Типовые договорыТиповые договоры



Активные юристыАктивные юристы

Телефон: +7 905 942-69-48
Телефон: 9060684949
не в сети
Фото юриста
Лакоткина Юлия Анатольевна
г. Ужур Красноярский край ( СИБИРЬ)
ответов за неделю: 6
Телефон: 8 923 308 00 82


Ответы юристовОтветы юристов

Дело № 56-О07-80

Суд Верховный Суд Российской Федерации
Дата решения 5 февраля 2008 г., Определение
Инстанция Судебная коллегия по уголовным делам, кассация
Категория Уголовные дела
Докладчик Зеленин Сергей Рэмович
Электронная копия решения Скачать
Решение

Текст итогового документа

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

Дело №56-О07-80

от 5 февраля 2008 года

 

председательствующего Глазуновой Л.И.

судей Зеленина СР. и Зыкина В.Я.

рассмотрела в судебном заседании кассационные жалобы осужденного Самойлова A.B. и его защитника Табаковой Т.А. на приговор Приморского краевого суда от 04.05.2007, по которому

Самойлов [скрыто]

осужден по ст. 290 ч.4 п. «г» УК РФ к 8 годам лишения свободы с отбыванием в исправительной колонии строгого режима, в соответствии со ст. 47 УК РФ лишен права занимать должности на государственной службе, включая службу в органах прокуратуры и в органах, занимающихся правоохранительной деятельностью, в соответствии со ст. 48 УК РФ лишен классного чина юрист 2 класса.

Заслушав доклад судьи Зеленина СР., выступление защитника Быканова Н.К., поддержавшего доводы кассационных жалоб об отмене приговора суда с направлением уголовного дела на новое судебное рассмотрение, возражения прокурора Генеральной прокуратуры РФ

Шаруевой М.В., полагавшей приговор оставить без изменения как законный и обоснованный, судебная коллегия

 

установила:

 

Самойлов A.B. осужден за получение должностным лицом, прокурором [скрыто], лично взятки в виде

денег в крупном размере за действия в пользу взяткодателя, входящие в служебные полномочия должностного лица.

Преступление было совершено в апреле-мае 2006 года [скрыто] при обстоятельствах, изложенных в приговоре.

Защитник Табакова Т.А. просит приговор отменить в связи с несоответствием выводов суда фактическим обстоятельствам дела, считает, что приговор основан на недопустимых доказательствах и является излишне суровым.

Обращает внимание на то, что в деле нет данных о том, что Самойлов имел намерение прекратить дело [скрыто] до суда, а возможность отказаться от обвинения является предположением. Действия осужденного могли быть квалифицированы как мошенничество, если бы его вина в получении денег была бы доказана.

Анализируя доказательства, защитник считает показания [скрыто] несоответствующими действительности, а эпизод получения [скрыто] долларов США Самойловым 30.04.2006 не нашедшим подтверждения.

По эпизоду от 04.05.2006 защитник обращает внимание на то, что Самойлов не видел как [скрыто] положил деньги в его машину.

Подробно анализируя имеющиеся в деле документы о проведении оперативно-розыскных мероприятий, защитник находит их недопустимыми, полученными с нарушением закона.

Постановление о назначении экспертизы судом не было вручено Самойлову, что нарушило его права, предусмотренные ст.ст. 47, 198 УПК РФ. Заключение эксперта содержит недостоверные сведения.

Протоколы допросов Самойлова на следствии являются недопустимыми в связи с допущенными нарушениями, в том числе права на защиту.

Просит приговор отменить, дело направить на новое судебное рассмотрение.

Осужденный Самойлов A.B. считает, что в обоснование приговора положены недопустимые доказательства, в отношении него имела место провокация, приговор является излишне суровым. Просит приговор отменить, дело направить на новое рассмотрение.

Утверждает, что судом не был исследован вопрос о законности проведения оперативно-розыскных мероприятий, решение о прослушивании телефонов было получено с нарушением закона. Использование денег [скрыто] в ОРД незаконно. Не установлено кто

и какими техническими средствами производил аудиозаписи.

Представление прокурора о наличии в его действиях признаков преступления рассмотрено с нарушением подсудности.

Деньги он не получал, дело в отношении [скрыто] надлежащим

образом расследовалось и должно было быть направлено в суд. Отрицает свою возможность повлиять на прекращение дела в суде и наличие доказательств такого его намерения, ссылается на алиби.

Доказательств получения им 30.04.2006 взятки в сумме [скрыто] долларов в деле нет, 04.05.2006 [скрыто] подбросил ему в машину деньги. Постановления об отказе в возбуждении уголовного дела в отношении [скрыто] по даче взятки не имеется, он не признан потерпевшим. Показания свидетелей, в том числе сотрудников ФСБ, основаны на предположениях, а [скрыто] не может подтвердить, что давал взятку.

Осмотр места происшествия и его личный досмотр проведены до возбуждения уголовного дела, с нарушением требований закона. Его показания на следствии являются недопустимыми, утверждает также о нарушении порядка содержания его в следственном изоляторе.

Судом нарушалось равенство сторон и его права при назначении экспертизы.

Суд исказил в приговоре показания допрошенных лиц и не дал им надлежащей оценки, допустил противоречия в определении его полномочий по отношению к уголовному делу [скрыто]

В ходе судебного заседания ему не предоставлялся протокол судебного заседания. Во вводной части приговора не указан его классный чин и факт его увольнения из органов прокуратуры.

Суд не мог назначить второе дополнительное наказание, лишение свободы не мотивировано, возврат [скрыто] одной тысячи долларов

необоснованный.

Проверив материалы дела и обсудив доводы кассационных жалоб, судебная коллегия не находит оснований для отмены приговора суда.

Вина Самойлова в получении взятки в крупном размере полностью подтверждается исследованными в судебном заседании доказательствами, которым дана в приговоре надлежащая оценка.

Такими доказательствами обоснованно признаны показания свидетеля [скрыто] в которых он пояснял, что в связи с расследуемым в

отношении него уголовным делом Самойлов требовал от него передачи денег, поэтому он обратился в Управление ФСБ, после чего дважды, 30 апреля и 4 мая передавал Самойлову требуемые им деньги по [скрыто]

долларов США. Всего Самойлов требовал передать ему долларов за

что обещал содействовать прекращению дела в суде.

Показания [скрыто] признаны достоверными доказательствами вины Самойлова, поскольку полностью подтверждаются совокупностью других доказательств по делу, в том числе показаниями свидетелей [скрыто] - очевидцев требования Самойловым денег у

[скрыто] в связи с возбужденным уголовным делом, протоколом осмотра

места происшествия, в ходе которого из автомашины Самойлова 4 мая 2006 года изъяты [скрыто] [долларов США, другими доказательствами.

Указанные показания свидетелей опровергают утверждения Самойлова о том, что он встречи с [скрыто] не планировал, как [скрыто]

клал деньги, не видел, а передача денег была спровоцирована [скрыто] и работниками ФСБ.

Будучи допрошенным на предварительном следствии, Самойлов не отрицал, что согласился получить взятку от [скрыто] Щ и получил [скрыто] долларов в два приема, не собираясь, однако, ничего предпринимать по уголовному делу.

Допустимость этих показаний проверялась судом первой инстанции и нашла свое подтверждение. Доводы кассационных жалоб о нарушении права на защиту Самойлова противоречат материалам дела, из которых видно, что защитники Самойлова были допущены по предъявлении ими ордера, как это предусмотрено ст. 49 ч. 4 УПК РФ. Самойлов против участия защитников Бояркина A.C. и Балацкой A.B. не возражал, заявлений по поводу нарушений его прав на допросах не делал.

Также опровергнутыми исследованными доказательствами являются утверждения Самойлова о том, что признательные показания были даны им под влиянием обещаний следователя.

Как видно из исследованных в судебном заседании протоколов допросов Самойлова, показания об обстоятельствах дела он давал свободно, дополнял их, уточнял по своему усмотрению, на допросе 11.05.2006 давал показания собственноручно, пользовался услугами защитника и заявлений о недопустимом воздействии на него не делал.

Всем этим доводам осужденного дана исчерпывающая оценка в приговоре суда как необоснованным.

Протоколы допросов соответствуют требованиям уголовно-процессуального закона и содержат все необходимые данные, позволяющие проверить их допустимость.

Оценка показаниям Самойлова на следствии и в судебном заседании дана, оснований сомневаться в ее обоснованности у судебной коллегии не имеется.

Осмотр места происшествия проведен до возбуждения уголовного дела в соответствии с требованиями ст. 176 УПК РФ.

При проведении первоначальных следственных действий, вопреки доводам жалобы защитника, не было допущено нарушение чести и достоинства личности Самойлова, что также проверялось судом первой инстанции и нашло отражение в приговоре.

Полномочия Самойлова как прокурора района по отношению к уголовному делу, расследуемому прокуратурой района, как на стадии следствия, так и в судебных стадиях, проанализированы в приговоре суда с учетом требований уголовно-процессуального законодательства и должностного положения Самойлова как руководителя прокуратуры района.

Противоречий в выводах суда по этому вопросу не имеется, вывод о том, что взятка была получена Самойловым за обещанные взяткодателю действия, которые он мог совершить с использованием своего положения должностного лица, в том числе при рассмотрении уголовного дела судом, является обоснованным.

Содержание показаний свидетелей, в том числе указанных в кассационной жалобе осужденного, приведено в приговоре в соответствии с их изложением в протоколе судебного заседания.

Все свидетели были допрошены об известным им фактических обстоятельствах дела, в том числе работники ФСБ - об обстоятельствах проводимых с их участием оперативно-розыскных и следственных мероприятий. При этом закон не требует, чтобы свидетели, в том числе [скрыто], чем-либо подтверждали свои показания. Достоверность доказательств подлежат оценке судом в их совокупности.

Доводы Самойлова о том, что 15.04.2006 его не было в пос. [скрыто]

тщательно проверялись судом первой инстанции и обоснованно отвергнуты. Суд привел в приговоре все доказательства, исследованные по этому вопросу, дал оценку показаниям свидетелей защиты и счел их недостоверными, приведя в обоснование этого вывода убедительные мотивы.

В приговоре нашла отражение и обоснованно отвергнута версия Самойлова о приобретении им тысячи долларов у [скрыто]

Ходатайство о приобщении фотографий, представленных свидетелем, к материалам уголовного дела отклонено обоснованно, поскольку они не отвечают требованиям относимости к существу предъявленного Самойлову обвинения.

Также проверялись в суде первой инстанции обстоятельства и законность возбуждения уголовного дела в отношении Самойлова.

Утверждение осужденного и его защитника о том, что судом не дана оценка законности проведения оперативно-розыскных мероприятий, опровергается приговором суда, в котором всем доводам о незаконности проведенной оперативно-розыскной деятельности в отношении Самойлова дана в соответствии с требованиями закона исчерпывающая оценка, основанная на исследованных материалах дела.

Доводы кассационных жалоб о недопустимости прослушивания телефонных переговоров не могут повлиять на оценку законности приговора, поскольку результаты указанного прослушивания не были предъявлены обвинением в качестве доказательств виновности Самойлова и в судебном заседании не исследовались.

Вопрос о примененных в ходе оперативно-розыскных действий, в том числе оперативного эксперимента, технических средствах не входит в

предмет доказывания по данному делу, поэтому отказ суда в исследовании указанных обстоятельств является обоснованным.

Обоснованными являются и выводы суда первой инстанции о том, что использование в качестве предмета преступления денег, принадлежащих свидетелю [скрыто], не может быть расценено как нарушение положений

закона о финансовом обеспечении оперативно-розыскной деятельности.

Поскольку, как установлено судом, [скрыто] передал в качестве взятки принадлежащие ему деньги под контролем органа, осуществляющего оперативно-розыскную деятельность, суд правильно постановил возвратить указанные деньги собственнику - [скрыто]

В тоже время судебная коллегия признает несостоятельными доводы стороны защиты, которые сводятся, по существу, к защите интересов

Л 1~о том, что он не был признан потерпевшим, о недостатках

согласия [скрыто] на участие в ОРМ. Сам [скрыто] с жалобами на

нарушение его прав не обращался.

Получение судебного разрешения на запись в ходе оперативно-розыскных мероприятий разговоров Самойлова при его встречах с другими людьми, в соответствии с действующим законодательством не требуется.

Полученные в результате записи приобщены к делу в соответствии с требованиями федерального закона, оформлены надлежащим образом, проверены в процессуальном порядке.

Ошибка, допущенная экспертом при описании нумерации одной из кассет, получила должную оценку в приговоре суда и не может являться основанием для признания заключения эксперта недостоверным.

Достоверность исследованных в судебном заседании записей проверялась по ходатайства защиты и признана установленной с приведением в приговоре убедительных мотивов, связанных с отсутствием нарушений оформления результатов оперативно-розыскных мероприятий и надлежащей передачи этих результатов следствию.

Содержание записей приведено и оценено в приговоре и обоснованно признано доказательством того, что Самойлов требовал от [скрыто] взятку и получил ее часть.

Поскольку эти доказательства соответствует совокупности других доказательств по делу, они правильно признаны достоверными и положены в основу приговора.

Заключение суда о наличии признаков преступления в действиях прокурора Самойлова, вынесенное 05.05.2006 (т.1 л.д.4-5), не может быть пересмотрено при кассационном обжаловании приговора в отношении Самойлова, поскольку могло быть обжаловано в кассационном порядке в установленный законом срок, о чем имеется разъяснение в самом тексте постановления.

Таким образом, указанное постановление вступило в законную силу и на суд кассационной инстанции, рассматривающий кассационные жалобы на приговор, не могут быть возложены функции суда надзорной инстанции по пересмотру вступившего в законную силу решения суда.

Нарушений прав подсудимого при назначении фоноскопической экспертизы по ходатайству стороны защиты не допущено. Самойлов воспользовался своим правом предложить вопросы, подлежащие разрешению экспертом, вопрос об экспертном учреждении, которому необходимо поручить производство экспертизы, обсуждался с соблюдением принципа состязательности и равноправия сторон. Постановление о назначении экспертизы вынесено в совещательной комнате, перед экспертом поставлены все вопросы, имеющие отношение к существу рассматриваемого дела.

Как видно из протокола судебного заседания (т.4 л.д.225), вынесенное постановление о назначении экспертизы было оглашено председательствующим, который в судебном заседании удостоверился в том, что подсудимому оно понятно. Таким образом доводы жалобы осужденного о том, что он не знал, какие именно вопросы были поставлены перед экспертом, опровергаются материалами дела.

Копия постановления о назначении экспертизы была вручена подсудимому после его ходатайства об этом.

Постановление о назначении фоноскопической экспертизы в соответствии с требованиями ст. 355 ч.5 УПК РФ кассационному обжалованию не подлежит.

Квалификация действий осужденного является правильной, доводы защитника о возможности квалифицировать действия Самойлова другими нормами уголовного закона противоречат фактическим обстоятельствам дела, которые получили в приговоре правильную юридическую оценку.

Требования ст. 259 ч.б УПК РФ о порядке изготовления протокола судебного заседания и ознакомления с ним сторон по данному делу не нарушены.

Доводы жалобы осужденного о нарушениях порядка содержания его в следственном изоляторе не могут повлиять на оценку законности приговора, который основан на исследованных в судебном заседании доказательствах. При этом Самойлов не лишен возможности обжаловать действия администрации изолятора в предусмотренном законом порядке.

Вводная часть приговора соответствует требованиям ст. 304 УПК РФ.

Суд назначил осужденному наказание в соответствии с требованиями главы 10 УК РФ, с учетом характера и степени общественной опасности совершенного преступления и данных о его личности.

При этом, как видно из приговора, были учтены указанные в кассационных жалобах обстоятельства - положительные характеристики Самойлова. Поскольку лишение свободы предусмотрено в качестве единственной санкции за совершенное Самойловым преступление, суд не обязан был мотивировать назначение именного этого вида наказания. Назначение дополнительных наказаний соответствует требованиям ст.ст. 47, 48 УК РФ и мотивировано в приговоре.

Справедливость назначенного осужденному наказания сомнений у судебной коллегии не вызывает, оснований для его смягчения не усматривается.

Статьи законов по Делу № 56-О07-80

УК РФ Статья 47. Лишение права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью
УК РФ Статья 48. Лишение специального, воинского или почетного звания, классного чина и государственных наград
УПК РФ Статья 47. Обвиняемый
УПК РФ Статья 49. Защитник
УПК РФ Статья 176. Основания производства осмотра
УПК РФ Статья 198. Права подозреваемого, обвиняемого, потерпевшего, свидетеля при назначении и производстве судебной экспертизы
УПК РФ Статья 304. Вводная часть приговора

Производство по делу

Загрузка
Наверх