Дело № 53-О12-41СП

Суд Верховный Суд Российской Федерации
Дата решения 13 сентября 2012 г., Определение
Инстанция Судебная коллегия по уголовным делам, кассация
Категория Уголовные дела
Докладчик Глазунова Лидия Ивановна
Электронная копия решения Скачать
Решение

Текст итогового документа

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

Дело №53-О12-41СП

от 13 сентября 2012 года

 

председательствующего Глазуновой Л.И.,

при секретаре Проценко Ю.В.

рассмотрела в судебном заседании дело по кассационной жалобе осуждённого Тимошенко А.Н. на приговор Красноярского краевого суда от 3 мая 2012 года, постановленного с участием присяжных заседателей, которым

Тимошенко [скрыто]

судимый [скрыто]

- 6 июля 2000 года по ч.2 ст. 159 УК РФ к 4 годам лишения свободы условно с испытательным сроком 3 года,

18 ноября 2002 года по п. «в» ч.2 ст. 158 УК РФ к 3 годам 6 месяцам лишения свободы, с частичным присоединением неотбытого наказания по предыдущему приговору - к 6 годам 6 месяцам лишения свободы, освобождён условно-досрочно 1 апреля 2006 года на 2 года 3 месяца 12 дней,

осуждён по ч.З ст.ЗЗ, п. «з» ч.2 ст. 105 УК РФ (в редакции ФЗ от 21 июля 2007 года) к 15 годам лишения свободы.

На основании ст. 70 УК РФ частично присоединено неотбытое наказание по приговору от 18 ноября 2002 года и окончательно назначено 17 лет лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима.

Принято решение об удовлетворении гражданского иска.

Заслушав доклад судьи Глазуновой Л.И., выступление осуждённого Тимошенко А.Н. и адвоката Волобоевой Л.Ю., поддержавших доводы кассационной жалобы и просивших об отмене приговора по изложенным в ней основаниям, возражения прокурора Полеводова С.Н., полагавшего приговор оставить без изменения, судебная коллегия

 

установила:

 

согласно приговору, постановленному на основании вердикта коллегии присяжных заседателей, Тимошенко А.Н. осуждён за организацию убийства по найму [скрыто] года рождения.

Преступление совершено 21 февраля 2007 года в г. [скрыто] при указанных в приговоре обстоятельствах.

В кассационной жалобе и дополнениях к ней Тимошенко А.Н. со ссылкой на даты вступления адвокатов в уголовное судопроизводство по делу и даты составления протоколов следственных действий (ознакомление с постановлениями о назначении экспертиз и ознакомление с результатами проведенных экспертиз) заявляет, что адвокаты при проведении данных следственных действий не присутствовали.

Утверждает, что с момента его задержания по подозрению в совершении преступления постоянно нарушались его права, он был избит во время задержания, в связи с чем на протяжении нескольких лет вынужден был получать лечение в условиях стационара. В средствах массовой информации постоянно транслировались несоответствующие действительности сведения, что он является организатором убийства своей дочери, о чем не могли быть наслышаны кандидаты в присяжные заседатели. Однако никто из кандидатов в присяжные заседатели на вопрос судьи об этом руку не поднял, хотя один из кандидатов заявил, что он «боится его - Тимошенко, поскольку считает, что он убийца». Это высказывание свидетельствует о том, что кандидаты в присяжные заседатели располагали сведениями об обстоятельствах уголовного дела и сформировали своё мнение об убийце.

При вынесении судебных решений его «отцовство» в отношении потерпевшей указывалось, как на установленный факт, хотя он не является биологическим отцом потерпевшей, эти сведения получены со слов больного человека - её матери. Он неоднократно заявлял ходатайство о проведении молекулярно-генетической экспертизы, выводы которой могли подтвердить

или опровергнуть наличие родственных связей между ним и [скрыто] однако, в удовлетворении его ходатайства было необоснованно отказано.

Обращает внимание на то, что он несвоевременно был ознакомлен с постановлениями о назначении экспертиз и их выводами, что является нарушением ст. 198 УПК РФ. Выводы экспертов были неполными и недостоверными вследствие отсутствия в их распоряжении необходимых данных.

Считает, что указанные им нарушения не могли не повлиять как на ход расследования уголовного дела, так и на принятие судебных решений по нему.

С постановлением о назначении в отношении его стационарной судебно-психиатрической экспертизы в нарушение ст. 198 УПК РФ он был ознакомлен после её проведения, несвоевременно к участию в деле был допущен законный представитель, что является нарушением его права на защиту.

В распоряжении органов следствия имелись данные, что он являлся военнослужащим внутренних войск МВД СССР, однако после задержания его поместили в такие условия, которые представляли прямую угрозу его жизни и здоровья.

О фальсификации материалов уголовного дела свидетельствует тот факт, что в заключении экспертов - психиатров указано, что в лечебное учреждение он поступил 13 сентября 2011 года, тогда как из справки о движении, представленной отделом спецучета, он с 7 сентября по 14 октября 2011 году никуда не выезжал и ни в каком медицинском учреждении не находился.

По его мнению, при проведении судебно-психиатрических экспертиз не соблюдены требования ведомственных инструкций, в соответствии с которыми эксперт [скрыто] не могла принимать участие в проведении

экспертизы, поскольку ранее была его лечащим врачом и оказывала ему медицинскую помощь.

Указывает, что за период времени с 2007 года по 2011 год все следственные действия были проведены с нарушением норм и требований УПК, поскольку его участие в их проведении было необходимым.

Нарушением права на защиту он считает решение судьи по итогам предварительного слушания, которым ему отказано в удовлетворении ходатайств о признании ряда доказательств недопустимыми, и в проведении судебно-генетической экспертизы. Показания матери погибшей, страдающей психическим заболеванием, являются недопустимым доказательством и не могли быть исследованы в присутствии присяжных заседателей.

Утверждает, что его заявление о применении в отношении его насилия практически не проверено, по итогам так называемой проверки вынесено незаконное постановление об отказе в возбуждении уголовного дела, в котором указано, что телесные повреждения, которые нанесены сотрудниками милиции, имеются, а состава преступления, предусмотренного ст.286 УК РФ, в их действиях - нет.

Полагая, что было нарушено его право на защиту, указывает, что ему необоснованно было отказано в допуске к участию в деле наряду с адвокатом В I которая приходится сестрой.

В присутствии присяжных заседателей с нарушением закона были

исследованы показания свидетелей А К и Д

которые не были очевидцами преступления, их показания не имеют отношения к обстоятельствам, имеющим значение для дела, к объёму обвинения и к нему лично. Его просьба об оглашении показаний указанных лиц, данные в ходе судебного следствия при решении вопроса о применении в отношении его принудительных мер медицинского характера была отклонена.

В прениях сторон государственный обвинитель Волнистова Ж.Г. допускала высказывания, которые могли вызвать предубеждение присяжных заседателей относительно его виновности, ссылалась на доказательства, которые не были исследованы в судебном заседании.

Имело место нарушение норм уголовно-процессуального закона и со стороны председательствующего судьи, которая оставила без разрешения его ходатайство о возвращении уголовного дела прокурору, его замечания по содержанию вопросного листа остались тоже нерассмотренными, напутственное слово составлено с «очевидной необъективностью», его возражения по содержанию напутственного слова приняты не были, в суде не было исследовано вещественное доказательство - отвертка, которой было совершено убийство, не исследовались денежные купюры, фигурирующие в качестве вещественных доказательств.

Указывает, что в присутствии присяжных заседателей исследовались доказательства, не имеющие отношения к предъявленному ему обвинению. Так у [скрыто] (исполнителя убийства [скрыто]) государственным

обвинителем выяснялись вопросы ...«как он убил потерпевшую, прятал ли труп, снимал ли с трупа одежду». Ему (Тимошенко) не было предъявлено обвинение в совершении этих действий, в связи с чем выяснять эти обстоятельства у [скрыто] в присутствии присяжных заседателей сторона

обвинения была не вправе.

Неправильным он находит решение суда об отказе в допросе в судебном заседании свидетелей стороны обвинения, показания которых касаются похищенного у потерпевшей имущества. Он обвиняется в организации убийства из корыстных побуждений, в связи с чем показания указанных лиц должны были быть исследованы в суде.

Считает, что присяжные заседатели не приступали к обсуждению поставленных перед ними вопросов, поскольку из совещательной комнаты возвратились через 15 минут.

В судебном заседании он заявил ходатайство о сохранении биологического материала, приобщенного к уголовному делу (кожный лоскут потерпевшей), поскольку в дальнейшем надеется оспорить отцовство в отношении потерпевшей, однако судья постановил уничтожить данное вещественное доказательство.

Считает, что судом было нарушено его право на защиту. В судебном заседании он отказался от услуг адвоката Красиковой О.М., которая его действия поддерживала исключительно по обязанности. Однако в удовлетворении его ходатайство судом необоснованно было отказано.

Не соблюден судом, по мнению автора кассационной жалобы, принцип состязательности сторон. После исследования доказательств стороны обвинения председательствующий сообщил присяжным заседателям, что сейчас будут исследоваться доказательства стороны защиты. В списке к обвинительному заключению не указаны доказательства стороны защиты, он в судебном заседании также заявил, что не намерен защищаться от преступления, которого не совершал. Высказывание судьи относительно доказательств стороны защиты, как он полагает, ввело присяжных заседателей в заблуждение относительно того, что в судебном заседании был соблюден принцип состязательности сторон.

Не реагировал судья на высказывания потерпевшей, заявившей, что его -Тимошенко показания являются ложью.

Указывает, что председательствующий судья изначально занял обвинительную позицию, отказывал в удовлетворении его ходатайств, удовлетворял ходатайства стороны обвинения, не делал замечаний государственному обвинителю при нарушении им порядка исследования доказательств в присутствии присяжных заседателей.

Кроме того, по его мнению, при назначении наказания судом не учтены решения судебных инстанции о внесении в предыдущие судебные решения изменений, не приведены в соответствие с действующим законодательством предыдущие приговоры, постановленные в отношении его.

Просит отменить приговор, дело направить на новое судебное рассмотрение со стадии предварительного слушания.

В возражениях на кассационную жалобу государственный обвинитель Волнистова Ж.Г. считает доводы кассационной жалобы необоснованными, просит приговор оставить без изменения.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационной жалобы и возражения на неё, судебная коллегия оснований отмене приговора не усматривает.

Согласно требованиям ч.2 ст.379 УПК РФ «Основаниями отмены или изменения судебных решений, вынесенных с участием присяжных заседателей, являются основания, предусмотренные пунктами 2-4 части первой настоящей статьи», где речь идет о нарушении уголовно-процессуального закона, неправильном применении уголовного закона, несправедливости приговора.

Таких оснований отмены или изменения приговора в кассационной жалобе не приведено.

Выводы коллегии присяжных заседателей, изложенные в вердикте, не могут быть предметом кассационного рассмотрения в силу положений ч.2 ст.379 УПК РФ.

Уголовное дело рассмотрено судом присяжных заседателей по ходатайству Тимошенко А.Н.

При выполнении требований ч.5 ст.217 УПК РФ и в ходе предварительного слушания, как это установлено из материалов уголовного дела, ему были разъяснены особенности и юридические последствия рассмотрения дела судом присяжных заседателей, в том числе порядок и основания обжалования судебного решения, вынесенного на основании вердикта коллегии присяжных заседателей.

До вынесения судом решения о рассмотрении дела судом присяжных заседателей он понимал, что приговор, постановленный на основании вердикта коллегии присяжных заседателей (и соответствующий ему), не может быть обжалован по основанию, указанному в п.1 ч.1 ст.379 УПК РФ.

Поэтому доводы жалобы, связанные с отрицанием причастности осуждённого к убийству потерпевшей, судебной коллегией не обсуждаются, поскольку приговор постановлен на основании вердикта присяжных заседателей, признавших, что смерть потерпевшей была насильственной, и Тимошенко А.Н. организовал её убийство.

Данных о том, что с участием присяжных заседателей исследовались недопустимые доказательства или сторонам было отказано в исследовании допустимых доказательств, в материалах дела не имеется.

Ходатайства сторон о признании доказательств допустимыми, либо недопустимыми председательствующим разрешены с соблюдением уголовно-процессуального закона, выводы судьи об этом подробно мотивированы в постановлениях. Решения председательствующего по заявленным ходатайствам являются правильными, отказ в удовлетворении необоснованно заявленных ходатайств не является свидетельством явной заинтересованности судьи при рассмотрении уголовного дела, как об этом утверждается в кассационной жалобе.

Изложенные в кассационной жалобе доводы о том, что имевшие место до постановления приговора ряд публикаций в средствах массовой информации об убийстве потерпевшей и причастности к этому её отца, оказали давление на мнение присяжных заседателей, являются несостоятельными.

Как видно из протокола судебного заседания, с момента начала судебного разбирательства председательствующий судья по делу выясняла у кандидатов в присяжные заседатели, кто из них слышал о данном уголовном деле. Никто из кандидатов руку не поднял.

Данных о том, что кому-то из присяжных заседателей было известно об обстоятельствах совершения преступления, в деле не имеется (с момента совершения преступления и до начала рассмотрения уголовного дела в отношении Тимошенко А.Н. прошло пять лет). Не приведено таковых и в кассационной жалобе.

Являются необоснованными доводы осуждённого и в той части, что приговор подлежит отмене в связи с тем, что он несвоевременно был ознакомлен с постановлениями о назначении экспертиз, поэтому выводы экспертов являются недопустимым доказательством.

Как следует из материалов уголовного дела, Тимошенко А.Н. действительно был ознакомлен с некоторыми постановлениями о назначении экспертиз после их проведения.

По мнению судебной коллегии, это нарушение не ставит под сомнение правильность выводов экспертов по исследуемым им вопросам, поскольку, ознакомившись с постановлениями о назначении экспертиз, Тимошенко А.Н. каких-либо ходатайств о постановке дополнительных вопросов либо об отводе экспертам не заявлял. Оспаривая законность заключений экспертов, он не указал, каким образом несвоевременное ознакомление его с постановлением о назначении экспертиз повлияло на выводы экспертов.

Заявление осуждённого в той части, что эксперт [скрыто] не могла

принимать участие в проведении судебно-психиатрической экспертизы, поскольку ранее оказывала ему медицинскую помощь, не соответствуют положениям ст.70 УПК РФ, предусматривающей основания к отводу эксперта. Оказание Тимошенко А.Н. медицинской помощи указанным врачом не является основанием к её отводу при проведении судебно-психиатрической экспертизы, а иных оснований, которые бы исключали участие [скрыто] в

качестве эксперта при проведении экспертизы, доводы кассационной жалобы не содержат.

Находит несостоятельными судебная коллегия доводы кассационной жалобы в той части, что государственный обвинитель в прениях допускал высказывания, которые вызвали у присяжных заседателей предубеждение.

Как видно из протокола судебного заседания выступление государственного обвинителя в прениях соответствует требованию закона. Высказываний, которые могли повлиять на мнение присяжных заседателей, в нём не содержится. Суждения, высказанные государственным обвинителем, на которые ссылается в кассационной жалобе осуждённый, не являются нарушением уголовно-процессуального закона, так как он, действуя в соответствии с положениями ст.246 УПК РФ, высказал свою позицию по поводу доказанности предъявленного подсудимому обвинения, дав при этом анализ и оценку исследованным в присутствии присяжных заседателей доказательствам.

Вопросный лист и вердикт коллегии присяжных заседателей соответствует требованиям ст.ст.252, 338, 339, 341-345 УПК РФ. Все вопросы, подлежащие разрешению присяжными заседателями, сформулированы с соблюдением закона.

Замечания и предложения сторон по сформулированным вопросам председательствующим были рассмотрены, после чего все вопросы были сформулированы в окончательном варианте в соответствии с предъявленным обвинением, с учётом результатов судебного следствия, прений сторон.

Данных о том, что в вопросы не были включены какие-либо действия, либо указаны какие-либо обстоятельства, которые выходили бы за пределы

предъявленного обвинения, либо, что вопросы были громоздкими и сложными для присяжных заседателей, не имеется. Время, мотивы, место и обстоятельства совершения преступления указаны в соответствии с предъявленным обвинением и роли осуждённого. При этом суд правильно отразил в первом вопросе обстоятельства, при которых была лишена жизни потерпевшая, эти обстоятельства непосредственно связаны с предъявленным Тимошенко А.Н. обвинением, который обвиняется в организации данного преступления.

Ответы на поставленные перед присяжными заседателями вопросы, не содержат неясностей и противоречий, вопросный лист подписан старшиной, в нем отражены результаты голосования.

Исходя из ответов, данных присяжными заседателями (на все вопросы они единодушно дали положительный ответ, кроме одного - заслуживает ли он снисхождения), они не испытывали каких-либо затруднений при обсуждении вердикта относительно обстоятельств и мотива совершения преступления.

Доводы осуждённого в той части, что присяжные заседатели находились в совещательной комнате 15 минут, в связи с чем он считает, что они даже не приступали к обсуждению вопросов, являются необоснованными. Как видно из протокола судебного заседания, присяжные заседатели находились в совещательной комнате более часа. В силу положений действующего уголовно-процессуального закона (ст.343 УПК РФ), присяжные заседатели не вправе покидать совещательную комнату ранее трёх часов в случае, если при обсуждении поставленных перед ними вопросов им не удалось достигнуть единодушия.

Как видно из содержания вопросного листа, по всем поставленным вопросам (за исключением вопроса о снисхождении) присяжные заседатели единодушно дали положительный ответ, поэтому их нахождение в совещательной комнате временными рамками не ограничено.

Обвинительный приговор постановлен в соответствии с вердиктом коллегии присяжных заседателей.

Действия осуждённого квалифицированы в соответствии с обвинительным вердиктом и установленными присяжными заседателями обстоятельствами совершения преступления.

При описании преступного деяния в приговоре, как того требуют положения ч.2 ст.348 УПК РФ, изложены фактические обстоятельства дела, признанные установленными коллегией присяжных заседателей.

Утверждение осуждённого, что председательствующий судья проявил необъективность при рассмотрении уголовного дела и эта необъективность явно просматривается при обращении к присяжным заседателям с напутственным словом, судебная коллегия находит несостоятельным.

Согласно положениям ст.340 ч.2 УПК РФ председательствующий в напутственном слове приводит содержание обвинения, напоминает об исследованных доказательствах.

Данное требование закона судьей соблюдено. Из текста напутственного слова, приобщенного к протоколу судебного заседания, видно, что судья воспроизвёл присяжным заседателям все исследованные в судебном заседании доказательства, как стороны обвинения, так и стороны защиты. Следует отметить, что действующее уголовно-процессуальное законодательство не требует, чтобы эти доказательства были приведены в полном объёме.

Кроме того, как видно из протокола судебного заседания, при обращении председательствующего к присяжным заседателям с напутственным словом, стороны (в том числе и сторона защиты) не заявили каких-либо возражений в связи с его содержанием по мотивам нарушения принципа объективности и беспристрастности.

Как следует из протокола судебного заседания (т.9 л.д. 228), при обсуждении содержания напутственного слова Тимошенко А.Н. заявил, что доказательств того, что он является отцом потерпевшей, в материалах дела не имеется, кроме того, показания свидетелей [скрыто] и [скрыто]

изложены кратко.

Председательствующий не согласился с данным замечанием и, отвергая его, довёл до сведения присяжных заседателей, что государственный обвинитель отказался от обвинения в той части, что потерпевшая являлась дочерью подсудимого, и чтобы они не принимали во внимание данное обстоятельство при вынесении вердикта, а по поводу замечания о краткости изложения показаний свидетелей подсудимому разъяснил, что действующее уголовно-процессуальное законодательство не требует подробного изложения доказательств в напутственном слове, в соответствии со ст.340 УПК РФ судья обязан лишь напомнить об исследованных в суде доказательствах.

Эти действия председательствующего соответствуют нормам уголовно-процессуального закона и не могут свидетельствовать о его необъективности при рассмотрении уголовного дела.

Находит несостоятельными судебная коллегия доводы кассационной жалобы в той части, что судом было нарушено право осуждённого на защиту. Как видно из материалов уголовного дела, защиту интересов Тимошенко А.Н. в стадии судебного разбирательства осуществляла адвокат Красикова О.М.

По окончании судебного следствия Тимошенко А.Н. заявил отвод адвокату, заявив, что родственниками будет заключено соглашение с другим адвокатом. По просьбе осуждённого была приглашена его сестра - [скрыто] которая уверила, что соглашение с другим адвокатом ею будет заключено и просила предоставить для этого время. В судебном заседании был объявлен перерыв более чем на 5 суток, однако, в предоставленное время соглашения с другим адвокатом заключено не было, Тимошенко А.Н. заявил, что согласен на защиту интересов адвокатом Красиковой О.М., соглашения с другим адвокатом его сестра не заключила.

Отказавшись от услуг адвоката Красиковой О.М., Тимошенко А.Н.

Статьи законов по Делу № 53-О12-41СП

УК РФ Статья 105. Убийство
УК РФ Статья 158. Кража
УК РФ Статья 159. Мошенничество
УК РФ Статья 286. Превышение должностных полномочий
УПК РФ Статья 70. Отвод эксперта
УПК РФ Статья 198. Права подозреваемого, обвиняемого, потерпевшего, свидетеля при назначении и производстве судебной экспертизы
УПК РФ Статья 217. Ознакомление обвиняемого и его защитника с материалами уголовного дела
УПК РФ Статья 246. Участие обвинителя
УПК РФ Статья 340. Напутственное слово председательствующего
УПК РФ Статья 343. Вынесение вердикта
УПК РФ Статья 348. Обязательность вердикта
УК РФ Статья 70. Назначение наказания по совокупности приговоров

Производство по делу



Типовые договорыТиповые договоры





Ответы юристовОтветы юристов

Загрузка
Наверх