Дело № 56-О11-52СП

Суд Верховный Суд Российской Федерации
Дата решения 22 июня 2011 г., Определение
Инстанция Судебная коллегия по уголовным делам, кассация
Категория Уголовные дела
Докладчик Боровиков Владимир Петрович
Электронная копия решения Скачать
Решение

Текст итогового документа

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

Дело №56-О11-52СП

от 22 июня 2011 года

 

председательствующего Зыкина В.Я.,

при секретаре Ереминой Ю.В.

рассмотрела в судебном заседании кассационные представление государственного обвинителя Дреминой Л.П. и жалобу потерпевшего [скрыто] на приговор Приморского краевого суда от 1 апреля 2011 года, которым

смосюк

[скрыто] ранее судимый,

оправдан по ст.ЗЗ ч.З, 30 чЛ и 105 ч.2 п. «з» УК РФ на основании оправдательного вердикта коллегии присяжных заседателей за отсутствием события преступления.

Приговором решён вопрос о денежном залоге и определена судьба вещественных доказательств.

За оправданным Смосюком A.C. признано право на реабилитацию, ему разъяснён предусмотренный ст. 135-138 УПК РФ порядок возмещения вреда, причинённого необоснованным уголовным преследованием.

Заслушав доклад судьи Боровикова В.П., объяснения адвокатов Кротовой СВ., Назарова В.В., оправданного Смосюка A.C., полагавших приго-

вор оставить без изменения, суждения адвокатов Дядечко И.П. и Костина A.M., в которых они поддержали позицию потерпевшего [скрыто] ^выступление прокурора Кузнецова СВ., поддержавшего доводы кассационного представления и просившего отменить приговор с направлением дела на новое судебное разбирательство, судебная коллегия

 

установила:

 

органами предварительного следствия Смосюк A.C. обвиняется в органи-

зации приготовления к лишению жизни [скрыто] за денежное вознаграж-

дение. Смосюк A.C. полагал, что директор ООО [скрыто]

виновен в его осуждении по приговору Первореченского районного суда г.Владивостока от 28 декабря 2006 г. к лишению свободы, а поэтому он решил отомстить ему указанным выше способом. Для реализации задуманного в период времени с начала декабря 2008 года по сентябрь 2009 года Смосюк A.C. совершил определённые действия, указанные в приговоре.

Данные действия Смосюка A.C. органы предварительного следствия квалифицировали по ст.ЗЗ ч.З, 30 ч.1 и 105 ч.2 п. «з» УК РФ.

Коллегия присяжных заседателей дала отрицательный ответ на 1-й основной вопрос, а поэтому суд первой инстанции оправдал Смосюка A.C. по ст.ЗЗ ч.З, 30 ч.1 и 105 ч.2 п. «з» УК РФ за отсутствием события преступления.

В кассационной жалобе и дополнениях к ней потерпевший [скрыто] ставит вопрос об отмене приговора в отношении Смосюка A.C. и о направлении дела на новое рассмотрение со стадии предварительного слушания, ссылаясь при этом на то, что при формулировании вопросного листа суд нарушил требования ч.1 ст.338 УПК РФ, а это, в свою очередь, повлекло невыполнение положений ст.30 УК РФ.

По его мнению, конкретные нарушения выразились в том, что Смосюк A.C. обвинялся в организации приготовления к его убийству, в этих пределах рассматривалось дело в суде с участием присяжных заседателей, однако на разрешение присяжных заседателей был поставлен 1-й основной вопрос, в котором изложены фактические обстоятельства, свидетельствующие об организации покушения на его убийство.

Автор кассационной жалобы полагает, что «В соответствии с предъявленным обвинением Смосюк A.C. не совершал действий, направленных на лишение жизни, а подготавливал условия для осуществления действий, направленных на лишение жизни», в нарушение ст. 79, 278 УПК РФ был произведён допрос свидетеля [скрыто]. - предварительно она была допрошена в

отсутствие присяжных заседателей, а потом - с их участием, в связи с чем свидетель не предоставил коллегии присяжных заседателей всю информацию, ко-

торой он обладал по делу (в последнем случае председательствующий снял 2 вопроса, на которые свидетель дал ответы при первоначальном допросе его в отсутствие присяжных заседателей, свидетельствующие о характере взаимоотношений между подсудимым и потерпевшим в 2003-2005 гг., и они касались обстоятельств приёма на работу его - [скрыто] управления [скрыто]

[скрыто] погашения задолженности по заработной плате и приобретения долей участников, в силу чего у Смосюка A.C. сложилось негативное отношение к нему).

Потерпевший [скрыто] указал, что председательствующий необосно-

ванно ограничил право сторон на постановку свидетелю [скрыто] во-

просов, направленных на получение сведений, характеризующих Смоюска A.C., в ходе вторичного допроса специалиста [скрыто]. (по вопросам са-

мочувствия и лечения Смосюка A.C.) не были разъяснены его права и обязанности, изменение меры пресечения Смосюку A.C. «не могло не изменить психологического отношения коллегии присяжных заседателей к степени общественной опасности самого обвиняемого и его деяния», что также повлияло на их выводы, в присутствии присяжных заседателей подсудимый незаконно сообщил о том, что «если меня осудят, то я уже с мест лишения свободы не вернусь», хотя подсудимый, обращаясь к присяжным заседателям, ещё раз признал вину в приготовлении преступления в роли пособника, прося их освободить его от реального отбывания наказания в местах лишения свободы.

В кассационной жалобе потерпевшего также идёт ссылка на то, что в прениях защитник Назаров В.В. говорил об обращении Смосюка A.C. с заявлением о возбуждении уголовного дела в отношении свидетеля обвинения [скрыто] и он - Смосюк A.C. - имел повод для мести [скрыто] так как

считал, что потерпел от мошеннических действий последнего, а поэтому данный свидетель мог оговорить его подзащитного, при этом защитник указал, что

свидетель А поехал встречать [скрыто] которого поселил в

гостиницу, [скрыто] не чаял вернуть переданные Смосюку A.C. деньги и

рисковал своими деньгами (при этом частично излагаются выводы потерпевшего), однако председательствующий оставил без внимания подобные высказывания, защитник неправомерно довёл до присяжных заседателей информацию о ложности показаний и других свидетелей обвинения, об этом же в последнем слове сообщил Смосюк A.C., что, по мнению потерпевшего, относится к решению вопроса о допустимости либо недопустимости доказательств, который разрешается судом в отсутствие присяжных заседателей.

Изложенные выше нарушения уголовно-процессуального закона, допущенные стороной защиты, как указывает потерпевший, повлияли на мнение присяжных заседателей при вынесении вердикта.

В кассационном представлении государственный обвинитель Дремина Л.П. просит отменить приговор в отношении Смосюка A.C. и направить дело

на новое судебное разбирательство, указав при этом на нарушения ст. 338, 339 УПК РФ и незаконность воздействия оправданного и его защитника на присяжных заседателей, которое выразилось в том, что сторона защиты неоднократно говорила о неправомерном исполнении потерпевшим обязанностей директора компании, владельцем которой ранее был оправданный, последний обратился к присяжным заседателям с просьбой о том, что если его признают виновным, на свободу он уже не выйдет, однако председательствующий не обратился к присяжным заседателям с соответствующим разъяснением.

В возражениях на кассационные представление и жалобу адвокат Назаров В.В. приводит собственные суждения относительно несостоятельности позиции их авторов.

Проверив материалы уголовного дела, обсудив доводы кассационных представления и жалобы, а также возражений на них, судебная коллегия считает необходимым приговор оставить без изменения, а кассационные представление и жалобу - без удовлетворения.

Согласно положениям ч.2 ст.385 УПК РФ «Оправдательный приговор, постановленный на основании оправдательного вердикта присяжных заседателей, может быть отменён по представлению прокурора либо жалобе потерпевшего или его представителя лишь при наличии таких нарушений уголовно-процессуального закона, которые ограничили право прокурора, потерпевшего или его представителя на представление доказательств либо повлияли на содержание поставленных перед присяжными заседателями вопросов и ответов на них».

Таких нарушений уголовно-процессуального закона в кассационных представлении и жалобе при приведено.

Доводы их авторов носят произвольный характер, они не основаны на фактических данных и законе.

Согласно предъявленному обвинению Смосюк A.C. решил организовать убийство [скрыто] за то, что он считал [скрыто] лицом, виновным в

его осуждении по приговору Первореченского районного суда г.Владивостока от 28 декабря 2006 г. Данный умысел у него созрел во время отбывания наказания в местах лишения свободы, где он встретил своего знакомого [скрыто] отбывавшего наказание в этом же исправительном учреждении. Смосюк A.C. предложил [скрыто] приискать непосредственного исполнителя

убийства [скрыто]

А Щ. согласился с предложением Смосюка A.C. (в действитель-

ности он не намеревался претворять в жизнь задуманное Смосюком A.C.) и обо всём сообщил в органы внутренних дел, после чего был проведён оперативный

эксперимент, по результатам которого Смосюк A.C. был задержан. В ходе оперативного эксперимента Смосюком A.C. были совершены определённые действия, указанные в постановлении о привлечении в качестве обвиняемого, с участием задействованных в нём лиц - А IБ I и [скрыто] -

Данные действия Смосюка A.C. органами предварительного следствия квалифицированы по ст.ЗЗ ч.З, 30 чЛ и 105 ч.2 п. «з» УК РФ как организация приготовления к убийству по найму.

Данное обвинение было поддержано в суде. На разрешение присяжных заседателей был поставлен 1 - й основной вопрос, который сформулирован следующим образом: «Доказано ли, что:

В сентябре 2009 года неким лицом были совершены действия, направ-

ленные на лишение жизни ТИ I а именно:...»?

Далее в общих чертах были приведены действия, совершённые задействованными в этом деле лицами.

Во втором основном вопросе изложены фактические обстоятельства в соответствии с предъявленным обвинением.

На первый основной вопрос присяжные заседатели дали отрицательный

ответ.

Из вопросного листа не следует, что при его формулировании председательствующий вышел за пределы предъявленного Смосюку A.C. обвинения.

Вопрос о юридической квалификации действий подсудимого председательствующий разрешает на основании фактических обстоятельств, признанных установленными коллегией присяжных заседателей.

Приготовление к преступлению и покушение на преступление - это стадии совершения преступления.

Данные вопросы - исходя из положений ст.ЗЗ4 УПК РФ - не находятся на разрешении в компетенции присяжных заседателей, они не были сформулированы в вопросном листе.

В доступной для понимания присяжных заседателей форме были изложены фактические обстоятельства предъявленного обвинения.

Суждения авторов кассационных представления и жалобы о том, что, указав в первом основном вопросе на доказанность либо недоказанность со-

вершения неким лицом действий, направленных на лишение жизни [скрыто] (с последующей их конкретизацией), суд вышел за пределы предъявленного обвинения, свидетельствуют о неверном понимании ими фактических обстоятельств дела и норм уголовного закона.

Сформулированный вопросный лист соответствует ст. 338, 339 УПК РФ.

Предварительный допрос свидетеля В Щ..в отсутствие при-

сяжных заседателей не следует расценивать нарушением уголовно-процессуального закона. Данная процедура допроса свидетеля (вначале допрос свидетеля без присяжных заседателей, а затем с их участием) никоим образом не могла повлиять на мнение присяжных заседателей при вынесении ими оправдательного вердикта.

При допросе свидетеля В Щ. в достаточной мере, что следу-

ет из протокола судебного заседания, был выяснен характер взаимоотношений между подсудимым и потерпевшим на протяжении 2003-2005 годов.

Необходимо отметить, что озвученные в жалобе вопросы относительно характера их взаимоотношений не находятся в какой-либо связи с предъявленным Смосюку A.C. обвинением.

Помимо общих суждений в жалобе [скрыто] не указал, какое отно-

шение к оправданию (как и к обвинению) Смосюка A.C. имеет то обстоятельство, кто, когда был принят на работу, кто управлял [скрыто] какие были задолженности по заработной плате, кто в этом виноват, как они погашались, кто и когда приобретал доли участников, сложилось ли в силу этого негативное отношение к нему (автору кассационной жалобы).

Смосюк A.C. обвинялся в том, что он организовал приготовление к убийству [скрыто] из мести к последнему, полагая, что по его вине 28 декабря 2006 г. он был осуждён к лишению свободы. Другого мотива не было. Согласно приговору Первореченского районного суда г.Владивостока Смосюк A.C. был осуждён за мошенничество.

Органами предварительного следствия достаточно чётко был определён мотив совершённых Смосюком A.C. действий по оспариваемому уголовному делу. В этих рамках и следовало проводить судебное разбирательство с участием присяжных заседателей и не выяснять характер их взаимоотношений за всё время совместного сосуществования.

Нормами уголовно-процессуального закона не предусмотрено правило, согласно которому при допросе в суде одно и того же лица (в данном конкретном случае специалиста [скрыто] через определённое время ему необходимо в очередной раз разъяснять его права и обязанности.

Изменение Смосюку A.C. меры пресечения на определённом этапе судебного разбирательства никак не связано с установлением фактических обстоятельств, находящихся на разрешении в компетенции присяжных заседателей, и, следовательно, оно не могло повлиять на их ответы на поставленные перед ними вопросы.

Согласно положениям чЛ ст.88 УПК РФ в суде разрешается, в том числе, вопрос о достоверности исследованных доказательств, который, с учётом особенностей данной формы судопроизводства, является прерогативой присяжных заседателей.

Стороны - исходя из положений ст. 15, 47, 53, 246, 292, 336 УПК РФ -вправе в прениях анализировать исследованные в суде доказательства и в присутствии присяжных заседателей озвучивать свою оценку исследованных доказательств, в том числе, с точки зрения их достоверности, а поэтому выводы адвоката Назарова В.В. в присутствии присяжных заседателей о ложности показаний свидетелей [скрыто] и других свидетелей обвинения с приведением соответствующих мотивов не являются нарушением норм уголовно-процессуального закона, влекущим отмену оправдательного приговор с точки зрения положений ч.2 ст.385 УПК РФ.

Не соответствует протоколу судебного заседания довод кассационных представления и жалобы о том, что в последнем слове подсудимый обратился к присяжным заседателям с фразой о том, что если его осудят, то из мест лишения свободы он больше не вернётся.

В последнем слове (т.10 л.д. 163) подсудимый Смосюк A.C. говорил о причинах недостоверности показаний свидетелей [скрыто]

[скрыто] и [скрыто] сделав при этом свой вывод о том, что таким образом

они стараются отправить его на длительный срок в места лишения свободы, понимая при этом, что если его осудят, то из мест лишения свободы он не вернётся.

Поэтому нельзя согласиться с доводом потерпевшего и государственного обвинителя о том, что Смосюк A.C. оказал незаконное воздействие на присяжных заседателей.

Доведение Смосюком A.C. до присяжных заседателей информации о том, что [скрыто] незаконно является директором компании, владельцем кото-

рой ранее был он, не повлияло на мнение присяжных заседателей при даче отрицательного ответа на первый основной вопрос.

Приговор соответствует положениям ст. 297, 351 УПК РФ и является законным, обоснованным и справедливым.

Руководствуясь ст. 377, 378, 388 УПК РФ, судебная коллегия

 

определила:

 

приговор Приморского краевого суда от 1 апреля 2011 года в отношении Смосюка [скрыто] оставить без изменения, а кассационные пред-

ставление и жалобу - без удовлетворения.

Председательствующий Судьи

Статьи законов по Делу № 56-О11-52СП

УПК РФ Статья 88. Правила оценки доказательств
УПК РФ Статья 338. Постановка вопросов, подлежащих разрешению присяжными заседателями
УК РФ Статья 30. Приготовление к преступлению и покушение на преступление

Производство по делу



Типовые договорыТиповые договоры





Ответы юристовОтветы юристов

Загрузка
Наверх