Дело № 58-О08-54СП

Суд Верховный Суд Российской Федерации
Дата решения 6 августа 2008 г., Определение
Инстанция Судебная коллегия по уголовным делам, кассация
Категория Уголовные дела
Докладчик Фролова Людмила Георгиевна
Электронная копия решения Скачать
Решение

Текст итогового документа

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

Дело №58-О08-54СП

от 6 августа 2008 года

 

Председательствующего Червоткина A.C. Судей Фроловой Л.Г. и Чакар P.C.

О.С., кассационной жалобе потерпевшей [скрыто]на приговор

Хабаровского краевого суда с участием присяжных заседателей от 8 мая 2007 года, которым

оправдан по ст. ст. 33 ч.З, 105 ч.2 п. «з» УК РФ в связи с непричастностью к совершению преступления.

Авдеев [скрыто] о [скрыто]

~~i ~~i

, судимый:

- 27.05.1998 года по ст. ст. 162 ч.2 п.п. «а,в,г», 325 ч.2 УК РФ к 7 годам лишения свободы со штрафом в 100 МРОТ, освобожден условно-досрочно 04.11.2002 года на 2 года 3 месяца 17 дней,

оправдан по ст. 105 ч. 2 п. «з» УК РФ в связи с непричастностью к совершению преступления.

Заслушав доклад судьи Фроловой Л.Г., объяснения оправданных Адамова И.Н. и Авдеева Ю.О., адвокатов Буянкина Ю.А., Разносчиковой О.В., и Еременко СЛ., возражавших против доводов кассационного представления государственного обвинителя, мнение прокурора Тришевой A.A., поддержавшей кассационное представление государственного обвинителя, судебная коллегия,

 

установила:

 

Адамов обвинялся в том, что в период августа-октября 2004 года предложил Авдееву за денежное вознаграждение в [скрыто] долларов США

лишить жизни своего брата [скрыто] снабдил Авдеева подложным

паспортом, указал неустановленное место в [скрыто] где в тайнике

хранился пистолет ПМ с патронами, рассказал распорядок дня потерпевшего и маршрут его передвижения.

Авдеев обвинялся в том, что он, согласившись с предложением Адамова за вознаграждение [скрыто] долларов США лишить жизни [скрыто]

"1- в период с 1 по 2 ноября 2004 года под неустановленной фамилией прибыл в [скрыто] в неустановленном месте из тайника достал пистолет

ПМ с патронами, 3 ноября 2004 года, около 8 часов 40 минут прибыл к территории офиса, расположенного в [скрыто]

[скрыто] дождался, когда [скрыто] придет к своему гаражу, произвел в

[скрыто] четыре выстрела из пистолета ПМ и убил его.

В судебном заседании Адамов и Авдеев виновными себя не признали.

Вердиктом коллегии присяжных заседателей от 8 мая 2007 года Адамов и Авдеев признаны невиновными и оправданы.

В кассационном представлении государственный обвинитель Орлова О.С., утверждает, что в ходе рассмотрения дела с участием присяжных заседателей допущены такие нарушения уголовно-процессуального закона, которые влекут отмену оправдательного приговора. Ссылается на то, что адвокат Буянкин в ходе судебного разбирательства и в прениях сообщал в присутствии присяжных заседателей сведения, порочащие свидетелей [скрыто] и [скрыто], а также потерпевшего, что могло вызвать у присяжных заседателей недоверие к показаниям свидетелей обвинения. Утверждает, что присяжный заседатель [скрыто] скрыла от сторон то, что ранее судима по ст. 171 ч. 2 п. «а» УК РФ, некоторые присяжные заседатели после провозглашения вердикта и освобождения Адамова и Авдеева из-под стражи поздравляли их и их родственников, длительно беседовали с ними проявляя личную симпатию, при этом старшина присяжных заседателей в ответ на слова благодарности со стороны матери оправданного Авдеева

заявила: «Я же говорила, что все будет хорошо». Просит приговор отменить, дело направить на новое судебное рассмотрение.

В кассационной жалобе потерпевшая

просит приговор

отменить, дело направить на новое судебное рассмотрение из-за того, что в приговоре не имеется ссылки на направление данного уголовного дела прокурору для производства предварительного следствия и установления лица, подлежащего привлечению к уголовной ответственности.

В возражениях на кассационное представление прокурора и кассационную жалобу потерпевшей адвокат Разносчикова О.В., в интересах Авдеева Ю.О., оправданный Адамов И.Н., и адвокат Еременко СЛ. в интересах Адамова И.Н., полагают, что в кассационном представлении государственным обвинителем не приведено оснований к отмене оправдательного приговора. Не отрицая того, что в судебном заседании адвокатом были озвучены данные о том, что свидетель [скрыто] употреблял наркотики, свидетель [скрыто] и потерпевший привлекались к уголовной ответственности, ссылаются на то, что председательствующий в этих случаях делал замечание адвокату и просил присяжных заседателей не принимать указанную информацию во внимание. Считают, что присяжный заседатель [скрыто] на все поставленные вопросы

председательствующего и сторон ответила правдиво, поскольку не была судима. Полагают, что общение присяжных заседателей с оправданными после вынесения вердикта, в то время как их статус изменился, и они являлись простыми слушателями, не повлияло и не могло повлиять на существо вердикта. Просят оставить приговор без изменения, кассационное представление государственного обвинителя - без удовлетворения. Оправданный Адамов, кроме того, утверждает, что данные о личности свидетелей [скрыто], [скрыто] и его брата, озвученные в судебном заседании являются достоверными. Считает, что в материалах дела не содержится данных о том, что кассационная жалоба потерпевшей подана в установленный законом срок. Полагает, что приведенное в жалобе основание не может служить поводом к отмене оправдательного приговора, поскольку прокурор и без указания об этом в приговоре обязан провести предварительное следствие в целях установления виновного в гибели его брата.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационного представления прокурора, судебная коллегия находит оправдательный приговор в отношении Адамова и Авдеева подлежащим отмене по следующим основаниям.

Утверждения в кассационном представлении о том, что адвокат Буянкин в ходе судебного разбирательства и в прениях сообщал в присутствии присяжных заседателей сведения, порочащие свидетелей БЦ и [скрыто] и это могло вызвать у присяжных заседателей недоверие к

3

показаниям свидетелей обвинения, повлиять на мнение присяжных заседателей при ответах на поставленные перед ними вопросы, признаются судебной коллегией обоснованными.

Так из материалов дела усматривается, что в ходе допроса свидетеля [скрыто] (давшего показания о том, что он видел на месте происшествия Авдеева, о составлении им фото-робота Авдеева и опознании его по фотографии) стороной защиты тщательно выяснялся вопрос, мог ли Б-1 по состоянию здоровья, в том числе зрения, состояния памяти, видеть и запомнить человека, а затем опознать его.

В том числе адвокатом был задан вопрос свидетелю [скрыто] употребляет ли тот наркотические средства. Этот вопрос был снят председательствующим.

В ходе допроса свидетеля [скрыто] адвокат неоднократно, несмотря на замечания председательствующего судьи, касался вопроса предъявленного [скрыто] обвинения.

В прениях сторон адвокат Буянкин в присутствии присяжных заседателей заявил, что вся свидетельская база по делу криминальная. Свидетель [скрыто] осужден за тяжкое преступление, свидетель [скрыто] привлекался «в тот момент» к уголовной ответственности за хранение и употребление наркотических средств.

Председательствующий судья прервал защитника и разъяснил присяжным заседателям, чтобы они не обращали внимание на данные о личности, а обращали внимание на доказательства. При этом председательствующий сослался на то, что в данном судебном заседании не устанавливается, употреблял Б-1 наркотики или не употреблял (т. 21 л.д. 234).

В ответ на реплику государственного обвинителя, пытавшегося опровергнуть информацию о том, что свидетель БДупотребляет наркотики, адвокат Буянкин заявил, что у него имеются доказательства относительно характеристики личности свидетелей Б-1 и [скрыто], «поэтому он об этом и говорит».

При этом председательствующий судья не прервал адвоката, не сделал ему замечание, не разъяснил присяжным заседателям, что они не должны принимать во внимание доведенную до их сведения информацию.

После непродолжительного перерыва в судебном заседании подсудимым было предоставлено последнее слово.

В напутственном слове председательствующий судья не напомнил присяжным заседателям о том, что при оценке доказательств и принятии решения по существу поставленных перед ними вопросов, они не должны принимать во внимание информацию, доведенную до их сведения в ходе судебного разбирательства и не имеющую отношения к делу, либо информацию, не подлежащую исследованию в присутствии присяжных заседателей, в том числе о том, что свидетель [скрыто] употребляет наркотики, а свидетель [скрыто] осужден за совершение тяжкого преступления и об этом у стороны защиты имеются доказательства.

Кроме того, председательствующий судья в напутственном слове указал, что при оценке показаний свидетелей присяжные заседатели могут учитывать любые факторы, заслуживающие внимания (т. 21 л.д. 247).

С учетом того, что председательствующим судьей не было сделано замечание стороне защиты в указанном случае и не сделано соответствующее напоминание в напутственном слове, следует согласиться с доводами кассационного представления прокурора о том, что присяжные заседатели, введенные таким образом в заблуждение, непосредственно перед удалением в совещательную комнату, могли оценить, как заслуживающие внимания приведенные адвокатом данные о личности свидетелей обвинения [скрыто] и [скрыто] и отнестись с недоверием к их показаниям, что повлияло на их мнение при ответах на поставленные вопросы.

Помимо этого, из объяснительной секретаря судебного заседания Глебовой объяснения судебного пристава по ОУПДС [скрыто] усматривается, что после провозглашения оправдательного вердикта по данному делу и освобождения Адамова и Авдеева из-под стражи, старшина присяжных заседателей [скрыто] вышла в коридор здания суда вслед за

Авдеевым, стала обнимать Авдеева, поздравлять его с оправданием. В ответ на слова благодарности со стороны матери Авдеева, старшина присяжных заседателей сказала ей: «Я же вам говорила, что все будет хорошо». Общение старшины присяжных заседателей с Авдеевым и его матерью продолжалось 10-15 минут. Другие присяжные заседатели также подходили к оправданным, высказывали слова симпатии, ободряли их, поздравляли с освобождением. В дальнейшем несколько человек, принимавших участие в рассмотрении данного дела в качестве присяжных заседателей, в том числе Костюченко, принимавшая участие в данном процессе в качестве старшины присяжных заседателей, оправданные Адамов, Авдеев и их родственники в течение длительного времени общались на крыльце Хабаровского краевого суда.

Указанные обстоятельства подтвердил также в своих объяснениях командир взвода [скрыто] роты ОБОиКПиО МОБ УВД по [скрыто] и старший оперуполномоченный по особо важным делам УБОП

5

КМ [скрыто] находившиеся в здании Хабаровского

краевого суда в связи со служебными обязанностями (т. 21 л. д. 297, 298).

Слова [скрыто] принимавшей участие в рассмотрении данного

уголовного дела в качестве старшины присяжных заседателей, а именно: «Я же вам говорила, что все будет хорошо», высказанные матери оправданного Авдеева сразу после провозглашения оправдательного вердикта, с очевидностью свидетельствуют об общении указанных лиц ранее, до постановления вердикта и обсуждении ими вопросов, касающихся рассматриваемого уголовного дела.

Сам факт состоявшегося разговора не вызывает сомнений, так как происходил в присутствии государственного обвинителя, секретаря судебного заседания, судебных приставов и лиц, осуществлявших охрану помещения, где происходило судебное заседание, которые подтвердили это.

Не отрицает данное обстоятельство и сторона защиты, которая со ссылкой на окончание к этому моменту работы коллегии присяжных заседателей, не рассматривает его в качестве основания для отмены судебного решения.

Из протокола судебного заседания усматривается, что председательствующий по делу судья разъяснял присяжным заседателям правила поведения в процессе, в том числе и то, что они не вправе общаться с кем-либо по поводу рассматриваемого уголовного дела, чтобы не утратить объективность.

В ходе судебного разбирательства, после перерывов в судебном заседании председательствующий судья неоднократно спрашивал у присяжных заседателей, не было ли оказано на них давления, какого-либо воздействия, были ли какие-либо попытки общения с кем-либо из них в связи с рассмотрением настоящего уголовного дела. Во всех случаях присяжные заседатели, в их числе и [скрыто] отвечали на поставленные

вопросы отрицательно, заявлений об общении с родственниками подсудимых не делали.

Указанные обстоятельства свидетельствуют о том, что старшина присяжных заседателей [скрыто] утаила от участников процесса факт

общения с матерью подсудимого Авдеева во время рассмотрения настоящего уголовного дела до постановления вердикта и в связи с рассмотрением этого уголовного дела.

С учетом изложенного, судебной коллегией признаются обоснованными доводы кассационного представления государственного обвинителя о том, что поведение и высказывания старшины присяжных заседателей [скрыто] после провозглашения вердикта, свидетельствуют

6

о грубом нарушении ею правил поведения присяжного заседателя в ходе рассмотрения уголовного дела судом с участием присяжных заседателей, дающих основание усомниться в объективности и беспристрастности данного присяжного заседателя при вынесении вердикта.

С учетом того, что [скрыто] являлась старшиной коллегии

присяжных заседателей и имела возможность воздействовать на других присяжных заседателей, следует также согласиться с доводами кассационного представления государственного обвинителя о наличии достаточных оснований сомневаться в объективности и беспристрастности данной коллегии присяжных заседателей при вынесении вердикта.

Последнее обстоятельство подтверждается также действиями ряда присяжных заседателей после оглашения вердикта и освобождения оправданных из-под стражи.

Приведенные нарушения уголовно-процессуального закона признаются судебной коллегией существенными, влекущими отмену оправдательного приговора в отношении Авдеева и Адамова.

В то же время доводы кассационного представления прокурора о том, что присяжный заседатель [скрыто] скрыла от сторон то, что ранее

судима по ст. 171 ч. 2 п. «а» УК РФ и это помешало сторонам заявить ей мотивированный либо не мотивированный отводы, не основан на материалах дела.

Из представленной прокурором справки Информационного центра [скрыто] усматривается, что [скрыто] в 2000 году

привлекалась к уголовной ответственности по ст. 171 ч. 2 п. «а» УК РФ.

Однако уголовное дело в отношении [скрыто] было прекращено

в соответствии с актом об амнистии от 26 мая 2000 года (т 21 л.д. 292-293).

Заданные же председательствующим судьей кандидатам в присяжные заседатели вопросы, а именно: «Есть ли среди Вас те, кто имеет неснятую или непогашенную судимость, а также лица, в отношении которых возбуждено уголовное дело, избрана мера пресечения или которым предъявлено обвинение в совершении преступлений?», «Есть ли среди Вас лица, которые имели дело с судом, правоохранительными органами и это повлекло негативное отношение к суду либо правоохранительным органам?» (т. 20 л.д. 164, 169) - не обязывали К( ) заявить о том,

что она привлекалась ранее к уголовной ответственности.

Иных вопросов, касающихся привлечения к уголовной ответственности кандидатов в присяжные заседатели председательствующим судьей и сторонами не задавалось.

Кроме того, судебная коллегия соглашается с доводами оправданного Адамова о том, что основания, приведенные в кассационной жалобе потерпевшей, не могут служить поводом к отмене оправдательного приговора.

По изложенным основаниям оправдательный приговор в отношении Адамова и Авдеева судебной коллегией отменяется с направлением дела на новое судебное рассмотрение со стадии судебного разбирательства.

Руководствуясь ст. ст. 377, 378, 388 УПК РФ, судебная коллегия

 

определила:

 

присяжных и

приговор Хабаровского краевого суда с участием заседателей от 8 мая 2007 года в отношении Адамова [скрыто] Н Авдеева [скрыто] отменить, уголовное дело в отношении Адамова

И.Н. и Авдеева Ю.О., направить в тот же суд на новое судебное рассмотрение со стадии судебного оазбиоа^ельства в ином составе судей.

Председательствующие

Статьи законов по Делу № 58-О08-54СП

Производство по делу



Типовые договорыТиповые договоры





Загрузка
Наверх