Дело № 56-О12-47СП

Суд Верховный Суд Российской Федерации
Дата решения 2 августа 2012 г., Определение
Инстанция Судебная коллегия по уголовным делам, кассация
Категория Уголовные дела
Докладчик Фетисов Сергей Михайлович
Электронная копия решения Скачать
Решение

Текст итогового документа

ВЕРХОВНЫЙ СУД
РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

Дело № 56-О12-47СП

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

 

г. Москва 2 августа 2012 г.

 

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего Глазуновой Л.И.
судей Фетисова СМ. и Чакар Р.С.
при секретаре Ереминой Ю.В.

рассмотрела в судебном заседании уголовное дело по кассационным жалобам осуждённых Тарасова А.В. и Мартехина А.В., адвокатов Зятькова А.Я. и Нижникова И.Ю. на приговор Приморского краевого суда с участием присяжных заседателей от 20 апреля 2012 года, которым Мартехин А В не судимый, - осуждён по п.п.«а, ж, к» ч.2 ст. 105 УК РФ (в редакции Федерального закона от 13.06.1996 года № 63-ФЗ) на 18 (восемнадцать) лет лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

Тарасов А В судимый 23.05.2006 года по ч.З ст. 162 УК РФ к 7 годам лишения свободы, - осуждён по п.п.«ж, к» ч.2 ст. 105 УК РФ (в редакции Федерального закона от 13.06.1996 года № 63-ФЗ) на 10 (десять) лет лишения свободы. В соответствии с ч.5 ст.69 УК РФ путем частичного сложения с наказанием по приговору от 23.05.2006 года окончательно назначено - 13 (тринадцать) лет лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

В пользу потерпевших Л и Ф с Мартехина А.В. взыскана компенсация морального вреда в размере по рублей каждому.

Заслушав доклад судьи Фетисова СМ., выступления осуждённых Мартехина А.В. и Тарасова А.В., адвокатов Бондаренко В.Х.и Кротовой СВ., поддержавших кассационные жалобы, мнение прокурора Полеводова СП. об оставлении приговора без изменения, Судебная коллегия

установила:

на основании вердикта коллегии присяжных заседателей от 13 апреля 2012 года признаны виновными: Мартехин А.В. - в убийстве Л Мартехин А.В. и Тарасов А.В. - в убийстве Ф совершенном группой лиц по предварительному сговору, с целью скрыть другое преступление.

Судом установлено, что убийства совершены 18-19 июня 2000 года в городе края при обстоятельствах, изложенных в приговоре.

В кассационных жалобах и дополнениях к ним: - осуждённый Тарасов А.В., считая приговор несправедливым, незаконным, излишне суровым, просит его изменить - снизить назначенное наказание, учесть смягчающие обстоятельства. Он ссылается на то, что суд проигнорировал его чистосердечное признание, активную помощь следствию в раскрытии преступления, решение суда присяжных о снисхождении, отсутствие исков потерпевших к нему.

- осуждённый Мартехин А.В. просит приговор отменить, уголовное дело направить на новое судебное рассмотрение. Он ссылается на то, что вердикт был вынесен с грубейшими нарушениями уголовно-процессуального закона - между свидетелем (экспертом) В и государственным обвинителем имелся сговор, поскольку обвинитель знала о содержании показаний свидетеля, так как 15 марта 2012г. после его допроса представила свои возражения против назначения дополнительной экспертизы по установлению точной даты смерти потерпевших с ответами эксперта. В судебном заседании 12 апреля 2012г. был допрошен свидетель К не заявленный в качестве свидетеля в обвинительном заключении. Сразу после его допроса, в письменном тексте речи государственного обвинителя в судебных прениях были указаны факты, о которых показал свидетель К из чего следует, что прокурор заранее знала о содержании показаний свидетеля.

- адвокат Зятьков А.Я., считая приговор в отношении Мартехина А.В. незаконным и необоснованным, просит его отменить, уголовное дело направить на новое рассмотрение. В обоснование он ссылается на то, что ходатайство о тенденциозности сформированной коллегии присяжных заседателей оставлено без удовлетворения необоснованно, поскольку вследствие однородности её состава, возрастных, социальных и иных факторов она не была способна всесторонне и объективно оценить обстоятельства рассматриваемого уголовного дела и вынести справедливый вердикт. Присяжным были представлены доказательства, полученные с нарушениями закона, которые суд не исключил. В ходе судебного следствия в нарушение уголовно-процессуального закона были исследованы обстоятельства, не относящиеся к фактическим обстоятельствам уголовного дела - были допрошены свидетели М И К не являвшимися свидетелями факта, то есть обстоятельств, устанавливаемых судом и вменяемых подсудимому, которые показали об информации, ставшей известной в тот момент, когда Мартехин А.В. содержался вместе с ними. Содержание чистосердечного признания Тарасова А.В. в совершении преступления, оглашенного в присутствии коллегии присяжных заседателей, выходит за фактические обстоятельства уголовного дела, так как он указывал о совершении преступления не с Мартехиным А.В., а с группой иных лиц. Информация, содержащаяся в оглашенном протоколе допроса Тарасова А.В. от 21.04.2001 года (т.З л.д.43-49), о совершении им преступления в группе с двумя лицами, без Мартехина, выходит за пределы предъявленного обвинения и не входит в предмет исследования присяжных заседателей. Указанные обстоятельства повлияли на принятие присяжными необъективного вердикта. Назначенное Мартехину А.В. наказание не соответствует тяжести им содеянного и является чрезмерно суровым.

- адвокат Нижников И.Ю. просит приговор в отношении Мартехина А.В. отменить, уголовное дело направить на новое судебное разбирательство. Он считает, что при рассмотрении дела в суде были допущены грубые нарушения уголовно - процессуального закона. При формировании коллегии присяжных заседателей ходатайство стороны защиты о мотивированных отводах кандидатов в присяжные заседатели Ч С В Ю в нарушение ч.З ст.326 УПК РФ не было удовлетворено, в связи с чем обвинительный вердикт подсудимым был вынесен незаконным составом коллегии присяжных заседателей. В составе коллегии присяжных заседателей преобладали пожилые женщины, которые, по мнению адвоката, непримиримы к деяниям, вменяемым подсудимым, чья способность объективно разрешить уголовное дело у стороны защиты Мартехина А.В. вызывала сомнения, так как дело рассматривалось в отношении двух мужчин, обвиняемых в убийстве двух молодых девушек, а подсудимый Мартехин А.В. в июне 2000 года являлся капитаном милиции и участковым по месту жительства погибших и хорошим знакомым одной из них. Однако, в нарушение ч.ч. 1, 3 ст. 330 УПК РФ ходатайство о роспуске коллегии присяжных заседателей ввиду её тенденциозности оставлено без удовлетворения. Обвинительный вердикт был вынесен коллегией присяжных заседателей на основании недопустимых доказательств: заключения эксперта №512 от 03.08.2000 года в отношении трупа Ф и заключения эксперта №515 от 01.08.2000 года в отношении трупа Л ходатайство о признании которых недопустимыми доказательствами не удовлетворено. В указанных экспертных заключениях выводы о давности наступления смерти Ф и Л необоснованны и не соответствуют содержанию наружных исследований трупов. Судмедэкспертом В при производстве судебно- медицинских экспертиз трупов Ф и Л были допущены нарушения положений приказа №407 от 10.12.1996 года «О введении в практику правил производства судебно-медицинских экспертиз». Ответ на вопрос о давности наступления смерти в экспертном заключении №515 (по трупу Л отсутствует. При ответе на вопрос о давности смерти Ф в связи с отсутствием протокола осмотра места происшествия и трупов эксперт не смог дать правильного, научно- обоснованного заключения, и вышел за пределы своих специальных познаний с использованием трупной флоры и фауны (живых личинок мух). Обнаруженные на трупах Ф и Л живые личинки мух эксперт не направил на лабораторное энтомологическое исследование. Устанавливая давность наступления смерти Л по аналогии с давностью смерти Ф эксперт использовал динамику развития трупного окоченения и трупных пятен, хотя в заключении №515 указал, что трупное окоченение и трупные пятна не определяются ввиду полного обугливания трупа. В удовлетворении ходатайства о назначении повторной комплексной судебно-медицинской экспертизы с привлечением специалиста - энтомолога постановлением от 15 марта 2012 года стороне защиты было отказано.

В возражениях государственный обвинитель Малецкая ВС. просит кассационные жалобы оставить без удовлетворения.

В заседании суда кассационной инстанции осуждённый Мартехин А.В., ссылаясь на свою невиновность, дополнил доводы своей жалобы, указав, что органы предварительного расследования изъяли из дела документы и доказательства, имеющие значение. Судом нарушено равенство сторон и его право на защиту, поскольку было отказано в допросе свидетеля Л в присутствии присяжных заседателей. Показания Тарасова во время предварительного следствия, предъявленные в судебном заседании, являются недопустимыми доказательствами, так как тот его оговорил вследствие применения к нему незаконных методов следствия. Показания Тарасова имеют неустранимые противоречия.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационных жалоб, Судебная коллегия приходит к следующим выводам.

Как видно из материалов дела, процессуальные особенности и юридические последствия рассмотрения дела с участием присяжных заседателей, предусмотренные УПК РФ, обвиняемым разъяснялись.

Коллегия присяжных заседателей сформирована в соответствии с правилами ст.328 УПК РФ. Замечаний по процедуре отбора кандидатов в присяжные заседатели стороны не заявили.

Обстоятельств, исключающих участие присяжных заседателей, вошедших в состав сформированной коллегии, предусмотренных ч.2 ст.З, ст.7 Федерального закона Российской Федерации «О присяжных заседателях федеральных судов общей юрисдикции в Российской Федерации» № 113-ФЗ от 20 августа 2004 года и ст.61 УПК РФ, не установлено.

Утверждение стороны защиты о нарушении ч.З ст.326 УПК РФ и вынесении вердикта незаконным составом коллегии присяжных заседателей, не основано на законе. Согласно ст. 10 Федерального закона Российской Федерации «О присяжных заседателях федеральных судов общей юрисдикции в Российской Федерации» и ч.З ст.326 УПК РФ граждане призываются к исполнению в суде обязанностей присяжных заседателей один раз в год. Кандидаты в присяжные заседатели Ч С В и Ю исполняли обязанности присяжных заседателей в 2011 году, то есть в другом календарном году, поэтому препятствий для их участия в качестве присяжных заседателей в феврале 2012 года в рассмотрении уголовного дела в отношении Мартехина и Тарасова не имелось.

Вопреки доводам защитника, подсудимым не инкриминировались преступления, связанные с посягательством на половую свободу или половую неприкосновенность потерпевших. Оснований для признания тенденциозным состава коллегии присяжных заседателей у суда не имелось, поскольку те обстоятельства, что в составе коллегии преобладали пожилые женщины, а по делу по обвинению в убийстве двух девушек обвинялись двое мужчин, один из них - бывший сотрудник милиции, сами по себе не свидетельствуют о неспособности образованной коллегии в целом вынести объективный вердикт.

В соответствии со ст.334 УПК РФ в ходе судебного разбирательства уголовного дела присяжные заседатели разрешают только те вопросы, которые предусмотрены пунктами 1, 2 и 4 ч.1 ст.299 УПК РФ и сформулированы в вопросном листе. В соответствии с ч.2 ст.З79 УПК РФ основаниями отмены или изменения судебных решений, вынесенных с участием присяжных заседателей, являются основания, предусмотренные пунктами 2-4 части первой этой статьи. Согласно ч.1 ст.339 УПК РФ вопросы о доказанности или недоказанности инкриминированных подсудимому деяний относятся к компетенции присяжных заседателей. В силу ч.4 ст.347 УПК РФ сторонам запрещается ставить под сомнение правильность вердикта, вынесенного присяжными заседателями. С учётом названных положений закона основанный на вердикте присяжных заседателей вывод суда первой инстанции о виновности или невиновности подсудимого в инкриминированных ему деяниях не может быть поставлен под сомнение и судом кассационной инстанции. Поэтому доводы осуждённого Мартехина А.В. о его невиновности не могут являться предметом кассационного рассмотрения.

Судебное следствие по настоящему делу проведено в соответствии с требованиями ст.ст. 15, 335 УПК РФ на основе состязательности сторон с учетом особенностей судебного следствия в суде с участием присяжных заседателей.

Из протокола судебного заседания следует, что председательствующий судья создал сторонам все необходимые условия для исполнения ими процессуальных обязанностей и осуществления предоставленных им прав. Все ходатайства сторон председательствующим рассмотрены и разрешены в соответствии с требованиями уголовно-процессуального закона. Доказательства, об исследовании которых просили государственный обвинитель и сторона защиты, представлены. При этом каких-либо ограничений в исполнении ими процессуальных обязанностей и осуществлении предоставленных им прав не допущено. Основанные на законе мнения и возражения сторон судом принимались во внимание. Подсудимым была представлена возможность изложить коллегии присяжных заседателей свои позиции. Вопросы, возникавшие в связи с допустимостью доказательств, разрешались председательствующим в соответствии с уголовно- процессуальным законом. С учётом изложенного ссылки Мартехина о нарушении принципа состязательности и равноправия сторон нельзя признать состоятельными.

Вердикт коллегии присяжных заседателей основан на доказательствах, непосредственно исследованных в судебном заседании и признанных допустимыми доказательствами.

Вопреки доводам адвокатов Зятькова А.Я. и Нижникова И.Ю., данных о том, что в судебном заседании исследовались недопустимые доказательства, а также ошибочно исключены из разбирательства дела допустимые доказательства или необоснованно отказано сторонам в исследовании доказательств - не имеется.

Исследованные в судебном заседании с участием присяжных доказательства получены в соответствии с требованиями закона.

Доводы стороны защиты о признании недопустимыми доказательствами заключений судебно-медицинских экспертиз трупов потерпевших №515 и №512 в судебном заседании судом тщательно исследовались и отвергнуты с приведением мотивов, сомнений в их достоверности не вызывающих. Указанные экспертизы проведены и соответствуют требованиям УПК РСФСР и УПК РФ. Экспертизы были проведены судебно-медицинским экспертом, имеющим высшее медицинское образование, специальную подготовку и стаж работы в качестве эксперта 5 лет. Выводы эксперта мотивированы и научно обоснованы, не противоречат данным исследования трупов. Неполнота экспертного заключения трупа Л связанная с отсутствием ответа на вопрос о давности наступления её смерти, устранена путём допроса в судебном заседании эксперта, проводившего исследование. Допрошенный в судебном заседании судебно-медицинский эксперт В показал о времени наступления смерти Л и пояснил о причине его отсутствия в резолютивной части экспертизы, допущенного вследствие технической ошибки. Согласно заключений и показаний эксперта в судебном заседании следует, что давность наступления смерти потерпевших установлена по трупному окоченению, внешнему виду, состоянию органов и тканей; при этом использована методика определения давности по характеру, форме, цвету, интенсивности трупных пятен, характеру их изменений. Эксперт показал, что объекты, представленные ему на исследование, были достаточными для проведения экспертиз и дачи заключений, для установления давности наступления смерти потерпевших дополнительные материалы, в том числе протокол осмотра места происшествия, ему не требовались. То обстоятельство, что при судебно-медицинском исследовании принималось во внимание наличие на трупах живых личинок мух, не подвергает сомнению заключения и не свидетельствует о некомпетентности эксперта и выходе его за пределы своих специальных познаний. Вопрос о проведении исследования обнаруженных на трупах личинок мух в постановлении о назначении экспертиз следователем не ставился, поэтому ссылки адвоката Нижникова И.Ю. о том, что эксперт не поместил их в пробирки и не направил на лабораторное энтомологическое исследование, нельзя признать состоятельными.

С учётом изложенного постановлением от 15 марта 2012 года суд обоснованно отказал в удовлетворении ходатайства о назначении повторной комплексной судебно-медицинской экспертизы.

В силу ч.1 ст.56 УПК РФ свидетелем является лицо, которому могут быть известны какие-либо обстоятельства, имеющие значение для расследования и разрешения уголовного дела, и которое вызвано для дачи показаний. Из материалов дела видно, что свидетелям М И и К непосредственно от Мартехина и Тарасова были известны обстоятельства знакомства между ними и совершённого ими убийства. То, что данная информация стала известна свидетелям в период их совместного содержания с Мартехиным и Тарасовым в следственном изоляторе, не является основанием для признания показаний указанных свидетелей недопустимыми доказательствами.

В чистосердечном признании и протоколе допроса Тарасова в качестве обвиняемого содержались сведения о фактическом участии Тарасова в совершении преступления, поэтому суд обоснованно удовлетворил ходатайства адвокатов Ананьева А.Г. и Нижникова И.Ю. об их оглашении в присутствии присяжных заседателей. Содержание в исследованных документах ссылок Тарасова на совершение преступления не с Мартехиным, а с другими лицами, не препятствовало их оглашению в присутствии присяжных заседателей. Решение суда о частичном исследовании протокола допроса Тарасова без ссылки на участие в преступлении Минаева соответствует требованиям ст.З35 УПК РФ.

Поэтому утверждение адвоката Зятькова А.Я. о представлении присяжным заседателям доказательств, не подлежащих рассмотрению, нельзя признать состоятельными.

В соответствии со ст. 17 УПК РФ присяжные заседатели оценивают доказательства по своему внутреннему убеждению, основанному на совокупности имеющихся в уголовном деле доказательств, руководствуясь при этом законом и совестью. Поэтому ссылки Мартехина на оговор его Тарасовым и противоречивость его показаний во внимание не принимаются, поскольку с участием присяжных заседателей были исследованы все представленные сторонами показания Тарасова.

Вопросный лист сформулирован в соответствии с требованиями статей 338, 339 УПК РФ, с учётом предъявленного подсудимому обвинения, результатов судебного следствия и прений сторон. Вопросы, в том числе №№ 2 и 5, поставлены в чётких и понятных присяжным заседателям формулировках, с отражением необходимых обстоятельств, вопреки доводам стороны защиты, противоречий не имеют.

Напутственное слово судьи соответствует требованиям ст.340 УПК РФ.

Вердикт коллегии присяжных заседателей отвечает положениям ст.ст. 339, 343 УПК РФ.

Обвинительный приговор в отношении Мартехина А.В. и Тарасова А.В. постановлен в соответствии с вердиктом коллегии присяжных заседателей об их виновности, основанном на всестороннем и полном исследовании материалов дела, в соответствии с требованиями ст.ст. 348, 350, 351 УПК РФ. К обстоятельствам дела, как они были установлены вердиктом коллегии присяжных заседателей, уголовный закон применён правильно, действия осуждённых квалифицированы верно по указанным в приговоре признакам. Обстоятельства дела, указанные в приговоре, соответствуют вердикту, который в силу ст.348 ч.2 УПК РФ обязателен для председательствующего.

Нарушений уголовно-процессуального закона, влекущих отмену приговора, не установлено.

Из протокола судебного заседания видно, что при допросе свидетеля А было выяснено, что он не располагал информацией о фактических обстоятельствах по существу предъявленного подсудимым обвинения, а показывал о нарушениях, допускаемых в следственном изоляторе. Поэтому суд обоснованно отказал стороне защиты в допросе А в присутствии присяжных заседателей, в связи с чем утверждение осуждённого Мартехина о нарушении его права на защиту признается несостоятельным.

Не могут быть приняты во внимание и доводы Мартехина о незаконном воздействии органов следствия во время предварительного следствия в отношении Тарасова, поскольку тот таких заявлений не делал, в судебном заседании указывал о добровольности своих показаний, в том числе во время предварительного расследования.

Вопреки доводам, изложенным в кассационной жалобе осуждённого Мартехина, его утверждение о сговоре государственного обвинителя с экспертом В и свидетелем К материалами дела не подтверждается. Не свидетельствуют об этом и возражения государственного обвинителя против назначения дополнительной судебно - медицинской экспертизы и указание в судебных прениях на обстоятельства, показанные свидетелем К поскольку эксперт в судебном заседании допрашивался дважды в разные дни, а свидетель был допрошен в отсутствие присяжных заседателей, затем был объявлен перерыв, после которого он дал показания суду присяжных.

Как видно из материалов дела, при ознакомлении с материалами уголовного дела и выполнении требований ст.217 УПК РФ, проведении предварительного слушания и в ходе судебного разбирательства обвиняемый Мартехин не заявлял об исчезновении из дела каких - либо доказательств. По окончанию судебного следствия он также заявлений и ходатайств не имел, в том числе о дополнении судебного следствия иными доказательствами (т.6 л.д.142). С учётом этих обстоятельств коллегия не может считать состоятельными доводы Мартехина о том, что органы предварительного расследования изъяли из дела доказательства и документы, имеющие значение.

Наказание Мартехину А.В. и Тарасову А.В. назначено справедливое, в соответствии с требованиями закона, с учетом целей наказания, установленных ч.2 ст.43 УК РФ, характера и степени общественной опасности совершенных ими деяний, данных о личности, влияния назначаемого наказания на их исправление, решения суда присяжных о снисхождении к обоим подсудимым, обстоятельств, смягчающих наказание Тарасова - его активного способствования раскрытию и расследованию преступления, изобличению и уголовному преследованию других соучастников преступления.

При таких обстоятельствах оснований для удовлетворения кассационных жалоб у коллегии не имеется.

Руководствуясь ст.ст. 377, 378, 388 УПК РФ, Судебная коллегия Верховного Суда Российской Федерации

определила:

приговор Приморского краевого суда с участием присяжных заседателей от 20 апреля 2012 года в отношении Мартехина А В и Тарасова А В оставить без изменения, кассационные жалобы осуждённых Тарасова А.В. и Мартехина А.В., адвокатов Зятькова А.Я. и Нижникова И.Ю. - без удовлетворения.

Статьи законов по Делу № 56-О12-47СП

УК РФ Статья 43. Понятие и цели наказания
УК РФ Статья 105. Убийство
УК РФ Статья 162. Разбой
УПК РФ Статья 15. Состязательность сторон
УПК РФ Статья 17. Свобода оценки доказательств
УПК РФ Статья 56. Свидетель
УПК РФ Статья 61. Обстоятельства, исключающие участие в производстве по уголовному делу
УПК РФ Статья 217. Ознакомление обвиняемого и его защитника с материалами уголовного дела
УПК РФ Статья 299. Вопросы, разрешаемые судом при постановлении приговора
УПК РФ Статья 326. Составление предварительного списка присяжных заседателей
УПК РФ Статья 328. Формирование коллегии присяжных заседателей
УПК РФ Статья 330. Роспуск коллегии присяжных заседателей ввиду тенденциозности ее состава
УПК РФ Статья 334. Полномочия судьи и присяжных заседателей
УПК РФ Статья 335. Особенности судебного следствия в суде с участием присяжных заседателей
УПК РФ Статья 339. Содержание вопросов присяжным заседателям
УПК РФ Статья 340. Напутственное слово председательствующего
УПК РФ Статья 343. Вынесение вердикта
УПК РФ Статья 347. Обсуждение последствий вердикта
УПК РФ Статья 348. Обязательность вердикта
УПК РФ Статья 350. Виды решений, принимаемых председательствующим
УПК РФ Статья 351. Постановление приговора
УК РФ Статья 69. Назначение наказания по совокупности преступлений

Производство по делу



Типовые договорыТиповые договоры





Ответы юристовОтветы юристов

Загрузка
Наверх