Типовые договорыТиповые договоры





Ответы юристовОтветы юристов

Дело № 58-АПУ14-33СП

Суд Верховный Суд Российской Федерации
Дата решения 13 августа 2014 г., Определение
Инстанция Судебная коллегия по уголовным делам, апелляция
Категория Уголовные дела
Докладчик Боровиков Владимир Петрович
Электронная копия решения Скачать
Решение

Текст итогового документа

ВЕРХОВНЫЙ СУД
РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

Дело № 58-АПУ14-33СП

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

 

г. Москва 13 августа 2014 г.

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе председательствующего Иванова Г.П., судей Боровикова В.П., Ведерниковой О.Н., с участием адвоката Картина СВ., прокурора Кузнецова СВ., при секретаре Малаховой Е.И. рассмотрела в открытом судебном заседании апелляционные представление государственного обвинителя Никитиной Л.А. и жалобы потерпевших К К К С У на приговор Хабаровского краевого суда с участием присяжных заседателей от 29 апреля 2014 года, которым Егоров Е А оправдан по ч.2 ст.209, п. «а» ч.4 ст. 162, п. «а» ч.4 ст. 162, п. «а» ч.4 ст. 162 и ч.2 ст. 162 УК РФ на основании оправдательного вердикта коллегии присяжных заседателей ввиду его непричастности к совершению преступлений. За ним признано право на реабилитацию. Заслушав доклад судьи Боровикова В.П., выступление прокурора Кузнецова СВ., полагавшего отменить приговор по доводам апелляционного представления, возражения адвоката Каргина СВ. против удовлетворения апелляционных представления и жалоб, судебная коллегия 2 у с т а н о в и л а : органами предварительного следствия Егоров Е.А. обвинялся в участии в банде и в совершенных ею нападениях, в разбойных нападениях на зал игровых автоматов ИП « », на потерпевших У У П Я С С З П В и работников магазина « ». Разбойные нападения совершены 20 декабря 2005 года, 13, 30 и 31 января 2006 года. Банда действовала с декабря 2005 года по 31 января 2006 года. Преступления совершены в г. при указанных в обвинительном заключении обстоятельствах (с учетом поддержанного государственным обвинителем обвинения). Коллегия присяжных заседателей вынесла оправдательный вердикт, а поэтому суд оправдал Егорова Е.А. по ч.2 ст.209, п. «а» ч.4 ст. 162, п. «а» ч.4 ст. 162, п. «а» ч.4 ст. 162 и ч.2 ст. 162 УК РФ ввиду его непричастности к совершению преступлений. В апелляционном представлении и дополнениях к нему государственный обвинитель Никитина Л.А. ставит вопрос об отмене приговора и о направлении дела на новое судебное разбирательство, ссылаясь при этом на нарушение участниками уголовного процесса положений чч.6,7 ст.335 УПК РФ. По мнению автора апелляционного представления, в судебном заседании в присутствии присяжных заседателей исследовались обстоятельства, которые не находятся на разрешении в компетенции присяжных заседателей. Сторона защиты допускала выражения, ставящие под сомнение допустимость доказательств, законность проведения предварительного следствия. В ходе судебных прений защитник Каргин СВ. сообщил о том, что органы предварительного следствия руководствовались принципом - «Невозможное- возможно» (т. 10 л.д. 259), «На мой взгляд, орган предварительного следствия пытался «пришить» к данному уголовному делу Егорова» (т. 10 л.д. 262). В присутствии присяжных заседателей исследовались процессуальные вопросы. Во время допроса свидетелей К и Ш пытаясь опорочить их показания, данные в ходе предварительного следствия, защитник 3 затрагивал вопросы, связанные с процессом собирания доказательств, ставил под сомнение соблюдение закона при их получении. У свидетеля К защитник выяснял - «Можно ли утверждать, что часть показаний изложена следователем субъективно и не соответствует действительности» (т. 10 л.д. 182). Во время допроса свидетеля Ш который не подтвердил показания, данные им в ходе предварительного следствия, защитник выяснял у него, не сообщал ли кто-либо информацию о совершенных преступлениях перед его допросом, - «Когда Вы услышали данные показания», «Сравнивая Ваши показания, которые Вы давали сегодня, отвечая на вопросы сторон в связи с исследованием государственным обвинителем частично протокола Вашего допроса, я усмотрел полное противоречие. Вы, отвечая на мои вопросы, говорили о том, что в ФКУ ИК № УФСИН России по краю к Вам кто-то подходил с просьбой дать показания. Кто к Вам подходил. При каких обстоятельствах Вы давали показания» (т. 10 л.д. 223, 224, 225). В судебных прениях защитник ставил под сомнение законность проверки показаний на месте с участием К и Ш намеренно «передёргивал факты» и вводил в заблуждение присяжных заседателей, ссылался на то, что следователь в ряде случаев указывал им, что говорить, куда идти и ехать (т. 10 л.д. 263). Защитник указывал на недостатки предварительного расследования. Он сообщил, что следствие не приняло мер к установлению номеров сотовых телефонов, которыми пользовались преступники в период совершения преступлений, а также к исследованию других обстоятельств, сторона обвинения действовала аналогичным образом (т. 10 л.д. 263, 265). Председательствующий не усмотрел в действиях защитника нарушений закона, хотя в напутственном слове он признал данный факт и обратился к присяжным заседателям с просьбой о том, чтобы они не принимали во внимание указанную выше информацию при вынесении вердикта (т.9 л.д. 170). Государственный обвинитель Никитина Л.А. полагает, что высказывания защитника носили систематический характер, они «... могли сформировать у части присяжных заседателей предвзятое отношение к стороне обвинения и результатам следствия, а также могли повлиять на содержание данных присяжными заседателями ответов». Она обращает внимание на то, что защитник оказывал психологическое воздействие на присяжных заседателей. Он говорил им о том, что ему не хотелось бы, чтобы кто-то из них испытывал терзания и муки по поводу принятого вердикта. Защитник допускал суждения о том, что все люди не являются хозяевами собственной жизни, все они связаны с настоящим и прошлым, каждый шаг и поступок, как и каждое доброе дело, рождает новое 4 будущее (т. 10 л.д. 264). Кроме того, в апелляционном представлении указано на то, что защитник доводил до присяжных заседателей сведения, характеризующие подсудимого, сообщал о его семье. Из показаний свидетелей Ш Ш К данных в ходе предварительного следствия, следует, что участники банды, в том числе и подсудимый Егоров Е.А., испытывали материальные затруднения, деньги им были необходимы для приобретения наркотиков, которые они употребляли. Однако председательствующий разъяснил присяжным заседателям, чтобы они не принимали во внимание сведения, связанные с оборотом наркотических средств (т. 10 л.д. 200, 203). Председательствующий необоснованно не разрешил стороне обвинения выяснять у свидетелей, на какие средства Егоров Е.А. приобретал наркотики, употреблял ли он наркотики с участниками банды, приобретенные на средства, полученные в результате разбойных нападений (т. 10 л.д. 197-199). Вместе с тем Егоров Е.А. не скрывал употребление им наркотическим средств. Государственный обвинитель считает, что допущенные нарушения закона являются существенными. В апелляционных жалобах потерпевшие К К К С и У просят отменить приговор в отношении Егорова Е.А. и направить дело на новое судебное разбирательство, не приводя при этом никаких доводов и оснований незаконности оправдания Егорова Е.А. Проверив материалы уголовного дела, обсудив доводы апелляционных представления и жалоб, судебная коллегия считает необходимым приговор оставить без изменения, а апелляционные представление и жалобы - без удовлетворения. 25 Согласно ст.389 УПК РФ оправдательный приговор, постановленный на основании оправдательного вердикта коллегии присяжных заседателей, может быть отменен по представлению прокурора либо жалобе потерпевшего или его законного представителя и (или) представителя лишь при наличии таких существенных нарушений уголовно-процессуального закона, которые ограничили право прокурора, потерпевшего или его законного представителя и (или) представителя на представление доказательств либо повлияли на содержание поставленных перед присяжными заседателями вопросов или на содержание данных присяжными заседателями ответов. 5 Судебная коллегия считает, что таких нарушений уголовно- процессуального закона в апелляционных представлении и жалобах не приведено. Апелляционные жалобы не содержат никаких доводов и оснований, свидетельствующих о незаконности оправдательного приговора. 9 25 По смыслу положений ст. 389, 389 УПК РФ в их взаимосвязи, законность, обоснованность и справедливость оправдательного приговора суда присяжных заседателей проверяется в апелляционной инстанции в пределах доводов и оснований, указанных в апелляционных представлении и жалобах. В 19 данном случае не могут быть задействованы положения ст.389 УПК РФ. 25 Одновременно следует отметить, что положения ч.7 ст.389 УПК РФ относительно последствий, наступивших в результате существенных нарушений уголовно-процессуального закона (вынесение оправдательного вердикта), не носят предположительного характера. В указанной норме уголовно-процессуального закона речь идет об ограничении права прокурора и потерпевших на представление доказательств либо иных существенных нарушениях уголовно-процессуального закона, которые повлияли на содержание данных присяжными заседателями ответов. На это обстоятельство не указывает автор апелляционного представления. По его мнению, допущенные в суде нарушения уголовно-процессуального закона могли повлиять на мнение присяжных заседателей. Данная формулировка приемлема при отмене или изменении обвинительного приговора, что следует из ч.1 17 ст.389 УПК РФ. Судебная коллегия не может согласиться с доводами апелляционного представления по следующим основаниям. В судебном заседании соблюдены положения ч.З ст. 15 и ч.5 ст.246 УПК РФ о создании стороне обвинения необходимых условий для представления допустимых, относимых доказательств на суд присяжных заседателей. При этом необходимо учитывать требования ч.1 ст.252, ч.1 ст.334 и ч.7 ст.335 УПК РФ, согласно которым в присутствии присяжных заседателей исследуются обстоятельства лишь по предъявленному обвинению. Согласно постановлению о привлечении в качестве обвиняемого и обвинительному заключению Егоров Е.А. обвинялся в участии в банде и в 6 совершенных ею разбойных нападений. Ему не предъявлено обвинение в совершении незаконных операций с наркотическими средствами. Кроме того, с учетом предъявленного обвинения указанные выше обстоятельства не могут исследоваться в присутствии присяжных заседателей в силу требований ч.8 ст.335 УПК РФ. Поэтому председательствующий обоснованно не разрешил стороне обвинения выяснять у свидетелей обстоятельства, связанные с приобретением и употреблением участниками банды, в том числе и Егоровым Е.А., наркотических средств ввиду неотносимости их к настоящему уголовному делу. Остальные доводы апелляционного представления также являются несостоятельными. Как следует из протокола судебного заседания, в ходе судебных прений адвокат Каргин СВ. в присутствии присяжных заседателей произнес фразу - «...органы предварительного следствия руководствовались принципом «Невозможное-возможно». Он также указал, что, по его мнению, «...орган предварительного следствия пытался «пришить» к данному уголовному делу Егорова». Изложенные выше суждения носят неконкретизированный характер, озвученные защитником фразы не могут свидетельствовать о его незаконном воздействии на присяжных заседателей. Они свидетельствуют лишь о том, что защитник, выполняя свои функциональные обязанности, в доступной для него форме и выражениях озвучил свою позицию о недоказанности вины его подзащитного. Это не является нарушением уголовно-процессуального закона. В судебном заседании в присутствии присяжных заседателей были исследованы показания свидетелей К и Ш данные в ходе предварительного следствия, ввиду их противоречивости. Во время допроса К защитник обратился к свидетелю с вопросом о том, соответствует ли действительности часть его первоначальных показаний и не изложены ли они «следователем субъективно». Однако данный вопрос был снят председательствующим и на него не прозвучало ответа (т. 10 л.д. 182). В ходе допроса в суде свидетеля Ш который не подтвердил показания, данные им в ходе предварительного следствия, защитник выяснял у него источник его информированности о совершенных преступлениях, указывал на противоречивость показаний данного свидетеля, он также пытался выяснить у свидетеля, подходил ли кто-либо к нему с просьбой дать показания, 7 при каких обстоятельствах он дал показания в ходе предварительного следствия (т.10л.д.223,224,225). Свидетель Ш ответил, что он не помнит, при каких обстоятельствах он давал первоначальные показания. Ответ свидетеля не носит содержательного характера, а выяснение защитником у свидетеля о его информированности о совершенных преступлениях, указание на противоречивость показаний Ш с одновременной попыткой выяснить причины, побудившие дать первоначальные показания, отличные от показаний в суде, связаны с исследованием доказательств, что не является тождественным понятию - формальное оглашение протокола допроса. Из предъявленного обвинения усматривается, что участники банды, в том числе Егоров Е.А., в ходе разбойных нападений пользовались сотовой связью и применяли оружие. В судебных прениях защитник в опровержение позиции органов предварительного следствия и стороны обвинения высказал суждения о неустановлении номеров сотовых телефонов, неизъятии детализации телефонных переговоров и необнаружении оружия, делая при этом выводы о недоказанности предъявленного Егорову Е.А. обвинения. Подобные действия не противоречат положениям ст. 53 УПК РФ о полномочиях защитника, их не следует рассматривать с точки зрения разрешения вопросов о качестве предварительного следствия (т. 10 л.д.263, 265). Кроме того, в напутственном слове председательствующий разъяснил присяжным заседателям, что вопросы, относящиеся к ходу предварительного расследования, не находятся в их компетенции, свой вердикт они должны вынести на основании исследованных в суде доказательств (т.9 л.д. 170). Ссылка государственного обвинителя на то, что в прениях адвокат допустил высказывание, оказавшее незаконное воздействие на присяжных заседателей, также является несостоятельной. Высказывания защитника свидетельствуют лишь о том, что он, дав анализ и оценку исследованным доказательствам, обратился к присяжным заседателям с просьбой - быть достаточно ответственным при вынесении вердикта. В апелляционном представлении не указано, какие данные, характеризующие подсудимого, были исследованы в присутствии присяжных заседателей. 8 Государственный обвинитель также не указал, в чём же выразилось «передёргивание» защитником фактов и каким образом он вводил присяжных заседателей в заблуждение. Судебная коллегия не может выйти за пределы доводов апелляционного представления и конкретизировать их. Относительно протоколов проверки показаний на месте с участием К и Ш следует отметить, что защитник, ссылаясь на них в судебных прениях, акцентировал внимание присяжных заседателей на видеозапись этих следственных действий, указывая на то, что они сами все это видели. Судебная коллегия считает, что приговор соответствует ст.279 УПК РФ и является законным, обоснованным и справедливым. 13 20 28 33 Руководствуясь ст. 389, 389, 389, 389 УПК РФ, судебная коллегия определила: приговор Хабаровского краевого суда с участием присяжных заседателей от 29 апреля 2014 года в отношении Егорова Е А оставить без изменения, а апелляционные представление и жалобы без - удовлетворения. Председательствующий СУДЬИ

null

Статьи законов по Делу № 58-АПУ14-33СП

УК РФ Статья 162. Разбой
УПК РФ Статья 53. Полномочия защитника
УПК РФ Статья 246. Участие обвинителя
УПК РФ Статья 279. Использование потерпевшим и свидетелем письменных заметок и документов
УПК РФ Статья 335. Особенности судебного следствия в суде с участием присяжных заседателей

Производство по делу

Загрузка
Наверх