Дело № 58-О07-69

Суд Верховный Суд Российской Федерации
Дата решения 6 декабря 2007 г., Определение
Инстанция Судебная коллегия по уголовным делам, кассация
Категория Уголовные дела
Докладчик Фролова Людмила Георгиевна
Электронная копия решения Скачать
Решение

Текст итогового документа

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

Дело №58-О07-69

от 6 декабря 2007 года

 

Председательствующего Коннова B.C.

Судей Фроловой Л.Г. и Русакова В.В.

Рассмотрела в судебном заседании от 6 декабря 2007 года дело по кассационным жалобам осужденных Трофимовой Т.Н. и Лисуна А.П. на приговор Хабаровского краевого суда от 22 марта 2007 года, которым

- 30 ноября 2004 года по ст.116 ч.2,88 ч.6,64 УК РФ к штрафу в сумме 1000 рублей; по ст. 119,88 ч.б, 64 УК РФ - к штрафу в сумме 1000 рублей (постановлено наказание по ст.ст.116 ч.2,119 УК РФ исполнять самостоятельно); по ст. 162 ч. 1 УК РФ к 2 годам лишения свободы; освобожденная 20 июля 2006 года по отбытии наказания;

осуждена к лишению свободы: по ст.111 ч.1 УК РФ - на 5 лет, по ст. 105 ч.2 п.п. «ж, к» УК РФ - на 13 лет.

ТРОФИМОВА Т

1Ън

На основании ст.69 ч.З УК РФ путем частичного сложения наказаний по совокупности преступлений к отбытию назначено 15 (пятнадцать) лет лишения свободы в исправительной колонии общего режима.

осужден по ст. 105 ч.2 п.п. «ж, к» УК РФ к 15 (пятнадцати) годам лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

Заслушав доклад судьи Фроловой Л.Г., объяснения осужденных Трофимовой Т.Н. и Лисуна А.П., в поддержание доводов кассационных жалоб, мнение прокурора Кривоноговой Е.А., полагавшей приговор, как законный и обоснованный оставить без изменения, кассационные жалобы - без удовлетворения, судебная коллегия,

 

установила:

 

согласно приговору Трофимова признана виновной в умышленном причинении тяжкого вреда здоровью [скрыто], опасного для ее жизни. Она же

и Лисун признаны виновными в умышленном причинении смерти И группой лиц, с целью скрыть другое преступление.

Преступления совершены 1 августа 2006 года [скрыто]

при обстоятельствах, установленных судом и

приведенных в приговоре.

В судебном заседании Лисун виновным себя в совершении указанного преступления не признал, Трофимова виновной себя признала полностью.

В кассационных жалобах осужденная Трофимова, не отрицая нанесения потерпевшей ударов ножом, утверждает, что не имела умысла на причинение ей смерти. Считает, что Лисун и свидетели, допрошенные в судебном заседании, давали неправдивые показания, в то же время ссылается на оговор ею Лисуна. Просит приговор отменить, дело направить на новое судебное рассмотрение.

В кассационных жалобах осужденный Лисун, утверждает, что непричастен к причинению ИИ I смерти. Считает, что осужденная Трофимова оговорила его. Полагает, что показания осужденной Трофимовой

противоречат другим доказательствам по делу и в их числе выводам заключений судебно-медицинской экспертизы. Утверждает, что футболку, в которой он находился во время происшедшего, он выбросил из-за того, что испачкал помидорами, что кровь, обнаруженная на футболке принадлежит ему самому. Считает, что записки, изъятые в следственном изоляторе у Трофимовой - это провокация. Утверждает, что суд без достаточных к тому оснований отклонил ходатайства защиты о возвращении дела прокурору в порядке ст. 237 УПК РФ, о вызове и допросе в судебном заседании экспертов, допросе в качестве свидетеля Щ. Ссылается на заявление Трофимовой на имя прокурора, в котором она признавала, что оговорила его под принуждением со стороны оперативных работников. Считает, что на допросе Трофимовой от 24 октября 2006 года адвокат не присутствовал, хотя подпись адвоката в протоколе имеется. Утверждает, что в порядке ст. 217 УПК РФ, он был ознакомлен не со всеми материалами дела, при этом дело было не подшито, листы дела не пронумерованы. Считает, что имеющееся в деле заявление от имени Трофимовой нельзя признать явкой с повинной. Приводит анализ исследованных в судебном заседании доказательств, дает им свою собственную оценку. Просит его действия расценивать как заранее не обещанное сокрытие преступления, совершенного Трофимовой, либо приговор отменить, дело прекратить или же направить дело на новое судебное рассмотрение.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационных жалоб, судебная коллегия находит выводы суда о виновности Трофимовой и Лисуна в убийстве потерпевшей группой лиц, основанными на доказательствах, полученных в порядке, установленном законом, всесторонне, полно и объективно исследованных в судебном заседании и получивших оценку суда в соответствии с правилами ст. 88 УПК РФ.

Так вина осужденных Трофимовой и Лисуна в ими содеянном, подтверждается показаниями самой Трофимовой, обоснованно признанными судом правдивыми в той их части, в которой они соответствуют картине происшедшего, подтверждаются другими доказательствами.

Из показаний осужденной Трофимовой, признанных судом правдивыми усматривается, что во время совместного распития спиртных напитков, в ходе ссоры, на почве личной неприязни Лисун избил [скрыто] а она нанесла [скрыто] удар ножом в спину. По предложению Лисуна «добить» [скрыто]

каждый из них нанес по одному удару ножом в шею потерпевшей. Затем Лисун, для того, чтобы добиться безусловного наступления смерти нанес еще один удар ножом в шею потерпевшей.

Во время проверки показаний Трофимовой на месте происшествия она продемонстрировала, где и как она и Лисун наносили [скрыто] гелесные повреждения.

В ходе этого следственного действия, Трофимова также указала место, куда она выбросила нож с деревянной ручкой, обмотанной изолентой, которым

напротив балкона квартиры [скрыто], в который она и Лисун выбросили складной нож с металлической ручкой, которым они с Лисуном наносили [скрыто] удары в

шею.

ударила Ц и колодец

В месте, указанном Трофимовой, были обнаружены описанные ею ножи.

При оценке показаний Трофимовой, судом учитывалось, что эти показания последовательны, детальны, согласуются с другими доказательствами по делу.

Изменение Трофимовой своих показаний на очной ставке с Лисуном объяснено ею воздействием, которое оказал на нее Лисун, что подтверждается помимо показаний самой Трофимовой, содержанием изъятых у нее следователем и сотрудником следственного изолятора записок (т.2 л.д.15-17,68-72,98-99,159-178), выполненных, по заключению судебно-почерковедческой экспертизы (т.2 л.д.106-108), Лисуном.

Анализ содержания записок, которые Лисун в следственном изоляторе передавал Трофимовой, опровергает доводы Лисуна о невиновности, поскольку в них Лисун не только уговаривает Трофимову «взять на себя» убийство [скрыто] Щ, указывает какие ей давать показания на следствии, но и рисует схему нанесения им последнего удара ножом в шею потерпевшей, которым он «добил» [скрыто], то есть сообщает информацию, неизвестную Трофимовой, которая была известна лишь лицу, совершившему преступление.

Представленная Лисуном в суд записка от Трофимовой, где она иначе излагает обстоятельства убийства [скрыто] утверждая, что она одна убила потерпевшую, исследовалась в судебном заседании.

При этом осужденная Трофимова, не оспаривала свое авторство, пояснила суду, что в следственном изоляторе неоднократно получала угрозы и требования изменить показания, помочь Лисуну уйти от ответственности, в том числе получила текст, который по требованию тех же лиц, опасаясь за свою жизнь, переписала своей рукой и отправила Лисуну.

С учетом изложенного, суд пришел к обоснованному выводу о недостоверности сведений, приведенных в записке Трофимовой.

Вина осужденных подтверждается также показаниями свидетелей очевидцев происшедшего [скрыто] и Ч I о времени и месте причинения

И I телесных повреждений, обстоятельствах ее убийства, действиях каждого из осужденных, - полно и правильно приведенными в приговоре.

Суд обоснованно признал правдивыми показания перечисленных свидетелей в той части, в какой они подтверждаются другими доказательствами по делу. Некоторые разногласия в показаниях названных лиц, касающиеся последовательности событий, не признаны судом существенными, объясняющиеся как давностью произошедшего, так и состоянием опьянения, в котором свидетели находились, а также тем, что ТЯ [ненадолго отлучалась из комнаты и не видела части действий

Лисуна.

При таких данных судом обоснованно признано, что не противоречит показаниям Трофимовой и [скрыто] и утверждение Т [скрыто], что из комнаты, где находилась потерпевшая, она видела выходящей только Трофимову. Показания свидетеля [скрыто] и осужденной Трофимовой, о том, что Лисун заходил в маленькую комнату, когда там находилась [скрыто] не оспаривал в суде и сам осужденный Лисун.

Свидетель [скрыто], показания которой на предварительном следствии с согласия сторон оглашались судом (т. 1 л.д. 182-183) пояснила, что 31 июля 2006 года, находилась в квартире [скрыто]. Около 23 часов услышала как в маленькой комнате квартиры, расположенной выше этажом (квартира [скрыто] - тЩ [скрыто] что-то упало на пол. Стук бы

похож на стук от падения на пол человека.

Показания свидетеля [скрыто] полностью согласуются с

показаниями Трофимовой, о том, что Лисун «добил» [скрыто] и от его удара она упала с дивана на пол, а также подтверждаются фактом обнаружения трупа положении лежа на полу возле дивана.

В ходе осмотра колодца [скрыто] (т.1 л.д.63-

66) была обнаружена белая футболка с пятнами крови (по заключению экспертизы вещественных доказательств л.д. 110-120), что объективно подтверждает показания Трофимовой, пояснившей, что во время убийства [скрыто] Лисун был одет в белую футболку, о которую вытер нож,

запачканный кровью потерпевшей, а затем выбросил эту футболку в колодец.

Пояснения свидетелей [скрыто] и ч [скрыто], что они не видели крови

на футболке Лисуна, не ставят под сомнение выводы эксперта, поскольку сами

свидетели пояснили суду, что из-за пережитого стресса, а также состояния опьянения, могли не заметить таких деталей.

Доводы же осужденного Лисуна, о том, что он выбросил футболку, так как испачкал ее помидорами во время еды, суд обоснованно признал надуманными, поскольку из заключения названной экспертизы следует, что пятна желтого цвета обнаружены на задней части футболки осужденного.

По заключению судебно-медицинской экспертизы (т.1 л.д.75-88) смерть [скрыто]. наступила за 15-19 часов до момента осмотра трупа на

месте происшествия (осмотр проведен 1 августа 2006 года с 19 до 23 часов) в результате одиночной резаной раны передней и левой боковой поверхности верхней трети шеи с повреждением внутренней сонной артерии и яремной вены слева, с развитием обильного наружного кровотечения, что привело к малокровию внутренних органов, прекращению функции центральной нервной системы, остановке дыхания и сердца. При экспертизе трупа обнаружены и другие (приведенные в заключении) повреждения, образовавшиеся за 10-15 минут до наступления смерти.

Выводы эксперта о локализации, механизме и давности образования имевшихся у [скрыто] телесных повреждений, и причине ее смерти,

объективно подтверждают показания осужденной Трофимовой об обстоятельствах совершенного ею и Лисуном преступления, количестве, характере причиненных потерпевшей травм, орудиях преступления, а равно о том, что убийству предшествовал конфликт между И Щ и Лисуном, во время которого последний несколько раз ударил потерпевшую кулаками в лицо.

Выводы эксперта, о том, что на шее [скрыто] обнаружены только две

раны, не ставят под сомнение показания Трофимовой о нанесении [скрыто] не

менее трех ножевых ранений в шею.

Как видно из показаний в суде Трофимовой, Лисун, узнав, что И I (после того, как Лисун и Трофимова нанесли ей по одному резаному ранению шеи) еще жива, решил ее «добить» и с этой целью прошел в комнату, где находилась потерпевшая, а, выйдя оттуда вытер от крови нож и пояснил, что «доделал поглубже».

Эти показания позволили суду прийти к выводу о том, что Лисун нанес ножевое ранение в уже имеющиеся на шее потерпевшей раны, углубив их, а потому следы этого воздействия экспертом не определены. Показания Трофимовой в этой части подтверждаются схемой нанесения последнего удара ножом по шее [скрыто] которую нарисовал ей Лисун (т.2 л.д. 177-178).

Вместе с тем заключение эксперта, что ранения шеи у потерпевшей образовались каждое не менее, чем от одного воздействия, не противоречит приведенным исследованным в судебном заседании доказательствам.

По заключениям медико-криминалистических экспертиз (т.1 л.д. 141158, т.2 л.д.22-52) имевшиеся у [скрыто] ранения могли образоваться от воздействия ножей, обнаруженных в ходе осмотра места происшествия с участием обвиняемой Трофимовой.

Выводы экспертов об орудиях преступлений полностью согласуются с показаниями в этой части осужденных Трофимовой, Лисуна, свидетелей Т (и

С учетом исследованных в судебном заседании доказательств, суд пришел к правильному выводу о том, что характер действий Трофимовой и Лисуна, каждый из которых наносил потерпевшей ранения в жизненно-важные участки (Трофимова - в спину и в шею; Лисун - в шею), а также избранное ими орудие преступления (нож), количество, сила и локализация нанесенных ими [скрыто] ударов, свидетельствуют, о том, что они действовали умышленно.

При этом, совершая убийство потерпевшей, Лисун и Трофимова действовали группой лиц: сознавая характер действий каждого и добиваясь совместными действиями единого, преступного результата, оба непосредственно наносили [скрыто] повреждения, направленные на лишение жизни.

Основаны на материалах дела также выводы суда о том, что Трофимова и Лисун в ходе совместного распития спиртных напитков ссорились с потерпевшей [скрыто] испытывали к ней личную неприязнь.

Судом не установлено оснований к оговору Лисуна осужденной Трофимовой, а также допрошенными в суде свидетелями, не усматривается таковых и судебной коллегией.

Судом тщательно проверялись все доводы, приводимые осужденными Трофимовой и Лисуном в свою защиту, в том числе об отсутствии у Трофимовой умысла на убийство потерпевшей, и обоснованно признаны не нашедшими подтверждения, как опровергающиеся материалами дела.

Доводы кассационных жалоб Лисуна о том, что явку с повинной Трофимовой нельзя расценивать, как таковую, не соответствуют материалам дела.

Как видно из дела, еще до задержания в совершении преступлений, выявления виновных в смерти [скрыто] Трофимова обратилась в

правоохранительные органы и заявила о совершенном ею совместно с Лисуном убийстве потерпевшей (т. 1 л.д. 36).

Из дела также усматривается, что, ходатайства, заявленные сторонами, разрешались судом в порядке, установленном законом.

В том числе правильно судом было отказано в удовлетворении ходатайства стороне защиты о вызове в судебное заседание для допроса эксперта 3 Щ. Суд разрешая данное ходатайство, принял во внимание,

что заключение экспертизы, проведенной данным экспертом, является ясным, разъяснений и дополнений не требует. Ответы на вопросы, которые защита полагала необходимым задать эксперту, в заключении отражены. Доводам защиты о том, что выводы эксперта противоречат показаниям подсудимых, суд вправе дать оценку только при вынесении окончательного решения по делу.

Отказывая в удовлетворении ходатайства защиты о допросе в судебном

заседании свидетеля [скрыто] I, суд обоснованно указал в постановлении, что обстоятельства изъятия у Трофимовой записок и изъятия их сотрудником СИЗО [скрыто] судом исследованы. Доводы защитника о том, что у Трофимовой могли изыматься и другие записки, носят предположительный характер. Сведений о том, что свидетель [скрыто] может сообщить суду данные, которые повлияют или могут повлиять на оценку доказательств, не имеется, в том числе стороной защиты не приведено.

Обоснованно не установлено судом нарушений закона при составлении обвинительного заключения по данному делу, препятствующих рассмотрению дела по существу и являющихся основанием к возвращению дела прокурору для устранения таких нарушений.

Как видно из дела нарушений закона, в том числе права на защиту осужденных, в ходе их допросов на предварительном следствии не допускалось.

Лисун, как это усматривается из соответствующего протокола, по окончании предварительного следствия ознакомлен со всеми материалами данного уголовного дела: двумя томами, которые были ему представлены в подшитом и пронумерованном виде, а также с вещественными доказательствами (т. 3 л.д. 9-10).

С учетом изложенного следует признать, что тщательный анализ и основанная на законе оценка исследованных в судебном заседании доказательств, в их совокупности, позволили суду правильно установить

фактические обстоятельства совершенного Трофимовой и Лисуном преступления, прийти к правильному выводу об их виновности в совершении преступления, а также о квалификации их действий по ст. 105 ч. 2 п. «ж» УК РФ.

В то же время судебная коллегия находит необходимым приговор в отношении Трофимовой и Лисуна изменить по следующим основаниям.

Как видно из материалов дела и правильно установлено судом, между Трофимовой и Лисуном с одной стороны и [скрыто] Ш I с другой стороны в ходе совместного распития спиртных напитков и ссоры, возникли личные неприязненные отношения.

При этом Лисун в ходе ссоры, из личной неприязни избил потерпевшую, Трофимова, из этих же побуждений нанесла [скрыто] удар ножом в спину.

Как следует из обстоятельств преступного деяния, как оно установлено судом, сразу после этого, на предложение «добить» потерпевшую, Трофимова и Лисун с целью лишить [скрыто] жизни, действуя группой лиц, нанесли каждый по одному удару ножом [скрыто] а Лисун еще один удар в шею потерпевшей, убили ее.

Из установленных судом первой инстанции обстоятельств следует, что менее тяжкое преступление - причинение тяжкого вреда здоровью потерпевшей, совершенное Трофимовой переросло в более тяжкое - убийство потерпевшей обоими осужденными, действовавшими на почве личной неприязни к потерпевшей.

При таких обстоятельствах выводы суда о том, что убийство потерпевшей было совершено осужденными с целью сокрытия другого преступления, следует признать ошибочными.

С учетом изложенного, из приговора подлежит исключению осуждение Трофимовой по ст. 111 ч. 1 УК РФ, как излишнее.

Подлежит также исключению из приговора осуждение Трофимовой и Лисуна по п. «к» ч. 2 ст. 105 УК РФ, назначение Трофимовой наказания на основании ст. 69 ч. 3 УК РФ.

При назначении наказания Трофимовой и Лисуну судом учтены характер и степень общественной опасности ими содеянного, степень фактического участия каждого из них в совершении преступлений, значение этого участия для достижения цели преступлений, его влияние на характер и размер причиненного вреда; неправильное поведение потерпевшей ИГ

Статьи законов по Делу № 58-О07-69

УК РФ Статья 105. Убийство
УК РФ Статья 111. Умышленное причинение тяжкого вреда здоровью
УК РФ Статья 162. Разбой
УПК РФ Статья 88. Правила оценки доказательств
УПК РФ Статья 217. Ознакомление обвиняемого и его защитника с материалами уголовного дела
УПК РФ Статья 237. Возвращение уголовного дела прокурору
УК РФ Статья 69. Назначение наказания по совокупности преступлений

Производство по делу



Типовые договорыТиповые договоры





Ответы юристовОтветы юристов

Загрузка
Наверх