Дело № 58-О06-90СП

Суд Верховный Суд Российской Федерации
Дата решения 29 мая 2007 г., Определение
Инстанция Судебная коллегия по уголовным делам, кассация
Категория Уголовные дела
Докладчик Зыкин Василий Яковлевич
Электронная копия решения Скачать
Решение

Текст итогового документа

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

Дело №58-О06-90СП

от 29 мая 2007 года

 

председательствующего Глазуновой Л.И.,

рассмотрела в судебном заседании от 29 мая 2007 года кассационные жалобы осужденных Богомолова A.B., Заболотного В.В. и адвоката Степанченко Т.П. на приговор Хабаровского краевого суда от 20 июля 2006 г. по уголовному делу, рассмотренному с участием присяжных заседателей, которым

Богомолов [скрыто] у_ I

осужден по ст. 285 ч.1 УК РФ к лишению свободы сроком на 3 года; по ст.ст. 30 ч.З и 290 ч.4 п. «а» УК РФ к лишению свободы сроком на 7 лет; на основании ст.69 ч.З УК РФ, по совокупности преступлений, окончательное наказание назначено в виде лишения свободы сроком на 8 лет с отбыванием в исправительной колонии строгого режима, с лишением права занимать в органах Министерства внутренних дел должности, связанные с использованием организационно-распорядительных и правоприменительных функций сроком на 3 года;

Заболотный [скрыто], [скрыто]

осужден по ст. 285 ч.1 УК РФ к лишению свободы сроком на 2 года; по ст.ст. 30 ч.З и 290 ч.4 п. «а» УК РФ к лишению свободы сроком на 6 лет; на основа-

нии ст.69 ч.З УК РФ, по совокупности преступлений, окончательное наказание назначено в виде лишения свободы сроком на 6 лет 1 месяц, с лишением права занимать в органах Министерства внутренних дел должности, связанные с использованием организационно-распорядительных и правоприменительных

функций сроком на 3 года.

В соответствии со ст.73 УК РФ наказание постановлено считать условным с испытательным сроком на 3 года.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Зыкина В.Я., выступление осужденного Богомолова A.B., поддержавшего свою кассационную жалобу и просившего приговор отменить, выступление прокурора Генеральной прокуратуры Российской Федерации Кривоноговой Е.А., полагавшей приговор изменить, исключив назначение дополнительного наказания осужденным, а в остальном приговор оставить без изменения, судебная коллегия

 

установила:

 

На основании вердикта коллегии присяжных заседателей Богомолов A.B. и Заболотный В.В., как сотрудники милиции, осуждены за злоупотребление своими должностными полномочиями, а также за покушение на получение взятки в виде денег за бездействие в пользу взяткодателя, которое совершили группой лиц по предварительному сговору.

Осужденный Заболотный В.В. и его защитник адвокат Степанченко Т.П. просят об отмене приговора, считая его несправедливым вследствие чрезмерной суровости назначенного наказания. Они полагают, что судом не учтены смягчающие наказание обстоятельства: положительные характеристики личности осужденного Заболотного. прохождение службы в «горячих точках» [скрыто]

[скрыто], мнение присяжных заседателей о снисхождении к нему. Кроме того, осужденный Заболотный в жалобе утверждает, что признан виновным необоснованно, а предварительное расследование по делу проведено только для того, чтобы «выгородить потерпевшего».

Осужденный Богомолов A.B. в кассационной жалобе и дополнениях к ней просит приговор отменить и дело направить на новое судебное разбирательство. Он указывает, что осужден необоснованно; в ходе судебного разбирательства дела были допущены нарушения уголовно-процессуального закона, которые повлияли на результат вердикта, а также на законность и обоснованность приговора. К таким нарушениям закона, как утверждает осужденный, относятся: доведение государственным обвинителем до сведения присяжных заседателей сведений правового характера, связанных с процедурой собирания доказательств по делу, а также высказываний личностного характера в отношении подсудимых, выяснение у свидетелей обвинения вопросов процедурного характера и оперативно-розыскной деятельности. По мнению осужденного, государственный обвинитель Никитина Л.А. своими высказываниями (о которых подробно изложено в кассационной жалобе) в ходе судебного следствия и прений сторон незаконно воздействовала на присяжных заседателей, намеренно

нарушая уголовно-процессуальный закон. Председательствующий судья, как указывает осужденный, не только не пресек таких высказываний государственного обвинителя, а, напротив, своими вопросами к подсудимому [скрыто] I способствовал формированию у присяжных заседателей предубеждения к подсудимым, нарушая их право на защиту . Как считает осужденный, судьей допущены нарушения уголовно-процессуального закона при формировании коллегии присяжных заседателей, в которую, как он утверждает, вошли лица, скрывшие сведения о родственниках, привлекавшихся к уголовной и административной ответственности, а также лицо [скрыто]), фамилия которой в опубликованном в средствах массовой информации списке кандидатов в присяжные заседатели не значится; при постановке вопросов, подлежащих разрешению присяжными заседателями , по мнению осужденного, судьей допущено нарушение требований ст.339 ч.8 УПК РФ, поскольку формулировка первого вопроса слишком громоздка и поэтому была непонятной присяжным заседателям. По мнению Богомолова A.B., выводы суда, изложенные в приговоре, не соответствуют фактическим обстоятельствам уголовного дела; судом в отношении него неправильно применен уголовный закон: его действия ошибочно квалифицированы по ст.285 ч.1 УК РФ, а обвинение по п. «а» ч.4 ст.290 УК РФ не обосновано доказательствами, исследованными в судебном заседании, и «предварительный сговор» на совершение преступления не установлен. Как считает осужденный, приговор суда противоречит вердикту коллегии присяжных заседателей, исходя из которого можно сделать вывод о провокации взятки со стороны потерпевшего. Осужденный Богомолов полагает, что судьей нарушен уголовно-процессуальный закон, поскольку уголовное дело в отношении подсудимого [скрыто]не было прекращено в связи с его смертью. Осужденный Богомолов считает, что наказание ему назначено чрезмерно суровое и без учета данных о его личности.

Государственным обвинителем Никитиной Л.А. поданы возражения на кассационные жалобы осужденных и адвоката, в которых она высказывает свое несогласие с доводами жалоб и просит приговор суда оставить без изменения.

Проверив материалы уголовного дела и обсудив доводы кассационных жалоб и возражений на них, судебная коллегия приходит к выводу о наличии оснований для изменения приговора.

Доводы кассационных жалоб осужденных о непричастности к совершению преступления (к покушению на получение взятки в виде денег, совершенному гр>ппой лиц по предварительному сговору), а также о необоснованности приговора состоятельными признать нельзя.

Согласно 339 ч [скрыто] УПК РФ вопрос о доказанности или недоказанности инкриминированного подсудимому деяния относится к компетенции присяжных заседателей.

В соответствии с ч.2 и ч.З ст.348 УПК РФ вердикт коллегии присяжных заседателей является обязательным для председательствующего, и он квалифицирует действия подсудимого в соответствии с обвинительным вердиктом.

Согласно ч.4 ст.347 УПК РФ сторонам запрещается ставить под сомнение правильность вердикта, вынесенного присяжными заседателями.

Частью 2 ст.379 УПК РФ не предусмотрено такого оснойания к отмене судебного решения, вынесенного с участием присяжных заседателей, как несоответствие выводов суда, изложенных в приговоре, фактическим обстоятельствам уголовного дела, установленным судом первой инстанции.

Таким обраюм основанный на вердикте присяжных заседателей вывод суда первой инстанции о виновности осужденных в инкриминированном им деянии не может быть поставлен под сомнение и судом кассационной инстанции.

Доводы кассационной жалобы осужденного Богомолова A.B. о нарушении государственным обвинителем и председательствующим судьей уголовно-процессуального закона неосновательны, поскольку из протокола судебного заседания видно, что таких нарушений по делу допущено не было.

Неосновательны и доводы жалобы осужденного о незаконном воздействии государственного обвинителя на присяжных заседателей, поскольку такого незаконного воздействия из протокола судебного заседания не усматривается..

Утверждение осужденного о том, что государственный обвинитель не должен был перед присяжными заседателями высказывать свое мнение о доказанности вины подсудимых, не основано на законе.

Согласно ст.ст. 15, 21, 37, 246. 335 УПК РФ в суде с участием присяжных заседателей обвинение поддерживает государственный обвинитель, в обязанности которого входит представление суду доказательств вины подсудимых, а также выступать со вступительным заявлением перед присяжными заседателями и в прениях сторон.

В то же время, согласно ч.ч. 7 и 8 ст.246 УПК РФ государственный обвинитель в ходе судебного разбирательства дела вправе отказаться от обвинения подсудимых полностью или частично, если придет к убеждению, что представленные доказательства не подтверждают предъявленное им обвинение. Он также вправе изменить обвинение в сторону смягчения.

В данном случае государственный обвинитель не отказался от поддержания обвинения подсудимых, поскольку был убежден в доказанности их вины.

Сведений правового характера, на что ссылается осужденный Богомолов A.B. в жалобе, государственный обвинитель не доводил до присяжных заседателей.

Вопреки доводам жалобы осужденного Богомолова, председательствующий судья не проявил необъективности или предвзятости при разбирательстве данного уголовного дела, а, наоборот, создал стороне защиты и стороне обвинения все необходимые условия для исполнения их процессуальных обязанностей и осуществления предоставленных им прав.

Вопросы, касающиеся процедуры получения доказательств, снимались председательствующим, а при попытках доведения до присяжных заседателей кем-либо из участников процесса сведений по вопросам, не входящим в их компетенцию, председательствующий своевременно пресекал такие попытки и давал присяжным заседателям соответствующие разъяснения, исключая какое-либо воздействие на них.

Вопросный лист составлен в соответствии с требованиями ст.ст. 338, 339 УПК РФ и не содержит противоречий либо формулировок, которые были бы непонятны присяжным заседателям.

На основании вердикта присяжных заседателей действия осужденных Богомолова A.B. и Заболотного В.В. правильно квалифицированы судьей как покушение на получение взятки, совершенное группой лиц по предварительному сговору.

Каких-либо данных, которые бы свидетельствовали о провокации дачи взятки, на что ссылается осужденный Богомолов в своей жалобе, из материалов дела не усматривается и вердиктом коллегии присяжных заседателей не установлено.

Судом также сделан обоснованный вывод о том, что преступление осужденные совершили группой лиц по предварительному сговору.

То обстоятельство, что присяжные заседатели признали не доказанным обвинение подсудимых в том, что предложение о взятке исходило от них (подсудимых) не свидетельствует об отсутствии предварительного сговора между ними на получение взятки.

Как следует из вердикта, коллегией присяжных заседателей признано доказанным, что покушение на получение взятки подсудимые совершили совместно, предварительно договорившись об этом.

Доводы жалобы осужденного Богомолова о том, что при формировании коллегии присяжных заседателей были допущены нарушения уголовно-процессуального закона - несостоятельны, поскольку коллегия присяжных заседателей была сформирована в соответствии с требованиями ст.328 УПК РФ.

Ссылка осужденного на то, что присяжный заседатель Лошкарева И.В. скрыла от участников судебного разбирательства сведения о судимости зятя (мужа ее дочери) не свидетельствует о нарушении уголовно-процессуального закона при формировании коллегии присяжных заседателей, поскольку муж дочери не относится к числу родственников, о судимости которых председательствующим задавались вопросы кандидатам в присяжные заседатели.

Кроме того, сам осужденный Богомолов в суде кассационной инстанции пояснил, что он не располагает достоверными сведениями о том, что [скрыто] является родственником или зятем [скрыто] I

Доводы жалобы Богомолова A.B. о том, что [скрыто] не могла входить в коллегию присяжных заседателей, поскольку не значится в общем списке, опубликованном в газете I [скрыто], также неосновательны.

Как видно из указанной газеты, в ней опубликован общий список кандидатов в присяжные заседатели [скрыто] по Городскому округу [скрыто]

_Что же касается АЩ ( [скрыто], то, как это следует из сообщения [скрыто]

[скрыто] краевого суда, она входит в Общий список кандидатов в присяжные края на 2005-2008 годы, утвержденный постановлени-

заседатели

ем Правительства! [скрыто] №64-пр 29.09.2004 г. (в ред. от 16.12.2004

г. №98-пр), под номером 22933. Поскольку она зарегистрирована в

[скрыто] районе, то список жителей этого района, включенных в Общий список кандидатов в присяжные заседатели, был опубликован в издании1 [скрыто] №1 за январь 2005 г.

Таким образом, А I законно принимала участие в коллегии

присяжных заседателей, сформированной в соответствии с требованиями ст.328 УПК РФ.

Вопреки доводам жалобы осужденного Богомолова, уголовное дело в отношении [скрыто] было прекращено судом в связи с его смертью 27 июля 2006 г., о чем вынесено соответствующее постановление, сразу после того как об этом в суд поступили официальные сведения из отдела ЗАГСа [скрыто]

Наказание за преступление, предусмотренное ст.ст. 30 ч.З и 290 ч.4 п. «а» УК РФ, осужденным Богомолову A.B. и Заболотному В.В. назначено судом справедливое, с учетом характера и степени общественной опасности совершенных преступлений, а также данных о личности каждого из них.

Вопреки доводам жалоб осужденного Заболотного и его защитника, судом были учтены все смягчающие наказание обстоятельства: ег0 активное способствование раскрытию преступления и наличие несовершеннолетнего ребенка, а также учтено мнение коллегии присяжных заседателей о снисхождении к нему.

С учетом этого суд счел возможным применить к Заболотному В.В. условное осуждение.

Оснований для смягчения наказания Богомолову и Заболотному за указанное преступление судебная коллегия не усматривает.

Вместе с тем, приговор подлежит изменению в связи с неправильным применением уголовного закона судом первой инстанции.

Судом в приговоре признано установленным, что Богомолов и Заболот-ный как работники милиции, обнаружив при досмотре автомашины гражданина [скрыто] медицинский шприц с прозрачной жидкостью, и при наличии обос-

нованного подозрения, что в шприце находится наркотическое средство, согласились принять от [скрыто] деньги в размере [скрыто] рублей за то, что они не составят акт изъятия этих предметов, не напишут рапорта о его подозрении в хранении наркотиков и не доставят в РОВ Д. При этом они не смогли довести свой умысел на получение взятки до конца, поскольку были задержаны при получении части взятки от [скрыто]

Все эти действия осужденных охватываются ст.ст. 30 ч.З и 290 ч.4 п. «а» УК РФ, и дополнительной квалификации по ст.285 ч.1 УК РФ не требуется.

Обвинение Богомолова и Заболотного по ст.285 ч. 1 УК РФ заключалось в том. что они использовали свои служебные полномочия вопреки интересам службы из корыстных побуждений, что повлекло за собой существенное нарушение охраняемых законом интересов государства.

Однако именно за это деяние, то есть за свое бездействие как работников милиции, вопреки интересам службы не выполняющих возложенные на них обязанности по пресечению преступлений и правонарушений, они из корыстных побуждений, пытались получить деньги от гражданина, за что и осуждены.

Каких-либо иных действий или бездействий, которые позволили бы квалифицировать их деяние дополнительно по ст.285 ч.1 УК РФ, они не совершали.

При таких обстоятельствах осуждение Богомолова и Заболотного по ст.285 ч.1 УК РФ подлежит исключению из приговора.

Судебная коллегия также отмечает, что дополнительное наказание осужденным назначено неправильно.

По смысл> ст.ст. 43, 47 УПК РФ дополнительное наказание назначается за соответствующее преступление, а по совокупности преступлений оно может быть назначено лишь в том случае, если дополнительное наказание назначалось за преступление ^или преступления), вошедшие в совокупность.

Поскольку в данном случае дополнительное наказание назначено по совокупности преступлений, в то время как ни за одно из преступлений, вошедших в совокупность, оно не назначалось, приговор в части назначения дополнительного наказания нельзя признать законным.

Исходя из изложенного и руководствуясь ст.ст. 377, 378, 388 УПК РФ, судебная коллегия

 

определила:

 

Приговор Хабаровского краевого суда от 20 июля 2006 г. в отношении Богомолова АЩ [скрыто] в [скрыто] и Заболотного [скрыто] в [скрыто] изме-

нить: исключить осуждение каждого из них по ст.285 ч.1 УК РФ, а также указание о назначении им наказания по правилам ст.69 ч.З УК РФ.

Считать осужденными: Богомолова A.B. по ст.ст. 30 ч.З и 290 ч.4 п. «а» УК РФ к лишению свободы сроком на 7 лет с отбыванием в исправительной колонии строгого режима, а Заболотного В.В. - по ст.ст. 30 ч.З и 290 ч.4 п. «а» УК РФ к лишению свободы сроком на 6 лет, с применением ст.73 УК РФ, условно с испытательным сроком на 3 года.

В остальном приговор в отношении них оставить без изменения, а кассационные жалобы - без удовлетворения.

Председательствующий Глазунова Л.И.

Судьи Зыкин В.Я. Ермолаева Т.А.

Копия верна

судья Зыкин В.Я.

Статьи законов по Делу № 58-О06-90СП

УК РФ Статья 285. Злоупотребление должностными полномочиями
УК РФ Статья 290. Получение взятки
УПК РФ Статья 15. Состязательность сторон
УПК РФ Статья 21. Обязанность осуществления уголовного преследования
УПК РФ Статья 37. Прокурор
УПК РФ Статья 246. Участие обвинителя
УПК РФ Статья 328. Формирование коллегии присяжных заседателей
УПК РФ Статья 338. Постановка вопросов, подлежащих разрешению присяжными заседателями
УПК РФ Статья 339. Содержание вопросов присяжным заседателям
УПК РФ Статья 347. Обсуждение последствий вердикта
УПК РФ Статья 348. Обязательность вердикта
УК РФ Статья 73. Условное осуждение

Производство по делу



Типовые договорыТиповые договоры





Ответы юристовОтветы юристов

Загрузка
Наверх