Типовые договорыТиповые договоры



Активные юристыАктивные юристы

Телефон: +7 905 942-69-48
не в сети
Фото юриста
Лакоткина Юлия Анатольевна
г. Ужур Красноярский край ( СИБИРЬ)
ответов за неделю: 11
Телефон: 8 923 308 00 82
Телефон: 9060684949


Ответы юристовОтветы юристов

Дело № 57-О08-21

Суд Верховный Суд Российской Федерации
Дата решения 11 ноября 2008 г., Определение
Инстанция Судебная коллегия по уголовным делам, кассация
Категория Уголовные дела
Докладчик Кондратов Петр Емельянович
Электронная копия решения Скачать
Решение

Текст итогового документа

ВЕРХОВНЫЙ СУД
РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

Дело № 57-О08-21

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

 

г. Москва 11 ноября 2008 г.

 

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего Ботина А.Г.,
судей Батхиева Р.Х. и Кондратова П.Е.

рассмотрела в судебном заседании 11 ноября 2008 года кассационное представление государственного обвинителя Гейко Л.В. и кассационную жалобу потерпевших Д и Д на приговор Белгородского областного суда от 9 сентября 2008 года, по которому Дударова Т Е осуждена по ч. 1 ст. 30, ч. 3 ст. 33, п.п. «а, з» ч. 2 ст. 105 УК РФ с применением ст. 73 УК РФ к четырем годам лишения свободы условно с испытательным сроком 4 года. На Дударову Т.Е. возложены обязанности в период испытательного срока не менять постоянное место жительства без уведомления специализированного государственного органа (уголовно- исполнительной инспекции) и ежемесячно регистрироваться в уголовно- исполнительной инспекции.

Судом также приняты решения об отказе в удовлетворении гражданского иска и о судьбе вещественных доказательств.

Заслушав доклад судьи Кондратова П.Е. и мнение прокурора Аверкиевой В.А., полагавшей кассационные представление и жалобу удовлетворить, приговор отменить и направить уголовное дело на новое рассмотрение в тот же суд в ином составе, судебная коллегия

установила:

Дударова Т.Е. признана виновной в том, что, выступая в качестве организатора преступления, совершила приготовление к убийству двух лиц по найму путем приискания исполнителей этого преступления, которое не было доведено до конца по не зависящим от нее причинам.

Преступление было совершено в декабре 2007 года в городе при обстоятельствах, изложенных в приговоре.

В кассационном представлении государственный обвинитель Л.В.Гейко настаивает на признании приговора незаконным и необоснованным ввиду его несправедливости, несоответствия изложенных в нем выводов суда фактическим обстоятельствам дела, а также нарушения норм уголовно-процессуального закона. Указывает на то, что суд, принимая решение об условном осуждении, не в полной мере учел общественную опасность преступления и личность виновной, в частности, то, что она не раскаялась в содеянном. Отмечает наличие в приговоре противоречий, выразившихся в том, что суд, с одной стороны, сослался на право Дударовой Т.Е. как собственника жилья самой решать, кто может проживать в ее доме, а с другой стороны, указал на невыполнение ею законного решения суда о вселении Д и Д в спорное помещение. Полагает, что в соответствии со ст. 81 УПК РФ и ст. 104.1 УК РФ суд был не вправе обращать в доход государства вещественное доказательство - деньги в сумме рублей, выплаченные Дударовой Т.Е. Б в качестве задатка за совершение убийства. Просит приговор отменить и дело направить на новое рассмотрение в тот же суд в ином составе.

В кассационной жалобе потерпевших Д и Д указывается на необоснованную мягкость назначенного Дударовой Т.Е. наказания, не учитывающего тяжесть совершенного преступления, отсутствие раскаяния осужденной и ее отказ от явки с повинной и чистосердечного признания. Авторы жалобы отмечают, что суд своим решением подверг их жизни опасности, т.к. осужденная может поджечь их или облить кислотой, как она ранее угрожала. Полагают необоснованным отказ суда во взыскании компенсации морального вреда, поскольку в результате преступления у них появился страх за свою жизнь и ухудшилось состояние здоровья. Просят приговор отменить и направить дело на новое рассмотрение в тот же суд.

В возражениях на кассационные представление и жалобу осужденная Дударова Т.Е. и ее защитник - адвокат Улятовская О.А. просят оставить приговор без изменения.

Возражения против довода кассационной жалобы о необоснованности учета в качестве смягчающего обстоятельства явки с повинной представила также государственный обвинитель Гейко Л.В. Проверив материалы уголовного дела и обсудив доводы кассационных представления и жалобы, а также возражения государственного обвинителя, потерпевшей и ее представителя, судебная коллегия находит выводы суда о виновности Дударовой Т.Е. в инкриминируемом ей преступлении основанными на исследованных в судебном заседании и должным образом оцененных в приговоре доказательствах.

Совершение Дударовой Т.Е. действий, направленных на организацию убийства ее дочери и внука, подтверждается ее собственными признательными показаниями, получившими закрепление в протоколе явки с повинной и протоколе допроса ее в качестве подозреваемой и признанными судом допустимыми и достоверными доказательствами.

Эти показания согласуются с исследованными в судебном заседании доказательствами: показаниями свидетеля Б , сообщившего, что Дударова Т.Е. договаривалась с ним о совершении убийства Д .

и Д путем повешения, обещая заплатить за это рублей и внеся задаток рублей; свидетелей К А ., Ф и Н , участвовавших в проведении оперативно- розыскных мероприятий и наблюдавших как во время встреч Дударовой Т.Е. с Б . она писала записку, передавала Б . деньги и ездила с ним в с. , показывая дом, где живут ее дочь и внук; показаниями потерпевших Д . и Д , свидетелей П , С С , Д сообщивших о неприязненных отношениях, сложившихся между Дударовой Т.Е. и Д Д владения и пользования жилым домом.

Совершение Дударовой Т.Е. действий, направленных на организацию убийства по найму Д и Д подтверждаются также вещественными доказательствами - видеокассетами с записями встреч и бесед Дударовой Т.Е. и Б ; актами фоноскопических экспертиз, подтвердивших принадлежность голоса на указанных кассетах Дударовой Т.Е. и Б ; актом психолого-лингвистической экспертизы, установившей проявившееся в разговорах Дударовой Т.Е. ее твердое желание убить дочь и внука; документами, свидетельствующими о наличии длительных споров относительно пользования домом, другими доказательствами.

Действия Дударовой Т.Е. квалифицированы следователем и судом по ч.

1 ст. 30, ч. 3 ст. 33 и п.п. «а, з» ч. 2 ст. 105 УК РФ, и оснований для изменения данной квалификации не усматривается.

Назначая осужденной наказание суд в соответствии со ст. 60 УК РФ учел характер и степень общественной опасности преступления, личность виновной, смягчающие обстоятельства, влияние наказания на ее исправление и условия жизни ее семьи, а также иные обстоятельства, имеющие значение при назначении наказания.

При этом он обоснованно признал, что явка с повинной, пожилой возраст Дударовой Т.Е., наличие у нее ряда тяжелых заболеваний, отсутствие в прошлом фактов привлечения ее к уголовной или административной ответственности, положительные характеристики образуют исключительную совокупность смягчающих обстоятельств, позволяющую применить в отношении осужденной ст. 64 УК РФ и назначить наказание ниже низшего предела, установленного санкцией ч. 2 ст. 105 УК РФ.

Судебная коллегия не считает возможным согласиться с доводами кассационных представления и жалобы о том, что судом была недооценена общественная опасность содеянного и личности виновной.

Суд тщательным образом проанализировал обстоятельства совершения преступления и предшествовавшие ему события. Исходя из совокупности исследованных доказательств, он обоснованно сделал вывод, что к совершению преступления осужденную подтолкнули страх перед будущим, а именно то, что в силу пожилого возраста и малограмотности она неправильно оценивала свои права как собственника дома, опасаясь, что ввиду беззащитности может быть лишена собственности и выселена на улицу, а также то, что со стороны родственников, включая потерпевших, не были приняты мер по налаживанию отношений.

Эти обстоятельства, а также то, что в результате действий Дударовой Т.Е. не наступили тяжкие последствия позволили суду оценить общественную опасность данного конкретного преступления как такую, которая не обусловливает необходимость реального отбывания осужденной наказания в виде лишения свободы.

Судебная коллегия не считает возможным согласиться с приводимым в обоснование требования об усилении наказания доводом государственного обвинителя и потерпевших о том, что Дударова Т.Е. не раскаялась в содеянном. Непризнание своей вины в инкриминируемом преступлении, равно как и нераскаяние в содеянном является правом обвиняемого, а поэтому отсутствие раскаяния не может служить основанием для усиления наказания. Кроме того, как видно из исследованных в судебном заседании писем Дударовой Т.Е. ее дочери, она просила у нее прощения и высказывала желание наладить отношения.

Ссылка в приговоре на наличие у подсудимой, как собственника жилья, права самостоятельно решать, кто может проживать в ее доме, носит общий характер и никоим образом не подвергает сомнению обязательность вступившего в законную силу судебного решения о принудительном вселении Д и Д в спорное помещение, а также не может расцениваться как основание для отмены приговора и назначения осужденной более строгого наказания.

Содержащиеся в жалобе потерпевших утверждения об опасности, которую может представлять для них Дударова Т.Е. в случае оставления ее на свободе, носят предположительный характер и также не могут служить основанием для усиления ей наказания. В то же время решение суда об условном осуждении Дударовой Т.Е. позволяет правоохранительным органам принимать необходимые профилактические меры в целях предотвращения правонарушающего поведения с ее стороны.

Судебная коллегия не усматривает достаточных оснований для отмены принятого судом решения об отказе в удовлетворении исковых требований Д и Д о компенсации причиненного преступлением морального вреда. Отсутствие реальных вредных последствий преступления для потерпевших, наличие возможностей их защиты с помощью государственных средств, пожилой возраст и болезненность Дударовой ТА., а также низкий уровень ее благосостояния позволяют сделать вывод об обоснованности такого решения.

В соответствии с п. 4.1 ч. 3 ст. 81 УПК РФ и п. «в» ч. 1 ст. 104.1 УК РФ принадлежащие обвиняемому деньги, ценности и иное имущество, выступающие в качестве орудий, оборудования и иных средств совершения преступления, подлежат конфискации. Принадлежавшие Дударовой Т.Е. рублей, выплаченные ею в качестве задатка лицу, обещавшему убить ее дочь и внука, как раз и явились тем средством, с помощью которого осужденная облегчала достижение своей преступной цели, поэтому, их обращение в доход государства, вопреки доводам государственного обвинителя, следует признать соответствующим закону.

Нарушений в ходе досудебного производства и при рассмотрении уголовного дела судом уголовно-процессуального закона, влекущих отмену приговора, не установлено.

Исходя из изложенного и руководствуясь ст. ст. 377, 378, 388 УПК РФ, судебная коллегия

определила:

приговор Белгородского областного суда от 9 сентября 2008 года в отношении Дударовой Т Е оставить без изменения, а кассационные представление и жалобу- без удовлетворения.

Статьи законов по Делу № 57-О08-21

УК РФ Статья 105. Убийство
УПК РФ Статья 81. Вещественные доказательства
УК РФ Статья 60. Общие начала назначения наказания
УК РФ Статья 64. Назначение более мягкого наказания, чем предусмотрено за данное преступление
УК РФ Статья 73. Условное осуждение
УК РФ Статья 104.1. Конфискация имущества

Производство по делу

Загрузка
Наверх