Типовые договорыТиповые договоры





Ответы юристовОтветы юристов

Дело № 58-О06-82

Суд Верховный Суд Российской Федерации
Дата решения 10 мая 2007 г., Определение
Инстанция Судебная коллегия по уголовным делам, кассация
Категория Уголовные дела
Докладчик Линская Татьяна Георгиевна
Электронная копия решения Скачать
Решение

Текст итогового документа

ВЕРХОВНЫЙ СУД
РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

Дело № 58-О06-82

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

 

г. Москва 10 мая 2007 г.

 

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего Разумова С.А.
судей Ермолаевой Т.А. и Линской Т.Г

рассмотрела в судебном заседании кассационную жалобу осужденного Улитина А.В. на приговор Хабаровского краевого суда от 17 июля 2006 года, которым Улитин А В осуждён по ст. 105 ч. 2 п. п. “ж. к” УК РФ к 15 (пятнадцати) годам лишения свободы в исправительной колонии строгого режима . Меру пресечения - подписка о невыезде и надлежащем поведении Улитину, изменена на содержание под стражей, и он был взят под стражу из зала суда.

Срок наказания Улитину А.В. постановлено исчислять с 17 июля 2006 года, с зачетом в срок отбытия наказания время его содержания под стражей с 23 ноября 2005 года по 19 февраля 2006 года.

Суд признал Улитина виновным в умышленном убийстве Б ., совершенном при обстоятельствах указанных в приговоре, группой лиц по предварительному сговору, с целью скрыть другое преступление.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда РФ Линской Т.Г., возражения на кассационную жалобу прокурора Кривоноговой Е.А., судебная коллегия

установила:

В кассационных жалобах Улитин проси об отмене приговора. Он считает, что он осужден не обоснованно при отсутствии доказательств его вины. Он считает, что суд дал неправильную оценку доказательствам, признав, без достаточных оснований доказательством его вины показания свидетеля Л , который оговорил его и, отвергнув доказательства, в том числе показания свидетелей, оправдывающих его.

В возражениях на кассационные жалобы государственный обвинитель Ильиных Р.Н. просит об оставлении приговора без изменения, а кассационных жалоб осужденного - без удовлетворения.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационных жалоб, судебная коллегия считает, что приговор подлежит отмене с направлением дела на новое судебное рассмотрение в связи с несоответствием выводов суда, изложенных в приговоре фактическим обстоятельствам уголовного дела, по следующим основаниям.

В соответствии с законом приговор может | быть признан соответствующим фактическим обстоятельствам дела в том случае, если в его основе лежат выводы, основанные на достоверных доказательствах, которые, были предметом исследования непосредственно в судебном за­ седании. Приговор должен содержать не только доказательства, на которых основаны выводы суда, но и мотивы, по которым суд отверг другие доказательства. Если судом не проверены и не опровергнуты все доводы, приведенные в защиту подсудимого, если не устранены все сомнения в его виновности, приговор не может быть признан соответствующим фактическим обстоятельствам дела.

При постановлении приговора по настоящему делу суд не учел в полной мере вышеуказанные требования закона и разъяснения Пленума Верховного Суда РФ в постановлении от 21 апреля. 1987года «Об обеспечении всесторонности, полноты и объективности рассмотрения судами уголовных дел» о том, что должны быть выяснены и объективно оценены обстоятельства, как уличающие, так и оправдывающие подсудимого.

Суд признал установленным, что 23.февраля 2001 года в период с 20.00 часов до 24.00 часов иное лицо умышленно, с целью сокрытия террористического акта, совершенного 22 февраля 2001 года по его указанию, поручил Улитину А.В. и другому лицу, совершить убийство Б , сильно пострадавшего при совершении во время совершения террористического акта, и, нуждавшегося в оказании ему квалифицированной медицинской помощи.

Согласно выводам суда, основанием к поручению Улитину совершение убийства Б явилось опасение иного лица, возможности разоблачения всех участников террористического акта в случае обращения Б за квалифицированной помощью в больницу.

С целью осуществления вышеуказанного преступного умысла иное лицо предоставило Улитину А.В. и другому лицу сведения о месте нахождения Б . Иное лицо предложило Улитину вывезти Б из квартиры, в которой он укрывался, и убить его, инсценировав его самоубийство.

После этого Улитин договорился с другим лицом о месте, времени и способе совершения умышленного убийства Б .

Реализуя преступный план иного лица и предварительную договоренность с другим лицом о совершении убийства Б , Улитин на неустановленном автомобиле, управляемом другим лицом, вывез Б с места его нахождения к гаражу, расположенному между домами , где, «действуя согласованно с иным и другим лицом», группой лиц по предварительному сговору, с целью скрытия другого преступления, накинул на шею Б петлю «из неустановленного материала», и, совместно с другим лицом, сдавил петлей и руками шею потерпевшего.

После того, как Б перестал подавать признаки жизни, Улитин «совместно и согласованно с иным и другим лицом инсценировал самоубийство Б .

В судебном заседании Улитин не признал своей вины. Он утверждал, что свидетель Л его оговорил на почве личных отношений. Он показал, что в ночь на 24 февраля 2001 года он находился дома со своей сожительницей П ., а также со знакомым Л .

После обнаружения тела Б , он встретился в баре с Л , от которого узнал о том, что был пойман и задушен один из участников теракта. Улитин утверждал, что он не мог общаться с Л 23 февраля 2001 года, так как в этот день они находились в разных городах.

Выводы суда о виновности Улитина основаны на следующих, приведенных в приговоре доказательствах.

Свидетель Л 19 августа 2005 года дал показания о причастности к указанному преступлению Улитина (т.1 л.д. 38-41). В судебном заседании он показал, что в 2001 году он являлся водителем автомашины, принадлежащей М , который предложил ему совершить убийство Б на том основании, что Б сильно пострадавший во время совершения теракта, при обращении за медицинской помощью, может выдать исполнителей и организаторов теракта. Он от предложения М отказался. После этого М , в его присутствии вызвал П и Улитина А.В., являвшихся членами преступного сообщества и дал им указание убить Б «за воровскую идею», с инсценировкой самоубийства. М сообщил Улитину и П место нахождения Б Примерно через несколько часов 24 февраля 2001 года, П и Улитин в его присутствии, доложили о выполнении поручения и рассказали М об обстоятельствах совершения ими убийства и инсц самоубийства Б .

Согласно протоколу опознания по фотографии, Л среди, предъявленных ему для опознания лиц, опознал Улитина, как лицо, которое в феврале 2001 года, вместе с П совершили убийство БСвидетель С - водитель такси « показал, что 23 февраля .2001 года., около 18 часов он перевозил двух парней, внешность которых он не запомнил и поэтому опознать их не сможет.

Свидетель К подтвердил, что в его квартире некоторое время находился потерпевший, который, как ему стало известно, был убит. Когда и при каких обстоятельствах он покинул квартиру, ему не известно и которому ничего не известно об обстоятельствах настоящего дела.

Свидетель Р в судебном заседании, показал, что с Улитиным, он лично не знаком. После его задержания по делу, по которому он был осужден, он, от оперативных работников, узнал о том, что Б пострадал во время совершения поджога кафе. Ему также стало известно о том, что Б повесили на гаражах в районе паспортного стола. Лично с Б он знаком не был, видел его несколько раз в поселке, в котором они оба проживали. Ему известно, Л являлся водителем автомашины, принадлежащей М .

В последствии Р несколько, уточнил свои показания, пояснив, что Б он знал давно, так как они учились в школе и жили в одном поселке, но дружеских отношений с ним он не поддерживал.

Л он знает только, как водителя автомашины, принадлежащей М .

В период предварительного расследования Р показывал, что 22 февраля.2001 года, он, совместно с Б и другими лицами принимал участие в совершении поджога кафе « ». Б при поджоге сильно обгорел, и его, с согласия М , решили спрятать в одной из квартир, в которую он привез Б 23 февраля 2001 года. В этот же вечер он был задержан сотрудниками милиции, поэтому об обстоятельствах гибели Б ему ни чего не известно. Эти показания были признаны судом достоверными.

Свидетель М привлеченный к уголовной ответственности по делу, возбужденному в связи с убийством Б и, выделенному в отдельное производство, показал, что Улитина и Б он не знает. Убийство Б он не организовывал, информация об этом преступлении ему стала известна из телепередачи.

Свидетель Л , действительно, работал у него водителем.

Показания данные Л в судебном заседании о том, что он являлся организатором убийства, не соответствует действительности. Он считает, что у Л есть личная заинтересованность в оговоре Улитина. В приговоре суд привел показания потерпевшего Б в следующей редакции: «К сыну домой иногда приходил Р , так как он живет в одном с ними поселке На уровне слухов в поселке, говорят, что сына убили Р М и П Подсудимого она не знает., но лицо его ей знакомо, очевидно видела его на воровской сходке, на базе, откуда она иногда забирала сына, так как хотела, чтобы он отошел от братвы» В стадии проверки показаний Улитина по делу была допрошена свидетель П - бывшая сожительница Улитина, которая, согласно ее показаниям, знала Л , как друга Улитина. П показала, что в ночь на 24 февраля 2001 года она, вместе с Улитиным и Л отмечали день рождения У когда к ним зашел Л , но, увидев, что Улитин пьян, Л ушел. На следующий день Л вновь зашел к ним домой за Улитиным. Она слышала разговор, состоявшийся между Улитиным и Л о том, что они всех поймают и замочат. После чего Л видя, что Улитин пьян, с собой его не взял.

Суд признал показания П неубедительными, противоречащими показаниям Улитина, о том, что с Л у него дружеских отношений не было, что домой он к нему не приходил, они встречались только в барах и в бильярдной. Кроме того, суд мотивировал свои выводы тем, что, в силу дружеских отношений и наличия совместного ребенка, П могла дать такие показания, создавая алиби Улитина, с целью оказания ему помощи уйти от ответственности за содеянное.

В подтверждение вины Улитина суд сослался: на протоколы осмотра места происшествия и обнаружения трупа; на протоколы опознания трупа и осмотра вещественных доказательств; на выводы судебно-медицинских и дактилоскопических экспертиз.

В протоколе осмотра места происшествия (квартиры К от 11 марта.2001 года зафиксировано обнаружение изъятие «опачканый веществом бурого цвета, похожего на кровь: лист оргалита с внутренней стороны входной двери, накидка со стиральной машинки « », простынь из стиральной машинки « , ковер, вырезы с кресла, следы пальцев рук ».

В протоколе осмотра вещественных доказательств зафиксирован осмотр объектов, изъятых 11.03.2001г. во время осмотра места Согласно выводам судебно - медицинской экспертизы вещественных доказательств установлено, что на простыне, изъятой при осмотре места происшествия, обнаружена кровь человека, происхождение которой не исключено от потерпевшего Б Согласно выводами дактилоскопических экспертиз, два следа пальцев рук, изъятых при осмотре места происшествия, пригодны для идентификации личности. Данные следы оставлены не Б и не Улитиным А.В., а кем-то другим.

Согласно, приведенным в приговоре, выводам судебно- медицинских экспертиз, смерть Б наступила от механической асфиксии в результате комбинированного сдавливания органов шеи петлей посторонней рукой, а также петлей при повешении под действием тяжести части тела. Все обнаруженные при исследовании трупа повреждения имеют признаки прижизненного происхождения и образовались разновременно в течение короткого промежутка времени, последовательно одно, за другим, кроме ожогов тела, которые, учитывая морфоло! ические изменения ожоговых поверхностей, могли образоваться от термического воздействия пламени приблизительно свыше 4-х суток до момента исследования трупа в морге. Ссадина и кровоподтек могли образоваться от сдавливания органов шеи подушечкой пальцев рук, ссадина ог воздействия концевой фаланги. Данные повреждения, какого - либо вреда здоровью не повлекли. Учитывая морфологические особенности сгрангуляционных борозд, они могли образоваться в период времени 01 1 до 5 мину I, странгуляционная борозда верхней трети шеи от сдавливания органов шеи полужесткой петлей буксировочным тросом, образовавшийся под воздействием тела. Странгуляционная борозда на границе средней и верхней трети шеи от сдавливания органов шеи посторонней рукой мяжой петлей, не исключено, что к таковой можно отнести шарф, сверну ый с травмирующей - давящей поверхностью шириной до 1,5 см. в направлении спереди назад. Смерть Б могла наступить свыше 48 часов до момента исследования трупа в морге. Перед смертью Б находился в легкой степени алкогольного опьянения.

Допрошенный в судебном заседании судебно - медицинский эксперт _ , показал, что по картине происшедшего сначала был задушен в машине или где-то недалеко от места его обнаружения, а затем уже мертвый подвешен за буксирный трос.

Повреждения нося г прижизненный характер, поскольку разрыв во времени между первичным удушением шарфом или ему подобной петлей с травмирующей - давящей поверхностью шириной до 1,5 см., был очень короткий.

Давая в приговоре оценку всем вышеприведенным доказательствам, признавая достоверными одни доказательства, и не состоятельными - другие, суд не указал в приговоре какие, именно, доказательства прямо уличают Улитина в причастности к убийству Б . Не привел суд в приговоре доказательств, опровергающих показания Улитина о том, что он не совершал, и не имел возможности совершить убийство Б в установленное судом время совершения преступления, что у него не было повода к совершению этого преступления. В этой части суд высказал предположительные суждения о том, что Улитин мог быть участником вышеуказанного преступления, сославшись на последовательные показания свидетеля Л .

Выводы суда о достоверности показаний указанного свидетеля основаны на том, что его показания в части места совершения преступления, способа и орудий преступления, нашли свое подтверждение в заключениях судебно-медицинских, дактилоскопических экспертиз, в протоколах осмотра места происшествия и вещественных доказательствах.

Доказательств же, подтверждающих показания Л о том, что в его присутствии состоялось обсуждение плана совершения вышеуказанного преступления, а затем отчет об обстоятельствах его совершения в приговоре не приведено.

Без надлежащего исследования всех материалов дела и проверки показаний основного свидетеля обвинения Л , без принятия необходимых мер к выяснению причин противоречий в собранных по делу, и, исследованных в судебном заседании доказательств, суд признал достоверными показания Л . Вопрос о том, почему Л счел необходимым, только через четыре с половиной года, после совершения вышеуказанного преступления, дать показания, уличающие Улитина в преступлении остался не выясненным.

Суд в приговоре констатировал: «показания потерпевшей, свидетелей, заключения судебных экспертиз, протоколов следственных действий достоверными и допустимыми, в той их части, которые не противоречат другим доказательствам, поскольку они согласуются между собой, дополняют друг друга и не дают оснований сомневаться в виновности подсудимого Улитина А.В. в убийстве Б ». Однако с надлежащего обоснования данного вывода, со ссылкой на конкретные материалы дела в приговоре не приведено.

Давая оценку, исследованным в судебном заседании доказательствам, суд в приговоре указал: «Картина происшествия, описанная в протоколах осмотра места происшествия, объекты и места их изъятия, указанные в данных протоколах и протоколах выемки, проведённых по делу экспертиз вещественных доказательств, судебно - медицинских экспертиз, показаний судебно - медицинского эксперта Л , также указывают на ложность показаний подсудимого Улитина А.В. о не причастности его к убийству потерпевшего при обстоятельствах, описанных свидетелем Л ». При этом суд оставил без оценки данные о том, что все вышеперечисленные доказательства, о месте совершения преступления, о причине и времени наступления смерти потерпевшего и о месте обнаружения трупа и вещественных доказательств были добыты до дачи показаний Л показаний и не содержали информации ранее неизвестной ор едствия, а содержащиеся в материалах дела показания указанного свидетеля о предмете, которым душили потерпевшего в машине содержали противоречия.

С" целью всестороннего полного и объективного исследования обстоятельств дела, проверки достоверности показаний Улитина и свидетеля П и правильной оценки их показаний, суду необходимо было принять меры к установлению места нахождения и допросу Л Н (т. 1 л.д. 153-156. т.2 л.д. 175).

Необходимо проверить какие, конкретно, меры принимались к выполнению постановления об объявлении розыска П и насколько эффективными являлись указанные меры.

С целью проверки показаний Л о том, что все «окружение» М знало о том, что М дал указание лишить жизни Б (т.2 л.д. 131), необходимо принять меры к установлению указанных лиц и допросу их на предмет выяснения вопроса о том, имело ли место такое указание, и если решение об убийстве Б было принято, то кому было поручено его исполнение.

Не выясненным по делу остался вопрос о том когда, кем и при каких обстоятельствах потерпевший оказался в квартире К и при каких обстоятельствах покинул эту квартиру. В этой связи, все, содержащиеся в деле показания К и Р требовали тщательной проверки и оценки.

Кроме того, суд, после исследования и оценки показаний свидетеля Л согласно которым М указанный в приговоре, как «иное лицо», дал указание Улитину и другому лицу совершить убийство Б . допросил М в качестве свидетеля, располагая сведениями о том, что М предъявлено обвинение в совершении преступления предусмотренного ч.З ст.ЗЗ и п. «ж,к» ч.2 ст. 105 УК РФ (в организации умышленного убийства Б по предварительному сговору с целью сокрытия другого преступления) т.1 л.д. 200. Несмотря на то, что дело в отношении М до настоящего времени не рассмотрено по существу, суд, преждевременно, дал оценку показаниям М о его непричастности к этому преступлению, признав его показания не достоверными.

С учетом изложенного, судебная коллегия не может признать, что дело судом рассмотрено полно, всесторонне и объективно, что, приведенные в приговоре выводы суда соответствуют фактическим обстоятельствам дела,, что, изложенные в приговоре обстоятельства не только установлены достаточно полно и проверены в судебном заседании, но и получили в приговоре надлежащую оценку.

В соответствии с законом при постановлении приговора должны получить оценку все рассмотренные в судебном заседании доказательства, как подтверждающие выводы суда по вопросам, разрешаемым при постановлении приговора, так и, противоречащие этим выводам. Суд, в соответствии с требованиями закона, должен указать в приговоре, почему одни доказательства признаны им достоверными, а другие отвергнуты, не допуская предположений и суждений не подтвержденных материалами судебного следствия.. Указанные требования закона судом не были выполнены при рассмотрении настоящего дела.

На основании выше изложенного и руководствуясь ст. ст. 377, 378, 388 УПК РФ, судебная коллегия

определила:

Приговор Хабаровского краевого суда от 17 июля 2006 года в отношении УЛИТИНА А В отменить с направлением делана новое рассмотрение со стадии судебного разбирательства.

Меру пресечения Улитину оставить содержание под стражей.

Статьи законов по Делу № 58-О06-82

УК РФ Статья 105. Убийство

Производство по делу

Загрузка
Наверх