Дело № 58-О07-49СП

Суд Верховный Суд Российской Федерации
Дата решения 28 августа 2007 г., Определение
Инстанция Судебная коллегия по уголовным делам, кассация
Категория Уголовные дела
Докладчик Зеленин Сергей Рэмович
Электронная копия решения Скачать
Решение

Текст итогового документа

ВЕРХОВНЫЙ СУД
РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

Дело № 58-О07-49СП

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

 

г. Москва 28 августа 2007 г.

 

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего Глазуновой Л.И.
судей Зеленина СР. и Зыкина В.Я.

рассмотрела в судебном заседании кассационное представление государственного обвинителя Нудман И.В. на приговор Хабаровского краевого суда от 27.10.2006, по которому Любушкин К Г , оправдан по ст. 210 ч.З УК РФ, ст. 290 ч.4 п.п. «а», «в», «г» УК РФ, ст. 286 ч.З п. «а» УК РФ в соответствии с вердиктом коллегии присяжных заседателей, Захаров В А , оправдан по ст. 210 ч.З УК РФ, ст. 290 ч.4 п.п. «а», «в», «г» УК РФ, ст. 286 ч.З п. «а» УК РФ в соответствии с вердиктом коллегии присяжных заседателей, Шупта П А , , оправдан по ст. 210 ч.З УК РФ, ст. 290 ч.4 п.п. «а», «в», «г» УК РФ, ст. 286 ч.З п. «а» УК РФ в соответствии с вердиктом коллегии присяжных заседателей, Омельченко С Ю , , оправдан по ст. 210 ч.З УК РФ, ст. 163 ч.З п.п. «а», «б» УК РФ в соответствии с вердиктом коллегии присяжных заседателей.

Заслушав доклад судьи Зеленина СР., выступление прокурора Генеральной прокуратуры РФ Тришевой А.А., поддержавшей доводы кассационного представления об отмене оправдательного приговора, выступление защитника Елисеевой Л.Ю. в интересах оправданного Любушкина К.Г., возражавшей против удовлетворения кассационного представления, судебная коллегия

установила:

Любушкин К.Г. оправдан по обвинению в организации преступного сообщества, руководстве им и участии в нем, совершенных с использованием своего служебного положения. Шупта П.А. и Захаров В.А. оправданы по обвинению в участии в этом преступном сообществе с использованием своего служебного положения, а Омельченко СЮ. - в участии в указанном преступном сообществе.

Кроме того, Любушкин К.Г., Шупта П.А. и Захаров В.А. оправданы по обвинению в получении взятки организованной группой с вымогательством в крупном размере и по обвинению в превышении должностных полномочий с применением насилия и угроз его применения (по нескольким преступлениям).

Омельченко СЮ. оправдан также по обвинению в вымогательстве организованной группой в целях получения имущества в особо крупном размере.

В кассационном представлении государственный обвинитель Нудман И.В. утверждает, что приговор является незаконным в связи с допущенными нарушениями уголовно-процессуального закона. По его мнению, подсудимые и защитники в ходе судебного следствия доводили до сведения присяжных заседателей сведения правового характера, а также информацию о личности подсудимых.

Кроме того, стороной защиты неоднократно предпринимались попытки опорочить допустимые доказательства и сформировать предвзятое отношение к потерпевшей стороне.

Аналогичные нарушения допускались стороной защиты в судебных прениях и последнем слове подсудимых.

Несмотря на разъяснения председательствующего, допущенные нарушения, по мнению государственного обвинителя, являлись систематическими, что не оградило присяжных заседателей от возможного влияния на существо принятых ими решений.

Защитник Елисеева Л.Ю. в интересах оправданного Любушкина К.Г. возражает на кассационное представление, просит приговор оставить без изменения.

Проверив материалы дела и обсудив доводы кассационного представления и кассационной жалобы, судебная коллегия не находит оснований для отмены приговора суда.

В соответствии со ст. 385 ч.2 УПК РФ оправдательный приговор, постановленный на основании оправдательного вердикта присяжных заседателей, может быть отменен по представлению прокурора либо жалобе потерпевшего или его представителя лишь при наличии таких нарушений уголовно-процессуального закона, которые ограничили право прокурора, потерпевшего или его представителя на представление доказательств либо повлияли на содержание поставленных перед присяжными заседателями вопросов и ответов на них.

Таких нарушений уголовно-процессуального закона по данному делу не усматривается.

Материалы дела свидетельствуют о том, что председательствующий судья провел судебное следствие с соблюдением норм уголовно- процессуального закона, регулирующих особенности производства в суде с участием присяжных заседателей.

Доводы обвинителя о том, что защитой до сведения присяжных заседателей доводилась информация правового характера, которая могла повлиять на объективность присяжных, опровергаются материалами дела. Сведения о том, что защите в ходе следствия приходилось преодолевать препятствия со стороны следствия (т. 13 л.д. 165) не могут быть отнесены к сведениям правового характера, не входящим в компетенцию присяжных заседателей, которым известен принцип состязательности сторон.

Кроме того, сам государственный обвинитель ранее во вступительном заявлении также ссылался на трудности сбора доказательственной базы.

Подсудимый Шупта П.А., будучи остановленным председательствующим, фактически не сообщил кем и какие были допущены нарушения (т. 13 л.д. 167), поэтому нет оснований для утверждения о том, что его высказывание было направлено на дискредитацию стороны обвинения.

Как видно из кассационного представления и протокола судебного заседания, большая часть высказываний стороны защиты, на которые ссылается государственный обвинитель, считая их проявлениями недопустимого воздействия на присяжных заседателей, относится к оспариванию стороной защиты достоверности доказательств обвинения.

К этим высказываниям относятся, в частности, пояснения стороны защиты относительно показаний свидетеля К (т. 13 л.д.256), потерпевшего В (т. 13 л.д.314), относительно мотивов дачи показаний потерпевшей (т. 14 л.д.89), о достоверности показаний лиц, допрошенных под псевдонимами.

Указание защиты на наличие противоречий в показаниях допрошенных по делу лиц (т. 13 л.д.214) и оспаривание достоверности показаний как доказательств не запрещено нормами, регулирующими особенности производства в суде с участием присяжных заседателей и является одной из форм реализации права на защиту, учитывая, что оценка достоверности показаний и имеющихся в них противоречий является компетенцией присяжных заседателей, а потому стороны вправе довести свою точку зрения по этим вопросам до сведения коллегии присяжных заседателей.

В частности, мнение подсудимых о том какие именно лица давали показания под псевдонимами не могут быть расценены как попытки недопустимого влияния на присяжных заседателей, поскольку, по мнению стороны защиты оценка достоверности показаний этих лиц связана с установлением их личностей. То обстоятельство, что сторона защиты сообщала присяжным заседателям об уголовном преследовании потерпевшего В не может быть расценено как преднамеренное воздействие на присяжных заседателей с целью опорочить потерпевшую сторону, поскольку ранее в своих показаниях сам В пояснил присяжным заседателям о том, что в отношении него было возбуждено уголовное дело и он был оправдан судом (т. 13 л.д. 194).

Подсудимые Шупта (т. 14 л.д.268, 270) и Омельченко (т. 14 л.д.331) затронули процессуальные моменты в ответ на такие вопросы государственного обвинителя, которые не подразумевали иных ответов, как связанных с оценкой процедуры производства следственных действий.

При таких обстоятельствах со стороны защиты не усматривается намеренных нарушений установленного порядка судопроизводства.

Хотя подсудимый Шупта и сообщил присяжным о принятом не в его пользу процессуальном решении, однако, его высказывание, вопреки доводам государственного обвинителя, не является некорректным и не могло повлиять на объективность присяжных, равно как и сведения, которые подсудимыми сообщались о себе, поскольку они не содержат информации, способной вызвать предубеждение у присяжных заседателей относительно сторон.

Действительно, подсудимые Шупта Любушкин и Омельченко сообщили присяжным заседателям сведения, которые не подлежат обсуждению в их присутствии: об установлении личности свидетеля Арсеенко, о результатах рассмотрения следствием ходатайства о проведении следственных действий с потерпевшей Б об оказании давления на Омельченко при задержании, однако, каждое из этих заявлений было предметом разъяснения председательствующего о том, что указанные сведения не должны приниматься присяжными заседателями во внимание при вынесении вердикта.

Аналогичное разъяснение было дано судьей в напутственном слове.

При таких обстоятельствах следует прийти к выводу о том, что ни по своему характеру, ни по последствиям, предотвращенным председательствующим, данные сведения не могли повлиять на ответы присяжных заседателей на поставленные перед ними вопросы.

Судебная коллегия находит, что не допущено нарушений уголовно- процессуального закона, влекущих отмену приговора, и в ходе прений сторон и последнего слова подсудимых. Вопреки доводам кассационного представления, подсудимый Любушкин К.Г. не сообщал присяжным сведения о местонахождении Б и его высказывание не носило некорректного характера по отношению к обвинителю (т. 14 л.д.363) В тех случаях, когда стороны касались обстоятельств, не имеющих отношения к данному делу, председательствующий останавливал выступающих и разъяснял присяжным заседателям, что эти сведения не должны приниматься ими во внимание при вынесении вердикта как не относящиеся к вопросам, подлежащим их разрешению.

В том числе председательствующим был остановлен и государственный обвинитель, когда в репликах (т. 14 л.д.390) затронул сведения процессуального характера.

Приведенные в кассационном представлении высказывания защитника Мягковой А.М., как видно из протокола судебного заседания, не направлены на дискредитацию стороны обвинения, и были остановлены председательствующим с дачей присяжным заседателям соответствующих разъяснений.

Аналогичные разъяснения были даны председательствующим и по другим фактам упоминания сторонами обстоятельств, не подлежащих исследованию в присутствии присяжных заседателей.

Приведенные данные не могут быть расценены как систематическое доведение до присяжных необъективной информации, способной повлиять на их беспристрастность при вынесении вердикта.

Содержание последнего слова подсудимых не выходит за рамки требований, предусмотренных ст. 293 УПК РФ.

Кроме того, признавая соответствующие доводы кассационного представления необоснованными, судебная коллегия учитывает, что председательствующий прерывал выступления подсудимых в тех случаях, когда считал, что они касаются вопросов, не входящих в компетенцию присяжных заседателей.

Таким образом, доводы кассационного представления о наличии оснований для отмены оправдательного приговора, не нашли своего подтверждения. На основании изложенного и руководствуясь ст.ст. 377, 378, 388 УПК РФ, судебная коллегия

определила:

Приговор Хабаровского краевого суда от 27.10.2006 в отношении Любушкина К Г , Захарова В А , Шупта П А и Омельченко С Ю оставить без изменения, кассационное представление - без Удовлетворения.

Статьи законов по Делу № 58-О07-49СП

УПК РФ Статья 293. Последнее слово подсудимого

Производство по делу



Типовые договорыТиповые договоры





Ответы юристовОтветы юристов

Загрузка
Наверх