Дело № 56-О10-81

Суд Верховный Суд Российской Федерации
Дата решения 29 сентября 2010 г., Определение
Инстанция Судебная коллегия по уголовным делам, кассация
Категория Уголовные дела
Докладчик Ермолаева Татьяна Александровна
Электронная копия решения Скачать
Решение

Текст итогового документа

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

Дело №56-О10-81

от 29 сентября 2010 года

 

председательствующего - Червоткина A.C.

рассмотрела в судебном заседании кассационные жалобы адвокатов Когана П.А., Павлова Ю.С., осужденного Ревы Д.В. на приговор Приморского краевого суда от 25 мая 2010 года, по которому

[скрыто] ранее не судимый,

осуждён по ст. 30 ч.1, 33 ч.З, 105 ч.2 п. «з» УК РФ на 9 лет лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

Взыскано с Ревы [скрыто] в пользу [скрыто]

в счёт денежной компенсации причинённого морального вреда [скрыто] рублей.

Заслушав доклад судьи Ермолаевой Т.А., объяснения осуждённого Ревы, поддержавшего доводы кассационных жалоб в свою защиту, выступление адвоката Павлова Ю.С., поддержавшего доводы кассационных жалоб, полагавшего, что вина Ревы не доказана, долговых отношений с потерпевшим у него не было и полагавшего, что приговор подлежит отмене, выступление адвоката Кузьмина В.В., в защиту интересов потерпевшего [скрыто] просившего приговор оставить без изменения, как законный и обоснованный, возражения прокурора Кривоноговой Е.А., полагавшей доводы кассационных жалоб необоснованными и просившей оставить приговор без изменения, Судебная коллегия

 

установила:

 

согласно приговору суда Рева Д.В. совершил соучастие в виде организации приготовления к убийству, то есть умышленному причинению смерти другому человеку из корыстных побуждений, по найму, путем приискания соучастников преступления, умышленного создания условий для его совершения, если при этом преступление не было доведено до конца по независящим от этого лица обстоятельствам при обстоятельствах, изложенных в приговоре, в феврале -марте 2009 года

В кассационной жалобе и дополнительной кассационной жалобе адвокаты Коган П.А. и Павлов Ю.С. оспаривают обоснованность приговора и просят его отменить и дело направить на новое рассмотрение со стадии предварительного слушания. Они ссылаются на необоснованность осуждения Ревы, указывают на нарушение принципа состязательности сторон при рассмотрении дела судом первой инстанции и на обвинительный уклон суда.Считают, что суд необоснованно отверг представленные ими доказательства, свидетельствующие об отсутствии договора займа между [скрыто] и Ревой, необоснованно не

согласился с доводами о недостоверности выводов фоноскопической экспертизы, безосновательно отказал в удовлетворении ходатайств об истребовании дополнительных доказательств, ссылаются на то, что суд безосновательно отказал в удовлетворении ходатайства о приобщении к материалам дела аудиозаписи разговора между Ревой, [скрыто] и другими

лицами, сделанного Ревой на диктофон и подтверждающего факт обналичивания денежных средств. Защита просит об отмене приговора со ссылкой на дополнительные материалы, полученные защитой после вынесения приговора в порядке ст. 377 ч. 5, 6 УПК РФ -на заключение специалистов [скрыто] экспертно-правового центра [скрыто], опровергающее, по их

мнению, выводы проведенной по делу фоноскопической экспертизы об отсутствии изменений, внесенных в процессе передачи речи по каналам связи и фиксации переговоров на цифровом носителе информации. Также в кассационных жалобах указано, что суд необоснованно отклонил ходатайство о приобщении к материалам дела и оглашении сведений, подтверждающих

факт доставления потерпевшего [скрыто] 07.03.2008 г. по подозрению в

совершении преступления в [скрыто]. По

мнению защиты, факт задержания Г Щ подтверждает версию Ревы об

обналичивании денежных средств, поскольку со слов самого [скрыто] Реве

известно, что [скрыто] был задержан за то, что угрожал и избил другого человека, с которым также занимался обналичиванием денежных средств и не отдал деньги.Защита полагает, что суд неправомерно отклонил ходатайство о признании недопустимыми доказательствами протокола осмотра и прослушивания фонограммы от 18.04.2009 г., протокола осмотра предметов от 19.04.2009 г., постановления о приобщении к делу вещественных доказательств от 19.04.2009 г., так как эти документы изготовлены после выполнения требований ст. 217 УПК РФ и не подписаны понятыми и следователем. Указанное ходатайство разрешено судом 03.12.2009 г. в отсутствие защитника Когана, чем нарушено право Ревы на защиту. Кроме того, суд лишил адвоката

Когана возможности задать вопросы следователю [скрыто] допрошенной в

качестве свидетеля, и ограничился допросом одного понятого из каждого следственного действия. Кроме того, указано на несоответствие приговора требованиям ст.307 УПК РФ.

-осужденный Рева оспаривает обоснованность приговора со ссылкой на то, что заключения судебно- фоноскопической экспертизы неполные, не

соответствуют требованиям закона, на утрату диктофона

считает, что его лишили возможности защищаться в силу необоснованного отказа суда в удовлетворении ходатайств защиты, судом проявлен обвинительный уклон, не проверены все версии совершения преступления, не устранены имеющиеся противоречия в показаниях потерпевшего и свидетеля

с I.

Государственным обвинителем принесены возражения на кассационные жалобы , в которых содержится просьба оставить приговор без изменения.

Проверив материалы дела, обсудив доводы жалобы, Судебная коллегия не находит оснований для их удовлетворения.

Доводы кассационных жалоб об обвинительном уклоне суда и нарушении принципа состязательности сторон, безосновательны. В соответствии с требованиями ст. 15 УПК РФ суд создал необходимые условия для исполнения сторонами процессуальных обязанностей и осуществления предоставленных им прав. Все доказательства, представленные как стороной защиты, так и стороной обвинения были исследованы, ходатайства сторон, разрешены в соответствии с требованиями уголовно- процессуального закона с вынесением мотивированных решений суда, а ссылка на то, что ряд ходатайств защиты не был удовлетворен, не может свидетельствовать о нарушении принципа состязательности сторон.

Вопреки утверждениям в кассационных жалобах, приговор соответствует требованиям ст.307 УПК РФ. В его описательно-мотивировочной части приведены доказательства, на основании которых суд пришел к выводу о доказанности вины Ревы, а также приведены мотивы, по которым суд признал достоверными одни из доказательств и отверг другие. Доводы защиты об искажении в приговоре показаний потерпевшего и свидетелей не состоятельны. Приговор соответствует требованиям ст.307 УПК РФ, содержит изложение всех исследованных доказательств и их оценку. Выводы суда должным образом мотивированы. Изложеные в приговоре показания свидетелей Скрипкина, Ранониса и Дудаева соответствует содержанию протокола судебного заседания, показания свидетелей получили надлежащую оценку в приговоре в соответствии с требованиями уголовно-процессуального закона. Доводы изложенные в кассационных жалобах, о переоценке показаний потерпевшего [скрыто], свидетелей [скрыто], [скрыто] и [скрыто] не могут служить основанием к отмене приговора..

Доводы о недоказанности вины Ревы в содеянном нельзя признать убедительными. Вывод суда о доказанности его вины в содеянном соответствует материалам дела и подтвержден совокупностью приведенных в приговоре допустимых доказательств, надлежаще оцененных судом в

соответствии с требованиями ст.ст. 17,88 ПК РФ: показаниями потерпевшего [скрыто] свидетелейС [скрыто] данными,

полученными в результате оперативно-розыскных мероприятий, проведенных в соответствии с требованиями закона,

Доводы о том, что в ходе судебного разбирательства не были надлежаще исследованы все доводы в защиту осужденного , безосновательны.

Так, судом исследовался вопрос о наличии либо отсутствии договора займа между потерпевшим [скрыто] и Рева,на что ссылаются адвокаты и

осужденный. В ходе судебного заседания были допрошены все представленные стороной защиты свидетели, в частности, [скрыто]. которые утверждали об отсутствии такого договора и

о показывали о том, что долг Рева перед Г Щ был связан с

обналичиванием денежных средств. Судом в приговоре проанализированы показания вышеуказанных свидетелей и указал обоснованно указал, что их показания не свидетельствуют об отсутствии у него перед [скрыто] денежного долга на основании договора займа, в связи с чем этим доводам осужденного и защиты дана критическая оценка. Свидетель [скрыто] в ходе предварительного следствия пояснил, что со слов [скрыто] ему известно о

том, что брат Рева Д.В.должен тому [скрыто] рублей, за что именно должен, не

знает, что по просьбе [скрыто] I он несколько раз говорил брату о долге, но тот

ничего не говорил. Указанные показания свидетеля [скрыто] обоснованно

признаны судом достоверными. Доводы Ревы о том, что указанный долг возник

из-за того, что вместе с деньгами исчезли знакомые Ревы Е , С I и

[скрыто], совместно с которыми он, ГЦ ш и [скрыто] I занимались обналичиванием крупных денежных сумм, подробно исследовалась и не нашла своего подтверждения. Данную версию помимо потерпевшего [скрыто] опровергли свидетели НИ^ I, П~ I и Е ^ I.

Как установлено судом, согласно выводам судебно-почерковедческой экспертизы рукописные записи и подписи от имени в договоре займа [скрыто]

между потерпевшим [скрыто] и Ревой и в расписке от имени Ревы

выполнены одним лицом, а именно Ревой. По решению Ленинского районного суда г.Владивостока с Ревы в пользу Г I по договору займа [скрыто] от 25

октября 2007 года взыскано в счет суммы основного долга [скрыто] а также неустойка за просрочку исполнения обязательств и проценты за пользование денежными средствами. . В силу ст. 90 УПК РФ данное решение суда носит преюдиционный характер.В соответствии с данным решением доводы Ревы о том, что договор займа безденежный и был заключен под влиянием обмана и угрозы со стороны [скрыто], признаны несостоятельными В связи с этими

данными доводы об отсутствии договора займа, безосновательны. С учетом данного решения суда и показаний потерпевшего Г~ I, о происхождении

денежных средств, переданных в долг Рева ,каковыми являлись его личные накопления и заем у [скрыто] I, который подтвердил это обстоятельств,

наличие у потерпевшего денежных средств в сумме [скрыто] рублей, переданных им в долг Рева, было установлено. Показания потерпевшего Г [о наличии задолженности Ревы в сумме [скрыто] рублей, никак не

связанной с обналичиванием денег, подтвердили свидетели [скрыто] и

[скрыто]. Также обоснованно признаны достоверными и показания потерпевшего

[скрыто] об обстоятельствах возникновения долга Ревы и обстоятельствах

заключения договора займа.

Ходатайство об истребовании в отделении Пенсионного фонда информации о заработной плате потерпевшего [скрыто] и свидетеля

[скрыто],как находящееся за рамками фактических обстоятельств данного

дела и с учетом положений ст.252 УПК РФ было обоснованно отклонено.

Из показаний свидетеля [скрыто],подробно изложенных в приговоре

следует, что Рева обращался к нему с просьбой организовать убийство Ревы, советуя взорвать его машину. Он согласился с этим предложением Ревы, однако, убивать потерпевшего не собирался, сообщил об этом разговоре [скрыто], узнав от того, что Рева имеет перед [скрыто] большой денежный

долг, записывал свои разговоры с Ревой относительно плана убийства [скрыто] на диктофон, данный потерпевшим, а затем вместе с [скрыто]

обратились в милицию, где с его участием был проведен оперативный эксперимент. Показания свидетеля С( ^ подробны, непротиворечивы, оснований не доверять им не имеется и оснований для оговора [скрыто] осужденного Ревы, не установлено. Они объективно подтверждены показаниями потерпевшего [скрыто] об обстоятельствах, при которых от свидетеля [скрыто] он узнал о том, что Рева заказал его убийство, а также об обстоятельствах возникновения денежного долга у Ревы перед Г Д I

Вопреки доводам кассационных жалоб, суд обоснованно отклонил ходатайство о приобщении к материалам дела аудиозаписей разговоров, якобы сделанных Ревой и подтверждающих, что долг Рева перед Г

связан с обналичиванием денежных средств, с учетом положений ст.ст. 74, 75, 252 УПК РФ и требований о допустимости, достоверности и относимости доказательств.

Представленные аудиозаписи на флэш-карте, не соответствуют вышеуказанным положениям уголовно -процессуального закона и не могут расцениваться, как доказательства, полученные в установленном законом порядке, ввиду данных о том, каким образом, у кого данные аудиозаписи были изъяты.как видно из дела, процессуально изъятие этих записей не оформлялось, нет сведений, подтверждающих относимость данных записей к фактическим обстоятельствам дела.

Доводы, указанные в кассационных жалобах о недостоверности выводов фоноскопической экспертизы и необоснованном отклонении ходатайства о

приобщении к материалам дела заключений специалистов и о назначении дополнительной фоноскопической экспертиз, нельзя признать обоснованными. Судебно-фоноскопическая экспертиза проведена в соответствии с требованиями уголовно- процессуального закона. Заключение экспертизы соответствует требованиями ст.204 УПК РФ. Согласно выводам экспертизы, большая часть реплик в текстах представленных следствием фонограмм принадлежат Реве и С Щ. Представленные на исследование фонограммы

являются непрерывными, изменений, привнесенных в процессе производства записи фонограммы или после их окончания, не обнаружено. Допрошенные в судебном заседании эксперты [скрыто] и [скрыто] подтвердили выводы

проведенной экспертизы, оснований не доверять экспертам не имеется. Эксперт [скрыто] указал, что при производстве экспертизы были выполнены все необходимые исследования, предусмотренные методическими рекомендациями, в том числе и на наличие паразитных сигналов, использовалась сертифицированная аппаратура. Оснований ставить под сомнение достоверность выводов экспертизы об отсутствии на всех представленных фонограммах признаков монтажа не имеется. Не установлено оснований и для назначения повторной судебно-фоноскопической экспертизы.

Суд обоснованно отклонил ходатайства стороны защиты о приобщении к материалам дела заключений специалистов-фоноскопистов, поскольку те вопросы, на которые ими были даны ответы, в соответствии со ст.58 УПК РФ не входили в компетенцию специалиста, а входили в компетенцию эксперта.

Доводы о необоснованном отклонении ходатайства об истребовании в банке указанной информации о движения денежных средств на счету [скрыто] в банке [скрыто] было обоснованно отклонено.т.к. не было

представлено каких-либо сведений, подтверждающих относимость этих данных к фактическим обстоятельствам дела .

Доводы о том, что суд необоснованно отклонил ходатайство о признании недопустимым доказательством протокола проверки показаний на месте свидетеля [скрыто] и ДВД диска с записью данной проверки, т.к. в

протоколе не отражено, что после окончания проверки показаний имело место копирование видеозаписи с одного видеоносителя на другой, не могут быть признаны основанием к отмене приговора. Суд обоснованно указал, что технический недочет - отсутствие в протоколе проверки показаний [скрыто] на месте указания о переносе видеозаписи с видеокассеты на ДВД диск не может расцениваться, как существенное нарушение уголовно-процессуального закона. Требования ст. 166 УПК РФ, касающиеся составления протоколов следственных действий, соблюдены. Проверка показаний на месте также проведена в соответствии с положениями ст. 194 УПК РФ. Были допрошены в судебном заседании следователь [скрыто], специалист [скрыто], понятой

[скрыто], свидетель [скрыто],которые подтвердили, что перенос видеозаписи

с одного видеоносителя на другой осуществлялся в рамках следственного

действия, когда следователь составлял протокол, копируемая видеозапись в это время отображалась на мониторе компьютера.

Ссылка на то, что понятой [скрыто] знаком с потерпевшим [скрыто] и

является лицом, заинтересованным в исходе дела не ставит под сомнение выводы суда, т.к.Р [скрыто] и [скрыто] принимали участие в оперативном эксперименте не в качестве понятых, а как присутствующие лица. Потерпевший [скрыто] не принимал участие в проведении той части оперативного эксперимента, в которой участвовали [скрыто] и [скрыто].

Указанные лица принимали участие при личных досмотрах [скрыто] и

осмотрах выданных им денежных средств. При таких обстоятельствах факт личного знакомства [скрыто] и Г 1 не может расцениваться, как

обстоятельство, свидетельствующее о заинтересованности РИ в исходе

дела, при допросе [скрыто] в качестве свидетеля потерпевший тЩ В не присутствовал.

Доводы о недопустимости результатов оперативно-розыскной деятельности, зафиксированных на компакт дисках, не основано на законе, поскольку использование при проведении оперативного эксперимента технических средств фиксации разговоров и действий его участников разрешено ст.6 Федерального Закона «Об оперативно-розыскной деятельности». Свидетеля [скрыто] подтвердил предоставление [скрыто]

специальной аудио и видео записывающей аппаратуры, пояснил, что оборудование куртки [скрыто] данной аппаратурой производилось

сотрудниками Управления специальных технических мероприятий [скрыто] и составляет сведения, составляющие государственную тайну, в связи с чем сведения об использовании данной аппаратуры не отражались в протоколах осмотра [скрыто]. Согласно протоколам личного досмотра [скрыто] от 5 и

11 марта 2009, у него при себе имелся диктофон, на который он производил запись разговоров с Ревой. При проведении оперативного эксперимента для обеспечения сохранности записей разговоров [скрыто] и Ревы эти записи с

диктофона были скопированы на компакт диск, представленный С_ I, в соответствии с инструкцией, регламентирующей работу с оперативно-розыскной информацией о чем пояснил свидетель [скрыто] I I То обстоятельство, что именно [скрыто] предоставил компакт диск, на который оперативный работник произвел копирование разговоров [скрыто] и Ревы,

не может быть признано нарушением закона свидетельствующим о недопустимости и недостоверности результатов оперативно-розыскных мероприятий. Постановлением следователя компакт диск был признан вещественным доказательством, были осмотрены и прослушаны записи разговоров, содержащиеся на компакт диске.

Ссылка в кассационных жалобах на показания свидетеля Ащ [скрыто] безосновательна, т.к. свидетель [скрыто] не допрашивался в ходе судебного разбирательства, его показания, данные в ходе предварительного следствия, не

оглашались. Поскольку сторона обвинения не вызывала в суд этого свидетеля, сторона защиты об этом также не ходатайствовала, ссылка на то, что свидетель [скрыто] не был допрошен не может быть признана неполнотой судебного следствия, влекущей отмену приговора.

Статьи законов по Делу № 56-О10-81

УПК РФ Статья 15. Состязательность сторон
УПК РФ Статья 58. Специалист
УПК РФ Статья 74. Доказательства
УПК РФ Статья 75. Недопустимые доказательства
УПК РФ Статья 90. Преюдиция
УПК РФ Статья 166. Протокол следственного действия
УПК РФ Статья 194. Проверка показаний на месте
УПК РФ Статья 204. Заключение эксперта
УПК РФ Статья 217. Ознакомление обвиняемого и его защитника с материалами уголовного дела
УПК РФ Статья 252. Пределы судебного разбирательства
УПК РФ Статья 307. Описательно-мотивировочная часть обвинительного приговора

Производство по делу



Типовые договорыТиповые договоры





Ответы юристовОтветы юристов

Загрузка
Наверх