Типовые договорыТиповые договоры





Ответы юристовОтветы юристов

Дело № 53-О13-19СП

Суд Верховный Суд Российской Федерации
Дата решения 27 июня 2013 г., Определение
Инстанция Судебная коллегия по уголовным делам, кассация
Категория Уголовные дела
Докладчик Фролова Людмила Георгиевна
Электронная копия решения Скачать
Решение

Текст итогового документа

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

Дело №53-О13-19СП

от 27 июня 2013 года

 

председательствующего Червоткина A.C.

при секретаре Стручеве В.А.

Рассмотрела в судебном заседании от 27 июня 2013 года дело по кассационным жалобам осужденных Богатырева А.Г., Балаболина П.М., Панина СМ., Панина A.M., Мещерякова Д.С, адвокатов Бойченко В.В., Дубинниковой Г.А., Филоновой CA., Громцева А.Н., Горестовой В.М., на приговор Красноярского краевого суда с участием присяжных заседателей от 17 октября 2012 года, которым

Богатырев [скрыто]

судимый:

- 11.07.2005 года по ст. 111 ч.З п. «а» УК РФ, 213 ч.2 УК РФ к 4 годам 6 месяцам лишения свободы,

освобожден 19.05.2008 года условно-досрочно на 1 год 4 месяца 27 дней,

осужден по ст. 105 ч.2 п.п. «д», «ж» УК РФ с применением ч. 1 ст. 65 УК РФ к лишению свободы сроком на 15 лет с ограничением свободы на 1 год с возложением ограничений: не выезжать за пределы соответствующего муниципального образования и не изменять места жительства без согласия специализированного государственного органа, осуществляющего надзор за отбыванием наказания в виде ограничения свободы.

Балаболин П I М

Z

ТТ

не судимый,

осужден по ст. 105 ч.2 п.п. «д», «ж» УК РФ к лишению свободы сроком на 15 лет 6 месяцев с ограничением свободы на 1 год с возложением ограничений: не выезжать за пределы соответствующего муниципального образования и не изменять места жительства без согласия специализированного государственного органа, осуществляющего надзор за отбыванием наказания в виде ограничения свободы;

Панин С

M

=

и

-

[скрыто] судимый:

- 16.02.2009 года по ст. 158 чЛ УК РФ к 180 часам обязательных работ, постановлением от 10.04.2009 года направлен в места лишения свободы, освобожден по отбытии наказания 24.04.2009 года,

осужден по ст. 105 ч.2 п.п. «д», «ж» УК РФ к лишению свободы сроком на 16 лет 6 месяцев с ограничением свободы на 1 год, с возложением ограничений: не выезжать за пределы соответствующего муниципального образования и не изменять места жительства без согласия специализированного государственного органа, осуществляющего надзор за отбыванием наказания в виде ограничения свободы;

Панин [скрыто] 1 и [скрыто]

судимый: [скрыто]

- 09.04.2009 года по ст. 139 ч.1 УК РФ к штрафу в сумме 5000 рублей (штраф оплачен 07.09.2009 г.),

осужден по ст. ст. 105 ч.2 п.п. «д», «ж» УК РФ к лишению свободы сроком на 16 лет 6 месяцев с ограничением свободы на 1 год с возложением ограничений: не выезжать за пределы соответствующего муниципального образования и не изменять места жительства без согласия специализированного государственного органа, осуществляющего надзор за отбыванием наказания в виде ограничения свободы;

Мещеряков [скрыто] с [скрыто]

не судимый, [скрыто]

осужден по ст. 105 ч.2 п.п. «д, ж» УК РФ к лишению свободы сроком на 17 лет с ограничением свободы на 1 год с возложением ограничений: не выезжать за пределы соответствующего муниципального образования и не изменять места жительства без согласия специализированного государственного органа, осуществляющего надзор за отбыванием наказания в виде ограничения свободы;

Местом отбывания наказания Богатыреву А.Г., Балаболину П.М., Панину СМ., Панину A.M. и Мещерякову Д.С, каждому из них, назначена исправительная колония строгого режима, с отбыванием первых 5 лет назначенного наказания в тюрьме.

Заслушав доклад судьи Фроловой Л.Г., объяснения осужденных Богатырева А.Г., Балаболина П.М., Панина СМ., Панина A.M., Мещерякова Д.С, адвокатов Шакиной В.А., Никулиной Е.П., Филиппова С.Г., Кротовой СВ., Курлянцевой Е.В., в поддержание доводов

кассационных жалоб, мнение прокурора Кечиной И.А., полагавшей приговор, как законный и обоснованный оставить без изменения, кассационные жалобы - без удовлетворения, судебная коллегия,

 

установила:

 

вердиктом коллегии присяжных заседателей Богатырев А.Г., Балаболин П.М., Панин СМ., Панин A.M. и Мещеряков Д.С, признаны виновными в совершении следующего деяния.

16 апреля 2010 года с 14 часов 55 минут до 21 часов 15 минут в квартире № [скрыто] дома № [скрыто] по ул. [скрыто] села [скрыто]

[скрыто] края Богатырев А.Г., Балаболин П.М., Панин СМ., Панин A.M. и Мещеряков Д.С, действуя по предварительной договоренности из неприязни к Г§ [скрыто] с целью лишения её жизни, в комнате квартиры

нанесли ей множественные удары руками и ногами по лицу и телу.

После того, как [скрыто] прошла в кухню, где стала умываться в

ванне, Панин СМ. взял застекленную деревянную раму оконной форточки

и нанес ею удар по голове 1Щ , от которого стекло разбилось.

После чего, взял вторую застекленную деревянную раму оконной форточки и нанес ею удар по голове [скрыто]

Затем Богатырев А.Г., Балаболин П.М., Панин СМ., Панин A.M. и Мещеряков Д.С. совместно нанесли [скрыто] находящейся в ванне в

кухне квартиры, руками, деревянной палкой, электрическим чайником, одноконфорочной плитой, брючным ремнем и деревянной полкой множественные удары по голове и телу.

После этого Богатырев вытащил [скрыто] из ванны в обнаженном

виде и волоком переместил её в другую комнату, где скинул в подполье с отрицательной температурой, затем взял нож, и из неприязни к ней, нанес в подполье Щ ре менее 13 ударов ножом в грудную клетку и

переднюю поверхность шеи, после чего покинул квартиру.

Продолжая свои совместные действия на лишение жизни [скрыто], Балаболин П.М., Панин СМ., Панин A.M. и Мещеряков Д.С.

поочередно спустились в подполье, где совместно в совокупности нанесли ножом не менее 26 ударов по различным частям тела [скрыто], в том

числе в шею и грудь.

В результате совместных действий Богатырева, Балаболина, Панина СМ., Панина A.M. и Мещерякова потерпевшей 1Щ Щ было

причинено:9 проникающих колото-резаных ранений шеи, 9 проникающих колото-резаных ранений грудной клетки и 2 проникающих колото-резаных ранения поясничной области, от которых наступила смерть на месте, а также 22 непроникающих колото-резаных ранения подбородочной области, шеи, поясничной области, правого плеча, 1 правого коленного сустава, 19 непроникающих колото-резаных ранений грудной клетки, а также 42 кровоподтека и 34 ссадины туловища, 9 ушибленных ран головы

и лица, 2 резаных раны лица и закрытого фрагментарно-оскольчатого перелома костей носа, не состоявших в причинной связи со смертью.

Вернувшись в квартиру, Богатырев А.Г. совместно с Балаболиным П.М., Паниным СМ. и Паниным A.M. около 23 часов 30 минут перенесли

и спрятали тело Г на территории промышленной базы ФГУП

<< Щ» по ул. [скрыто]

В последующем, в период с 23 часов 00 минут 17 апреля до 02 часов 00 минут 18 апреля 2010 года Богатырев А.Г. с Паниным СМ. вывезли и закопали тело Г

в снегу на ледовом покрове реки

Исходя из установленных обвинительным вердиктом обстоятельств совершенного преступления, действия Богатырева, Балаболина, Панина СМ., Панина A.M. и Мещерякова квалифицированы судом по п.п. «д», «ж» ч. 2 ст. 105 УК РФ, как убийство, то есть умышленное лишение жизни человека с особой жестокостью, совершенное группой лиц по предварительному сговору.

В кассационных жалобах Богатырев А.Г., Балаболин П.М., Панин СМ., Панин A.M., Мещеряков Д.С, адвокаты Бойченко В.В., Дубинникова Г.А., Филонова С.А., Громцев А.Н., Горестова В.М., утверждают, что с приговором суда не согласны, считают, что председательствующим судьей необоснованно было отклонено ходатайство стороны защиты о возвращении данного дела прокурору в порядке ст. 237 УПК РФ. Утверждают, что следователь вынудил осужденных Балаболина и Панина А. отказаться от адвокатов, представлявших их интересы и с участием других адвокатов выполнил требования ст. 217 УПК РФ не в полном объеме. Считают, что судебное следствие по делу, рассматриваемому судом с участием присяжных заседателей проведено с нарушением Конституции РФ, норм Международного права, уголовно-процессуального законодательства, что вызвало предубеждение у присяжных заседателей. Считают, что вердикт вынесен незаконным составом коллегии присяжных заседателей, из-за того, что 9 кандидатов включенные в основной состав коллегии присяжных заседателей ответили утвердительно на вопрос защиты о том, что мораторий на смертную казнь должен быть отменен, 6 кандидатов вошедшие в коллегию присяжных заседателей на вопрос адвокатов: «должен ли подсудимый доказывать свою невиновность», ответили утвердительно. Полагают, что указанные обстоятельства свидетельствуют о тенденциозности состава коллегии присяжных заседателей, неспособности вынести объективный вердикт по данному делу. Находят неверным решение председательствующего судьи отклонившего ходатайство стороны защиты о роспуске коллегии присяжных заседателей по указанным мотивам. В обоснование данной позиции ссылаются на поспешность вынесения вердикта коллегией, ссылаются на то, что в совещательной комнате они находились менее трех часов, при наличии большого количества вопросов. Считают, что в ходе

судебного следствия председательствующим был нарушен принцип беспристрастности, связанный с его повторным участием в деле. Нарушение председательствующим принципа беспристрастности, личная заинтересованность в исходе данного уголовного дела, по мнению защиты, выразилась в том, что председательствующий рассматривал вопрос о продлении срока содержания под стражей в отношении Панина и Богатырева, активно задавал вопросы допрашиваемым лицам. Ссылаются также на нарушение председательствующим принципа состязательности, равенства сторон. Нарушения выразились по мнению защиты в том, что председательствующий не обеспечил вызов в суд эксперта [скрыто], свидетелей - о вызове которых ходатайствовала защита, чем ограничил право на защиту. Утверждают, что в присутствии присяжных заседателей исследовались недопустимые доказательства. При этом, председательствующий отказал стороне защиты об исключении из числа доказательств: протокола явки с повинной Балаболина, протоколов допроса Балаболина в качестве обвиняемого и проверки его показаний на месте, протокола очной ставки между Балаболиным и Богатыревым - в которых он изобличал в совершении преступления себя и других осужденных. Считают, что содержание вопросов, поставленных на разрешение коллегии присяжных заседателей, не соответствует требованиям ст. 339 УПК РФ. Председательствующий не обеспечил равные права участникам процесса при составлении вопросного листа, отказав защите внести в него представленные ими вопросы, которые исключают ответственность осужденных за содеянное и влекущие за собой ответственность за менее тяжкое преступление. Вопросы не соответствуют предъявленному обвинению, в них нет данных о наличии у осужденных договоренности об убийстве потерпевшей, не разграничена роль каждого из них. При обращении председательствующего к коллегии присяжных заседателей с напутственным словом им были нарушены принцип объективности и беспристрастности, он подробно привел доказательства стороны обвинения и вкратце доказательства, представленные стороной защиты, фактически выразил свое мнение о доказанности обвинения. Государственный обвинитель в процессе судебного следствия и в прениях искажал существо исследованных доказательств, доводил до сведения присяжных заседателей сведения способные вызвать у них предубеждение, в том числе то, что потерпевшая являлась инвалидом, осужденные во время происшедшего находились в состоянии алкогольного опьянения. Полагают, что председательствующим необоснованно были отклонены заявленные стороной защиты ему самому и государственным обвинителям отводы. Считают, что причастность осужденных Балаболина, Паниных и Мещерякова к убийству потерпевшей не подтверждена, они вместе с Богатыревым избивали потерпевшую, а убил ее один Богатырев. Ссылаются на самооговор Балаболина и оговор им других осужденных на предварительном следствии, в том числе в явке с повинной, под воздействием на него осужденного Богатырева, с которым он содержался в

одной камере СИЗО. В подтверждение указанного довода ссылаются на показания свидетеля [скрыто] который содержался с ними в одной

камере. Считают, что выводы суда не соответствуют обстоятельствам дела установленным в судебном заседании. Умысел на причинение потерпевшей особых мучений и страданий не доказан и таковой не усматривается из вердикта. Обвинительный вердикт постановлен присяжными заседателями из-за допущенных нарушений при рассмотрении дела. Имелись основания к роспуску коллегии присяжных заседателей в соответствии с правилами ч. 4 ст. 350, ч. 5 ст. 348 УПК РФ. Судом применен неправильно уголовный закон, назначено чрезмерно суровое наказание всем осужденным, без учета всех смягчающих наказание обстоятельств. В приговоре суд необоснованно сослался на судимость Панина А. которая является погашенной, Богатыреву с учетом совокупности смягчающих обстоятельств следует смягчить наказание с применением правил ст. 64, 65 УК РФ. Считают, что протокол судебного заседания по данному делу сфальсифицирован, в нем неправильно отражен ход процесса, задаваемые участниками процесса вопросы и ответы на них, заявляемые ходатайства. Просят приговор отменить, дело направить на новое судебное разбирательство со стадии предварительного слушания, осужденный Богатырев в случае несогласия суда кассационной инстанции с приведенными доводами высказывает просьбу о смягчении наказания.

Осужденный Богатырев А.Г. в возражениях на кассационную жалобу осужденного Балаболина П.М., утверждает, что не соответствуют действительности доводы жалобы о том, что он воздействовал в камере на Балаболина в целях написания им явки с повинной, самооговора и оговора других осужденных в убийстве потерпевшей. В том числе утверждает, что не обещал Балаболину денег за такие действия. Не было у него сговора и со следователем о том, чтобы привлечь к ответственности осужденных по данному делу.

В возражениях на кассационные жалобы государственный обвинитель A.A. Пенькова просит приговор, как законный и обоснованный оставить без изменения, кассационные жалобы - без удовлетворения.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационных жалоб, судебная коллегия не находит оснований к их удовлетворению.

Данное дело рассмотрено судом с участием присяжных заседателей при наличии к тому законных оснований, а именно, в связи с ходатайством об этом самих осужденных.

Вопреки утверждениям в кассационных жалобах, у суда не имелось оснований к возвращению дела прокурору в порядке ст. 237 УПК РФ, поскольку препятствий для рассмотрения его судом не имелось.

Из материалов дела усматривается, что требования ст. 217 УПК РФ по данному делу выполнены в полной мере в отношении каждого из осужденных. Осужденные и избранные ими защитники ознакомились с материалами дела в полном объеме, без ограничения во времени, о чем указали в соответствующих протоколах и подписали их. Замена защитников осужденным, в том числе Балаболину и Панину А., произведена следователем согласно их волеизъявлению, выраженному в соответствующих заявлениях. Ходатайство стороны защиты о возвращении дела прокурору председательствующим судьей разрешено в порядке установленном законом, с вынесением мотивированного постановления и обоснованно отклонено.

Из материалов дела усматривается, что Богатыреву, Балаболину, Паниным и Мещерякову подробно разъяснялись особенности рассмотрения уголовного дела судом с участием присяжных заседателей, права обвиняемых в судебном разбирательстве и порядок обжалования судебного решения, а также, предусмотренные ст. 30 УПК РФ условия выбора порядка судопроизводства.

Коллегия присяжных заседателей по делу сформирована с соблюдением положений ст. 328 УПК РФ.

Из протокола судебного заседания следует, что сторонам была дана равная возможность принять участие в отборе присяжных заседателей, задать необходимое, по их мнению, количество вопросов кандидатам в присяжные заседатели.

При этом, как усматривается из протокола судебного заседания, все кандидаты в присяжные заседатели правдиво ответили на вопросы председательствующего и сторон.

Заявленные сторонами отводы кандидатам в присяжные заседатели разрешены председательствующим судьей в порядке установленном законом.

Заявление стороны защиты о тенденциозности сформированной коллегии, в связи с тем, что некоторые из входящих в коллегию присяжные заседатели, высказали мнение об отмене моратория на смертную казнь и часть из них ответила положительно на вопрос о том, что подсудимый должен доказывать свою невиновность, рассмотрено председательствующим судьей в порядке, установленном законом и обоснованно отклонено, поскольку данное мнение присяжных заседателей, не разбирающихся в юридических тонкостях, высказанное безотносительно к данному конкретному делу, не может свидетельствовать о тенденциозности коллегии присяжных заседателей и не указывает на предвзятость и необъективность присяжных заседателей.

Какого-либо мнения по делу ими заранее не высказывалось, предвзятость по отношению к кому-либо из участников процесса не проявлялась. Оснований сомневаться в объективности и беспристрастности коллегии присяжных заседателей не имелось.

Кроме того, под тенденциозностью коллегии присяжных заседателей следует понимать случаи, когда коллегия не способна всесторонне и объективно оценить обстоятельства рассматриваемого уголовного дела и вынести справедливый вердикт, вследствие однородности состава коллегии с точки зрения возрастных, профессиональных, социальных и иных факторов. Данных факторов, свидетельствующих о тенденциозности коллегии присяжных заседателей по данному делу не имеется.

Не свидетельствует о тенденциозности коллегии присяжных заседателей также и то, что большинство в ней составили женщины.

Как видно из протокола судебного заседания, председательствующий судья неоднократно задавал присяжным заседателям вопросы о том, смогут ли они беспристрастно оценить доказательства по данному делу, есть ли среди присяжных лица прямо или косвенно заинтересованные в исходе дела, не утратили ли они объективности после перерывов в судебном заседании.

Таким образом, председательствующим обоснованно принято решение об отклонении ходатайства защиты о роспуске коллегии присяжных заседателей по мотиву тенденциозности (т. 16 л.д. 116-117).

Из материалов дела усматривается, что государственный обвинитель, выполняя предусмотренную уголовно-процессуальным законом функцию поддержания обвинения не допускал, в том числе и в прениях, высказываний, способных привести к утрате коллегией присяжных заседателей объективности, не выходил за рамки предъявленного Богатыреву, Балаболину, Паниным и Мещерякову обвинения.

Довод защиты о том, что прокурором при выступлении в судебных прениях искажалось содержание показаний допрошенных свидетелей, опровергается данными содержащимися в протоколе судебного заседания, речью прокурора, которая в письменном виде в соответствии с правилами ст. 292 УПК РФ приобщена к протоколу судебного заседания (т. 16 «а» л.д. 115-116, т. 17 л.д. 238-246).

Ходатайства стороны защиты об отводе государственного обвинителя обоснованно отклонены председательствующим с

приведением мотивов принятого решения в постановлениях (т. 16 л.д. 144-145, 182-183).

Судебной коллегией учитывается и то, что защитой в кассационных жалобах не приведено данных о том, какие конкретно доказательства и в чем искажались прокурором.

Несостоятельным является также довод стороны защиты, о нарушении председательствующим принципа беспристрастности, выразившемся в повторном участии в деле, а именно, в связи с тем, что председательствующим судьей принималось решение о продлении срока содержания под стражей в отношении Панина A.M. и Богатырева.

В соответствии со ст. 61 УПК РФ судья не может участвовать в рассмотрении уголовного дела, если имеются обстоятельства, дающие основания полагать, что он лично, прямо или косвенно, заинтересован в исходе данного уголовного дела.

Каких-либо сведений о заинтересованности председательствующего в исходе настоящего дела, в том числе по профессиональным основаниям не имеется, не приведено их и в кассационных жалобах. Как видно из дела, судья [скрыто] разрешая вопрос о продлении подсудимым срока

содержания под стражей, не касался существа данного дела. По указанным основаниям судом было законно и обосновано, отказано в удовлетворении ходатайства защиты об отводе председательствующего судьи (т. 16 л.д. 119-121).

Довод о необъективности и заинтересованности председательствующего, со ссылкой на то, что им активно задавались вопросы допрашиваемым в судебном заседании свидетелям и осужденным также является несостоятельным.

В соответствии с ч. 3 ст. 278 УПК РФ суд вправе задавать вопросы допрашиваемым лицам, в связи с чем оснований полагать что суд выполнял не свойственные ему функции не имеется.

В ходе судебного следствия неоднократно стороной защиты заявлялись отводы председательствующему по основаниям его личной заинтересованности в исходе данного дела. По данным ходатайствам судом были вынесены законные и обоснованные решения об отказе в их удовлетворении (т. 16 л.д. 119-121, л.д. 139-141, л.д. 148-150, л.д. 185-186, 199-201).

Статьи законов по Делу № 53-О13-19СП

УК РФ Статья 105. Убийство
УК РФ Статья 139. Нарушение неприкосновенности жилища
УПК РФ Статья 30. Состав суда
УПК РФ Статья 61. Обстоятельства, исключающие участие в производстве по уголовному делу
УПК РФ Статья 217. Ознакомление обвиняемого и его защитника с материалами уголовного дела
УПК РФ Статья 237. Возвращение уголовного дела прокурору
УПК РФ Статья 278. Допрос свидетелей
УПК РФ Статья 292. Содержание и порядок прений сторон
УПК РФ Статья 328. Формирование коллегии присяжных заседателей
УПК РФ Статья 339. Содержание вопросов присяжным заседателям
УПК РФ Статья 348. Обязательность вердикта
УК РФ Статья 64. Назначение более мягкого наказания, чем предусмотрено за данное преступление
УК РФ Статья 65. Назначение наказания при вердикте присяжных заседателей о снисхождении

Производство по делу

Загрузка
Наверх