Типовые договорыТиповые договоры



Активные юристыАктивные юристы

Телефон: +7 905 942-69-48
Телефон: 9060684949
не в сети
Фото юриста
Лакоткина Юлия Анатольевна
г. Ужур Красноярский край ( СИБИРЬ)
ответов за неделю: 11
Телефон: 8 923 308 00 82


Ответы юристовОтветы юристов

Дело № 58-АПУ15-11СП

Суд Верховный Суд Российской Федерации
Дата решения 2 апреля 2015 г., Определение
Инстанция Судебная коллегия по уголовным делам, апелляция
Категория Уголовные дела
Докладчик Фролова Людмила Георгиевна
Электронная копия решения Скачать
Решение

Текст итогового документа

ВЕРХОВНЫЙ СУД
РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

Дело № 58-АПУ15-11СП

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

 

г. Москва 2 апреля 2015 г.

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе

председательствующегоИванова Г.П.
судейФроловой Л.Г. и Русакова В.В.
при секретареСмирновой О.П.

с участием прокурора Полеводова С.Н., адвоката Шевченко Е.М., рассмотрела в судебном заседании от 2 апреля 2015 года дело по апелляционному представлению государственного обвинителя Марченкова Ю.А. на приговор Хабаровского краевого суда с участием присяжных заседателей от 22 января 2015 года, которым Михайлов Г С , не судимый, оправдан по предъявленному обвинению в совершении преступления, предусмотренного п. «в» ч. 2 ст. 105 УК РФ за непричастностью к совершению преступления.

Заслушав доклад судьи Фроловой Л.Г., мнение прокурора Полеводова С.Н., поддержавшего доводы апелляционного представления, полагавшего оправдательный приговор в отношении Михайлова Г С , отменить, дело направить на новое судебное рассмотрение, объяснения адвоката Шевченко Е.М., возражавшей на доводы апелляционного представления, полагавшей приговор в отношении Михайлова Г.С., оставить без изменения, судебная коллегия,

установила:

органом предварительного расследования Михайлов Г.С., обвинялся в том, что в ночь на 22 декабря 2013 года в квартире дома по ул.

села района им.

края, нанес малолетней М года рождения множественные, не менее 5 удары тупым твердым предметом по голове и телу, а также множественные, не менее 15 ударов по голове и телу ножом, в том числе два удара ножом в шею, с повреждением кровеносных сосудов, трахеи, пищевода, от которых потерпевшая скончалась на месте.

Вердиктом коллегии присяжных заседателей от 22 января 2015 года Михайлов Г.С., оправдан по предъявленному обвинению в совершении преступления, предусмотренного п. «в» ч. 2 ст. 105 УК РФ за непричастностью к совершению преступления.

Приговором Хабаровского краевого суда с участием присяжных заседателей от 22 января 2015 года Михайлов Г С , оправдан по предъявленному обвинению в совершении преступления, предусмотренного п. «в» ч. 2 ст. 105 УК РФ за непричастностью к совершению преступления.

В апелляционном представлении государственный обвинитель Марченков Ю.А. просит оправдательный приговор в отношении Михайлова Г С , отменить, дело направить на новое судебное рассмотрение. Ссылается на то, что оправданный Михайлов в присутствии присяжных заседателей касался процедуры проведения предварительного следствия, что вызвало у присяжных заседателей предубеждение к стороне обвинения. Так, после признания председательствующим судьей допустимыми доказательствами явки с повинной Михайлова, протокола допроса его, в качестве подозреваемого и протокола проверки его показаний на месте, Михайлов утверждал, что явка с повинной, протокол проверки его показаний на месте, были составлены под принуждением со стороны сотрудников полиции, которые обещали поместить его дочь в детский приют. Председательствующий судья поздно сделал Михайлову замечание и дал соответствующее разъяснение присяжным заседателям, и это высказывание Михайлова могло вызвать у присяжных заседателей предубеждение к стороне обвинения, поставить под сомнение законность полученных доказательств. В прениях сторон, адвокат указывал, что правоохранительные органы работают по «палочной системе» поэтому прокурор от обвинения не откажется, а также что присяжные заседатели сами понимают, какая в нашей стране судебная система и как она работает.

Председательствующий судья по этому поводу замечаний адвокату не сделал. Адвокат в прениях ссылался на п. 3 заключения комиссионной судебно-медицинской экспертизы по исследованию трупа потерпевшей, которое в судебном заседании не исследовалось, и на его основании обосновывал доводы о невиновности Михайлова. Председательствующий не остановил адвоката. В напутственном слове председательствующий не уделил необходимого внимания разъяснению присяжным заседателям обстоятельств, которые не должны ими учитываться при ответах на поставленные перед ними вопросы. Эти нарушения привели к тому, что присяжные заседатели не были ограждены от незаконного воздействия на них, что повлияло на существо их ответов при вынесении вердикта и повлекло вынесение оправдательного вердикта. Государственный обвинитель ссылается также на то, что не имеется убедительных доказательств причастности к убийству ребенка супруги оправданного - Михайловой, а также посторонних лиц, в связи с чем, при оставлении без изменения оправдательного приговора, убийство М может остаться безнаказанным.

В возражениях на апелляционное представление государственного обвинителя, адвокат Гридаев ВС. в интересах оправданного Михайлова Г.С, просит оправдательный приговор в отношении Михайлова Г.С, оставить без изменения, апелляционное представление - без удовлетворения. Считает, что данное дело рассмотрено судом с участием присяжных заседателей в полном соответствии с законом.

Проверив материалы дела, обсудив доводы апелляционного представления, судебная коллегия находит приговор подлежащим отмене по следующим основаниям.

В соответствии со ст. 389-25 УПК РФ оправдательный приговор, постановленный на основании оправдательного вердикта коллегии присяжных заседателей, может быть отменен по представлению прокурора либо жалобе потерпевшего или его законного представителя и (или) представителя лишь при наличии таких существенных нарушений уголовно-процессуального закона, которые ограничили право прокурора, потерпевшего или его законного представителя и (или) представителя на представление доказательств либо повлияли на содержание поставленных перед присяжными заседателями вопросов или на содержание данных присяжными заседателями ответов.

При рассмотрении данного дела допущены существенные нарушения уголовно-процессуального закона, которые повлияли на содержание данных присяжными заседателями ответов.

Из протокола судебного заседания усматривается, что председательствующим судьей предпринимались меры (в отсутствии присяжных заседателей) к проверке допустимости доказательств, в том числе явки с повинной Михайлова, протокола его допроса, в качестве подозреваемого и протокола проверки его показаний на месте происшествия (т. 5 л.д. 188-190).

После оглашения явки с повинной, в присутствии присяжных заседателей, Михайлов заявил, что явку с повинной он написал под диктовку следователя. Председательствующий судья не остановил его и не сделал присяжным заседателям соответствующего разъяснения (т. 5 л.д. 190-191).

После оглашения в присутствии присяжных заседателей протокола допроса Михайлова, в качестве подозреваемого и протокола проверки его показаний на месте происшествия, Михайлов заявил, что показания в ходе проверки показаний на месте он дал под давлением (т. 5 л.д. 191).

Вместо того чтобы остановить Михайлова и разъяснить присяжным заседателям, что им данные доказательства проверены, признаны полученными в соответствии с требованиями закона, председательствующий судья в присутствии присяжных заседателей стал выяснять у Михайлова под чьим давлением он дал указанные показания и в чем именно выражалось такое давление.

Отвечая на вопрос председательствующего, Михайлов пояснил в присутствии присяжных заседателей, что на него оказывали давление сотрудники полиции, которые шантажировали его и говорили: «Если мы быстрее, до Нового года не закроем это дело, то твою дочь заберут в детский дом и там она с малых лет узнает, как в детских домах относятся к детям. А вот если ты все подпишешь, она останется жить с твоей мамой».

Таким образом, председательствующий судья инициировал доведение до сведения присяжных заседателей информации, касающейся процедуры предварительного следствия.

После этих высказываний Михайлова, председательствующий судья пояснил, что заявление, озвученное Михайловым проверялось еще в ходе предварительного следствия, приведенные Михайловым доводы не нашли своего подтверждения, о чем было вынесено постановление следователя.

Данное доказательство (протокол проверки на месте) было проверено и признано допустимыми и поэтому им - присяжным заседателям следует дать оценку этому доказательству наравне с другими доказательствами по делу в совещательной комнате (т. 5 л.д. 191-192).

Данное разъяснение не коснулось такого доказательства, как явка с повинной Михайлова и протокол допроса Михайлова в качестве подозреваемого.

Из данного разъяснения усматривается, что проверялась допустимость только протокола проверки показаний Михайлова на месте преступления и лишь в ходе проведения предварительного следствия по делу с вынесением постановления следователем. Проверялось ли данное доказательство на соответствие требованиям закона самим председательствующим осталось не ясным.

При этом, использование председательствующим юридического термина «допустимость», также могло привести к различному толкованию присяжными заседателями разъяснения председательствующего судьи.

Адвокат Гридаев в прениях в обоснование непричастности Михайлова к преступлению, ссылался на то, что Михайлов отказался от показаний, данных на предварительном следствии, пояснял, что на него оказывалось давление. Председательствующий судья оставил данное заявление адвокат без реагирования.

Данные обстоятельства, а также то, что приведенное разъяснение присяжным заседателям было сделано председательствующим с опозданием, - как правильно указано в представлении государственного обвинителя могло вызвать у присяжных заседателей предубеждение к стороне обвинения, поставить под сомнение законность таких доказательств, как явка с повинной Михайлова, протокол его допроса, в качестве подозреваемого и протокол проверки его показаний на месте происшествия.

Обоснованным является также довод апелляционного представления о том, что председательствующий судья в напутственном слове не уделил необходимого внимания разъяснению присяжным заседателям обстоятельств, которые не должны ими учитываться при ответах на поставленные перед ними вопросы.

Как усматривается из содержания напутственного слова председательствующего судьи, он не разъяснил присяжным заседателям, что они не должны принимать во внимание прозвучавшие в судебном заседании высказывания, касающиеся процедуры расследования дела, в том числе о том, что явка с повинной Михайловым написана под диктовку следователя, показания данные Михайловым на предварительном следствии, даны им под давлением со стороны сотрудников полиции.

При приведении содержания доказательств, председательствующий судья подчеркнул, что показания Михайлова, данные им в качестве подозреваемого, получены с соблюдением требований закона (в отношении явки с повинной и показаний Михайлова на месте происшествия он таких разъяснений не сделал) (т. 5 л.д. 76).

Разъясняя правила оценки доказательств, председательствующий сослался на то, что оценке подлежит вся совокупность исследованных доказательств, все сведения о фактах, которые сообщили в судебном заседании подсудимый, потерпевший, свидетели, а так же сведения, сообщенные подсудимым на предварительном следствии, данные, содержащиеся в протоколах следственных действий, заключениях экспертов, иных документах (т. 5 л.д. 80).

Однако отсутствие в напутственном слове надлежащих разъяснений присяжным заседателям могло повлиять на оценку ими сведений, сообщенных Михайловым на предварительном следствии, вызвать у присяжных заседателей предубеждение к стороне обвинения, поставить под сомнение законность таких доказательств как явка с повинной Михайлова, протокол допроса Михайлова в качестве подозреваемого и на месте происшествия.

Перечисленные нарушения уголовно-процессуального закона допущенные при рассмотрении данного дела признаются судебной коллегией существенными, способными повлиять на содержание данных присяжными заседателями ответов на поставленные перед ними вопросы, и, следовательно, влекущими отмену оправдательного приговора в отношении Михайлова, постановленного судом с участием присяжных заседателей.

В то же время, утверждения в апелляционном представлении о том, что адвокат Гридаев ссылался в прениях на п. 3 выводов комиссионной судебно-медицинской экспертизы, который не оглашался в судебном заседании в присутствии присяжных заседателей и тем самым обосновывал доводы о невиновности Михайлова доказательством, не исследованным судебном в заседании, противоречат материалам дела.

Из протокола судебного заседания усматривается, что государственный обвинитель ходатайствовал об оглашении в присутствии присяжных заседателей данного заключения экспертов, содержащегося в томе 3 на л.д. 197-207, то есть в полном объеме и фото-таблицы к нему которую просил «представить для обозрения присяжным заседателям в части, содержащейся на л.д. 207» (т. 5 л.д. 164).

Это ходатайство государственного обвинителя было председательствующим удовлетворено (т. 5 л.д. 165).

Далее в протоколе судебного заседания содержится запись: «Государственный обвинитель Марченков Ю.А. оглашает: Том № 3, л.д. 197-207 - заключение эксперта № (комиссионная медицинская судебная экспертиза от 01.09. 2014 года и фото-таблица нему). к Государственный обвинитель представляет на обозрение участникам процесса и присяжным заседателям фото-таблицу к заключению эксперта № (комиссионная медицинская судебная экспертиза) от 01.09. 2014 года в части, содержащейся на л.д. 207» (т. 5 л.д. 166).

Таким образом, как видно из протокола судебного заседания в присутствии присяжных заседателей исследовались все выводы указанной экспертизы, без исключения адвокат и был вправе ссылаться на это доказательство прениях. в Государственный обвинитель, как это видно из материалов дела, ознакомился с протоколом судебного заседания, замечаний к нему не имел.

Также государственным обвинителем в представлении искажено выступление адвоката прениях. в Так, государственный обвинитель в апелляционном представлении указал, что адвокат прениях в допустил высказывания, способные вызвать у присяжных заседателей предубеждение: «Правоохранительные органы работают по палочной системе, поэтому прокурор от обвинения не откажется и присяжные заседатели сами понимают какая в нашей стране правоохранительная система и как она работает».

Из протокола же судебного заседания усматривается, что адвокат, выступая в прениях, сказал: «В прениях государственный обвинитель пояснил, что сторона обвинения имеет право отказаться от предъявленного обвинения, как в части, так и полностью. Уважаемые присяжные заседатели, согласно статистике, судебная система РФ считается одной из самых лучших, потому что у нас, наименьшее количество оправдательных приговоров. По моему мнению, это связано с «палочной системой» (т. 5 л.д. 200).

Таким образом, адвокат в прениях не заявлял, что государственный обвинитель не откажется от обвинения, потому что правоохранительные органы работают по палочной системе.

Государственный обвинитель, ознакомившись с протоколом судебного заседания, замечаний к нему не имел.

По изложенным основаниям оправдательный приговор в отношении Михайлова, постановленный судом с участием присяжных заседателей подлежит отмене, а дело направлению в тот же суд на новое судебное рассмотрение со стадии судебного разбирательства в ином составе судей.

Руководствуясь ст.ст. 389-13, 389-20, 389-28, 389-33 УПК РФ, судебная коллегия,

определила:

приговор Хабаровского краевого суда с участием присяжных заседателей от 22 января 2015 года в отношении Михайлова Г С отменить, дело направить в тот же суд на новое судебное рассмотрение со стадии судебного разбирательства в ином составе судей апелляционное представление государственного обвинителя удовлетворить.

Председательствующий

Статьи законов по Делу № 58-АПУ15-11СП

УК РФ Статья 105. Убийство

Производство по делу

Загрузка
Наверх