений, желании Серокурова приобрести квартиру за символическую цену, оказании содействия в незаконном завладении ею квартир с использованием служебных полномочий.

Суд не учел, что Серокуров познакомился с К по указанию руководства УВД, как с источником оперативной информации, и общался с ней в служебных (оперативных) целях, что подтверждается объяснениями Серокурова и показаниями свидетеля С . Судом не исследованы материалы оперативных дел, опровергающие доводы обвинения.

Факты того, что жена Серокурова приобрела по договору купли-продажи квартиру Н у К по представленной нотариально заверенной доверенности, что он по кредитному договору получил ссуду, что у него имелись средства для приобретения квартиры, не получили должной оценки суда.

Показания Н , на момент сделки злоупотреблявшего спиртным, а также свидетеля К суд неправильно принял во внимание. Суд не учёл показания потерпевшего в суде, что угроз и противоправных действий при опросе в помещении УВД 18.07.05 года Серокуров не совершал, в пос. его увез Фомин, Серокуров участие этом не принимал. То обстоятельство, что административный арест может быть применен только судьёй, а не работником милиции, судом ъ- е учтено. Доводам защиты о том, что Серокуров в этот день находился в отпуске и не являлся должностным лицом, суд не дал оценку.

Обвинение в отношении М противоречит материалам дела. В суде М показал, что объяснение им написано собственноручно, Серокуров в этом не участвовал, обстоятельства, изложенные в объяснении, не соответствовали действительности, написаны, когда он находился в отдельном кабинете, т.к. он боялся привезшего его Фомина. О связи Серокурова и Фомина он только предполагал.

Из дела видно, что проверка по заявлению М в отношении К и Фомина проводилась разными работниками ОБЭП, в т.ч. и начальниками С с отказами в возбуждении уголовного дела и лишь после очередной отмены постановления об отказе в возбуждении уголовного дела материалы по заявлению потерпевшей попали к Серокурову. На момент проверки заявления Серокуровым, квлртира уже выбыла из владения М из чего следует, что к причинению потерпевшим материального ущерба в крупном размере Серокуров не причастен.

Показания потерпевшего М и свидетеля К о невиновности Серокурова судом не приняты во внимание.

Утверждение суда, что Серокуров выполнил насильственные действия для принуждения М для изменения тем ранее данных объяснений, является нелогичным, так как заявительница М настаивала на совершении в их отношении мошенничества.

Доказательства, на которые ссылается суд, сомнительны. Фактически признав, что обвиняемые по делу оговор ши Н , суд показания тех же лиц посчитал достоверными в отношении Серокурова, хотя для оговора последнего у них были значительно более веские основания. Показания свидетелей С С Е Ч отвергнуты необоснованно.

Показания и записи К не содержат сведений о предложении Серокурову сотрудничества, обещании вознаграждения за услуги либо за сведения доступные ему по службе, о его согласии с её предложением. Не учтено, что Серокуров объективно и добросовестно производил порученные проверки, его деятельность испугала и разозлила К , вследствие чего у неё возникли неприязненные отношения, о чём подтвердили подсудимые и свидетели, и не исключена возможность её оговора. Подсудимые Фомин, Гридасова, Цыганцев пояснили суду, что в ходе предварительного расследования они Серокурова оговорилг. Показания К являются сомнительными и недостоверными, поскольку она признана душевнобольной.

Из показаний подсудимого Абилова, свидетеля З следует, что они замечали у К признаки ненормального поведения и до возбуждения уголовного дела. Поэтому не должны приниматься во внимание показания других лиц о фактах, полученных ими из высказываний К .

Показания свидетеля К получены с нарушениями УПК РФ и подлежат исключению из числа доказательств, как недопустимые. Суд не учёл показания свидетеля о том, что об отношениях между матерью и Серокуровым она знает только с отрывочных фраз матери и из собственных предположений. Несмотря на несовершеннолетний возраст свидетеля и отказ её от дачи показаний в отношении матери, следователи вызывали её на допросы.

В нарушение ч.1 ст. 191 УПК РФ законные представители несовершеннолетнего свидетеля о вызове её на допросы не уведомлялись, им не было разъяснено право присутствия на допросе К Бабушке свидетеля в этой просьбе было отказано. Показаниям К о нарушениях закона при её допросах во время предварительного следствия и отсутствию её заявлений о согласии дать показания, неустойчивости её психики судом не дана оценка.

Показания свидетелей Б сокамерницы К и К являются недопустимыми доказательствами, поскольку Беляева неоднократно судима, в т.ч. и по материалам, собранным Серокуроровым, а К отрицательно характеризуется. Её место жительства не установлено, что лишило возможности её допроса в судебном задании.

Серокурову назначено неоправданно суровое, явно несправедливое наказание.

- осуждённый Абилов Т.А.-о , ге соглашаясь с приговором, считая незаконным и необоснованным, просит его отменить. Он ссылается на то, что в связи с отменой постановления Красноярского краевого суда в отношении К от 15 января 2008г. продолжение судебного следствия было незаконным. Судом нарушены ст.63 ч.1 ст.УПК РФ, Конституция РФ, статьи 6 и 7 Европейской Конвенции о защите прав и основных свобод. Показания потерпевшего А противоречивы, Не учтено, что в суде он показал, что не помнит о перевозке его Т и Т Обстоятельства и мотивы совершения преступления в отношении М изложенные в приговоре, недостоверны и опровергаются материалами дела, в том числе доверенностью М Фомину на продажу квартиры, показаниями подсудимых Сергеева и Абилова. Место и условия нахождения М с 13 по 14 января 2006г. судом не установлены. Суд не учёл, что М 28 января 2006г. были им добровольно освобождены и перевезены от Сергеева, в связи с чем в силу примечания к ст. 126 УК РФ уголовное дело в отношении него в этой части подлежит прекращению.

Квалификация действий с признаком организованной группы является неправильной, так как он своего подтверждения не нашел. В нарушение ст.307 УПК РФ суд в приговоре не указал в описании каждого конкретного преступления признаки организованной группы (время, место, иных обстоятельств объединения соучастников) и не обосновал его наличие, чем он был лишен возможности осуществлять свою защиту. Доводы суда об устойчивости и предварительной договоренности не соответствуют уголовному закону. Наказание назначено без учёта правил ст.67 УК РФ - адвокат Калинченко В.С просит приговор в отношении Абилова Т.А.- оглы изменить, по ч.З п.п.«а,в» ст. 126 УК РФ его оправдать и снизить назначенное наказание. Он указывает, что по приезду в пос.

потерпевших никто не удерживал, они свободно перемещались. Поэтому, в соответствии с примечанием к ст. 126 УК РФ Абилов должен быть освобождён от уголовной ответственности.

Участие Абилова в похищении Александровых не нашло своего подтверждения в суде, поскольку Абилов А из г. в пос. не перевозил. Участие Абьлова в похищении К также не нашло своего подтверждения в суде, доказательств к этому не имеется.

Потерпевших М Абилов перевозил из в по просьбе К , попутно, так как туда ездил по работе. По дороге с ними он не разговаривал. Они не высказывали нежелание ехать, поэтому он считал, что они едут добровольно. Умысла на похищение М у него не было, поэтому он не может нести ответственность за данное преступление.

Следствием и судом не было добыто доказательств, свидетельствующих о том, что Абилов был членом организованной преступной группы. С большинством осужденных он знаком, поскольку сожительствовал с К , занимавшейся своим бизнесом. В пос. приходилось ездить по работе, поэтому он выполнял просьбу К завезти деньги или продукты по указанным ею адресам. Доказательств, свидетельствующих, что он подыскивал лиц, подлежащих переселению, получал деньги по какой-либо сделке или кто-либо делился с ним деньгами, полученными по сделке, не имеется.

Назначенное судом окончательное наказание является неоправданно суровым без учета роли А - осуждённый Фомин К.В. считает приговор необоснованным и незаконным, просит его отменить. Он ссылается на то, что органами следствия и судом допущены нарушения УПК. Следователем он был лишен права высказать свою позицию о том, каким судом желает рассмотреть уголовное дело. Его права не разъяснены. Запись об отказе его и адвоката подписать протокол, понятыми не заверена. С т.34 уголовного дела он не ознакомлен. С остальными томами ознакомился без адвоката.

В удовлетворении его ходатайства о рассмотрении уголовного дела судом присяжных, а также в одном производстве с материалами в отношении К отказано незаконно. Заявленный отвод судье, нарушившему закон, отклонен необоснованно. Очная ставка от 29 сентября 2006г. между ним и М является незаконной и подлежит исключению из числа доказательств, поскольку проведена с участием адвоката Старкова Д.В., от услуг которого он ранее и во время этого следственного действия отказался.

Постановление о возбуждении уголовного дела по факту мошенничества в отношении М не выносилось. В деле не имеется доказательств того, что М в п. были не свободны. Доверенность, выданная 17.01.2006 года нотариусом Я свидетельствует о том, что они свободно передвигалась. Органы следствия не выяснили действительность получения М денег.

Вина его в похищении К ье доказана, в ходе следствия его не допрашивали. Артемьев и Чернышев его оговорили. В проведении очной ставки с Чернышевым и Артемьевым следователем отказано не законно. Суд не учел, что К показал на Артемьева как на похитителя.

По ст. 163 ч.З УК РФ по факту вымогательства у Р уголовное дело не возбуждалось, следственные действия не проводились. Доказательств его участия в похищении Р из г. в деле не имеется.

По ст.ст.126, 325 ч.2 УК РФ по факту похищения Н и похищения его паспорта уголовное дело не возбуждалось. Доказательств того, что именно он похитил паспорт, не имеется. С постановлением о возбуждении уголовного дела он не ознакомлен, следственные действия с ним не проводились.

Совершение им мошенничества в отношении А а также их похищение не доказано. Приговор основан на слухах и предположениях.

Показания А о том, что его никто не охранял и к Фомину он претензий не имеет, судом не учтены. В его действиях нет состава преступления. По признакам мошенничества в отношении Александровых по ст. 159 УК РФ уголовное дело не возбуждалось.

По эпизоду в отношении Ш уголовные дела по ст. 126, 163, 325 УК РФ не возбуждались.

К не является собственником квартиры, поэтому не может быть признан потерпевшим. О возбуждении уголовного дела по заявлению К он не знал, по факту мошеннических действий в отношении К ему обвинение не предъявлялось. Показания потерпевшего К . не стабильны. Суд не учел показания потерпевших К и К об отсутствии претензий к Фомину.

В судебном заседании он заявлял о^вод адвокату Яцик НА., который не был удовлетворен, хотя адвокат ему не помогала и с ним не встречалась. В судебном заседании адвокат его не защищала, помогать ему знакомиться с протоколом судебного заседания отказалась.

О подозрении в мошенничестве в отношении Ф он не знал и не допрашивался до 16.03.2007 года, что нарушило его право на защиту.

Суд не разъяснил, не указал в приговоре и не вынес постановление о праве на реабилитацию по эпизоду в отношении А По эпизоду в отношении П не установлено, что её квартирой и деньгами от продажи квартиры завладел он, поэтому в его действиях отсутствует состав преступления, предусмотренный ч.4 ст. 159 УК РФ. Предметом данного преступления являются деньги, полученные от продажи данной квартиры, а не право на имущество, как указал суд. Его показания в ходе следствия о том, что К забрала себе деньги от продажи квартиры П , не соответствует действительности. Из материалов дела видно, что в отношении П преступление подсудимые не совершали.

- адвокат Яцик Н.А. просит приговор в отношении Фомина К.В. отменить, уголовное дело направить на новое разбирательство, ссылаясь на то, что предъявленное Фомину обвинение является надуманным, выводы суда не соответствуют фактическим обстоятельствам уголовного дела. Она указывает, что показания Фомина о том, что он не получал деньги от продажи квартир, ничем не опровергнуты. Следствие и суд не установили, кто получил деньги от продажи квартиры М Показания свидетеля М в этой части противоречивы, ходатайство о её повторном допросе по существу не разрешено. Расписка М о получении от М денег органами следствия утрачена. Показания Ф о гражданско-правовых отношениях по квартире М и отсутствии необходимости похищать потерпевших судом отклонены неправильно. Доказательств о причастности Фомина к преступлениям в отношении М не имеется. Судом не учтено, что в п. потерпевшие свободно передвигались, их не удерживали и не охраняли, каких-либо жалоб они заявляли. Утверждение суда о наличии причинной связи между похищением М их незаконным удержанием и наступившими последствиями не основана на материалах дела, поскольку получение Фоминым денег за квартиру потерпевших не доказано.

Проверка по заявлению Фомина о применении к нему недозволенных методов следствия проведена неполная. Выводы органов следствия по этому вопросу противоречат показаниям свидетелей и фактическим обстоятельствам, поскольку в суде свидетели К М В В К П показывали о недозволенных методах и фальсификации протоколов допросов, что противоречит постановлению органов следствия.

Показаниям Фомина о том, что его оговорили, подтверждённым подсудимыми, оценка не дана.

Данных о причастности Фомина к вымогательству у Ш не имеется. Показания потерпевшего Ш об обстоятельствах похищения и вымогательства квартиры не свидетельствуют о вине Фомина. Вывод суда о совершении Фоминым вымогательства противоречит предъявленному Фомину в феврале 2006 года обвинению в приобретении права на принадлежащую Ш квартиру. По эпизодам в отношении имущества Ш квалификация действий Фомина как вымогательство является неправильной, поскольку угрозы потерпевшим не высказывались, физического воздействия не было. Суд необоснованно взыскал с Фомина в пользу Ш в счет компенсации морального вреда в солидарном порядке с другими подсудимыми, поскольку по эпизоду похищения Ш то есть по ст. 126 ч.З п.«а,в» УК РФ Фомин оправдан.

Вина Фомина в вымогательстве квартиры у Р и его похищении не доказана. Сам потерпевший об участии Фомина не показывает.

С учётом оправдания Фомина по ст. 163 ч.З п.«а» УК РФ, квалификация похищения К из корыстных побуждений является неправильной.

Обвинение Фомина в обмане потерпевших Г при отчуждении их квартиры и в похищении А в суде не подтвердилось. Из показаний потерпевшего А следует, что их никто не охранял, мог свободно уйти, выходил в магазин, свободно передвигался, что подтверждается показаниями Сергеева. Доводы Фомин л о непричастности к завладению квартирой А подтверждены показаниями свидетеля В При осуждении Фомина по эпизоду в отношении квартиры К , суд не учёл его показания о непричастности к преступлению и противоречивость показаний потерпевших. По эпизоду в отношении Н доказательств похищения Фоминым потерпевшего не имеется, установлено, что Фомин деньги за квартиру не получал. Утверждение, что он распорядился квартирой, не доказано. Показаниям в судебном заседании Н и С оценка не дана.Показания потерпевшего Филиппова в судебном заседании о том, что записи в протоколе допроса не соответствуют действительности, а к Фомину он претензий не имеет, суд не учёл. К факту продажи З квартиры П Фомин отношения не имеет, доказательств к этому не имеется.

В возражениях на кассационную жалобу адвоката Фомин К.В. указывает, что от услуг адвоката Яцик Н.В. он отказывался. В судебном разбирательстве были установлены доказательства его невиновности, которым суд не дал оценку. В кассационной жалобе адвокат привел не все обстоятельства незаконности приговора.

- осуждённая Гридасова Т.А. просит приговор в отношении её в части осуждения по ч.4 ст. 159 УК РФ (по факту мошенничества в отношении потерпевших Л и Б ), ч.4 ст. 159 УК РФ (по факту мошенничества в отношении потерпевшего И ), п.«а,в» ч.З ст. 126 УК РФ (по факту похищения потерпевшего И , п.«а» ч.З ст. 163 УК РФ (по факту вымогательства у потерпевшего С ), п.«а» ч.З ст. 126 УК РФ (по факту похищения потерпевшего С ), ч.4 ст. 159 УК РФ (по факту мошенничества в отношении потерпевших А ), п.«а,в» ч.З ст. 126 УК РФ (по факту похищения потерпевших А , ч.4 ст. 159 УК РФ (по факту мошенничества в отношении потерпевшей П ), п.«а» ч.З ст. 163 УК РФ (по факту вымогательства у потерпевшего Б ), п.«а,в» ч.З ст. 126 УК РФ (по факту похищения потерпевшего Б ), п.«а» ч.З ст. 126 УК РФ (по факту похищения потерпевших Б ), п.«а» ч.З ст. 126 УК РФ (по факту похищения потерпевшего Р ), п.«а» ч.З ст. 163 УК РФ (по факту вымогательства у потерпевшего Р ) - отменить, уголовное дело прекратить и снизить наказание, назначенное по совокупности других преступлений.

Она ссылается на то, что выводы суда не подтверждаются фактическими доказательствами. Из показаний Р не следует, что она знала о его перемещении. Предварительного сговора с другими участниками у неё не было, Каких-либо действий, направленных на похищение потерпевшего, она не совершала. Доказательств её участия в вымогательстве не имеется. К указанным преступлениям она не причастна, что подтверждается показаниями потерпевшего Р заявлявшего и на следствии об отсутствии к ней претензий (т. 16 л.д.203-204), а также осуждёнными Цыганцевым и Фоминым.

Амбулаторная судебно —психиатрическая экспертиза проводилась в её отношении в 2006 году при обвинении в совершении одного инкриминируемого деяния. В последующем ей было предъявлено обвинение в совершении других более двадцати преступлений, по которым такая экспертиза не проводилась. Вопросы вменяемости по каждому из инкриминируемых преступлений судом не рассматривались. С учётом этого уголовные дела в её отношении по преступлениям (за исключением факта мошенничества в отношении Б ) должны быть прекращены за отсутствием состава преступления.

Гражданам Б К Н У Б Ш являющимся добросовестными приобретателями квартир, какой-либо вред не причинён. Поэтому органами предварительного расследования они неправильно признаны потерпевшими, с учётом чего их показания в качестве потерпевших являются недопустимыми доказательствами.

Положения ст.73 УПК РФ не выполнены. Судом допущено нарушение её права на защиту. Суд неверно определил предмет преступлений в отношении Л и Б И а также способы его совершения в отношении Л и Б И С П Б , не указал способ похищения потерпевших Б Не установлено - кем и когда, при каких обстоятельствах была выдана и удостоверена доверенность Б на продажу квартиры. Не учтено, что принятие обязательств по продаже имущества заключалось на основе доверительных отношениях с потерпевшими Л и Б , а не путём их обмана. В приговоре не указано, в чем заключается обман при получении 15.07.2004 года доверенности от потерпевших на продажу их квартиры.

Суд вышел за пределы предъявленного обвинения - по факту похищения И изменил в обвинении (описании преступного деяния) дату совершения преступления с «16 ноября 2004 года» на «18 ноября 2004 года», по эпизоду похищения С установил другое время его совершения - «с марта 2005 года по 01 мая 2006 года», по факту преступлений в отношении А изменил время совершения преступления, исключил из обвинения в совершении преступления в отношении П формулировки «и приобретения ей новой квартиры...», «...в дальнейшем обещанного жилья для П не приобрели...» и «...похитив принадлежащие П вышеуказанные денежные средства, причинив ей значительный ущерб», по эпизодам в отношении Б изменил описание преступления (последовательность нахождения его в жилищах, в которые он был вывезен, место совершения вымогательства), изменил время совершения преступления в отношени I Б и время нахождения Б П и Ч по адресу: поселок , улица изменил место нахождения (оставления) Р после того, как тот покинул город и место совершения в отношении него вымогательства. Время похищения И С , Б вымогательства у С А место похищения С и вымогательства у Б места преступлений в отношении Р судом не установлены. Из обвинительных документов следует, что И после приезда в поселок С после приезда в гор.

А в период их нахождения в квартире по адресу: город , микрорайон Б после приезда в пос. Б , Р после приезда в поселок 09.03.2006 года - находились в условиях, не препятствующих их свободному перемещению, были освобождены, с учётом чего должно быть применено примечание к статье 126 УК РФ - освобождение от уголовной ответственности. Доказательств, подтверждающих наличие у неё умысла на похищение и удержание И в поселке , умысла на похищение и удержание С в поселке и городе , не имеется.

По факту совершения мошенничества в отношении И из приговора не следует, что она выполняла какие - либо действия, направленные на продажу квартиры И после его смерти, доказательств к этому не представлено. Доводы о том, что И получил рублей, суд неправильно счел необоснованными. В приговоре не приведены доказательства заведомого отсутствия у неё намерения не выполнять договоренность с И с целью пр! обретения права на его имущество.

Выполнение ею каких - либо действий или её осведомленность о продаже квартиры С доказательствами не подтверждается.

Достоверных доказательств о совершении ею под какими - либо угрозами вымогательства у С не имеется. Из оглашенных показаний С не следует, что у него требовали передачи права на его имущество. Не дана оценка показаниям подсудимых об их невиновности, наличию предоставленной нотариусом С доверенности С от 15 февраля 2006 года на приватизацию жилой площади и регистрацию права собственности на квартиру.

Вывод суда о причастности её к похищению А и совершению у них вымогательства не соответствует фактическим обстоятельствам и опровергается материалами дела. Показания А в суде о том, что с ней не знаком и не ветре1 алея, судом не учтены.

Суд не выяснял и в приговоре не указал вопрос о приобретении либо намерениях приобретения П другого жилья.

Доказательства, приведённые в приговоре, не подтверждают её вину в похищении Б и совершении вымогательства. Указание суда на то, что его похищение произошло 01.12.2005 года, не соответствуют фактическим обстоятельствам дела, установленным в судебном заседании. Показания Б противоречивы и непоследовательны. К показаниям Б об оказании на него давления и высказывании угроз перед подписанием доверенности суд отнёсся некритически.

Суд не учёл, что Б не имели прав на квартиру П поэтому не могли принимать решения об отчуждении квартиры. Утверждение суда о похищении Б , которого не было, опровергается материалами дела.

Способ совершения преступления при перемещениях Р с одного места на другое суд не указал. Выводы суда о совершении 13.03.2006 года вымогательства в отношении потерпевшего Р доказательствами не подтверждаются. Действия и поведение Р , о которых он показал, свидетельствует о его желании обменять свою квартиру. Доказательств её причастности к вымогательству у Р не имеется. В приговоре не указано, что она выполняла какие - либо действия и была осведомлена о вымогательстве у Р Суд не учёл показания Р о том, что Фомин сказал, что в обмен на его квартиру ему предоставят однокомнатную в городе с доплатой рублей, на что он согласился, из чего следует, что при обстоятельствах могло иметь место принуждение к совершению сделки, предусмотренное ст. 179 УК РФ, а не вымогательство. В действиях в отношении Р отсутствует признак вымогательства - безвозмездность, что исключает привлечение к уголовной ответственности по ст. 163 УК РФ. В приговоре не приведены доказательства того, что у неё заведомо отсутствовало намерение выполнить обязательства перед Р с целью безвозмездного приобретения права на его имущество.

Наказание по ч.4 ст. 159 УК РФ по эпизодам в отношении И и П назначено без учёта смягчающих наказание обстоятельств, указанных в ст.61 ч.1 п. «к», и ограничений, предусмотренных ст.62 ч.2 УК РФ.

- адвокат Охотникова Т.В. ссылается на то, что выводы суда не соответствуют фактическим обстоятельствам уголовного дела, приговор является несправедливым, а наказание чрезмерно суровым. При этом указывает, что суд не учёл показания Лапердиной, из которых следует, что Гридасова не причастна к хищению денежных средств от продажи квартиры потерпевшей.

Вина Гридасовой в мошенничестве в отношении И доказательствами не подтверждается и опровергается показаниями потерпевшего и свидетеля П . Признавая Гридасову виновной по п.«а» ч.З ст. 163 УК РФ и п.«а» ч.З ст. 126 УК РФ в отношении С квартира которого была продана семье Я , суд не учёл, что эту квартиру по доверенности от С продавал Ш который согласно расписки получил от Я деньги, что подтверждается свидетелем М По решению суда со Ш было взыскано в пользу Я рублей. О причастности Гридасовой к данным преступлениям Я не сообщила. Из показаний А не следует, что преступления в отношении его были совершены Гридасовой. Не подтверждают это и свидетели У . Суд не учёл, что Б имел желание обменять свою квартиру на меньшую. Проживая в пос. , Б свободно передвигался, никто и ничто не мешало ему оттуда уехать, что опровергает вывод суда о похищении потерпевшего.

Причастность Гридасовой к сделке в отношении квартиры Б , а следовательно и в вымогательстве, доказательствами не подтверждается. К похищению Б Гридасова отношения не имеет. Выводы о причастности Гридасовой к совершению преступлений в отношении Р опровергаются показаниями потерпевшего. По указанным эпизодам адвокат просит Гридасову оправдать.

Назначенное Гридасовой наказание является чрезмерно суровым. Не учтено, что она ранее не судима, к ответственности не привлекалась, положительно характеризуется.

- осуждённый Сергеев К.В. просит пересмотреть приговор, считая его несправедливым. Он ссылается на то, что в отношении него уголовные дела не возбуждались. Предварительное и судебное следствие проводились с обвинительным уклоном. Обстоятельства дела исследованы не полно.

При доказывании его вины по 2-м эпизодам по ч.З ст. 127 УПК РФ и по ч.5 ст.ЗЗ - ч.З ст. 159 УК РФ судом были использованы недопустимые доказательства - его показания в ходе предварительного следствия, которые в суде он не подтвердил. Его показания о том, что во время следствия он дал на следствии ложные показания, оговорив себя и других, во внимание не приняты.

По ч.1 ст. 105 УК РФ выводы суда не основаны на фактических обстоятельствах. Его показания о конфликте с Д вызванным длительной психотравмирующей ситуацией, о его агрессивно-угрожающим поведении с предметом, похожим на нож, судом не учтены. Мотив и цель его действий не установлены. Его умысел на убийство Д доказательствами не подтверждается.

В его действиях отсутствует состав преступления, предусмотренного ч.З ст. 127 УК РФ. Показания А о том, что он его не охранял, из квартиры тот мог выходить свободно, суд не учел. Доказательств того, что он удерживал А не имеется.

Вина его в отношении М в судебном заседании не подтвердилась. Доказательства его невиновности на следствии и в суде скрывались, о чем свидетельствует оформление М 17.01.2006 года доверенности на покупку квартиры. Суд не допросил свидетелей О и Е о которых показала потерпевшая, находившихся в квартире на момент совершения преступления. В отношении его уголовное дело по факту в отношении М не возбуждалось, хотя его фамилия уже была известна органам следствия. Эти материалы в суде не исследовались, но суд в приговоре на них ссылается.

Переквалифицировав его действия с ч.З ст. 126 УК РФ на ч.З ст. 127 УК РФ, суд вышел за пределы предъявленного ему обвинения.

При подготовке кассационной жалобы он был лишен юридической помощи. Просит его оправдать по эпизодам в отношении М и А а по ч.1 ст. 105 УК РФ наказание снизить в связи с чрезмерной суровостью.

- адвокат Кныш Ю.В., считая притвор незаконным, просит действия Сергеева переквалифицировать с ч.1 ст 105 УК РФ на ч.1 ст. 108 УК РФ, назначенное наказание снизить, а также снизить размер компенсации морального вреда потерпевшей Д В обоснование он ссылается на то, что суд применил закон, не подлежащий применению. Указав в приговоре, что в действиях потерпевшего имелось неправомерное поведение, суд не учел физическое превосходство Д который занимался боксом, владел навыками рукопашного боя и спецприемами, имевшего в руках предмет, похожий на нож. Доводы Сергеева об убийстве Д в условиях обороны, которую он превысил, не опровергнуты. К показаниям свидетеля - жены Д суд отнёсся некритически.

При назначении наказания нарушен принцип индивидуализации и дифференциации наказания, не учтено, что Сергеев является потерпевшим от незаконных действий К и других лиц, его роль и состояние здоровья, деятельное раскаяние .

Решение о компенсации морального вреда принято без учета действий супругов Д материального положения осужденного, его состояния здоровья и фактических действий.

- осуждённый Цыганцев Е.Н. считает приговор незаконным и необоснованным, просит исключить из него показания подсудимого А ссылаясь на их недопустимость. Также он просит в части осуждения его по фактам похищения С и вымогательства у него, похищения А и мошенничества в чх отношении, мошенничества в отношении П , вымогательства у Б и его похищения, похищения Б и Ч К , Б Ш вымогательства у Ш похищения Р вымогательства у Р приговор отменить, уголовное дело прекратить.

В обоснование он указывает, что выводы суда не соответствует фактическим обстоятельствам дела. Судом не выполнены требования УПК РФ. В его действиях отсутствует состав преступления, предусмотренного ст. 126 УК РФ.

Изменив время похищения С совершения преступления в отношении А и Ш неправильно определив предмет преступления в отношении П исключив из обвинения формулировки «обещанного жилья для П не приобрели» и «похитили принадлежащие П денежные средства, причинив ей значительный ущерб», изменив последовательность квартир, в которые перемещались потерпевшие, Б Б и Ш , место совершения вымогательства у Б и время нахэждения Б П и Ч по адресу: пос. , ул. , а также место нахождения К после его перемещения из , обвинение в перевозке К в гор и пос. и указав при этом фамилии участников, изменив обвинение в части места нахождения Р после того, как он покинул гор. и последовательность его перемещения по квартирам, место вымогательства у Р суд вышел за пределы предъявленного обвинения, поменяв его фактические обстоятельства и нарушив право обвиняемых на защиту.

Не установлены и в приговоре не указаны: место и способ совершения преступления в отношении С время его похищения и совершения преступления в отношении А время и место совершения вымогательства у Б и Ш , время совершения похищения Б и Ч способ похищения потерпевших Б и Ч место и время похищения Ч Выводы суда о похищении С в начале марта 2005г. не соответствуют фактическим обстоятельствам дела. Из показаний С Ш и Цыганцева следует, что потерпевший с апреля по октябрь 2005г.

проживал со своей племянницей П (т.2 л.д.56-57, 103-106).

Утверждение суда о том, что С был привезён и содержался по адресу г. материалами дела не подтверждается, противоречит его показаниям (т.2 л.д.53-54), показаниям А (т. 16 л.д.2О- 21, 25), постановлению об отказе в возбуждении уголовного дела в отношении А (т.34 л.д.8-9), которым суд не дал оценку. Не установлены и не осмотрены квартиры, в которых С содержался. Доказательств похищения и удержания им С в поселке города его умысла на эти действия —не имеется. Причастность его, К и Гридасовой к похищению С не подтверждена. Из показаний С , Б , В , З , Я на следствии (т.2 л.д.53-54, т. 17 л.д.102-109, 116-117, т.5 л.д.196-197) и в суде не установлено, что К а и Гридасова выполняли какие-либо действия в отношении С Весной 2005г. он - осуждённый, не был знаком с К и Г При назначении наказания суд учёл характеристики, не соответствующие действительности.

Суд не установил и в приговоре не отразил характер и степень взаимодействия между соучастниками. Ссылка суда на совершение преступления организованной группой является предположением. Суд не применил примечание к ст. 126 УК РФ и не освободил его от ответственности, хотя указал, что С был отпущен на свободу. Постановление о возбуждении уголовного дела по ст. 126 УК РФ по похищению С не выносилось, вследствие чего уголовное преследование и осуждение его является незаконным, не обеспечивающим право на защиту.

При описании в приговоре каждого конкретного преступления суд не указал время, место состоявшегося сговора на его совершение, характер и степень взаимодействия между соучастниками, признаки организованной группы, свидетельствующие об её устойчивости, что нарушило его право на защиту. Имеющееся обоснование наличия организованной группы основано на предположениях и не соответствует уголовному законодательству и ст.7 Европейской Конвенции о защите прав человека и основных свобод.

В обвинительном заключении и пригэворе в описании преступного деяния не указывается - в чем выразились «иные тяжкие последствия». Доказательств этих последствий по делу не имеется.

Вывод суда о том, что А в результате его похищения не мог получить квалифицированную медицинскую помощь, является несостоятельным, так как тот умер естественной смертью.

Утверждение суда о невозможности получения Ш квалифицированной медицинской помощи, ухудшении здоровья, психическом заболевании, в результате которого он был признан недееспособным, не подтверждено материалами дела. Экспертного заключения о прямой причинной связи между похищением и наступившими последствиями не имеется.

Установив наличие смягчающих наказание обстоятельств, предусмотренных п.«к» ч.1 ст. 61 УК" РФ, и отсутствие отягчающих обстоятельств, суд не применил положения ч.1 ст.62 УК РФ и назначил наказание, выходящее за пределы ограничений: по ч.4 ст. 159 УК РФ (в отношении А и П ), по п.«а» ч.З ст. 163 УК РФ (в отношении Б и Ш ).

Достоверных доказательств совершения им вымогательства у С не имеется. Из оглашенных показаний С не следует, что у него требо- вали передачи права на его имущество, что ему высказывались какие - либо угрозы применения насилия. Показаниям в судебном заседании его - Ц не дана оценка. Время совершения вымогательства у С в приговоре не указано. Суд не учёл доверенность от 15 февраля 2006 года от имени потерпевшего С на приватизацию жилой площади и регистрацию права собственности на квартиру, представленную нотариусом С в ходе судебного разбирательства, которая опровергает выводы суда.

Вывод суда о его и Фомина неоднократных встречах с А предложении им обмена, перевозки их в г. не соответствует фактическим обстоятельствам и опровергается показаниями потерпевшего А в ходе предварительного и судебного следствия, подсудимых Фомина, Сергеева, Гридасовой, Абилова, потерпевшей У , свидетелей З , У , М Н Показания его, а также подсудимых Гридасовой, Абилова, Немерова о невиновности к преступлениям в отношении А в приговоре не отражены и не опровергнуты.

Показаниям потерпевшего А отказному материалу от 27.09.2005 года ( ), суд не дал оценку. Вывод суда о том, что потерпевшие А находились в кв. микрорайона-6 г. в условиях, не препятствующих их свободному передвижению, противоречит его указанию об их невозможности покинуть данное жилище.

Утверждение суда о его причастности к приобретению путем обмана права на имущество потерпевших А опровергается показаниями потерпевшего Ал свидетелей М С В , К и показаниями подсудимых. На предварительном следствии потерпевший А дал описание другого человека, применимое к любому молодому мужчине. В суде он пояснил, что кроме Фомина, никого не опознает.

Способ совершения преступления в отношении П судом определен неверно, поскольку из обвинения следует, что принятие обязательств по продаже имущества заключалось на основе доверительных отношений с потерпевшей П В приговоре не указано, в чем заключается обман при получении 07.10.2005 года доверенности от П на продажу квартиры.

Приведённые в приговоре доказательства не подтверждают обман П .

Данных об отсутствии волеизъявления Б при поездке в пос. в приговоре не имеется. Нахождение Б в условиях, не препятствующих его свободному перемещению, подтверждает отсутствие умысла на удержание потерпевшего против его воли. Указанные в приговоре доказательства не подтверждают похищение Б . Вывод суда, что Б не мог покинуть место своего удержания в пос. в доме по ул. опровергается материалами дела. Указание суда на то, что похищение Б произошло 01.12.2005 года, не соответствуют показаниям потерпевшего, свидетелей О М Ф , М К К вымогательству у Б он отношения не имеет, доказательств к этому не представлено. Вывод суда о совершении им вымогательства опровергается показаниями потерпевшего Б свидетелей Я , Ф М К Указанное в приговоре место совершения вымогательства у Б не соответствует его показаниям. Показания потерпевшего Б об обстоятельствах подписания доверенности противоречивы и не подтверждают выводы суда.

Утверждение суда о договоре похитить Б и Ч с целью склонить их к продаже квартиры, является несостоятельным, так как потерпевшие не имели прав на квартиру П . Показания подсудимого Артемьева, потерпевших П , Б Ч опровергают вывод суда, что он привез П и Ч в поселок Д Из показаний потерпевшей Б свидетелей С , К телеграммы П следует, что похищения Б и П не было.

Доказательства их похищения и наличия у него умысла на удержание потерпевших в квартире отсутствуют. В его действиях в отношении Б и Ч не имеется признаков преступления, предусмотренного ст.126УКРФ.

Поскольку потерпевшие С Б и Ч , К , Б и Б , Ш и Р находились в условиях, не препятствующих их свободному перемещению, они имели реальную возможность покидать жилища и обратиться за помощью к прохожим, в правоохранительные органы о совершении в отношении них противоправных действий, то уголовное дело в отношении него подлежит прекращению согласно примечанию к ст. 126 УК РФ.

Указание в приговоре на то, что похищение К произошло в один из дней января 2006 года, и что он непосредственно в этом участвовал, материалами дела не подтверждается. Показаниям потерпевшего К о его непричастности к похищению не дана оценка.

Артемьев допрашивался по эпизодам в отношении К Ш и Р не в качестве свидетеля, без предупреждения об уголовной ответственности по ст.ст. 307, 308 УК РФ, поэтому его показания являются недопустимыми.

Доказательств того, что он удерживал К после приезда его в пос. и при возвращении в город в приговоре не указано.

Утверждение суда о похищении Б материалами дела не подтверждается и опровергается заявлением Б в розыскном деле, его объяснением следователю прокуратуры, показаниями потерпевшего, постановлением следователя прокуратуры от 29.09.2006 года о назначении СМЭ и заключением эксперта, показаниями свидетеля К Показания свидетеля А о том, что он никого не удерживал, квартира открывалась изнутри, судом не учтены.

Способ похищения Ш в приговоре не указан. Ссылки суда на то, что Ш находился под воздействием спиртных напитков, несостоятельны, так как не установлено, кто ему привозил спиртное. Места проживания Ш в гор. и пос. в феврале 2006г. не установлены. Выводы суда основаны на противоречивых показаниях потерпевшего Ш , страдающего психическим заболеванием.

Доказательств, подтверждающих совершение им вымогательства у потерпевшего Ш , не имеется. Явка подсудимого А с повинной судом искажена. Из неё не следует, что Фомин избивал Ш в его - Ц присутствии, о чём он знал заранее. Заявление Ш в розыскном деле с просьбой прекратить разбирательство и его розыск, его объяснение следователю прокуратуры, заключение эксперта о выполнении в доверенности записей потерпевшим, его расписка в получении денег судом не учтены. Не учтено, что потерпевший Ш после переезда из города проживал в неустановленной квартире в пос. . Способ совершения преступления при перемещениях потерпевшего Р судом не указывается. Доказательств его похищения не имеется.

Заявление Р с просьбой прекратить розыск, его объяснение, показания свидетеля Б судом не учтены. Вывод суда о совершении им 13.03.2006 года вымогательства у Р доказательствами не подтверждается. Действия и поведение Р свидетельствует о его желании обмена своей квартиры на меньшую. Место совершения вымогательства у Р судом установлено неправильно. В приговоре не приведены доказательства заведомого отсутствия у подсудимых намерения выполнять договоренности с Р с целью безвозмездного приобретения права на его имущество. Установленные в суде обстоятельства свидетельствуют о возможности принуждения Р к совершению сделки, предусмотренного ст. 179 УК РФ, поскольку в данном случае отсутствует признак вымогательства - безвозмездность, что исключает привлечение к уголовной ответственности по ст. 163 УК РФ.

Срок давности привлечения по ч.2 ст. 159 УК РФ по факту мошенничества в отношении Я истёк в апреле 2011 года, поэтому в этой части приговор подлежит отмене.

Решение органов предварительного расследования о признании граждан Б К Н У Б , Ш потерпевшими является незаконным и необоснованным, поскольку не установлены факты причинения им вреда вследствие совершения деяний. В их отношении преступлений совершено не было. Их показания в качестве потерпевших являются недопустимыми доказательствами.

В соответствии с правовой позицией Конституционного Суда РФ, выраженной в определении №1488-0-0 от 25.11.2010г., его осуждение по п.«а» ч.З ст. 163 и п.«а» ч.З ст. 126 УК РФ (по фактам вымогательства у С и похищения С ), ч.4 ст. 159 УК РФ (по факту мошенничества в отношении А , п.«а» ч.З ст. 163 УК РФ (по факту вымогательства у Б ), п«а» ч.З ст. 126 УК РФ (по факту похищения Б и Ч ), п.«а, в» ч.З ст. 126 УК РФ (по фгкту похищения Б ) п.п.«а, в.» ч.З ст. 126 и п.«а» ч.З ст. 163 УК РФ (по фактам похищения Ш и вымогательства у Ш ) п.«а» ч.З ст. 163 УК РФ (по факту вымогательства у Р является незаконным, поскольку постановления о возбуждении уголовных дел по данным фактам отсутствуют.

Судебно - психиатрическая экспертиза ему проводилась в 2006 году при обвинении его по двум инкриминируемым деяниям. После обвинения в совершении более тридцати преступлений судебно - психиатрическая экспертиза ему не проводилась. Органами следствия и судом его состояние вменяемости в момент совершения каждого инкриминируемого деяния не исследовалось, хотя основания для т;кой экспертизы были. С учётом отсутствия признака субъекта - вменяемости, уголовные дела в отношении его по преступлениям (за исключением фактов похищений Р и Б ) подлежат прекращению за отсутствием состава преступления.

- адвокат Екимов А.В. просит приговор в отношении Цыганцева Е.Н. изменить. Он ссылается на то, что требования ст.ст. 297, 307 УПК РФ и ст.62 УК РФ выполнены не в полном объеме.

По эпизоду в отношении С признав Цыганцева Е.Н. виновным по п.«а» части 3 ст. 126 УК РФ, суд не учел, что С добровольно был освобожден лицами, которые его удерживали, и не применил положения примечания к ст. 126 УК РФ.

По факту завладения денежными средствами Я Цыганцев Е.Н. осужден по ст. 159 ч.2 УК РФ без учетд положений статьи 90 УПК РФ и судебного решения Ачинского городского суда от 22 мая 2006 года о взыскании со Ш в пользу Я денег в сумме рублей (т.2 л.д. 132-133).

По эпизоду в отношении А по части 4 статьи 159 УК РФ при описании преступного деяния действия Цыганцева Е.Н. в приговоре не указаны.

По эпизоду в отношении П по ч.4 ст. 159 УК РФ предмет преступления судом определен не верно. В связи с тем, что П получила от Ц рублей, то на эту сумму отсутствует признак безвозмездности.

С учётом признанных судом смягчающих наказание Цыганцева Е.Н. обстоятельств и отсутствия отягчающих, з соответствии с п.«и» ч.1 ст.61, ч.1 ст.62 УК РФ назначенное наказание по ч.4 ст. 159 УК РФ (по эпизодам в отношении А и П ), по п.«а» ч.З ст. 163 УК РФ (по эпизодам в отношении Б Ш ) подлежит снижению.

- осуждённый Чернышев П.Н., не соглашаясь с приговором, указывает, что он не является участником организованной группы, потерпевшего не похищал. Суд не учёл показания Абилова об отсутствии у них умысла и договоренности на похищение (т.22 л.д.49, 52-54), показания потерпевшего о том, что в квартиру к нему никто не проникал (т.7 л.д.140-148). В приговоре отсутствуют показания Фомина и Цыганцева. Имеющиеся доказательства не свидетельствуют о его осведомленность в намерении завладеть квартирой потерпевшего и цели его похищения. По эпизоду в отношении К органы следствия ему не вменяли насильственное удержание потерпевшего в по ул. в пос. , однако суд в приговоре указал это обстоятельство, чем нарушил требования ст.ст. 252, 17 УПК РФ - адвокат Ревягин Д.Д. просит приговор в отношении Чернышева П.Н. отменить, а его оправдать в связи с непричастностью к совершению преступлений.

В обоснование адвокат ссылается на то, что Чернышев П.Н. преступлений не совершал, выводы суда не соответствуют фактическим обстоятельствам дела, доказательствам по делу суд дал неправильную оценку.

Вина Чернышева в незаконном лишении свободы Б Ч и П в судебном заседании не доказана и опровергается показаниями Б о том, что в п. свобода потерпевших не ограничивалась, они могли свободно передвигаться.

По эпизоду похищения К показания Чернышева о непричастности к этому преступлению не опровергнуты. В суде Артемьев отказался от своих показаний во время предварительного следствия, из которых следует, что залезть в форточку квартиры К и открыть дверь Чернышева заставили, из чего следует, что у Чернышева умысла на похищение человека не было. Доказательств того, что Чернышев знал о планах похищения К не имеется. Вывод суда об этом основан на предположении. Ссылка суда на то, что на момент похищения К Чернышев достоверно знал о похищении Б , которых сам удерживал в п. по ул. противоречит материалам дела и показаниям К о том, что его увезли 17 декабря 2005 года, в то время как Б приехали в п. позже.

Судом не дана оценка показаниям свидетеля А который не упоминал Чернышева в числе лиц, которые привезли К , затем к нему приезжали и увезли впоследствии.

Не подтверждённые в суде показания на следствии Абилова о том, что к нотариусу К возили он, Цыганцев и П является несостоятельным, поскольку поездка к нотариусу была позже событий 17 декабря 2005 г., когда К был выведен из своей квартиры.

Срок лишения свободы Чернышеву назначен необоснованно длительный.

В возражениях потерпевшие Ш представитель потерпевших С считают приговор справедливым, просят кассационные жалобы оставить без удовлетворения.

Кроме того, осуждённый Фомин в кассационной жалобе, не соглашаясь, просит отменить постановление Красноярского краевого суда от 27 января 2009 года, которым его заявление об отводе судьи Е оставлено без удовлетворения. Он считает, что дело судьёй рассматривалось односторонне. Судья не выясняла факт происхождения, использования расписки потерпевшей М о получении денег руб. от М , которой не оказалось в представленных суду материалах дела.

Помимо этого судья не удовлетворила неоднократно заявленные ходатайства об отводе адвоката Яцик Н.А. и не допустила в качестве защитника иное лицо.

Осуждённый Абилов просит отменить постановление Красноярского краевого суда от 23 сентября 2010 года об отклонении замечаний на протокол судебного заседания, считая его необоснованным. Он ссылается на то, что страницы протокола судебного заседания с № по № не были подписаны председательствующим и секретарём судебного заседания. Замечания рассмотрены в его отсутствие.

Также Абилов просит отменить постановление Красноярского краевого суда от 4 июля 2011 года, которым установлен срок ознакомления его с протоколом судебного заседания и материалами уголовного дела до 20 июля 2011 года. Он считает постановление незаконным, так как суд неправильно указал, что он отказывался от ознакомления и не учёл отсутствие 15 октября 2010г. условий для ознакомления в камере помещения постоянной сессии краевого суда в гор. его состояние голода 1 февраля 2011г. в конвойном помещении краевого суда в гор. а также необходимость его медицинского обследования. Адвокат Калинченко на ознакомление его с протоколом судебного заседания и материалами дела не являлся, в связи с чем он лишен юридической помощи.

Поскольку указанные жалобы Фомина и Абилова касаются вопросов законности обжалованного приговора и соблюдения права на защиту в процессе кассационного обжалования итогового решения суда, Судебная коллегия считает необходимым рассмотреть указанные жалобы совместно с кассационными жалобами осуждённых на приговор суда.

Проверив материалы уголовного дела, обсудив доводы кассационного представления и кассационных жалоб, Судебная коллегия приходит к следующим выводам.

В соответствии со ст.252 УПК РФ судебное разбирательство проводится только в отношении обвиняемого и лишь по предъявленному ему обвинению.

Изменение обвинения в судебном разбирательстве допускается, если этим не ухудшается положение подсудимого и не нарушается его право на защиту.

Как видно из материалов дела, органами предварительного следствия обвинялись: подсудимые Гридасова и Рура в похищении И 16 ноября 2004 года; Фомин, Гридасова, Абилов Т.А-оглы и Цыганцев - в похищении А в один из дней июля 2005 года; Гридасова и Цыганцев - в похищении Б в один из дней конца ноября 2005 года.

Согласно приговору судом даты похищения потерпевших были установлены иные: И был похищен - 18 ноября 2004 года, А - 17 августа 2005 года, Б - в один из дней конца декабря 2005 года.

Из протокола следует, что вопрос о существенном изменении обвинения в указанной части в судебном заседании со стороной защиты не обсуждался, в связи с чем следует признать, что подсудимые были лишены возможности возражать против новых обстоятельств и дать пояснения по обвинению в совершении преступлений в указанные даты, что является нарушением их права на защиту и влечёт в силу п.2 ч 1 ст.379 и ст.381 УПК РФ отмену приговора в части осуждения Гридасовой и Рура по п.п.«а,в» ч.З ст. 126 УК РФ (по обвинению в похищении И ), Фомина, Гридасовой, Абилова Т.А-о и Цыганцева по п.п.«а,в» ч.З ст. 126 УК РФ (по обвинению в похищении А , Гридасовой и Цыганцева по п.«а» ч.З ст. 126 УК РФ (по обвинению в похищении Б и Ч ).

Учитывая изложенное, исходя из того, что суд не является органом обвинения, коллегия считает необходимым уголовное дело в отношении Гридасовой, Рура, Фомина, Абилова Т.А-о и Цыганцева в указанной части прекратить на основании п. 1 ч. 1 ст.24 УПК РФ в связи с отсутствием события преступления, признав за ними в этой части право на реабилитацию.

Обстоятельства, при которых совершены другие, вменяемые осуждённым преступления, которые в силу ст.73 УПК иФ подлежали доказыванию, вопреки доводам осуждённых судом установлены верно.

Так, из показаний Фомина во время предварительного следствия следует, что с зимы 2005 года он стал работать с К , где познакомился с Гридасовой, Цыганцевым и Абиловым. Гридасова через свою мать, работавшую в ЖЭКе, по базе данных брала сведения об одиноких пенсионерах, которых в дальнейшем можно было выселить из их благоустроенных квартир и переселить в более дешёвые деревянные дома, собирала документы для сделок.

Цыганцев оформлял документы по продажам квартир, через своих знакомых в администрации помогал К делать справки. Серокуров информировал К , с которой у него были дружеские отношения и у которой он часто бывал, о поступавших заявлениях, за что она платила ему и другим сотрудникам ОБЭПа, помогла Серокурову купить квартиру за «копейки». Рура, используя удостоверение сотрудника милиции, по указанию К и переданным Гридасовой спискам, собирал информацию о потенциальных клиентах, помогал в похищении людей. С его помощью Цыганцев похитил Ш и Р . Рура предупредил К о поступивших 2-х заявлениях о похищении людей, один из них был Ш От Киляковой ему известно, что Руре за услуги она платила большие деньги. Он - Фомин, собирал документы для сделок с недвижимостью по нотариальным доверенностям клиентов и отчитывался о проделанной работе перед К , которая, являясь руководителем фирмы « », контролировала все сделки, давала задания ему, Цыганг.еву, Гридасовой, забирала с продаж квартир деньги, и выплачивала им зарплату. Между Абиловым, Цыганцевым, К и Гридасовой была тесная связь, основанная на отношениях по продажам квартир через « (т.19 л.д.100-112, 113-115, 119-123, 124- 131).

В ходе предварительного следствия Цыганцев показал, что в сентябре 2005 года он познакомился с К и Гридасовой, в октябре 2005 года - с Фоминым, работавшими с К . По поручению К Абилов возил документы на продажи квартир, присутствовал при сделках, через своих родственников в подыскивал пустующие дома для переселения людей из с целью продажи их квартир. Абилов и Фомин перевозили людей из , Абилов и К договаривались с транспортом для перевозки вещей с проданных квартир. У Абилова в г. были знакомые участковый и сотрудник ОЕЭПа, через которых он и Килякова пресекали обращения в милицию перевезенных из людей, проводили с ними работу, чтобы те не жаловались. Фомин, по кличке «директор» был правой рукой К , помогал оформлять сделки, разговаривал с клиентами, ездил по адресам, которые давала К , уговаривая людей на продажу квартир, привлекал своих знакомых для поиска квартир потенциальных клиентов - алкоголиков, наркоманов и судимых, к которым проще было войти в доверие. Для работы и перевозки людей из в К купила Фомину машину, оплачивала ее обслуживание.

Гридасова помогала К собирать документы для отчуждения квартир, иногда сама присутствовала при сделках, на ее имя оформлялись доверенности на продажу квартир. Через знакомых в ЖЭКе, К искала потенциальных клиентов-должников. Для помощи в перевозке людей, Килякова привлекала сотрудников милиции Руру и Серокурова. Серокуров брал для нее справки о потенциальных клиентах, за что Килякова почти за бесплатно сделала Серокурову квартиру, покупала ему карточки на телефон, оплачивала ему бани, Фомин возил ему в ОБЭП водку. Серокуров помог вывезти А через знакомых в регпалате ускорил продажу их квартиры, помогал в морге решить вопрос о дате смерти человека более поздним числом. К контролировала деятельность Фомина, забирала все деньги с каждой сделки, потом их распределяла. Возникающие в своей деятельности проблемы К в решала через Серокурова (т.2! л.д.86-95, 96-108, 109-113).

Согласно показаниям Гридасовой в ходе предварительного следствия с К она знакома с 2001 года, у них были дружеские отношения.

Цыганцев, которому она давала указания по продажам квартир, общался с К с 2005 года. Фомин дружил с Абиловым и К в связи с их совместной работой по продажам квартир. Фомин с Абиловым перевез в М Н и других лиц, по указанию К собирал документы на продажи квартир. За его услуги К купила Фомину иномарку. Абилов по указанию К через своих родственников А Н и Ю искал квартиры в для расселения людей из сам перевозил туда М и других людей. Абилов возил в п. к нотариусу потерпевшего Ш . Рура, которому К платила деньги, предоставлял К адреса неблагополучных людей, которых можно было переселить в ездил с К по адресам, предлагая клиентам обмен на п ем, кто не соглашался, Рура угрожал административным арестом за хулиганство, пока клиент не соглашался. О согласии он сообщал К , та забирала клиента, которого увозили в . Рура похитил Ш увозил И С Серокуровым К дружила и подарила ему квартиру. Он помогал К в период 2005-2006г.г. через своих знакомых в регистрационной палате быстро оформлять сделки по квартирам. По просьбе К за вознаграждение Серокуров помогал делать отказные материалы по поступившим на нее жалобам. Серокуров приезжал домой к К и требовал с нее деньги, говорил, что он с ней находится в доле по продаже квартир, делал «липовые» свидетельства о смерти, прекращал розыскные дела через своих знакомых и сам делал отказные. К каждый раз давала ему не меньше руб.

Фомин был другом Серокурова. Он неоднократно возил в ОБЭП деньги, заказывал для Серокурова и сотрудниког; ОБЭПа баню, которую оплачивала К В регистрационной палате и БТИ у К были знакомые, которые ей помогали. Деньги с продаж квартир были у К Чернышев и Артемьев были на мелких поручениях, в качестве рабочей силы (т.20 л.д.211-219, 220-239).

В ходе предварительного следствия Сергеев показывал, что в апреле 2005 года познакомился с Фоминым, а через него с К Абиловым, Гридасовой и Цыганцевым. Обманом продав его с дедом квартиру в и перевезя их в , К предложила ему помогать ей. После этого К Фомин, Цыганцев и Гридасова привозили в людей из за которыми он присматривал. По поручениям К он передавал переселенцам продукты, деньги, поил спиртом, которым ему привозили, людей заселённых к нему фирмой, чтобы они постоянно находились в состоянии алкогольного опьянения. За это ему платили деньги, примерно руб. в месяц. Из гор. в пос. перевозили людей, которые злоупотребляли спиртным, имели большую задолженность по квартплате, одиноких стариков и мужчин. Из разговоров с ними он понял, что Фомин, К , Цыганцев и Гридасова спаивали их, под каким-либо предлогом помещали в машину и увозили из Подписывая какие-то документы, эти люди ничего не понимали, т.к. были пьяные или с сильного похмелья. Килякова являлась руководителем, а Фомин, Цыганцев, Гридасова и Абилов подыскивали квартиры и перевозили людей в (т.20 л.д.73-82, 91-97, 105-108).

Согласно показаниям Чернышева вэ время предварительного следствия, в ноябре 2005 года он познакомился с К , которая посоветовала ему предлагать людям обмены и делать ремонты в квартирах, которые она продает.

Затем он познакомился с Гридасовой, Цыганцевым, Фоминым и Абиловым, работавшими по продажам квартир. Он понял, что К и Фомин, имевший кличку «директор» и замещал К в ее отсутствие, руководили агентством недвижимости « Абилов, Цыганцев и Гридасова слушались К , которая платила зарплату, а они выполняли ее поручения.

Абилов с Фоминым и Цыганцевым вывозили людей из А в Ш , участвовали при сделках, контроль за которыми осуществляли К и Фомин. Из разговора Цыганцева, Абилова и К он узнал, что на неё поступило заявление в милицию, о чем их предупредил милиционер по имени С . Он видел в январе 2006 года дола у К мужчину по имени С , который попросив у К денег, засобирался домой. После его ухода К сказала, что это ее друг, сказав, что у неё милиционеры взятки берут и она ничего не боится. Руре, который помог Цыганцеву похитить из квартиры Ш и требовал в дар машину Абилова, К дала руб. (т.23л.д.61-65, 54-60).

Приведённые показания обвиняемых согласуются между собой, вопреки доводам, изложенным в кассационных жалобах, противоречий не имеют, объективно подтверждаются следующими доказательствами: показаниями обвиняемых Артемьева (т.23 л.д. 146-150), Абилова (т.22 л.д.47-51, 60-63), К (т.24 л.д.4-8, 47-52), потерпевших П Г Г и Г свидетелей Ф А о (т. 16 л.д. 20-21), Л В (т. 17 л.д. 102-109), К (т. 18 л.д. 100-104, 105-108), З (т. 18 л.д.151- 153), Б (т.5 л.д. 189, 184-204), Щ , С З , С О (т. 18 л.д. 14-16), М (т. 17 л.д. 153-168, 166-167, 170-175, 176-181), Я К (т. 18 л.д. 182), М (т. 18 л.д. 24-25), П (т. 17 л.д.47-48), материалами об отказе в возбуждении уголовного дела (т.1 л.д.32, 38, 42, 59, 74, т.9 л.д. 19, 37, 54-55, 57, т.Ю л.д.16, т.13 л.д.72, 73, 88, т.14 л.д.24-28, т.15 л.д.2, 12) и другими доказательствами.

Исследованные и принятые судом во внимание доказательства противоречат утверждению осуждённых о недоказанности их участия в организованной преступной группе.

Показания обвиняемых, потерпевших и свидетелей, противоречащие установленным в приговоре обстоятельствам, а также недопустимые доказательства суд тщательно исследовал и правильно не принял во внимание, в соответствии со ст.307 УПК РФ приведя мотивы, по которым их отверг.

Вопреки доводам Серокурова, показания свидетелей С и Р не опровергают указанные доказательства.

Как следует из материалов дела, лицо, в отношении которого производство прекращено в связи с ее смертью, Гридасова и Рура, а затем присоединившиеся к ним Фомин, Серокуров, Абилов и Цыганцев вступили в сговор на завладение квартирами лиц, злоупотребляющих спиртными напитками, имеющих долги по квартплате и коммунальным услугам, одиноких и больных граждан. Распределив с этой целью роли, каждый из них выполнял определенные обязанности, выполняя по мере необходимости иные действия по достижению единого для всех преступного результата. Схема преступлений была однотипной - спаивая потерпевших, путем обмана или угроз они получали от них доверенности на продажу квартир, после продажи которых денег собственникам не передавали и другого жилья, в том числе и обещанного, потерпевшим не предоставляли. При несогласии потерпевших на отчуждение или обмен квартир или их желании лично присутствовать при сделке и лично получить деньги с покупателей, их похищали, вывозя в удаленный район - в п. города где до отчуждения квартир, их насильно незаконно удерживали взаперти, под присмотром привлеченных к этому лиц.

Совокупность принятых во внимание доказательств и фактические обстоятельства дела, количество совершенных осуждёнными преступлений, длительность их совместной деятельности, тесная взаимосвязь между собой, согласованность действий, взаимозаменяемость, постоянство форм и методов их преступной деятельности, позволили суду сделать правильные выводы о сплочённости, устойчивости и организованности группы в составе её руководителя - лица, в отношении производство прекращено в связи с ее смертью, Гридасовой, Абилова, Цыганцева, Фомина, Серокурова и Руры, которые заранее объединились для совершения тяжких и особо тяжких преступлений, с целью завладения недвижимостью граждан путем мошенничеств и вымогательств.

Вопреки доводам осуждённого, о деятельности Руры в организованной преступной группе свидетельствуют, наряду с другими действиями, применение им к Л и Б угроз и насилия к последнему с целью предотвращения их обращения в правоохранительные органы с заявлением на незаконные действия К , участие в похищении Ш с целью завладения его квартирой, предупреждение лица, в отношении производство прекращено в связи с ее смертью о поступлении в УВД заявления по розыску Ш . Участие в группе Серокурова доказывает совместное с лицом, в отношении производство прекращено в связи с ее смертью, и Фоминым завладение путем его обмана квартирой потерпевшего Н принуждение потерпевших Н и М к отказу от своих законных требований под угрозой применения к ним насилия, что дало возможность вынести постановления об отказе в возбуждении уголовных дел по заявлениям потерпевших, фактические действия Серокурова по заявлениям М , Ш и П Ссылки осуждённого Серокурова на то, что он проводил доследственные проверки в отношении сотрудников агентства недвижимости , что по его материалам были возбуждены уголовные дела по заявлениям потерпевших, судом первой инстанции проверялись и обоснованно отвергнуты в приговоре.

Те обстоятельства, что Серокуров не был знаком с Абиловым и Руром, а с Цыганцевым и Гридасовой знаком был лишь по службе, не опровергают выводы суда о совершении им преступлен ш в составе организованной группы.

Доводы кассационного представления о необоснованности оправдания Фомина, Гридасовой и Абилова по ч.ч.1 и 2 ст.210 УК РФ, Цыганцева по ч.2 ст.210 УК РФ, Серокурова и Руры по ч.З ст.210 УК РФ и неправильном применении уголовного закона нельзя признать состоятельными. Выводы суда в этой части подтверждаются рассмотренными по делу доказательствами, из которых следует, что в данном конкретном случае отсутствовали обязательные для преступного сообщества (преступной организации) признаки сплоченности: наличие организационно - управленческих структур, структурных подразделений, соответствующей преступной иерархии, строгой дисциплины, установленных правил взаимоотношения и поведения между его членами.

В то же время в соответствии с ч.З ст.35 УК РФ и установленными обстоятельствами, суд правильно признал, что группа, состоящая из лица, в отношении которого производство прекращено в связи с ее смертью, Фомина, Гридасовой, Абилова, Цыганцева, Руры и Серокурова, заранее объединившихся для совершения тяжких и особо тяжких преступлений, с целью завладения квартирами граждан путем мошеннических действий и вымогательств, была устойчивой, организованной и достаточно сплоченной, что не противоречит решению суда о необходимости оправдания указанных лиц по ст.210 УК РФ.

С учётом изложенного коллегия не усматривает оснований для удовлетворения кассационного представления в части оправдания Фомина, Гридасовой, Абилова, Цыганцева, Серок) рова и Руры по ст.210 УК РФ.

Доводы осуждённых о незаконности рассмотрения уголовного дела в отдельном производстве от вопроса о прекращении уголовного дела в отношении К нельзя признать состоятельными, поскольку эти действия суда и постановление Красноярского краевого суда от 21.12.2010г., которым уголовное дело в отношении К производством прекращено в связи с ее смертью (т.78 л.д. 167-187) их права не нарушает.

Доводы стороны защиты о невиновности Гридасовой в завладении квартирой Л и Б опровергаются показаниями потерпевшей Л о том, что Гридасова вместе с К предложила ей обменять квартиру на равноценную квартиру в г. , именно Гридасова убеждала о необходимости обмена и участвовала в показе квартиру в центре гор. , заверив, что она будет оформлена в её собственность, и пообещав денежную доплату. Гридасова через свою мать, работавшую в квартирном отделе, вместе с К , без ведома органов опеки и попечительства, выписали из её квартиры малолетнего сына Д .

Показания Л об участии Гридасовой в мошеннических действиях подтверждаются потерпевшим Б , свидетелями Л ., М (т. 16 л.д.76), Х и другими доказательствами.

Ссылки Гридасовой на доверительные отношения с потерпевшими, на то, что не установлены обстоятельства выдачи и удостоверения доверенности Б на продажу квартиры, не имеют какого - либо значения. Она осуждена за то, что взяв на себя, совместно с лицом, в отношении которого производство прекращено в связи со смертью, обязательства по оформлению документов на продажу квартиры Л в и приобретению ей квартиры в г. и пообещав выплатить денежную разницу не менее руб., обманули Л - квартиру её продали за руб., а деньгами распорядились по своему усмотрению, причинив потерпевшим значительный ущерб. Вместо обещанной квартиры в гор. , для Л было приобретено непригодное для проживания жилье, обещанная оплата в денежном эквиваленте не предоставлена.

Доводы осуждённого Руры о его невиновности опровергаются показаниями потерпевшей Л из которых следует, что обнаружив обман с обменом квартиры, она потребовала от К предоставления квартиры или возвращения её квартиры в пригрозив обращением в суд. После этого вечером к ней в квартиру приехали Гридасова и Рура, который был в милицейской форме. Рура находился в нетрезвом состоянии, вел себя развязно, стал выяснять, что им надо от К . Он завел ее сына Б на кухню, откуда она услышала стук и поняла, что Рура ударил её сына. Когда сын вышел из кухни, то лицо его было красное.

После этого Рура позвал в кухню ее и стал спрашивать, что ей надо от К . На ее объяснения Рура предупредил, чтобы они отстали от К , иначе им будет плохо, что их днем с огнем никто не найдет и искать не будет, что она восприняла как угрозу убийством. Ни к Руре, ни к К ни к Гридасовой по поводу поведения сына она никогда не обращалась и помощи у них не просила.

Эти же пояснения потерпевшая дала в ходе опознания Руры (т. 12 л.д.116- 118), а также на очных ставках с К (т. 16 л.д.255-262) и Рурой (т.16л.д.234-237).

Показания Л согласуются с показаниями потерпевшего Б подтвердившего, что после обнаружения обмана и требования от К документов на квартиру с сообщением о подаче заявления в милицию, к ним поздно ночью приехали находившийся в нетрезвом состоянии Рура и Гридасова. Рура стал разговаривать с матерью, требовал не трогать К , угрожал в противном случае убить мать, увезти на реку где подвесить ногами к мосту. Когда он - Б вступился за мать, Рура втолкнул его в кухню, где стал угрожать ему расправой в случае, если они не оставят К в покое, при этом ударил его ногой в лицо, отчего он упал на плиту.

Кроме того, показания потерпевших подтверждаются иными, изложенными в приговоре доказательствами.

Ссылки Руры на то, что во время преступления у него было личное время и он не исполнял служебные обязанности, являются несостоятельными, поскольку к потерпевшим он приехал в качестве сотрудника милиции, который в силу ст.1 Закона «О милиции» является представителем власти и обязан защищать жизнь, здоровье, права и свободы граждан, собственность, интересы общества и государства от преступных и иных противоправных посягательств.

Вопреки доводам защитника, суд указал, что являясь должностным лицом, Рура совершил действия, которые ликто и ни при каких обстоятельствах не должен совершать, чем дискредитировал правоохранительные органы и подорвал их авторитет. Его преступные действия повлекли за собой существенное нарушение конституционных прав и законных интересов Л и Б лишенных возможности защитить в установленном законом порядке свои права от преступных посягательств, в результате лишившихся квартиры, что суд правильно признал тяжкими последствиями.

Указанные обстоятельства опровергают доводы осуждённого об отсутствии причинной связи между превышением Рурой его должностных полномочий и наступившими последствиями.

С учётом изложенного оснований для оправдания Руры коллегия не усматривает.

Доводы стороны защиты о непричастности Руры и Гридасовой к завладению квартирой И , судом проверялись и отвергнуты приведёнными в приговоре доказательствами, в том числе показаниями свидетелей А К (т. 18 л.д. 100-104, 105-108) и Чернышева (т.23 л.д.54-60), совокупность которых свидетельствуют о том, что узнав о готовящейся сделке по отчуждению квартиры И Рура и Г , с целью приобретения права на квартиру И , вывезли его в пос. где Гридасова и лицо, в отношении которой дело прекращено в связи со смертью, получив доверенность на отчуждение квартиры, продали ее уже после смерти потерпевшего.

Доводы Фомина об отсутствии в ею действиях состава преступления в отношении П , предусмотренного ч.4 ст. 159 УК РФ являются необоснованными.

Проанализировав доказательства по делу, суд правильно установил, что умысел Фомина был на обман П с целью завладения их квартирой, что подтверждается показаниями потерпевших П и П о том, что с Фоминым и К разговор вели только об обмене, а не о продаже квартиры. Обманывая П , Фомин показал ей приемлемый для обмена и, получив согласие на переезд в эту квартиру, 16 марта 2005 года, воспользовавшись доверчивостью и неосведомленностью П и несовершеннолетием П Фомин и К оформили нотариальную доверенность не на обмен, а на продажу квартиры на имя Фомина. После этого, вместо обещанной в собственность П 3-х комнатной квартиры, Фомин привез их и оставил, несмотря на протесты потерпевшей, в 2-х комнатной квартире, принадлежащей постороннему лицу - Б . Продолжая обманывать П , зная, что квартира сдана лишь в аренду, Фомин заверил потерпевшую, что эта квартира будет оформлена в ее собственность. Каких- либо мер к приобретению П жилья или передаче денег за их проданную квартиру Фомин не предпринимал до возбуждения уголовного дела по данным обстоятельствам.

С учётом изложенного, вопреки доводам стороны защиты о том, что предметом совершенного им преступления являются деньги, действия Фомина квалифицированы правильно как мошенничество, т.е. приобретение права на чужое имущество путем обмана, совершенное с причинением значительного ущерба гражданам, т.е. по ч.4 ст. 159 УК РФ.

Как следует из записи К в тетради, П планировалось передать лишь руб. и приобрести темного вещей ее ребенку (л.д. 88-94, том 32).

Доводы Фомина и его защитника о недоказанности того, что квартирой П и деньгами от её продажи квартиры завладел он, судом обсуждались и обоснованно не приняты во внимание. Согласно приговору факт того, что квартира потерпевших была продана З который получил за нее деньги с покупателя, не свидетельствует о невиновности Фомина.

Именно на Фомина 16.03.05г. была оформлена нотариальная доверенность на продажу квартиры (т.8 л.д.38). В соответствии с показаниями потерпевших Фомин предложил ей помощь в обмене, для чего показывал ей вариант обмена. Фомин и К обещали ей доплату к обмену в сумме руб. Поэтому она передала Фомину и К документы на квартиру, но хотела оформить сделку через агентство недвижимости, чтобы избежать обмана, после чего Фомин и К представили ей З на которого затем была оформлена доверенность на продажу.

Из показаний З следует, что он был знаком с К Фоминым и другими подсудимыми, бывал у К в гостях. О доверительности их отношений свидетельствует и тот факт, что именно З К оставила на хранение свои тетради с записями, изъятые у него в ходе следствия (т.32 л.д.85-86).

Указанные обстоятельства согласуются с показаниями свидетеля Б о том, что ей со слов К известно о совершении ею мошенничества с квартирой П через агентство недвижимости З Доводы Фомина о несоответствии действительности его показаний о том, что деньги от продажи квартиры К забрала себе (т. 19 л.д. 128) противоречат имеющимся доказательствам.

Коллегия не может согласиться с утверждением стороны защиты о недоказанности совершения преступлений в отношении Н Как следует из показаний потерпевшего, после его договоренности с Серокуровым, который пообещал в порядке обмена за 2-х комнатную квартиру Н предоставить ему однокомнатную квартиру в том же районе гор. с доплатой руб., от Серокурова пришли представители — К и Фомин. Они отвезли его к нотариусу, где он, будучи с похмелья, не читая, не зная сути и на кого она выдана, подписал уже изготовленную доверенность. После этого, Фомин перевез его в однокомнатную квартиру по адресу гор. заверив, что эта квартира будет оформлена в его, т.е. Н , собственность. Заподозрив через некоторое время обман, он сбежал. Не имея возможности аннулировать доверенность без паспорта, который у него забрал и не отдавал Фомин, он обратился с заявлением в милицию. Во время его беседы в УВД, как он полагал, со следователем, в кабинете появился сначала Фомин, а потом, по его звонку, прибыл и Серокуров, который потребовал, чтобы он отказался от своих претензий, пообещав за это вернуть ему паспорт. Серокуров в присутствии Фомина сказал, что они искали его везде три дня и что его, Н , надо спрятать, чтобы он не бегал. Он, Н , говорил «следователю», что ему угрожают, хотят продать его квартиру, но они только смеялись над ним.

Понимая, что присутствующие действуют заодно, боясь Фомина и Серокурова, опасаясь, что у него власть, в связи с чем может всё, он был вынужден написать отказное заявление под их диктовку. Требуя вернуть паспорт, он сказал Серокурову, что будет прекращать сделку на что Серокуров стал агрессивным и заявил, что посадит его на 15 суток, пригрозив, что если он - Н , не откажется от своего заявления и прервет сделку, то он - Серокуров, спрячет его так, что его никто не найдет. Он воспринял эти слова, как реальную угрозу, считая, что Серокуров, как офицер, имеет возможность исполнить угрозу. Дней через 10 после этого Фомин под предлогом работы перевез его в пос. , где выходить из квартиры ему запретили.

В квартирном отделе, принуждая его к выписке из квартиры, Фомин говорил, что у него (Н ), нет другого выхода. Выписаться из своей квартиры он был вынужден, опасаяс, ранее высказанных ему угроз.

Выписывался в присутствии Фомина, Серокурова и Серокуровой, после чего Фомин опять отправил его в пос. , посадив в автобус. К и Фомин говорили ему, что денег за свою квартиру он не получит, т.к. в ней живет Серокуров, а Н будет жить в . Вернувшись весной в он узнал, что его квартира продана, в ней живет Серокуров.

Лишившись своей квартиры, он не получил за нее ни денег, ни обещанной однокомнатной квартиры в гор.

Согласно показаниям Фомина К.В. в ходе предварительного следствия, летом 2005 года, К сказала ему подъехать в УВД по поводу написанного Н заявления о краже у него паспорта, о чем ее предупредили. Следом за ним в УВД приехал и Серокуров (т. 19 л.д. 120-121).

Гридасова Т.А. во время предварительного следствия показала, что от К ей известно, что Серокуров, зная, что та вывозит людей в п. предложил ей вывезти туда же и Н , а его квартиру продать (т.20 л.д.235).

Из материала об отказе в возбуждении уголовного дела по заявлению Н следует, что 18 июля 2005 года он обращался с заявлением о привлечении к уголовной ответственности лиц, которые путем обмана пытаются обменять его квартиру, вывезли из нее вещи, не отдают ему документы и паспорт (т. 15 л.д.З). В соответствии с выпиской из домовой книги и договором о безвозмездной передаче жилья в собственность обещанная Фоминым в собственность Н квартира принадлежит Л Согласно договору купли-продажи, выписке из домовой книги и справке, квартира в пос. , в которую был заселен Н принадлежит семье Д , зарегистрированных в этой квартире.

Показания Н подтверждаются показаниями свидетелей С Ф К К Е , обвиняемых Гридасовой Т.А. (т.20 л.д.203-207, 211-220, 221-239), Цыганцева Е.Н. (т.21 л.д.86-95, 96-108, 110-111), материалами розыскного дела (т.44 л.д.35-62) и другими, изложенными в приговоре доказательствами.

В соответствии с исследованными доказательствами суд правильно пришел к выводу о виновности Фомина и Серокурова в похищении потерпевшего из корыстных побуждений, с целью завладения его квартирой, и мошенничестве, т.е. приобретении права на чужое имущество путем обмана, с причинением значительного ущерба гражданину, в крупном размере, организованной группой, а также Серокурова, являвшегося сотрудником милиции - в превышении должностных полномочий, т.е. совершении должностным лицом действий, явно выходящих за пределы его полномочий и повлекших существенное нарушение прав и законных интересов гражданина, совершенном с угрозой применения насилия и с причинением тяжких последствий.

Вопреки доводам осуждённого, показания свидетеля К не опровергают выводы суда о похищении Фоминым паспорта потерпевшего Н поскольку свидетель не смог объяснить отсутствие расписки потерпевшего в отказном материале по заявлению Н , хотя утверждал, что в случае возврата заявителям документов, об этом составляется соответствующая расписка, приобщаемая к материалам проверки.

Показания свидетеля С об глиби Серокурова на 18 июля 2005г.

суд обоснованно не взял во внимание, поскольку они не соответствуют в деталях с показаниям подсудимого, опровергаются показаниями потерпевшего Н а также принятыми судом во внимание показаниями обвиняемого Фомина во время предварительного следствия, показаниями свидетелей С К (т. 18 л.д. 17) и другими материалами дела.

Ссылка Фомина на то, что с постановлением о возбуждении уголовного дела по факту действий в отношении Н он не ознакомлен и следственные действия по этому поводу с ним не проводились, противоречат материалам дела.

Оснований для признания недопустимыми показаний свидетелей С и Н у суда не имелось. Они были допрошены в ходе предварительного следствия, в судебном заседании допрошены по ходатайству государственного обвинителя. Их показания оценены в совокупности с иными доказательствами.

Из протокола видно, что потерпевший Ф после оглашения его показаний в ходе предварительного следствия свои показания подтвердил и указал, что оглашенные сведения записаны с его слов верно, на момент допроса события, о которых рассказывал, он помнил лучше (т. 75 л.д.119, 121), в связи с чем, вопреки доводам адвоката Яцик Н.А., суд правильно, с учётом всех имеющихся по делу доказательств, принял во внимание его показания во время предварительного следствия.

В силу ст.42 потерпевшим является физическое лицо, которому преступлением причинён физический, моральный вред.

С учётом того, что Фомин и К , пообещав оформить К в собственность жилой дом, а его сыновьям выплатить денежную компенсацию, не выполнив обещаний, то есть устранив его путем обмана от участия в приватизации квартиры и тем самым лишив К права на нее, а также путем мошенничества продали квартиру, деньги за которую не передали, доводы Фомина о том, что К неправильно признан потерпевшим, являются не состоятельными.

То, обстоятельство, что К не писал заявление о привлечении Фомина к уголовной ответственности ч не имеет к нему претензий, не препятствует признанию его потерпевшим по делу и не ставит под сомнение выводы суда.

Вопреки доводам защитника показания подсудимого Фомина о непричастности к преступлению в отношении К судом исследовались, им дана надлежащая оценка.

Потерпевший А показал, что вернувшись с работы, он застал дома Фомина с парнем, которые, несмотря на их с отцом отказы от обмена квартиры, в очередной раз приехали с этим предложением. Выпив кофе, он потерял сознание и очнулся в гор. С ним находился отец, который тоже ничего не помнил. Через некоторое время Ж , С и Фомин на автомашине « », под управлением последнего, привезли их с отцом к нотариусу, где ему предложили подписать уже изготовленный документ, ничего не объясняя и не спрашивая. Ему было плохо и руки его «не слушались», поэтому он не смог подписать документ, и их с отцом увезли обратно в квартиру. На следующий день Фомин вторично возил их к нотариусу, где он подписал какие-то документы, при этом он находился в таком состоянии, что сопротивляться и читать не мог. Фомин говорил, что их квартиру он обменяет, заплатит им руб., обещая им в собственность квартиру гор. . Когда в конце сентября 2005 года отец умер, Фомин запретил кому-либо говорить об этом. К а привозила ему документы, сказав, что они на его квартиру, однако позже их забрал Т По виду документов он понял, что они были фальшивые. Вернувшись весной 2006 года в А он узнал, что их с отцом квартира была продана. Они с отцом не получили ни денег, ни обещанной однокомнатной квартиры.

На заявление, удостоверенное нотариусом, о разрешении А снять его с регистрационного учета (т.28 л.д.7, т.ЗЗ л.д.89), потерпевший показал в суде, что по указанию К в присутствии нотариуса он подписал бумагу, её не читая.

На адресный листок убытия, согласно которому А выписан с указанием нового места жительства (т.29 л.д.309), потерпевший суду пояснил, что указанный в листке адрес ему неизвестен, листок убытия им не составлялся и подпись в нем ему не принадлежит.

Свидетель В суду показала, что К оформила на нее доверенность на продажу квартиры в гор. хозяина которой и саму квартиру она не видела. В машине покупатель передала за квартиру деньги, которые К забрала себе.

Согласно заявлению Фомина, подписи в доверенностях от имени А выполнены им по договоренности с нотариусом (т.42 л.д. 177).

Учитывая изложенные доказательства в совокупности с исследованными иными доказательствами, следует признать несостоятельными ссылки стороны защиты о недоказанности совершении Фоминым и Цыганцевым мошенничества в отношении А .

Доводы Сергеева об отсутствии в его действиях состава преступления в отношении А утверждая, что их он не удерживал, опровергаются его показаниями во время предварительного следствия о том, что по просьбе К Фомина, Гридасовой и Цыганцева, на их деньги он, спаивая доставленным ими спиртом, присматривал за людьми, перевезенными из (т.20 л.д.93), а также показаниями А и Гридасовой о насильственном удержании А до продажи их квартиры по указанию К (т.20 л.д.233-235, 273-275).

Утверждение адвоката Яцик Н.А. о недоказанности мошенничества, совершенного Фоминым противоречат показаниям потерпевших Р Г Г свидетелей В (т. 17 л.д.112- 114), М К протоколам очных ставок потерпевших с К (т. 16 л.д.249-254, 263-266) и другим, объективным доказательствам.

Вопреки доводам стороны защиты способ хищения имущества П судом определен в соответствии с доказательствами правильно - установлено что Цыганцев и Гридасова совершили это мошенничество путём обмана.

Вопреки доводам осуждённого Сергеева, уголовное дело по ст. 105 ч.1 УК РФ по факту обнаружения трупа мужчины возбуждено.

В суде Сергеев подтвердил, что смерть потерпевшего наступила в связи с тем, что он его душил антенным кабелем.

Оценив представленные органами следствия доказательства, суд правильно установил обстоятельства совершения Сергеевым убийства Д на почве личных неприязненных отношений. Доводы стороны защиты о совершении убийства при превышении Сергеевым пределов необходимой обороны судом первой инстанции подробно исследовались и обоснованно отвергнуты. При этом суд указал, что, исходя из показаний Сергеева, посягательство со стороны Д было окончено, тот лежал на полу, вниз лицом и в этот момент отпала необходимость применения от него мер защиты, что для Сергеева было очевидно. Удушение Д антенным кабелем, затягивание его на шее до тех пор, пока потерпевший не перестал подавать признаков жизни, свидетельствует о прямом умысле Сергеева на его убийство, мотивом которого явились личные неприязненные отношения к Д возникшие в ходе ссоры.

Ссылка Цыганцева на отсутствие в приговоре указания на волеизъявление Б при поездке в пос. опровергается показаниями потерпевшего, из которых видно, что после его отказа от обмена своей квартиры на условиях Ц последний пригласил его в баню.

Вместе с Цыганцевым, Гридасовой и К они приехали в один из домов поселка, расположенного около г. . Во время застолья и распития спиртных напитков, когда он на предложение подсудимых отказался менять квартиру и собрался пешком идти домой, Цыганцев вспылил и, догнав его на улице, насильно затолкал в машину, сказав, что отвезет его домой в Вместо дома его увезли в пустую квартиру в п. . А после вынужденного подписания им доверенности на продажу своей квартиры в результате примененного к нему насилия и угроз убийством, Цыганцев и Гридасова увезли его в д. , где оставили.

Доводы осуждённого Чернышева и его защитника о недоказанности его вины в незаконном лишении свободы Б Ч и П опровергаются показаниями потерпевшей Б о том, что Чернышев участвовал в их перевозке в пог . где вместе с Артемьевым удерживал квартире под замком.

Потерпевшая Б показала, что в квартире их насильно удерживали Чернышев и Артемьев.

Из показаний П следует, что, не выпуская их из квартиры, с ними постоянно находился кто-то из парней.

В ходе предварительного следствия обвиняемый Артемьев показал, что он и Чернышев увозили Б в вместе с Цыганцевым и Гридасовой (т.23 л.д.147-148).

С учётом показаний потерпевших о том, что Чернышев и Артемьев препятствовали их выходу на улицу, доводы осуждённого об их свободном передвижении нельзя признать состоятельными.

Вопреки доводам стороны защиты, доказательства совершения Фоминым и другими осуждёнными преступлений в отношении М в приговоре приведены.

Из показаний потерпевшей М следует, что после выдачи ею Фомину доверенности на продажу квартиры с условиями приобретения им квартиры в гор. , своего присутствия при сделке и личного получения денег, Фомин вывез её и сына за город. На её крики и просьбы вернуть их домой, остановить машину и отказы от каких-либо сделок с квартирой Т и Фомин не реагировали. В начале 24-го часа их привезли, как потом узнала, в На предложение Фомина она с сыном отказывались выйти из машины, но Т потребовал их выйти, после чего Фомин привел их в квартиру Сергеева. Обманув, что поймает машину и увезет их в Фомин ушел, а они остались у Сергеева, который затем не выпустил их из квартиры.

На ее неоднократные просьбы Сергеев отвечал, что без разрешения Фомина их не выпустит, что он убил человека и сидел в тюрьме. Из квартиры выйти они не могли, т.к. Сергеев закрывал металлическую дверь на ключ и открывал только по звонку на сотовый телефон. Со слов Сергеева, Фомин договорился с ним, что они - М будут у него жить неделю, за что ему заплатят.

Из показаний Сергеева в ходе предварительного следствия следует, что к нему приехали Фомин и Т и попросили его в течение недели присматривать за М которых они ночью привезли из , и опасаются проблем с милицией. Фомин объяснил, что это им необходимо для оформления документов по квартире М Фомин обещал, что если он - Сергеев, не выпустит М из квартиры до распоряжения Фомина, то последний заплатит ему деньги, на что он согласился. Вечером по звонку Фомина он вышел на улицу, где в машине Т увидел ранее незнакомых ему М , которые отказывались выходить из машины, требовали увезти их обратно в . Тахир потребовал, чтобы они вышли. Он - Сергеев, пошел с М а Фомин за руки вытащил из машины М В квартире М отказывались раздеваться. На предложение Фомина выпить спиртное, которое привез Т , и заверение, что потом они поедут в те согласились выпить. Опьянев от спиртного, М уснули, а Фомин уехал с Т . Он оставил денег на продукты и наказал, чтобы М он не выпускал и следил, чтобы они не убежали. Поэтому дверь квартиры он закрывал, открывая ее, только когда вы содил на улицу по звонку Фомина.

Ключ от двери держал при себе. По указанию Фомина в течение недели он поил М спиртом, который привезла К . М просила их выпустить, на что он отказывал. Удерживал он М у себя в квартире две недели.

Эти обстоятельства в совокупности с показаниями потерпевших М и другими доказательствами опровергают доводы Фомина и Абилова, их защитников о невиновности осуждённых и недоказанности удержания М после похищения. Не подтверждается это обстоятельство и доверенностью, выданной нотариусом Я , которой суд дал надлежащую оценку.

Утверждение адвоката Калинченко В.С. об отсутствии у Абилова умысла на похищение М опровергается указанными в приговоре доказательствами.

Вопреки доводам осуждённого Абилова, судом установлено, что Фомин и Абилов, не собираясь выполнять перед М своих обязательств, с целью их хищения вечером 13 января 2006 года обманом вывезли М в пос. города , где удерживали под наблюдением Сергеева.

В этот период 19 января 2006 года Фомин по ранее полученной от М доверенности продал принадлежащую ей квартиру.

С учётом изложенных обстоятельств оснований для применения к осуждённым примечания к ст. 126 УК РФ не имеется.

Из показаний потерпевших М и М следует, что в куда они были вывезены против их воли, 28 января 2006 года Т (Абилов) и Т (Гридасова) перевезли ее с сыном в 2-х этажный барак и сказали, что Фомин купил им квартиру. Денег за свою проданную квартиру они не получили. Потерпевшая М показала, что передала Фомину в виде задатка и окончательного расчета в общей сложности руб., что подтвердила свидетель В пояснив, что М задаток за квартиру в сумме руб. передавала Фомину (т. 17 л.д.115-116).

В соответствии с показаниями потерпевших Межуевых, их законного представителя Слезко Л.А., потерпевшего Б и другими доказательствами суд пришел к правильному выводу о том, что потерпевшие М не получили деньги за свою проданную в квартиру.

С учётом изложенного доводы Фомлна и его адвоката о том, что органы следствия не выяснили факт получения М денег, что не установлено - кто получил деньги от продажи квартиры М являются необоснованными.

Судом установлено в соответствии имеющимися доказательствами и показаниями потерпевшего М что выдав доверенность Фомину на продажу квартиры, М не наделила его правом получения с покупателя денег, чтобы представить в регистрационную палату доказательство получения ею денег на квартиру и обезопасить себя на будущее. Поэтому Фомин и Абилов, угрожая М отобрали у нее расписки о получении ею денег за квартиру.

Расписки, изъятые в квартире Фомина, о получении М от М руб. в ходе предварительного следствия были утрачены, однако, как показала потерпевшая М потерпевшую М она никогда не видела, никаких денег ей не передавала, деньги за квартиру в сумме руб. она отдала именно Фомину. Оснований сомневаться в показаниях М у суда не имелось.

С учётом указанных обстоятельств ссылки Фомина на расписки М и недоказанность получения им денег не могут быть признаны состоятельными.

Доводы Фомина и его защитника Яцик о недопустимости протокола очной ставки Фомина с потерпевшим М от 29.09.2006г. судом рассматривались и отклонены, поскольку оснований для этого не установлено.

Очная ставка проведена с участием защитника. Участникам следственного действия разъяснялись права и обязанности, протокол соответствует требованиям УПК РФ, сведения, в нём указанные заверены подписями участников, в том числе обвиняемым Фоминым и его защитником (т. 16 л.д.160-172, 173), и соответствует ходу очной ставки, что суд установил из воспроизведенной в судебном заседании видеозаписи.

Ссылка осуждённого, что в очной ставке участвовал адвокат Старков Д.В., от которого он отказался, также противоречат указанному протоколу, из которого следует, что таких ходатайств и замечаний к протоколу Фомин не заявлял.

Выводы суда о похищении М повлекшем тяжкие последствия, основаны на фактических обстоятельства ;, из которых следует, что в период их незаконного удержания в п. квартира потерпевших была незаконно отчуждена, чем им причинен значительный ущерб в крупном размере. М будучи тяжело больным человеком, находился в под наблюдением врачей, а оказавшись в изоляции в незнакомом месте, он не мог получить квалифицированную медицинскую помощь, в связи с чем, его здоровье резко ухудшилось и, по возвращении в он не выходил из больницы, где умер. М покончила жизнь самоубийством.

Между похищением М их незаконным удержанием и наступившими последствиями имеется прямая причинная связь.

Из отказного материала по заявлению М в отношении Фомина и К по факту мошеннических действий при продаже квартиры, следует, что после отмены постановления об отказе в возбуждении уголовного дела материал был передан на исполнение ('ерокурову 27 марта 2006 года (т.9 л.д.37).

Постановлением от 4 апреля 2006 года Серокуров отказал в возбуждении уголовного дела в отношении Фомина за отсутствием в его действиях состава преступления (т.9 л.д.54-55).

Потерпевший М в суде показал, что в конце марта 2006 года Фомин привез его в в ОБЭП к Серокурову. По пути Фомин говорил ему, что надо написать в объяснении - что деньги они получили за два приема по руб. Зайдя в кабинет, Фомин поздоровался с Серокуровым за руку, они по-приятельски общались между собой, обменялись сотовыми телефонами.

Серокуров дал ему бумагу с ручкой закрыл на ключ в отдельном кабинете, приказав грубым повышенным тоном написать в объяснении так, чтобы «пацанам, т.е Абилову и Фомину, было нормально». Хотя прямых угроз Серокуров не высказывал, но его он боялся, испытывая чувство страха за себя и за мать. После того, как мать вывозили и под угрозами заставили написать расписку, и, видя его дружеские отношения с Фоминым, он понял, что Серокуров с ними заодно, и не стал говорить ему правду. Просидев в кабинете Серокурова полтора часа, он написал то, что требовал Фомин. После этого Серокуров открыл кабинет и Фомин его увез. 3 апреля 2006 года Фомин вновь привозил его в ОБЭП, где на просьбы матери и Слезко забрать ложное объяснение, он - М сказал, что боится это делать, после чего Фомин сразу отвез его в Свои показания М подтвердил в ходе очной ставки с Фоминым.

Сведения, указанные М , подтвердила потерпевшая М из показаний которой следует, что 3 апреля 2006 года в ее присутствии, Серокуров звонил Фомину, обращался к тому по имени, спросил, когда тот привезет её сына. Через несколько минут Серокуров завел в кабинет ее сына Павла, который рассказал ей, что 25 марта Фомин привез его из в « г. где его удерживали, чтобы он написал заявление против нее, что все было добровольно, никто их не вывозил, квартиру не отбирали. А 27 марта Фомин привозил его к Серокурову в ОБЭП, где они между собой поздоровались за руку, обменялись сотовыми телефонами, и Серокуров заставил Павла написать объяснение так, как они требовали, чтобы ребятам было хорошо и не пострадал Фомин. Сын ей говорил, что боится Серокурова, т.к. тот друг Фомина, который его пугал. Около здания ОБЭПа ее сына ждали Фомин и Т Серокуров грозил возбудить на нее - М уголовное дело по ст. 306 УК РФ. Получив постановление Серокурова об отказе в возбуждении уголовного дела и позвонив ему, она сказала, что будет жаловаться в прокуратуру. В ответ на это Серокуров заявил, чтобы она ехала в , где ей купили квартиру и сделали ремонт, оскорбив при этом нецензурной бранью. Со слов сына ей известно, что он написал объяснение по требованию Серокурова, опасаясь за свою и ее жизни. Денег за квартиру он не получал, но писал расписку в их получении (т.9 л.д.105-106, 107-108).

Аналогичные показания о злоупотреблениях Серокурова и действиях Фомина со слов потерпевших дала их законный представитель Слезко Л.А. Показания потерпевших согласуются и подтверждаются показаниями свидетелей Б (т.5 л.д.187-194), К (т. 18 л.д.101-104, 105-108) и другими материалами дела, что свидетельствует о несостоятельности доводов Серокурова о недоказанности превышения им должностных полномочий.

Доводы Серокурова о том, что его оговорили лица, привлечённые к уголовной ответственности по его материалам, судом проверялись и обоснованно не приняты во внимание.

Из показаний Сергеева в ходе предварительного следствия видно, что приехав в п. М отказывались выходить из машины, требовали увезти их обратно в и М был насильно вытащен за руки Фоминым. По предварительной договоренности с Фоминым и Т , он насильно удерживал у себя в квартире М до особого распоряжения К , Абилова и Фомина. Выполняя указание, на улицу М не выпускал, держал под замком, следил, чтобы они не убежали (т.20 л.д.85- 88,93-97, 107).

Показания Сергеева объективно подтверждаются показаниями потерпевших М об их насильственном удержании Сергеевым и другими материалами дела.

С учётом этих обстоятельств доводы Сергеева о невиновности по ст. 127 УК РФ не могут быть признаны состоятельными.

Не свидетельствует об этом оформление М 17.01.2006 года доверенности, поскольку это произошло, согласно материалам дела, обманным путём.

В судебном заседании потерпевший Р показал, что после его неоднократных отказов от обмена и продажи своей квартиры, а также предложения Цыганцева о работе вахтовым методом в г. около 21 часа к нему домой пришли двое мужчин, предъявившие удостоверение сотрудников милиции, которые предложили проехать с ними в УВД. Ничего не подозревая, он согласился. Приехав к зданию УВД г. его пересадили в другой автомобиль - « », под управлением Цыганцева. Полагая, что тот является сотрудником милиции, и не опасаясь, он сел к нему в машину.

Цыганцев вместе с Гридасовой отвезли его в пос. По дороге Цыганцев говорил, что он - Р , подозревается в драке со смертельным исходом, поэтому он везет его на очную ставку. По приезду в его оставили на ночь в бараке с незнакомыми людьми. Под предлогом оформления протокола, Цыганцев забрал у него паспорт. Через 3 дня Фомин перевез его в другую квартиру, купил водки и уехал. Под угрозами насилия он подписал доверенность на продажу своей квартиры, после чего Фомин привез его в какую-то гостиницу, а затем Цыганцев и Гридасова перевезли его в квартиру, где он содержался с К и еще , двумя мужчинами, один из которых был психически больной. Дверь квартиры была закрыта на гаражный замок, ключи от которого всегда были в кармане у хозяина Ю . В этой квартире он прожил больше месяца, не имея возможности покинуть ее, так как Ю не выпускал их, ссылаясь на Цыганцева, поил их спиртом, который ему привозили. По звонку Ю или его жена выходили на улицу за продуктами. В других квартирах, где его содержали, двери также закрывались, на окнах были решетки, он находился под присмотром, не имея возможности уйти. Числа 13 или 14 апреля Цыганцев с Гридасовой увезли его в где еще 3 дня удерживали в коттедже К Из показаний Цыганцева во время предварительного следствия видно, что Р он увозил в по просьбе Фомина и по указанному им адресу (т.21 л.д.86-95).

Эти показания подтверждаются протоколами: очной ставки потерпевшего с Цыганцевым (т. 16 л.д.305-310), опознания потерпевшим А (т.7 л.д.59-62), осмотра места происшествия (т. 12 л.д.59-64), показаниями свидетелей А (т. 16 л.д.20-21, 25), В (т. 17 л.д.118-119) и другими доказательствами, которые свидетельствуют о совершении осуждёнными преступлений и опровергают их доводы о невиновности.

На основании имеющихся доказательств, опровергающих доводы стороны защиты об их невиновности, суд правильно установил, что Фомин, Цыганцев и Гридасова в составе организованной группы с целью завладения квартирой потерпевшего после его отказа от обмена, обманным путем вывезли его в гор. , где незаконно, против воли Р , удерживали его длительное время, перевозя с одной квартиры на другую.

Вина осуждённых в похищении К судом установлена на основании исследованных доказательств, в том числе показаний Чернышева в ходе предварительного следствия, из которых видно, что Абилов привез его и Артемьева к дому 18 микрорайона 2 в гор. , около которого были Фомин и Цыганцев. Ему и Артемьеву Фомин предложил постучаться в квартиру на 1-м этаже 2-го подъезда. Поскольку дверь никто не открыл, посоветовавшись с Цыганцевым, Фомин заставил его - Чернышева, залезть через форточку в квартиру. Проникнув в квартиру, он открыл входную дверь, сказав об этом Фомину, Цыганцеву и Т стоявшим у подъезда (т.23 л.д.43- 45, 80-83).

Подсудимый Артемьев суду показал, что примерно в 22-23 часа Фомин и Цыганцев привезли его с Чернышевым к дому Фомин отправлял их стучать в квартиру К . Когда на их звонки дверь не открыли, Фомин заставил залезть в квартиру через приоткрытую форточку Чернышева, который открыл дверь. После этого Фомин вывел из подъезда К и посадил его в машину, в которой ожидал Цыганцев. Примерно через неделю в квартире в гор. , дверь которой открыл нерусский мужчина, он увидел К и еще 2-х мужчин, один из которых на вид был психически болен.

К был пьян и требовал свой паспорт.

Показания Чернышева и Артемьева подтверждаются и согласуются с иными показаниями по делу, поэтому считать, что Артемьев и Чернышев оговорили Фомина, оснований не имеется.

С учётом исследованных по делу и принятых во внимание доказательств ссылки осуждённых Абилова и Черный ева об отсутствии у них умысла и договорённости на похищение потерпевшего К являются несостоятельным.

Вопреки утверждению Чернышева, согласно описанию в приговоре действий виновных, за незаконное удержание К в пос. он не осуждён.

Оправдание по ст. 163 ч.З п.«а» УК РФ по эпизоду в отношении К , не исключает квалификацию действий Фомина по похищению потерпевшего из корыстных побуждений, поскольку они выполнялись с целью завладения правом на квартиру потерпевшего.

Утверждение Цыганцева о невиновности в похищении Б опровергается показаниями потерпевшего, из которых следует, что на его отказ от обмена квартиры К и Цыганцев предложили ему выпить за знакомство, налив ему спиртное, принесенное с собой. От выпитого ему стало плохо и очнулся он в салоне машины, в которой были К , а за рулем Цыганцев. Они привезли его в однокомнатную квартиру, расположенную в бараке в п. В ней находились еще четверо мужчин. В квартире их держали около суток, без еды. Уйти из квартиры они не могли, находились под замком, окна были зарешечены.

В судебном заседании Цыганцев признал факт завладения квартирой Б путем мошенничества, пояснил, что перемещение Б использовалось для облегчения завладения деньгами от ее продажи.

Доводы стороны защиты о невиновности осуждённых в вымогательстве у Ш опровергаются показаниями законного представителя Ш , который показал, что со слов его брата Ш во время его незаконного удержания Фомин, К и Т заставляли его подписывать документы на аренду квартиры, обещая взамен его квартиры приобрести ему комнату в общежитии, купить мебель, одежду и обувь. Брат отказывался продавать квартиру и, кроме угроз, которые ему высказывали Цыганцев, К и К последний перебросил брата через себя, отчего тот упал и ударился о пол затылком. Так же К несколько раз пнул брата по гениталиям. Кроме Фомина его никто больше не бил. Брату было больно и он, испугавшись, согласился подписать договор. После этого его и Щ увезли к нотариусу в область, где под угрозой расправы, заставили подписать доверенность на продажу его квартиры, угрожая в случае отказа переломать кости и обещая, что он из не уедет.

Аналогичные показания со слов потерпевшего Ш дал свидетель Ш Из явки с повинной Артемьева В.Г. следует, что Фомин и Цыганцев предложили ему и Н дня 2-3 угощать Владимира спиртными напитками, чтобы тому понравилось в , а когда через два дня Щ сообщила о том, что В не хочет там сидеть, Фомин ругался, говоря, что уже потратил деньги. Через некоторое время, приехали Цыганцев и Фомин, который избил В Затем Фомин избитого В увёз (т.23 л.дЛ 00-101).

Согласно показаниям обвиняемого Чернышева в ходе предварительного следствия в период с 7 по 10 февраля 2006 года Рура в его присутствии рассказал К и Гридасовой, что он и Цыганцев выбили дверь в квартиру, после чего Рура показал удостоверение сотрудника милиции и сказал хозяину квартиры ехать с ними. После этого К передала Руре деньги (т.23 л.д.54-60, 61-65).

Эти показания Чернышев подтвердил на очной ставке с Рурой (т. 16 л.д.243-248).

Указанные пояснения Чернышева опровергают ссылки адвоката Кузнецова об отсутствии данных о получении Рурой от К материального вознаграждения.

Из чистосердечного признания Чернышева следует, что когда он находился в снятой Фоминым квартире с Артемьевым и девушкой по имени Н , то видел, как приехавшие К и Ж разбудили «деда» и, закрывшись, минут 40 разговаривали с ним в комнате (т.23 л.д.2-3).

Вопреки доводам стороны защиты, совокупность исследованных доказательств позволила суду прийти к выводу о том, что Фомин, Цыганцев и Рура, действуя в составе организованной группы, вступили в сговор на завладение квартирой Ш с целью ее продажи и получения денежных средств. С этой целью, похитив Ш и незаконно удерживая его в п. , после отказа Ш от обмена квартиры, а потом и от выдачи доверенности на ее продаж), Фомин, действуя согласованно с Цыганцевым, применил к Ш насилие, тем самым, заставив его подписать доверенность на отчуждение квартиры.

Ссылки Цыганцева на то, не указано, в чем выразились «иные тяжкие последствия», не соответствуют приговору, согласно которому на основании доказательств суд привел мотивы оценки преступных действий осуждённых, повлёкших указанные последствия.

Выводы о таких последствиях, наступивших у потерпевшего Ш является обоснованным. Суд правильно указал, что тяжкие последствия его похищения выразились в незаконном отчуждении квартиры Ш , чем ему был причинен значительный ущерб в крупном размере. В результате похищения у Ш , тяжело больного, инвалида 2-й группы, оказавшегося в изоляции, в незнакомом месте, и не имеющего возможности получить квалифицированную медицинскую помощь, значительно ухудшилось состояние здоровья, развилось психическое заболевание, в результате которого он был признан недееспособным. Между похищением и незаконным удержанием Ш и наступившими последствиями имеется прямая причинная связь, поскольку сразу после похищения он был госпитализирован, а впоследствии и признан недееспособным.

Из показаний потерпевшего С следует, что после его решения продать или обменять квартиру к нему пришел незнакомый ему Ш который привел с собой Цыганцева, предложившего спустя время обменять его квартиру на квартиру в гор. . После этого его обманом вывезли из В период его удержания Цыганцев и Гридасова после отказа на их предложение подписать документы на сдачу его квартиры в аренду, стали его принуждать к этому, требовать в приказном, повышенном тоне. Находясь в незнакомом городе и, опасаясь за свою жизнь, с их требованиями он был вынужден согласиться, и подписал Цыганцеву и Гридасовой какую-то доверенность. После этого Гридасова и Цыганцев возили его к нотариусам в город , а потом в но те отказались удостоверять доверенность.

Эти показания опровергают утверждение Цыганцева о его и Гридасовой невиновности.

На основании показаний потерпевшего, подтверждающихся совокупностью исследованных в судебном заседании доказательств, суд сделал обоснованный вывод о виновности Цыганцева и Гридасовой в похищении С в марте 2005г. и совершении у него вымогательства квартиры.

Не опровергают эти выводы суда и те обстоятельства, что квартиры, в которых С содержался, не были осмотрены.

Доводам Цыганцева о том, что весной 2005г. он не был знаком с К и Гридасовой суд в приговоре дал надлежащую оценку.

С доводами осуждённых Гридасовой и Цыганцева о том, что суд вышел за пределы предъявленного обвинения коллегия согласиться не может.

Обвинение по эпизоду похищения С не изменилось - суд установил, как и было предъявлено обвинение, что похищение С состоялось в один из дней марта 2005 года, после чего Цыганцев увез потерпевшего в один из неустановленных следствием частных домов города откуда Цыганцев и Гридасова перевезли потерпевшего в город , где он содержался в квартире А Поскольку похищение С было окончено с момента его перемещения в другое место с целью его последующего удержания в неволе, то изменение судом даты возвращения потерпевшего в город не влияет на правовую оценку содеянного виновными и, следовательно, не нарушает их право на защиту.

Несмотря на отмену приговора в части похищения А обвинение и обстоятельства совершения в отношении них вымогательства в приговоре не изменились.

Вопреки доводам Цыганцева, в шовные осуждены за похищение К в соответствии с предъявленным обвинением.

Коллегия считает, что уточнением времени похищения Ш с «в ночь на 7 февраля 2006г.» в обвинении на «7 февраля 2006г.» в приговоре, при сохранении всех других обстоятельств совершения преступлений, в том числе и последующего вымогательства, требования ст.252 УПК РФ судом не нарушены, поскольку указанное изменение не является существенным.

Исключение из обвинения в совершении преступления в отношении П части его формулировки, изменение последовательности нахождения и оставления в жилищах, в которые вывозились потерпевшие Б Б Ш и Р - не ухудшают положение обвиняемых.

Утверждение осуждённых, что суд в приговоре изменил место применения к потерпевшему физического насилия при совершения вымогательства, не основано на материалах дела, из которого видно, что как в постановлении о предъявлении осуждённым обвинения, так и в приговоре установлено, что Цыганцев, Гридасова и неустановленный следствием мужчина вывезли Б на автомашине Цыганцева на окраину пос. гор. , где мужчина нанес ему множественные удары по различным частям тела, а Цыганцев ударил потерпевшего кулаком в область шеи и два удара по туловищу, причинив ему физическую боль.

После этого Цыганцев и Гридасова стали высказывать Б угрозы убийством в случае, если он не подпишет им доверенность на продажу своей квартиры. Изложенные обстоятельства, как и виновность Гридасовой и Цыганцева в преступлениях в отношении Б подтверждаются материалами дела.

Дата похищения Б судом установлена правильно, исходя из даты подписания им доверенности на продажу квартиры вследствие применённого к нему насилия.

Не является изменением обвинения указание суда на установленное место совершения виновными насилия при вымогательстве квартиры у Р Как указано в приговоре - Фомин и Цыганцев вывезли его на проселочную дорогу, расположенную в нескольких километрах от г. , где угрожали физической расправой и требовали подписать доверенность на распоряжение квартирой, а Цыганцев нанес потерпевшему удар кулаком в лицо, причинив физическую боль. Согласно обвинительных документов, эти действия были совершены на дороге, расположенной в 2-х км от гор.

Указанные в жалобах обстоятельства, за исключением принятых коллегией во внимание, не изменили фактические условия совершения обвиняемыми инкриминируемых им преступлений, как не изменили и существо их обвинения, поэтому утверждать о нарушении их права осуждённых на защиту оснований не имеется.

Вопреки доводам, изложенным в кассационных жалобах, квалификация действий осуждённых, за исключением внесённых в приговор изменений, судом дана правильная, в соответствии с законом, действовавшим на момент вынесения приговора.

Исходя из совокупности исследованных доказательств, суд правильно установил, что Фомин, Цыганцев и Гридасова совершили вымогательство, т.е. требование у Р передачи права на чужое имущество - квартиру, под угрозой применения насилия, в крупном размере, организованной группой, а Фомин и Цыганцев - с применением насилия.

Поэтому оснований для их квалификации по ст. 179 УК РФ, о чём просят в жалобе осуждённые, у суда не имелось.

Ссылку Гридасовой на отсутствие в их действиях в отношении Р признака безвозмездности, что, по её мнению, исключает привлечение к уголовной ответственности по ст. 163 УК РФ - нельзя признать состоятельной, поскольку вымогательство является корыстным преступлением против собственности, не являющимся хищением, и заключается в требовании передачи чужого имущества или права на него или совершении других действий имущественного характера под угрозой применения насилия либо уничтожения или повреждения чужого имущества.

Оснований для освобождения от уголовной ответственности осуждённых за похищения потерпевших, предусмотренных примечанием к ст. 126 УК РФ, не имеется.

В соответствии со ст. 126 УК РФ похищением признается захват (завладение) лица и его перемещение в другое место с целью последующего удержания потерпевшего.

Поэтому, исходя из того, что потерпевшие против их воли изымались из мест своего проживания (нахождения), после чего вывозились в иные места, где удерживались определённое время с целью выполнения требований виновных о передаче им имущества либо права на него, в том числе подписания нотариальных доверенностей и других документов, доводы осуждённых о добровольном освобождении потерпевших, влекущем применение примечания к ст. 126 УК РФ, не могут быть признаны состоятельными.

Вопреки доводам Руры об отсутствии причинно-следственной связи последствий с его действиями, из установленных обстоятельств видно, что его действия повлекли за собой существенное нарушение конституционных прав и законных интересов потерпевшего Ш : утрату права на свою собственность - квартиру, утрату здоровье, в том числе и психического.

Оснований для квалификации его действий по ч.1 ст.286 УК РФ, как об этом просит осуждённый, не имеется.

Вопреки доводам адвоката, обвинение в вымогательстве - требовании у Ш передачи чужого имущества под угрозой применения насилия, совершенное с применением насилия, в крупном размере, организованной группой во время предварительного следствия Фомину предъявлялось (т. 19 л.д.228-240).

Доводы Серокурова и его защитника о том, обвиняемый общался с К по указанию руководства только в служебных целях, как с источником информации в служебных (оперативных) целях, что суд отказался исследовать материалы оперативных дел, опровергающие доводы обвинения, признаются несостоятельными, поскольку из показаний в суде самого Серокурова следует, что все контакты и встречи с К , указанные в данном уголовном деле, а также инкриминируемые ему деяния не связаны с его оперативной работой.

Оснований, предусмотренных ст. 75 УПК РФ, для признания недопустимыми показаний лиц, которые приобрели квартиры потерпевших, и также признанных по делу потерпевшими, Судебная коллегия не усматривает.

Эти лица являлись покупателями квартир, проданных им Гридасовой и другими осуждёнными путём мошеннических действий или вымогательств, чем им был причинён вред, моральный и (или) имущественный. На указанные квартиры налагались аресты.

Анализ и надлежащая оценка исследованных в судебном заседании доказательств позволили суду прийти к правильному выводу о виновности осужденных во вменяемых им деяниях. Указанные доказательства, в их совокупности сомнений не вызывают и опровергают утверждения стороны защиты о непричастности осуждённых к преступлениям и недоказанности их вины.

Ссылки Гридасовой и её защитника о недоказанности её участия в мошенничестве в отношении И вымогательстве у А невиновности в отношении П , об отсутствии у неё умысла на похищение С и совершение у него вымогательства, не могут быть приняты во внимание, поскольку противоречат исследованным в суде доказательствам.

Вопреки доводам осуждённой доверенность С на которую она ссылается в жалобе, не ставит под сомнение признание её виновной в преступлениях в отношении потерпевшего.

Те обстоятельства, что квартиру С по доверенности от С продавал Ш который согласно расписки получил деньги от Я которая не сообщила о причастности Гридасовой к данным преступлениям, не влияют на оценку действий осуждённой по п.«а» ч.З ст. 163 УК РФ и п.«а» ч.З ст. 126 УК РФ, поскольку, как установлено судом, Цыганцев действовал через Ш , вводя Я в заблуждение относительно его полномочий.

В соответствии со ст.90 УПК РФ (в ред. Федерального закона от 29.12.2009 N 383-ФЗ) обстоятельства, установленные вступившим в законную силу приговором либо иным вступившим в законную силу решением суда, принятым в рамках гражданского, арбитражного или административного судопроизводства, признаются судом, прокурором, следователем, дознавателем без дополнительной проверки. При этом такие приговор или решение не могут предрешать виновность лиц, не участвовавших ранее в рассматриваемом уголовном деле.

Из решения от 22 мая 2006 года о взыскании со Ш в пользу Я денег в сумме 120000 рублей видно, что действия Цыганцева по хищению путём обмана денежных средств потерпевшей Я и вопросы его виновности судом не затрагивались и не предрешались (т.2 л.д. 132-133). Обстоятельства совершения осуждённым Цыганцевым указанного преступления, как это установлено обжалованным приговором, не противоречат обстоятельствам, выявленным в решении Ачинского городского суда от 22 мая 2006 года (т.2 л.д. 132-132).

В связи с изложенным доводы адвоката Екимова А.В. о нарушении требований ст.90 УПК РФ нельзя признать основанными на законе.

Доказательства, положенные в обвинение Сергеева в незаконном лишении свободы потерпевших А и М пособничестве в мошеннических действиях в отношение М являются допустимыми, они опровергают доводы защиты о невиновности осуждённого в инкриминируемых ему преступлениях.

Вопреки доводам осуждённого Сергеева свидетель Е в судебном заседании допрашивался, ходатайства о допросе свидетеля О . заявлено не было.

Доводы Сергеева о том, что суд вышел за пределы предъявленного ему обвинения нельзя признать обоснованными, поскольку органами следствия он обвинялся по п.п.«а,в» ч.З ст. 126 УК РФ в похищении А с последующим удержанием, что предусматривает повышенную уголовную ответственность по сравнению с наказанием, предусмотренным ч.З ст. 127 УК РФ. Действиями суда положение Сергеева не ухудшено и право на защиту не нарушено.

Содержание явок с повинной Артемьева В.Г., приведённых в приговоре, соответствует оригиналам.

С учётом положений п.1 ч.2 ст.74 УПК РФ и отсутствия оснований, предусмотренных ст.74 УПК РФ, утверждение осуждённых о недопустимости показаний подсудимого Артемьева нельзя признать обоснованным.

Выводы суда, изложенные в приговоре, кроме касающихся внесённых изменений, основаны на допустимых доказательствах, мотивированы и соответствуют фактическим обстоятельствам уголовного дела. Оснований сомневаться в них у коллегии не имеется.

Вопреки доводам стороны защиты, показания свидетелей С С Е и Ч суд отверг обоснованно, с учётом их противоречивого характера и опровержения исследованными по делу доказательствами.

В ходе предварительного и судебного следствия психическое состояние подсудимых исследовалось, каких - либо данных о наличии у них психических расстройств, иных болезненных состояний не установлено. Сомнений в психическом состоянии подсудимых, в их способности правильно воспринимать имеющие значение для уголовного дела обстоятельства у суда также не имелось. Не давали поводов к таким сомнениям и заключения ранее проведённых обвиняемым судебно-психиатрических экспертиз.

Поэтому доводы осуждённых о том, что им не были проведены указанные экспертизы, не могут быть признаны обоснованными.

Доводы стороны защиты о недопустимости показаний свидетеля К суд правильно не принял во внимание, поскольку её допросы были проведены в соответствии со ст. 191 УПК РФ.

В обвинительных документах по п.п. «а, в» ч.З ст.286 УК РФ органы следствия указали, что превышение Серокуровым должностных полномочий в отношении М повлекло лишение М их собственности В приговоре суд указал на те же действия повлекшие за собой существенное нарушение прав и законных интересов М являющееся признаком преступления, предусмотренного ст.286 УК РФ. Поэтому ссылка Серокурова на то, что суд вышел за пределы предъявленного обвинения и нарушил ст.252 УПК РФ, противоречит фактическим обстоятельствам.

Вопреки его доводам, мотив превышения Серокуровым своих служебных полномочий в приговоре указан - оказание психического воздействия на М с целью отказа потерпевших от своих законных требований.

Вопреки доводам защиты, судом приняты во внимание показания свидетелей В , Г С , которые они давали со слов К , а также показания самой обвиняемой К в части, подтверждающейся иными доказательствами.

Кроме того, судом учитывалось заключение экспертов - психиатров, согласно которому во время совершения преступлений К хроническим психическим расстройством, слабоумием или иным болезненным состоянием психики не страдала, у неё не было признаков и временного психического расстройства, которое бы лишало ее способности осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий и руководить ими. Хроническое психическое расстройство у нее развилось после совершения правонарушений (т.27 л.д.348-350).

Нарушений уголовно-процессуального закона влекущих отмену приговора, не допущено.

Из материалов дела видно, что во время предварительного следствия свидетель К была допрошена по инициативе Серокурова (т.24 л.д. 155, 259-260).

Сторона обвинения и суд принимали всевозможные меры к её явке в судебное заседание: запрашивалось УФМС по г. и району, выносилось постановление о её приводе. Согласно акту о невозможности привода в суд свидетеля К , по адресу, указанному ею в протоколе допроса, она не проживает, в месте регистрации она также не проживает около 4-х лет, связь с дочерью не поддерживает. Согласно справки ОУУМ УВД по г. и району в ходе проведенных оперативно-поисковых мероприятий установить местонахождение К не представилось возможным. Признав изложенные обстоятельства чрезвычайными, исключающими явку свидетеля, суд огласил её показания в соответствии с п. 4 ч. 2 ст. 281 УПК РФ.

С учётом изложенного и совокупности доказательств по делу оснований для признания показаний свидетеля К недопустимыми у суда не имелось.

Согласно обвинительных документов и приговору стоимость похищенной у Н квартиры составляла руб., в связи с чем ссылки Серокурова на то, что суд завысил стоимость квартиры и увеличил его обвинение по объему ущерб нельзя признать состоятельными Вопреки доводам стороны защиты, обвинительное заключение соответствует требованиям ст.220 УПК РФ.

Рура осуждён, за то, что как указано в обвинительном заключении он, лицо, в отношении которого уголовное дело прекращено, и Гридасова, действуя в составе организованной группы, с целью приобретения права на его квартиру вывезли И в пос. , где лицо и Гридасова склонили потерпевшего к подписанию доверенности на отчуждение квартиры, и после смерти потерпевшего его квартиру продали. Указанные действия Руры органами следствия квалифицированы по ч.4 ст. 159 УК РФ, как мошенничество - приобретение права на чужое имущество путем обмана, совершенное с причинением значительного ущерба, в крупном размере, организованной группой (т.22 л.д.257-258).

Утверждение осуждённых Руры и Серокурова о том, что по окончанию предварительного следствия они ознакомились не со всеми материалами уголовного дела, не соответствует действительности, поскольку в томах 34-35 находятся материалы с протоколами выполнения обвиняемыми требований ст.217 УПК РФ, в томах с 36 по 38 содержится обвинительное заключение.

Доводы Фомина о том, что он не ознакомлен с томом №34 уголовного дела, а с другими материалами знакомился без адвоката, нельзя признать обоснованным.

В соответствии со 217 УПК РФ обвиняемому Фомину К.В. и его защитнику - адвокату Андреевой З.С., 23 апреля 2007 года были предоставлены для ознакомления все материалы уголовного дела, с которыми они знакомились как совместно, так и раздельно. С учётом ознакомления на 10 июля 2007г. всего с 16 томами уголовного дела и в связи с явным затягиванием времени ознакомления постановлением Ачинского городского суда от 11 июля 2007 года установлен срок на ознакомление Фомина и его защитника до 7 августа 2007г. Постановлением следователя от 7 августа 2007г. Фомину был предоставлен дополнительный срок для ознакомления - 2 дня, после чего Фомин знакомился с делом 7, 8 и 9 августа 2007г.

Согласно протоколу обвиняемому Фомину разъяснялись его права, предусмотренные, в том числе ч.5 ст.217 УПК РФ - высказать свою позицию о форме судопроизводства Фомин и его защитник отказались (т.35 л.д. 161-228).

В стадии предварительного слушания Фомин был повторно ознакомлен с материалами уголовного дела (т.39 л.д.210, 216).

В соответствии со ст. 167 УПК РФ в случае отказа обвиняемого подписать протокол следственного действия следователь вносит в него соответствующую запись, которая удостоверяется подписью следователя, а также подписями защитника и других лиц, законного представителя, представителя или понятых, если они участвуют в следственном действии.

При таких обстоятельствах не могут быть признаны состоятельными доводы Фомина о том, что ему не разъяснены его права, предусмотренные УПК РФ, и он был лишен возможности высказать свою позицию о форме судопроизводства, что запись об отказе подписать протокол не заверена понятыми.

В силу п.5 ч.2 ст.231 УПК РФ ходатайство о рассмотрении уголовного дела судом с участием присяжных заседателей л од судимый не вправе заявлять после назначения судебного заседания.

Как видно из протокола, во время предварительного слушания 17 декабря 2007г. Фоминым было заявлено желание о рассмотрении уголовного дела судьёй единолично, с учётом чего было принято решение о назначении судебного заседания на 15 января 2008 года и рассмотрении уголовного дела судьёй единолично (т.39 л.д.210, 224-244, 262-279, 280-284).

С учётом изложенного доводы Фомина о последующем отказе суда в удовлетворении ходатайства о рассмотрении уголовного дела судом присяжных нельзя признать основанными на законе.

Ссылки Фомина и Абилова на нарушение их права на защиту и пользование юридической помощью не эснованы на законе и противоречат материалам дела.

По смыслу ст.50 УПК РФ защитник допускается к участию в деле по выбору подозреваемого, обвиняемого, при наличии об этом соглашения об оказании юридической помощи, либо по назначению дознавателя, следователя или суда.

Из материалов дела следует, что адвокаты Андреева, по соглашению, и Яцик, по назначению суда, свою профессиональную деятельность по защите интересов обвиняемого выполняли в соответствии с законом, Кодексом профессиональной этики адвоката и позицией Фомина. Оснований, предусмотренных ст.72 УПК РФ, исключающих их участие в деле, не имелось.

В судебном заседании адвокат Яцик принимала активное участие в исследовании доказательств, выяснении обстоятельств, подтверждающих позицию Фомина. Из материалов дела и протокола судебного заседания видно, что сведений об отказе в его заявлении о необходимости встречи с адвокатом Фомин не заявлял. Оснований для отвода адвоката у суда не имелось. Право Фомина на ознакомление с протоколом судебного заседания, принадлежащее ему в соответствии с п.17 ч.4 ст.47 УПК РФ, не нарушено. Участие адвоката на стадии кассационного обжалования было обеспечено (т.79 л.д.233-234). В защиту интересов осуждённого Фомина адвокатом Яцик подана кассационная жалоба.

Доводы осуждённого Абилова о лишении его возможности пользоваться юридической помощью в период подготовки к рассмотрению кассационных жалоб на приговор противоречат фактическим обстоятельствам.

Адвокат Калинченко В.С. в интересах Абилова подал кассационную жалобу.

Из материалов дела видно, что после вынесения приговора при встречах с ним адвокатов Калинченко В.С. и Абраменко Е.В. осуждённый Абилов отказался от их помощи (т.80 л.д.71, 90, 96, 103-14).

По поручению Судебной коллегии РФ адвокаты Красноярской краевой коллегии адвокатов Первушин СИ. и Марухин А.А. в целях оказания осуждённым юридической помощи встречались с Абиловым и Фоминым, которые от помощи адвокатов отказались.

Заявлений в суд о необходимости встречи с адвокатом и юридической помощи при подготовке кассационной жалобы на приговор от Сергеева не поступало.

В суде кассационной инстанции осуждённые помощью адвокатов были обеспечены.

В соответствии с действующим уголовно-процессуальным законом уголовное судопроизводство в ведется на русском языке. В случае если участники судопроизводства не владеют русским языком, или владеют им в недостаточной степени, то они могут давать объяснения на родном языке, либо на любом свободно избранным языке общения.

Как видно из материалов дела, обстоятельств, свидетельствующих о том, что Абиловым не владеет русским языком, либо владеет им в недостаточной степени, по делу не имеется. В своём заявлении в судебном заседании Абилов указал, что в услугах переводчика он не нуждается, желает дать показания на русском языке, которым хорошо владеет, пишет и читает на нем.

С учётом изложенного нарушений положений ст. 18 УПК РФ коллегия не усматривает.

Ссылки Фомина на то, что после предъявления 16 марта 2006 года ему обвинения органами следствия не предоставлено время для подготовки к защите, не основаны на законе. Кроме того, в этот же день в ходе допроса в качестве обвиняемого Фомин заявил ходатайство о дополнительном допроса (т. 19 л.д.224-227), в связи с чем 23 марта 2006 года после перепредъявления обвинения был вновь допрошен (т. 19 л.дЛ41-243). В обоих случаях обвинение ему предъявлялось с участием адвоката Андреевой З.С. Утверждение Фомина о том, что о возбуждении уголовных дел по заявлению К а также по мошенническим действиям в отношении потерпевшего Ф ему не было известно, а обвинение по эпизодам в отношении К и Ф ему не предъявлялось, противоречит материалам дела (т. 19 л.д.211-223, 224-227, 228-240, 241-243).

Доводы осуждённых о том, что в отношении их не возбуждались уголовные дела по факту похищения Н и его паспорта, по ст. 159 УК РФ в отношении А по ст. 163 УК РФ в отношении Б , М - по ст. 159 УК РФ, К - по ст. 163 УК РФ, Б - по ст. 126 УК РФ, Ш а-по ст.ст. 126, 163 УК РФ, Р - по ст. 163 УК РФ), С - по ст.ст. 163, 126 УК РФ, по завладению домом Ф нельзя признать состоятельными.

Как следует из материалов, составной частью преступлений, по поводу которых были возбуждены уголовные дела, соединённые в данном деле, являются и те деяния, за которые в отношении осуждённых постановлен приговор, поскольку они связаны целями, способами и характером действий, совершенных в отношении потерпевших.

Судом первой инстанции доводы осуждённых обсуждались и обоснованно отвергнуты.

Причин для отвода судьи, предусмотренных ст.61 УПК РФ, по делу не имеется. Не являются такими и отказы в удовлетворении ходатайств стороны уголовного судопроизводства. Поэтому ссылка Фомина на безосновательность отклонения заявляемых им отводов судье не может быть признана состоятельной.

Как следует из материалов дела, суд тщательно исследовал доводы подсудимых Фомина, Цыганцева, Чернышева, Сергеева и Гридасовой об оказании во время предварительного следствия незаконного воздействия на них и свидетелей М , В В , О , П К и М . Подтверждения своего они в судебном заседании не нашли.

При проверке заявлений подсудимых органами предварительного расследования указанные факты, в том ч^сле заявление Фомина о физическом воздействии, также не подтвердились (т.42 л.д.36-58).

При их допросах во время предварительного следствия обвиняемым разъяснялись их права, в том числе положения ст.51 Конституции РФ о праве не свидетельствовать против себя и своих близких. Они предупреждались о возможности использования данных ими показаний в качестве доказательств по уголовному делу, в том числе и в случае отказа от этих показаний.

Обвиняемые давали свои показания в присутствии адвокатов.

Правильность сведений, изложенных в протоколах следственных действий, участники судопроизводства удостоверили собственноручными записями, заявлений и замечаний не указали, в том числе о каком либо воздействии на обвиняемых.

При таких обстоятельствах доводы адвоката Яцик Н.А. о неполноте проверки заявления Фомина о незаконном воздействии во время предварительного следствия, осуждённой Гридасовой о нарушении её права на защиту не могут быть признаны состоятельными.

Как видно из материалов дела, все доказательства исследованы в полном объёме. Председательствующий судья создал сторонам все необходимые условия для исполнения ими процессуальных обязанностей и осуществления предоставленных им прав. Подсудимые, их защитники активно пользовались правами, предоставленными законом, в том числе исследуя доказательства и участвуя в разрешении процессуальных вопросов. Основанные на законе мнения и возражения сторон судом принимались во внимание. Все заявленные сторонами ходатайства, были разрешены в соответствии с требованиями уголовно-процессуального закона.

Данных о нарушении судом принципа состязательности сторон не установлено. Судебное заседание председательствующей судьёй проведено в соответствии с требованиями ст.243 УПК РФ.

В связи с этим ссылки стороны защиты на односторонность, неполноту, предвзятость и обвинительный уклон судебного следствия, на то, что показания о невиновности подсудимых суд не принял во внимание, нельзя признать обоснованными.

Ссылки осуждённых о нарушении права на защиту обвинением в совершении преступлений организованной группой, нельзя признать состоятельными, поскольку требования со ст.307 УПК РФ судом соблюдены - при изложении преступлений, совершенных каждым осуждённым, в приговоре указаны требуемые законом обстоятельства, в том числе описание деяний, за которые они осуждены.

Протокол судебного заседания соответствует требованиям ст.259 УПК РФ. В нем отражен ход судебного заседания, действия и показания участников судопроизводства, заявленные ходатайства и результаты их разрешения.

Протокол подписан председательствующим судьёй и секретарем судебного заседания. Подписание каждой страницы протокола законом не предусмотрено.

В соответствии со ст.259 УПК РФ участнику судебного разбирательства может быть вручена копия протокола судебного заседания. Замечания на протокол рассмотрены с приведением соответствующих мотивов в установленном ст.260 УПК РФ порядке. Оснований для отмены постановления Красноярского краевого суда от 23 сентября 2010 года со отклонении замечаний Абилова на протокол судебного заседания не имеется.

Поэтому доводы осуждённых о том, что протокол имеет неточности, является неполным, о рассмотрении замечаний без проведения судебного заседания и неправильности их отклонения, состоятельными не являются.

Как видно из материалов уголовного дела, при выполнении требований ст.217 УПК РФ обвиняемый Абилов Т.А.-оглы был ознакомлен в полном объеме с материалами уголовного дела, содержащимися в 34 томах.

В томах 36-38 находится обвинительное заключение, копия которого осуждённому вручена. В судебном следствии все материалы исследовались с его участием. Копии приговора осуждённому вручена.

По его заявлению Абилов Т.А.-о начал ознакомление с протоколом судебного заседания и повторно с материалами уголовного дела с 3 августа 2010г. На 4 июля 2011 года Абилов знакомился с указанными материалами в течение более 80-ти рабочих дней. В помещении суда Абилов знакомился в зале судебных заседаний. Из графиков, докладных и актов следует, что Абилов неоднократно отказывался от ознакомления.

При таких обстоятельствах суд правильно пришел к выводу о злоупотреблении Абиловым своим правом, умышленном затягивании им сроков ознакомления с протоколом судебного заседания и материалами судебного следствия и необходимости ограничения осуждённого во времени ознакомления, для чего установил ему достаточное и разумное время, в связи с чем оснований для отмены постановления Красноярского краевого суда от 4 июля 2011 года в отношении Абилова коллегия не усматривает.

Доводы Фомина о том, что его заявления о болезни и необходимости вызвать «скорую помощь» оставлялись судом без внимания, не могут быть признаны обоснованными, поскольку, как видно из материалов дела, в этих случаях Фомину оказывалась необходимая медицинская помощь и объявлялись перерывы до его выздоровления (т.61 л.д. 107-108, т.62 л.д.208).

Как видно из протокола, за неоднократные нарушения регламента судебного заседания, неподчинение требованиям председательствующего судьи и пререкания с ним Фомин неоднократно предупреждался о возможности удаления и был удален из зала судебного заседания в соответствии со ст.258 УПК РФ (т.58 л.д.25-26, т.60 л.д.193, т.64 л.д. 166, 170- 171). Поэтому его утверждение о воспрепятствовании ему реализации права на защиту замечаниями и удалением противоречат закону Ссылка осуждённых: Фомина - на то, что суд в приговоре не разъяснил и не вынес постановление о признании его права на реабилитацию в связи с оправданием по эпизоду в отношении А Серокурова - на неправильный зачёт времени содержания его под стражей, не влекут отмену приговора.

Указанные вопросы могут быть разрешены в порядке ст.ст. 396, 397 УПК РФ.

Иные доводы, изложенные в кассационных жалобах, судом первой инстанции проверялись и обоснованно отвергнуты с приведением соответствующих мотивов.

Наказание осуждённым назначено справедливое, в соответствии с законом, с учетом характера и степени общественной опасности совершенных деяний, данных об их личности и конкретных обстоятельств дела.

Решение суда об удовлетворении заявлений потерпевших Н , в связи с его похищением, и Д в связи с убийством мужа, о компенсации в их пользу морального вреда является законным и обоснованным, принятым в соответствии со ст.ст.151, 1080, 1099-1101 ГК РФ, с учётом характера, глубины и степени нравственных и физических страданий потерпевших, требований разумности и семейного положения осуждённых.

Вместе с тем, приговор подлежит изменению по следующим основаниям.

Доводы кассационного представления и жалобы Цыганцева о неправильном применении судом уголовного закона при назначении наказания Цыганцеву Е.Н. (по эпизодам мошенничества в отношении А П и вымогательства у Б и Ш , Абилову Т.А.-о (по эпизодам мошенничества в отношении А и М ), Гридасовой Т.А. (по эпизоду мошенничества в отношении И ) заслуживают внимания.

Как видно из приговора, суд признал смягчающим наказание Цыганцева обстоятельством его способствование раскрытию преступления и отсутствие отягчающих наказание обстоятельств.

Поэтому, в соответствии со ст.62 УК РФ (в ред. Федерального закона от 29.06.2009 N 141-ФЗ) и п. «и» ч.1 ст.61 УК РФ, наказание, назначенное Цыганцеву по п.«а» ч.З ст. 163 УК РФ (по фактам вымогательства у Б и Ш ), подлежит снижению.

В соответствии со ст.47 УК РФ лишение права занимать определенные должности состоит в запрещении занимать должности на государственной службе или в органах местного самоуправления, из чего следует, что в приговоре должна быть указана определённая конкретными признаками категория должностей, на которую распространяется запрет.

Как видно из приговора, осуждённым Серокурову СП. по п.п.«а,в» ч.З ст.286 УК РФ (в отношении Н ), п.«а» ч.З ст.286 УК РФ (в отношении М ) и Руру А.Ю. по п.п.«а,в» ч.З ст.286 УК РФ (в отношении Л и Б ), по п.«в» ч.З ст.286 УК РФ (в отношении Ш ) назначено дополнительное наказание в виде лишения права занимать должности в правоохранительных органах, не являющееся конкретным, что влечёт его исключение из приговора.

Согласно приговору суд удовлетворил иск законного представителя потерпевшего Ш о компенсации потерпевшему морального вреда в связи с его похищением, незаконным удержанием и причинением ему телесных повреждений, взыскав с осуждённого Фомина солидарно с Цыганцевым и Рурой руб., что нельзя считать правильным, поскольку по обвинению в похищении Ш по п.п.«а,в» ч.З ст. 126 УК РФ Фомин К.В. оправдан за отсутствием в действиях состава преступления.

Кроме того, Федеральным законом от 7 марта 2011 года № 26-ФЗ в санкцию ч.2 ст. 158 Уголовного кодекса РФ внесены изменения, улучшающие положение осуждённых.

В связи с этим, в соответствии с ч 1 ст. 10 УК РФ, Судебная коллегия считает необходимым переквалифицировать действия осуждённых по каждому из предусмотренных ч.4 ст. 159 УК РФ (в редакции ФЗ от 08.12.2003г. № 162- ФЗ) преступлений на ч.4 ст. 159 УК РФ (в ред. Федерального закона от 7 марта 2011 года № 26-ФЗ) по фактам мошенничества: Фомина К.В. - в отношении П , Ф Н , К А Г М Гридасовой Т.А. - в отношении Л и Б , И , А П ; Абилова Т.А-о -в отношении А и М ; Цыганцева Е.Н. - в отношении Я , А и П Серокурова СП. - в отношении Н ; Руры А.Ю. - в отношении И ; а также С с ч.5 ст.ЗЗ - ч.З ст. 159 УК РФ (в редакции Федерального закона от 08.12.2003г. № 162-ФЗ, по факту пособничества в мошенничестве в отношении Межуевых) на ч.5 ст.ЗЗ - ч.З ст. 159 УК РФ (в ред. Федерального закона от 7 марта 2011 года № 26-ФЗ).

Руководствуясь ст.ст. 377, 378, 388 УПК РФ, Судебная коллегия Верховного Суда Российской Федерации

определила:

приговор Красноярского краевого суда от 12 апреля 2010 года в отношении Фомина К В Гридасовой Т А , Абилова Т А -ог Цыганцева Е Н , Сергеева К В Серокурова С П , Руры А Ю изменить: отменить приговор в части осуждения: Фомина К.В., Гридасовой Т.А., Абилова Т.А-о и Цыганцева Е.Н. - по п.п.«а,в» ч.З ст. 126 УК РФ (по обвинению в похищении А ), Гридасовой Т.А. и Руры А.Ю. - по п.п.«а,в» ч.З ст. 126 УК РФ (по обвинению в похищении И а), Гридасовой Т.А. - по п.«а» ч.З ст. 126 УК РФ (по обвинению в похищении Б ), Цыганцева Е.Н. - по п.«а» ч.З ст. 126 УК РФ (по обвинению в похищении Б и Ч ), производство по делу в этой части прекратить, признав за ними в этой части право на реабилитацию.

Исключить из приговора указание о назначении Серокурову СП. по п.п.«а,в» ч.З ст.286 УК РФ (в отношении Н ), п.«а» ч.З ст.286 УК РФ (в отношении М ) и Руре А.Ю. по п.п.«а,в» ч.З ст.286 УК РФ (в отношении Л и Б ), п.«в» ч.З ст.286 УК РФ (в отношении Ш ) дополнительного наказания в виде лишения права занимать должности в правоохранительных органах.

Переквалифицировать действия Фомина К.В.: с ч.4 ст. 159 УК РФ (в редакции ФЗ от 08.12.2003г. № 162-ФЗ, по факту мошенничества в отношении П ) на ч.4 ст. 159 УК РФ (в ред.

Федерального закона от 7 марта 2011 года № 26-ФЗ), по которой назначить наказание - 5 (пять) лет 10 месяцев лишения свободы; с ч.4 ст. 159 УК РФ (в редакции ФЗ от 08.12.2003г. № 162-ФЗ, по факту мошенничества в отношении Ф на ч.4 ст. 159 УК РФ (в ред.

Федерального закона от 7 марта 2011 года № 26-ФЗ), по которой назначить наказание - 5 (пять) лет 10 месяцев лишения свободы; с ч.4 ст. 159 УК РФ (в редакции ФЗ от 08.12.2003г. № 162-ФЗ, по факту мошенничества в отношении Н ) на ч.4 ст. 159 УК РФ (в ред.

Федерального закона от 7 марта 2011 года № 26-ФЗ), по которой назначить наказание - 6 (шесть) лет 10 месяцев лишения свободы; с ч.4 ст. 159 УК РФ (в редакции ФЗ от 08.12.2003г. № 162-ФЗ, по факту мошенничества в отношении К ) на ч.4 ст. 159 УК РФ (в ред.

Федерального закона от 7 марта 2011 года № 26-ФЗ), по которой назначить наказание - 7 (семь) лет лишения свободы; с ч.4 ст. 159 УК РФ (в редакции ФЗ от 08.12.2003г. № 162-ФЗ, по факту мошенничества в отношении А на ч.4 ст. 159 УК РФ (в ред.

Федерального закона от 7 марта 2011 года № 26-ФЗ), по которой назначить наказание - 7 (семь) лет 6 месяцев лишения свободы; с ч.4 ст. 159 УК РФ (в редакции ФЗ от 08.12.2003г. № 162-ФЗ, по факту мошенничества в отношении Г на ч.4 ст. 159 УК РФ (в ред.

Федерального закона от 7 марта 2011 года № 26-ФЗ), по которой назначить наказание - 7 (семь) лет 6 месяцев лишения свободы; с ч.4 ст. 159 УК РФ (в редакции ФЗ от 08.12.2003г. № 162-ФЗ, по факту мошенничества в отношении М на ч.4 ст. 159 УК РФ (в ред.

Федерального закона от 7 марта 2011 года № 26-ФЗ), по которой назначить наказание - 7 (семь) лет 6 месяцев лишения свободы.

На основании ч.З ст.69 УК РФ по совокупности преступлений, предусмотренных ч.4 ст. 159 УК РФ (в ред. Федерального закона от 7 марта 2011 года № 26-ФЗ, по факту мошенничества в отношении П ), ч.4 ст. 159 УК РФ (в ред. Федерального закона от 7 марта 2011 года № 26- ФЗ по факту мошенничества в отношении Ф ), ч.4 ст. 159 УК РФ (в ред. Федерального закона от 7 марта 2011 года № 26- ФЗ по факту мошенничества в отношении Н ), п.п. «а,в» ч.З ст. 126 УК РФ (в ред. Федерального закона 8.12.2003г.

№ 162-ФЗ по факту похищения Н ), ч.4 ст. 159 УК РФ (в ред. Федерального закона от 7 марта 2011 года № 26- ФЗ по факту мошенничества в отношении К ), ч.4 ст. 159 УК РФ (в ред. Федерального закона от 7 марта 2011 года № 26- ФЗ по факту мошенничества в отношении А ), ч.4 ст. 159 УК РФ (в ред. Федерального закона от 7 марта 2011 года № 26- ФЗ по факту мошенничества в отношении Г ), ч.4 ст. 159 УК РФ (в ред. Федерального закона от 7 марта 2011 года № 26- ФЗ по факту мошенничества в отношении М ), п.«а» ч.З ст. 126 УК РФ (в ред. Федерального закона 8.12.2003г. № 162-ФЗ по факту похищения М ), п.п.«а,в» ч.З ст. 126 УК РФ (в ред. Федерального закона 8.12.2003г. № 162- ФЗ по факту похищения К ), п.«а» ч.З ст. 163 УК РФ (в ред. Федерального закона 8.12.2003г. № 162-ФЗ по факту вымогательства у Ш ), п.«а» ч.З ст. 163 УК РФ (в ред. Федерального закона 8.12.2003г. № 162-ФЗ по факту вымогательства у Р ), п.«а» ч.З ст. 126 УК РФ (в ред. Федерального закона 8.12.2003г. № 162-ФЗ, по факту похищения Р ) путем частичного сложения наказаний назначить - 15 (пятнадцать) лет 3 месяца лишения свободы.

В соответствии со ст.70 УК РФ частично присоединить наказание, неотбытое по приговору суда от 15 января 2002 года и окончательно назначить Фомину К.В. - 15 (пятнадцать) лет 6 месяцев лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

Переквалифицировать действия Гридасовой Т.А.: с ч.4 ст. 159 УК РФ (в редакции ФЗ от 08.12.2003г. № 162-ФЗ, по факту мошенничества в отношении Л и Б ) на ч.4 ст. 159 УК РФ (в ред. Федерального закона от 7 марта 2011 года № 26-ФЗ), по которой назначить наказание - 4 (четыре) года 10 месяцев лишения свободы; с ч. 4 ст. 159 УК РФ (в редакции ФЗ от 08.12.2003г. № 162-ФЗ, по факту мошенничества в отношении И ) на ч.4 ст. 159 УК РФ (в ред.

Федерального закона от 7 марта 2011 года № 26-ФЗ), по которой назначить наказание - 6 (шесть) лет 8 месяцев лишения свободы; с ч. 4 ст. 159 УК РФ (в редакции ФЗ от 08.12.2003г. № 162-ФЗ, по факту мошенничества в отношении А ) на ч.4 ст. 159 УК РФ (в ред.

Федерального закона от 7 марта 2011 года № 26-ФЗ), по которой назначить наказание - 4 (четыре) года 10 месяцев лишения свободы; с ч. 4 ст. 159 УК РФ (в редакции ФЗ от 08.12.2003г. № 162-ФЗ, по факту мошенничества в отношении П ) на ч.4 ст. 159 УК РФ (в ред.

Федерального закона от 7 марта 2011 гсда № 26-ФЗ), по которой назначить наказание - 6 (шесть) лет 6 месяцев лишения свободы; На основании ч.З ст.69 УК РФ по совокупности преступлений, предусмотренных ч. 4 ст. 159 УК РФ (в ред. Федерального закона от 7 марта 2011 года № 26-ФЗ по факту мошенничества в отношении Л и Б ), ч. 4 ст. 159 УК РФ (в ред. Федерального закона от 7 марта 2011 года № 26- ФЗ, по факту мошенничества в отношении И ), п. «а» ч. 3 ст. 163 УК РФ (в ред. Федерального закона от 08.12.2003г. № 162-ФЗ, по факту вымогательства у С ), п. «а» ч. 3 ст. 126 УК РФ (в ред. Федерального закона от 08.12.2003г. № 162-ФЗ, по факту похищения С , ч. 4 ст. 159 УК РФ (в ред. Федерал'.ного закона от 7 марта 2011 года № 26-ФЗ, по факту мошенничества в отношении А ), ч. 4 ст. 159 УК РФ (в ред. Федерального закона от 7 марта 2011 года № 26-ФЗ, по факту мошенничества в отношении П ), п. «а» ч. 3 ст. 163 УК РФ (в редакции Федерального закона от 08.12.2003г.

№ 162-ФЗ, по факту вымогательства у Б ), п.п. «а,в» ч.З ст. 126 УК РФ (в редакции Федерального закона от 08.12.2003г. № 162-ФЗ, по факту похищения Б ), п.«а» ч.З ст. 163 УК РФ (в ред. Федерального закона от 08.12.2003г. № 162-ФЗ, по факту вымогательства у Р ), п.«а» ч.З ст.126 УК РФ (в ред. Федерального закона от 08.12.2003г. № 162-ФЗ, по факту похищения Р ), путем частичного сложения наказаний назначить Гридасовой Т.А. окончательно - 9 (девять) лет 3 месяца лишения свободы в исправительной колонии общего режима.

Переквалифицировать действия Абилова Т.А-о : с ч.4 ст. 159 УК РФ (в редакции ФЗ от 08.12.2003г. № 162-ФЗ, по факту мошенничества в отношении А на ч.4 ст. 159 УК РФ (в ред.

Федерального закона от 7 марта 2011 года № 26-ФЗ), по которой назначить наказание - 6 (шесть) лет 8 месяцев лишения свободы, с ч.4 ст. 159 УК РФ (в редакции ФЗ от 08.12.2003г. № 162-ФЗ, по факту мошенничества в отношении М ) на ч.4 ст. 159 УК РФ (в ред.

Федерального закона от 7 марта 2011 года № 26-ФЗ), по которой назначить наказание - 6 (шесть) лет 8 месяцев лишения свободы.

На основании ч.З ст.69 УК РФ по совокупности преступлений, предусмотренных ч.4 ст. 159 УК РФ (в ред. Федерального закона от 7 марта 2011 года № 26-ФЗ, по факту мошенничества в отношении А ), ч.4 ст. 159 УК РФ (в ред. Федерального закона от 7 марта 2011 года № 26- ФЗ, по факту мошенничества в отношении М ), п.п.«а,в» ч.З ст. 126 УК РФ (в редакции Федерального закона от 08.12.2003г. № 162-ФЗ, по факту похищения М ), п.«а» ч.З ст. 126 УК РФ (в редакции Федерального закона от 08.12.2003г.

№ 162-ФЗ, по факту похищения К ), путем частичного сложения наказаний назначить Абилову Т.А-о окончательно - 12 (двенадцать) лет 3 месяца лишения свободы в исправительной колонии строгого режима Наказание, назначенное Цыганцеву Е.Н. по фактам вымогательства у Б и Ш по каждому из преступлений, предусмотренных п.«а» ч. 3 ст. 163 УК РФ снизить до 10 (десяти) лет лишения свободы.

Переквалифицировать действия Цыганцева Е.Н.: с ч. 2 ст. 159 УК РФ (в редакции ФЗ от 08.12.2003г. № 162-ФЗ, по факту мошенничества в отношении Я ) на ч.2 ст. 159 УК РФ (в ред.

Федерального закона от 7 марта 2011 года № 26-ФЗ), по которой назначить наказание - 1 (один) год 10 месяцев лишения свободы, с ч. 4 ст. 159 УК РФ (в редакции ФЗ от 08.12.2003г. № 162-ФЗ, по факту мошенничества в отношении А ) на ч.4 ст. 159 УК РФ (в ред.

Федерального закона от 7 марта 2011 года № 26-ФЗ), по которой назначить наказание - 6 (шесть) лет 8 месяцев лишегия свободы, с ч.4 ст. 159 УК РФ (в редакции ФЗ от 08.12.2003г. № 162-ФЗ, по факту мошенничества в отношении П ) на ч.4 ст. 159 УК РФ (в ред.

Федерального закона от 7 марта 2011 года № 26-ФЗ), по которой назначить наказание - 6 (шесть) лет 8 месяцев лишения свободы, В соответствии с п.«б» ч.1 ст.78 УК РФ освободить Цыганцева Е.Н. от назначенного наказания по ч.2 ст. 159 УК РФ (по факту мошенничества в отношении Я ) за истечением сроков давности привлечения к уголовной ответственности.

На основании ч.З ст.69 УК РФ по совокупности преступлений, предусмотренных п.«а» ч.З ст. 163 УК РФ (в редакции Федерального закона от 08.12.2003г.

№ 162-ФЗ, по факту вымогательства у С ), п.«а» ч.З ст. 126 УК РФ (в редакции Федерального закона от 08.12.2003г.

№ 162-ФЗ, по факту похищения С ), ч.4 ст. 159 УК РФ (в ред. Федерального закона от 7 марта 2011 года № 26- ФЗ, по факту мошенничества в отношении А ), ч.4 ст. 159 УК РФ (в ред. Федерального закона от 7 марта 2011 года № 26- ФЗ, по факту мошенничества в отношении П ), п.«а» ч.З ст. 163 УК РФ (в редакции Федерального закона от 08.12.2003г.

№ 162-ФЗ, по факту вымогательства у Б ), п.п.«а,в» ч.З ст. 126 УК РФ (в редакции Федерального закона от 08.12.2003г. № 162-ФЗ, по факту похищентя Б ), п.«а» ч.З ст. 126 УК РФ (в редакции Федерального закона от 08.12.2003г.

№ 162-ФЗ, по факту похищения К а), п.п.«а,в» ч.З ст. 126 УК РФ (в редакции Федерального закона от 08.12.2003г. № 162-ФЗ, по факту похищения Б ), п.п.«а,в» ч.З ст. 126 УК РФ (в редакции Федерального закона от 08.12.2003г. № 162-ФЗ, по факту похищения Ш ), п.«а» ч.З ст. 163 УК РФ (в редакции Федерального закона от 08.12.2003г.

№ 162-ФЗ, по факту вымогательства у Ш ), п.«а» ч.З ст. 163 УК РФ (в редакции Федерального закона от 08.12.2003г.

№ 162-ФЗ, по факту вымогательства у Р ), п.«а» ч.З ст. 126 УК РФ (в редакции Федерального закона от 08.12.2003г.

№ 162-ФЗ, по факту похищения Р ), путем частичного сложения наказаний назначить Цыганцеву Е.Н. окончательно - 12 (двенадцать) лет 6 месяцев лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

Переквалифицировать действия Сергеева КВ. с ч.5 ст.ЗЗ - ч.З ст. 159 УК РФ (в редакции Федерального закона от 08.12.2003г. № 162-ФЗ, по факту пособничества в мошенничестве в отношении М на ч.5 ст.ЗЗ - ч.З ст. 159 УК РФ (в ред. Федерального закона от 7 марта 2011 года № 26-ФЗ), по которой назначить наказание - 1 (один) год 10 месяцев лишения свободы.

На основании ч.З ст.69 УК РФ по совокупности преступлений, предусмотренных ч.З ст. 127 УК РФ (в редакции Федерального закона 08.12.2003г. № 162- ФЗ, по факту незаконного лишения свободы А , ч.1 ст. 105 УК РФ (в редакции Федерального закона от 08.12.2003г. № 162- ФЗ), ч.5 ст.ЗЗ - ч.З ст. 159 УК РФ (в ред. Федерального закона от 7 марта 2011 года № 26-ФЗ, по факту пособничества в мошенничестве в отношении М ), 4.3 ст. 127 УК РФ (в редакции Федерального закона от 08.12.2003г. № 162- ФЗ, по факту незаконного лишения свободы М ), путем частичного сложения наказаний назначить Сергееву К.В. - 14 (четырнадцать) лет 10 месяцев лишения свободы.

В соответствии со ст.70 УК РФ частично присоединить наказание, неотбытое по приговору от 16 марта 2001 года и окончательно назначить Сергееву К.В. - 15 (пятнадцать) лет 10 месяцев лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

Переквалифицировать действия Серокурова СП. с ч.4 ст. 159 УК РФ (в редакции ФЗ от 08.12.2003г. № 162-ФЗ, в отношении Н ) на ч.4 ст. 159 УК РФ (в ред. Федерального закона от 7 марта 2011 года № 26-ФЗ), по которой назначить наказание - 6 (шесть) лет 8 месяцев лишения свободы.

На основании ч.З ст.69 УК РФ по совокупности преступлений, предусмотренных 4.4 ст. 159 УК РФ (в ред. Федерального закона от 7 марта 2011 года № 26- ФЗ, по факту мошенничества в отношении Н ), п.п.«а,в» ч.З ст. 126 УК РФ (в редакции Федерального закона от 08.12.2003г. № 162-ФЗ в отношении Н п.п.«а,в» ч.З ст.286 УК РФ (в отношении Н ), п.«а» ч.З ст.286 УК РФ (в отношении М ), путем частичного сложения наказаний назначить Серокурову СП.

окончательно - 10 (десять) лет лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

Переквалифицировать действия Руры А.Ю. с ч.4 ст. 159 УК РФ (в редакции Федерального закона от 08.12.2003 г. № 162-ФЗ, по факту мошенничества в отношении И ) на ч.4 ст. 159 УК РФ (в ред.

Федерального закона от 7 марта 2011 года № 26-ФЗ), по которой назначить наказание - 4 (четыре) года 10 месяцев лишения свободы.

На основании ч.З ст.69 УК РФ по совокупности преступлений, предусмотренных п.п.«а,в» ч.З ст.286 УК РФ (в отношении Л и Б ), ч.4 ст. 159 УК РФ (в ред. Федерального закона от 7 марта 2011 года № 26- ФЗ, по факту мошенничества в отношении И ), п.п.«а,в» ч.З ст. 126 УК РФ (в редакции Федерального закона от 08.12.2003г. № 162-ФЗ, по факту похищения Ш ), п.«а» ч.З ст. 163 УК РФ (в редакции Федерального закона ФЗ от 08.12.2003г. № 162-ФЗ), п.«в» ч.З ст.286 УК РФ (в отношении Ш ), путем частичного сложения наказаний назначить Руре А.Ю. окончательно - 9 (девять) лет 6 месяцев лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

Исключить из приговора указание о взыскании с Фомина К.В. в солидарном порядке в пользу потерпевшего Ш в счёт компенсации морального вреда рублей.

В остальном этот приговор в отношении Фомина К.В., Цыганцева Е.Н., Гридасовой Т.А., Абилова Т.А.-о , Руры А.Ю., Серокурова СП., Сергеева КВ., а также Чернышева Петра Николаевича оставить без изменения, а кассационное представление государствен ных обвинителей Ануфриенко А.А. и Казаковой В.С, кассационные жалобы осуждённых Фомина К.В., Цыганцева Е.Н., Гридасовой Т.А., Абилова Т.А.-оглы, Руры А.Ю., Серокурова СП., Сергеева К.В. и Чернышева П.Н., адвокатов Матюшкина М.Г., Кныша Ю.В., Яцик Н.А., Охотниковой Т.В., Ревягиной Н.В., Калинченко В.С, Екимова А.В. и Кузнецова СА. - без удовлетворения.

Статьи законов по Делу № 53-О11-57

УК РФ Статья 47. Лишение права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью
УК РФ Статья 67. Назначение наказания за преступление, совершенное в соучастии
УК РФ Статья 105. Убийство
УК РФ Статья 108. Убийство, совершенное при превышении пределов необходимой обороны либо при превышении мер, необходимых для задержания лица, совершившего преступление
УК РФ Статья 126. Похищение человека
УК РФ Статья 127. Незаконное лишение свободы
УК РФ Статья 158. Кража
УК РФ Статья 159. Мошенничество
УК РФ Статья 163. Вымогательство
УК РФ Статья 179. Принуждение к совершению сделки или к отказу от ее совершения
УК РФ Статья 285. Злоупотребление должностными полномочиями
УК РФ Статья 286. Превышение должностных полномочий
УК РФ Статья 290. Получение взятки
УК РФ Статья 306. Заведомо ложный донос
УК РФ Статья 307. Заведомо ложные показание, заключение эксперта, специалиста или неправильный перевод
УК РФ Статья 308. Отказ свидетеля или потерпевшего от дачи показаний
УК РФ Статья 325. Похищение или повреждение документов, штампов, печатей либо похищение акцизных марок, специальных марок или знаков соответствия
УПК РФ Статья 17. Свобода оценки доказательств
УПК РФ Статья 18. Язык уголовного судопроизводства
УПК РФ Статья 24. Основания отказа в возбуждении уголовного дела или прекращения уголовного дела
УПК РФ Статья 47. Обвиняемый
УПК РФ Статья 50. Приглашение, назначение и замена защитника, оплата его труда
УПК РФ Статья 61. Обстоятельства, исключающие участие в производстве по уголовному делу
УПК РФ Статья 72. Обстоятельства, исключающие участие в производстве по уголовному делу защитника, представителя потерпевшего, гражданского истца или гражданского ответчика
УПК РФ Статья 73. Обстоятельства, подлежащие доказыванию
УПК РФ Статья 74. Доказательства
УПК РФ Статья 75. Недопустимые доказательства
УПК РФ Статья 90. Преюдиция
УПК РФ Статья 127. Жалоба и представление на приговор, определение, постановление суда
УПК РФ Статья 167. Удостоверение факта отказа от подписания или невозможности подписания протокола следственного действия
УПК РФ Статья 171. Порядок привлечения в качестве обвиняемого
УПК РФ Статья 191. Особенности проведения допроса, очной ставки, опознания и проверки показаний с участием несовершеннолетнего
УПК РФ Статья 217. Ознакомление обвиняемого и его защитника с материалами уголовного дела
УПК РФ Статья 220. Обвинительное заключение
УПК РФ Статья 231. Назначение судебного заседания
УПК РФ Статья 243. Председательствующий
УПК РФ Статья 252. Пределы судебного разбирательства
УПК РФ Статья 258. Меры воздействия за нарушение порядка в судебном заседании
УПК РФ Статья 259. Протокол судебного заседания
УПК РФ Статья 260. Замечания на протокол судебного заседания
УПК РФ Статья 281. Оглашение показаний потерпевшего и свидетеля
УПК РФ Статья 297. Законность, обоснованность и справедливость приговора
УПК РФ Статья 307. Описательно-мотивировочная часть обвинительного приговора
УПК РФ Статья 396. Суды, разрешающие вопросы, связанные с исполнением приговора
УПК РФ Статья 397. Вопросы, подлежащие рассмотрению судом при исполнении приговора
УК РФ Статья 10. Обратная сила уголовного закона
УК РФ Статья 35. Совершение преступления группой лиц, группой лиц по предварительному сговору, организованной группой или преступным сообществом (преступной организацией)
УК РФ Статья 61. Обстоятельства, смягчающие наказание
УК РФ Статья 62. Назначение наказания при наличии смягчающих обстоятельств
УК РФ Статья 64. Назначение более мягкого наказания, чем предусмотрено за данное преступление
УК РФ Статья 69. Назначение наказания по совокупности преступлений
УК РФ Статья 70. Назначение наказания по совокупности приговоров
УК РФ Статья 73. Условное осуждение
УК РФ Статья 78. Освобождение от уголовной ответственности в связи с истечением сроков давности
УК РФ Статья 79. Условно-досрочное освобождение от отбывания наказания
УК РФ Статья 210. Организация преступного сообщества (преступной организации) или участие в нем (ней)

Производство по делу



Типовые договорыТиповые договоры





Загрузка
Наверх