Дело № 58-О08-95

Суд Верховный Суд Российской Федерации
Дата решения 16 апреля 2009 г., Определение
Инстанция Судебная коллегия по уголовным делам, кассация
Категория Уголовные дела
Докладчик Фролова Людмила Георгиевна
Электронная копия решения Скачать
Решение

Текст итогового документа

ВЕРХОВНЫЙ СУД
РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

Дело № 58-О08-95

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

 

г. Москва 16 апреля 2009 г.

 

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего Червоткина А.С.
судей Фроловой Л.Г. и Русакова А.С.
при секретаре  

рассмотрела в судебном заседании от 16 апреля 2009 года уголовное дело по кассационным жалобам осужденного Филиппова Н.Н., дополнениям к ним адвоката Дубровина Н.Я., кассационному представлению государственного обвинителя Грибанова Е.П., на приговор Хабаровского краевого суда от 29 августа 2008 года, которым Филиппов Н Н осужден по ст. ст. 33 ч. 3, 158 ч. 3 УК РФ (в редакции Федерального закона РФ от 08.12.2003 г.) к пяти годам шести месяцам лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии общего режима; оправдан по ст.ст. 33 ч. 3, 105 ч. 2 п.п. «а, ж, з» УК РФ, на основании ст. 27 ч. 1 п. 1 УПК РФ - за непричастностью к совершению преступления; уголовное дело в отношении Филиппова Н.Н. по ст.ст. 33 ч. 3, 116 ч. 1 УК РФ, в соответствии со ст. 24 ч. 1 п. 3 УПК РФ - прекращено за истечением сроков давности уголовного преследования.

Дахов А А , , осужден по ст. 158 ч. 3 УК РФ к четырем годам шести месяцам лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии общего режима; по ст. 105 ч. 2 п.п. «а, ж, з» УК РФ, Дахов А.А. оправдан на основании ст. 27 ч. 1 п. 1 УПК РФ, за непричастностью к совершению преступления; уголовное дело в отношении Дахова А.А. по ст. 116 ч. 1 УК РФ, в соответствии со ст. 24 ч. 1 п. 3 УПК РФ - прекращено за истечением сроков давности уголовного преследования.

Крапивин А А осужден по ст. 158 ч. 3 УК РФ к трем годам лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии общего режима; по ст. 105 ч. 2 п.п. «а, ж, з» УК РФ, Крапивин А.А. оправдан на основании ст. 27 ч. 1 п. 1 УПК РФ, за непричастностью к совершению преступления; уголовное дело в отношении Крапивина А.А. по ст. 116 ч. 1 УК РФ, в соответствии со ст. 24 ч. 1 п. 3 УПК РФ - прекращено за истечением сроков давности уголовного преследования.

Заслушав доклад судьи Фроловой Л.Г., объяснения осужденного Филиппова Н.Н., адвоката Коновалова Г.М., в поддержание доводов кассационных жалоб, выразивших несогласие с доводами кассационного представления государственного обвинителя, мнение прокурора Шаруевой М.В., поддержавшей доводы кассационного представления государственного обвинителя, судебная коллегия,

установила:

согласно приговору Филиппов признан виновным в том, что организовал и руководил совершением кражи, то есть тайным хищением имущества Т и Б совершенной группой лиц по предварительному сговору, с незаконным проникновением в жилище.

Крапивин и Дахов признаны виновными в совершении кражи имущества указанных потерпевших, то есть в тайном хищении чужого имущества, совершенном группой лиц по предварительному сговору, с незаконным проникновением в жилище.

Преступление совершено в г.

края в ночь на 4 апреля 2006 года, при обстоятельствах, приведенных в приговоре.

Филиппов оправдан по ст. 33 ч. 3, 105 ч. 2 п.п. «а, ж, з» УК РФ, а Крапивин и Дахов оправданы по ст. 105 ч. 2 п.п. «а, ж, з» УК РФ - за непричастностью к совершению данных преступлений.

Уголовное дело в отношении Филиппова по ст.ст. 33 ч. 3, 116 ч. 1 УК РФ, а Дахова и Крапивина по ст. 116 ч. 1 УК РФ в соответствии со ст. 24 ч. 1 п. 3 УПК РФ - прекращено за истечением сроков давности уголовного преследования.

В связи с отказом государственного обвинителя от обвинения Филиппова по ч. 3 ст. 33, ч. 2 ст. 167 УК РФ а Крапивина и Дахова по ч. 2 ст. 167 УК РФ, постановлением судьи уголовное преследование в отношении перечисленных лиц прекращено на основании ст. 24 ч. 1 п. 2 УПК РФ - за отсутствием в деянии состава преступления.

В судебном заседании Филиппов и Дахов виновными себя в предъявленном обвинении не признали Крапивин виновным себя в предъявленном обвинении признал частично, воспользовавшись правом, предусмотренным ст. 51 Конституции РФ, ст. 46 УПК РФ, от дачи показаний в судебном заседании отказался, подтвердил свои показания данные в ходе предварительного следствия.

В кассационных жалобах осужденный Филиппов утверждает, что не причастен к преступлениям в отношении Т и Б . Считает, что уголовное дело сфабриковано работником следственного изолятора К и следователем Д Утверждает, что у него не было неприязненных отношений с потерпевшими, чтобы лишить их жизни. Он не подстрекал Дахова и Крапивина к избиению потерпевших и краже принадлежавшего им имущества и не говорил М что Дахов и Крапивин «перестарались», избив потерпевших до смер итает, что М оговаривает его с тем, чтобы отвести подозрения от себя самого, а Крапивин и Дахов оговорили его из-за физического воздействия и унижений со стороны сокамерников, действовавших по указанию администрации следственного изолятора.

Полагает, что именно М была выгодна смерть соседей, с которыми у него в течение трех лет была судебная тяжба по поводу земельного участка, которую выиграл Т . Считает, что телевизор, похищенный из дома потерпевших, в его гараж мог положить Крапивин. Просит об отмене приговора.

В кассационном представлении государственный обвинитель Грибанов Е.П., не соглашается с оправданием Филиппова по ст. ст. 33 ч. 3, 105 ч. 2 п.п. «а, ж, з», а Крапивина и Дахова по ст. 105 ч. 2 п.п. «а, ж, з» УК РФ. Считает, что приговор составлен с нарушением ст. 305 УПК РФ. В приговоре не дано оценки доказательствам, на которые ссылалось обвинение в обоснование выводов о виновности перечисленных лиц. Считает, что суду надлежало возобновить судебное следствие в связи с заявлением Филиппова в последнем слове о фабрикации материалов дела следователем Д Просит приговор отменить, дело направить на новое судебное рассмотрение.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационных жалоб и кассационного представления, судебная коллегия находит выводы суда о виновности Филиппова, Дахова и Крапивина в совершенных ими преступлениях, основанными на доказательствах, полученных в порядке, установленном законом, всесторонне, полно и объективно исследованных в судебном заседании и получивших оценку суда в соответствии с правилами ст. 88 УПК РФ.

Так вина осужденных подтверждается данными, содержащимися в явках с повинной Крапивина и Дахова, в их показаниях, обоснованно признанных судом правдивыми в той их части, в которой они согласуются между собой, подтверждаются другими доказательствами.

В приговоре приведен полный анализ и оценка показаниям Дахова и Крапивина, приведены убедительные мотивы признания одних их показаний правдивыми, других не правдивыми.

Выводы суда о том, что следственные действия с Крапивиным и Даховым, а также и с Филипповым, проводились в порядке, установленном законом, основаны на материалах дела, мотивированы в приговоре и поэтому признаются судебной коллегией правильными.

Судом выяснялись причины изменения ими показаний, чему дана правильная оценка в приговоре.

При этом судом обоснованно приняты во внимание показания Крапивина о том, что он изменял свои показания относительно участия в преступлениях Филиппова из-за того, что Филиппов и Дахов, находясь с ним в одном следственном изоляторе, через других лиц оказывали на него давление, с тем, чтобы он оговорил М , указав на него, как на организатора преступлений, вместо Филиппова, который в действительности организовал преступления.

С учетом показаний Крапивина об оказании на него давления, поведения Филиппова и Дахова в суде, которым председательствующим неоднократно делались замечания, за попытки воздействия на Крапивина, Дахов за это удалялся из зала судебного заседания, - в отношении Крапивина, на основании соответствующего постановления, были применены меры безопасности.

По доводам стороны защиты об оговоре Крапивиным и Даховым Филиппова из-за незаконного воздействия на них следователя Д , работника следственного изолятора К и сокамерников (по указанию Д и К , прокуратурой трижды проводились проверки с вынесением соответствующих постановлений.

Выводы прокурора о необоснованности приведенных доводов в постановлениях мотивированы, сделаны по результатам их полной проверки, и поэтому признаны судом правильными.

Вопреки утверждениям в кассационных жалобах проверки прокуратурой, как это видно из материалов дела, проведены с соблюдением требований уголовно-процессуального закона, оснований ставить под сомнение их выводы у суда не имелось.

В судебном заседании допрашивались лица, содержавшиеся с Крапивиным в одной камере следственного изолятора: Б Ф , Т К , анализ показаний которых, а также данных о покамерном и временном содержании лиц в одной камере с Крапивиным, позволил суду прийти к правильному выводу о несостоятельности доводов Филиппова и Дахова в суде об оговоре Крапивиным Филиппова из-за применения к нему давления и унижений со стороны сокамерников.

Судом не установлено оснований к оговору Крапивиным и Даховым Филиппова, в показаниях, признанных судом правдивыми, не усматривается таких оснований и судебной коллегией.

Так, из материалов дела видно, что Крапивин и Дахов были благодарны Филиппову, который приютил их, обеспечил работой, местом временного проживания, питанием и поэтому относились к нему хорошо.

Из показаний Крапивина и Дахова, признанных судом правдивыми, усматривается, что они по предложению и с участием как организатора преступлений Филиппова, избили палками Т и Б , из-за сложившихся между Т и Филипповым неприязненных б отношений, чтобы «наказать» Т и похитили имущество потерпевших: телевизор с пультом дистанционного управления к нему, дрель, кастрюли, сковороды, другое имущество. Металлические кастрюли сдали в пункт приема металла, оставив себе одну сковороду.

Телевизор Филиппов поставил к себе в гараж.

Из протоколов обыска усматривается, что по месту проживания Крапивина и Дахова, была изъята сковорода, принадлежавшая потерпевшим, а в гараже Филиппова, обнаружен и изъят телевизор « , похищенный из дома потерпевших (опознан родственниками погибших).

Согласно показаний свидетеля М между Филипповым и Т сложились неприязненные отношения. После одного из скандалов, произошедшего в конце марта 2006 года, Филиппов сказал в адрес Т «Достал меня. Надоел уже, надо сказать «бичам» пусть «шуганут» его маленько». В дальнейшем, когда он стал говорить Филиппову о пожаре в доме потерпевших и обнаружении их трупов, Филиппов заявил: «Бичи твари перестарались». Бичами Филиппов называл Крапивина и Дахова, которых он нанял для охраны автокооператива « ».

Свидетели Д , Д Б , Ш также подтвердили, что между Филипповым и Т сложились личные неприязненные отношения.

В том числе свидетель Ш пояснил суду, что со слов Т ему известно, что некий «Ф виноват в том, что Т поджигали доски. «Ф » приходил с двумя молодыми людьми и били окна в доме Т Т показывал свои записи в тетради, говорил, что все документы передаст в милицию.

Судом первой инстанции не установлено оснований к оговору Филиппова перечисленными свидетелями, не усматривается таковых и судебной коллегией.

Опровергая доводы осужденных об оговоре их свидетелями М , Д , Б , суд первой инстанции обоснованно отметил в приговоре, что они согласуются с показаниями осужденных Крапивина и Дахова, признанных судом достоверными.

Наличие у М спора с Т относительно границ земельного участка, не поставляет под сомнение показания Маркова, поскольку, как видно из дела, данный спор урегулирован между Марковым и Т в установленном законом порядке, через суд.

Из показаний допрошенных в суде лиц усматривается, что между Филипповым и М сложились дружеские отношения, и если М старался не конфликтовать с соседом Т , то Филиппов, «заступаясь» за М , а также, считая Т виноватым в порче его имущества (прокалывание колес), ссорился с Т .

Из показаний свидетеля Ш видно, что Т рассказывал ему о том, что действительно он прокалывал колеса на чьей-то машине.

С учетом анализа и оценки совокупности всех доказательств, судом обоснованно признаны несостоятельными показания свидетеля Б о том, что ссоры до рукоприкладства имели место между М и Т и о том, что именно М «к кому-то обращался, чтобы они разобрались с Т ».

Оценивая показания свидетелей защиты М и Ф суд, с учетом исследованных в судебном заседании доказательств, обстоятельств дела, пришел к правильному выводу о том, что они являются не правдивыми, даны свидетелями в силу родственных и близких отношений с Филипповым, с целью обеспечить Филиппову не имевшееся в действительности алиби.

Помимо этого, свидетель Ф указала, что видела своего отца дома лишь до 21 часа 3 апреля 2006 года, где он был после этого времени, ей не известно.

Доводы кассационных жалоб о том, что в своих показаниях на предварительном следствии Дахов называл именем Н именно М , как лицо, организовавшее совершение преступлений в отношении Т и Б , опровергаются материалами дела. Поскольку Дахов в явке с повинной и показаниях в качестве подозреваемого указывал не только имя организатора преступления, но и отчество - Н указывал, что он является председателем автокооператива « », кем и является осужденный Филиппов Н Н Ссылки в кассационных жалобах на то, что Крапивин и Дахов избили потерпевших не 3 апреля, а 1 апреля 2006 года, помимо приведенных доказательств, опровергаются показаниями свидетеля В , из которых усматривается, что она видела Т последний раз утром 3 апреля 2006 года, из окна своего дома, когда тот проходил мимо, к своему дому.

Свидетель пояснила, что ошибиться не могла, и видела именно Т Показаниями Крапивина, опровергаются также доводы кассационных жалоб о том, что Крапивин, без ведома Филиппова, имея ключи от его гаража, поставил туда телевизор, похищенный в доме потерпевших.

При таких обстоятельствах следует признать, что судом тщательно проверялись все доводы, приводимые осужденными Филипповым, Крапивиным и Даховым в свою защиту, и, обоснованно признаны не нашедшими подтверждения, как опровергающиеся материалами дела.

Вопреки доводам кассационного представления государственного обвинителя, выводы суда об оправдании Филиппова, Крапивина и Дахова в причинении смерти Т и Б основаны на материалах дела, мотивированы в приговоре и поэтому признаются судебной коллегией правильными.

Доказательств указывающих на причастность Филиппова, Крапивина и Дахова к убийству потерпевших Т и Б при обстоятельствах указанных в обвинительном заключении, в материалах дела не содержится и в ходе судебного заседания, не добыто.

Так, осужденный Филиппов в ходе предварительного следствия и в судебном заседании отрицал свою причастность к причинению смерти потерпевшим.

Крапивин и Дахов в показаниях, признанных судом достоверными указывали, что Филиппов предложил им «наказать», «проучить», «припугнуть» Т нанести ему «небольшие побои». Для этого они взяли с собой две деревянные палки, которыми и наносили удары потерпевшим (т. 1 л.д. 41, 50-54, 62-64, 98, 104-106).

Обстоятельства совершения преступлений установлены судом из показаний Крапивина и Дахова, которые поясняли, что избив потерпевших палками и похитив их имущество они ушли. Потерпевшие были живы, удары колуном они им не наносили, дом не поджигали.

Государственный обвинитель в судебном заседании отказался от поддержания обвинения Филиппова, Крапивина и Дахова, в поджоге дома потерпевших в связи с недоказанностью обвинения в указанной части. В связи с чем уголовное преследование перечисленных лиц в части указанного обвинения постановлением судьи прекращено. Государственный обвинитель просил также переквалифицировать действия Филиппова со ст. 33 ч. 3, 105 ч. 2 п.п. «а, ж, з» УК РФ на ст.ст. 33 ч. 3, 112 ч. 2 п. «г» УК РФ, тем самым согласился с тем, что в материалах дела не содержится доказательств того, что Филиппов организовал убийство потерпевших.

Крапивин и Дахов в показаниях, признанных судом достоверными последовательно поясняли, что убить потерпевших Филиппов им не предлагал, денег за это не обещал, колун в доме потерпевших они не видели, колуном ударов потерпевшим не наносили, дом не поджигали.

Не имеется в материалах дела и иных доказательств того, что убийство потерпевших совершено Крапивиным и Даховим (с использованием колуна) организующей роли при этом Филиппова.

Такие доказательства не приведены в обвинительном заключении, а также и в кассационном представлении государственного обвинителя.

В том числе стороной обвинения не представлено доказательств использования Крапивиным и Даховым в качестве орудия преступления колуна, не определены и не указаны конкретные действия Крапивина и Дахова по его использованию, кем конкретно наносились удары (или по очереди).

Так, в обвинительном заключении указано, что Крапивин и Дахов нанесли потерпевшему Т колуном не менее одного удара в область головы Т (т 5 л.д. 199).

Из заключений судебно-медицинских экспертиз и показаний судебно- медицинских экспертов И и Ш усматривается, что телесные повреждения повлекшие за собой смерть потерпевших причинены колуном и не могли быть причинены палкой.

Не поставляя под сомнение правдивость показаний свидетеля М о том, что в его присутствии Филиппов, услышав о пожаре в доме потерпевших и смерти потерпевших говорил: «бичи перестарались», суд пришел к правильному выводу о недостаточности этого доказательства для обоснования выводов о виновности Филиппова, Крапивина и Дахова в причинении смерти потерпевшим.

Ссылки в кассационном представлении на необходимость возобновления судебного следствия судом после приведения Филипповым в своем выступлении доводов о фальсификации дела следователем Д также являются несостоятельными, поскольку прокуратурой трижды проводилась проверка таких доводов, ее результаты исследовались в судебном заседании.

В возражениях на кассационные жалобы осужденного Филиппова, государственный обвинитель, вопреки утверждениям в кассационном представлении указал: «суд в приговоре дал всестороннюю, полную объективную оценку всем предъявленным доказательствам, как со стороны обвинения, так и со стороны защиты. В приговоре дан анализ и оценка собранным по делу доказательствам, приведены мотивы, по которым судом одни доказательства признаны достоверными, другие отвергнуты, как несоответствующие действительности. Судом подвергнуты тщательной проверке доводы осужденного Филиппова, в совокупности с другими доказательствами по уголовному делу, и суд дал им надлежащую оценку, полно и правильно привел доказательственную базу в приговоре».

С данными доводами судебная коллегия соглашается.

С учетом изложенного следует признать, что тщательный анализ и основанная на законе оценка исследованных в судебном заседании доказательств, в их совокупности, позволили суду правильно установить фактические обстоятельства совершенных Филипповым, Крапивиным и Даховым преступлений, прийти к правильному выводу об их виновности в совершении этих преступлений, а также о квалификации их действий.

При назначении Филиппову, Крапивину и Дахову наказания, судом в соответствии с требованиями закона учтены характер и степень общественной опасности совершенных ими преступлений, конкретные обстоятельства дела, данные о личности каждого из них, смягчающие обстоятельства.

При наличии к тому законных оснований, наказание Крапивину и Дахову назначено в соответствии с правилами ст. 62 УПК РФ.

Назначенное Филиппову, Крапивину и Дахову наказание соответствует требованиям закона, оснований к его смягчению судебной коллегией не усматривается.

Вместе с тем, приговор подлежит изменению в части решения вопроса о вещественных доказательствах.

Поскольку по делу постановлен оправдательный приговор в части предъявленного осужденным обвинения в убийстве потерпевших, а также вынесено постановление о прекращении уголовного преследования в части их обвинения в поджоге дома потерпевших, - вещественные доказательства по делу не могут быть уничтожены, а само дело на основании ст. 306 ч. 3 УПК РФ подлежит направлению руководителю следственного органа для производства предварительного расследования и установления лица, подлежащего привлечению в качестве обвиняемого.

Помимо приведенных в настоящем определении иных нарушений уголовно-процессуального закона, влекущих изменение приговора, а также нарушений, влекущих его отмену, судебной коллегией по данному делу не усматривается.

Руководствуясь ст. ст. 377, 378, 388 УПК РФ, судебная коллегия

определила:

приговор Хабаровского краевого суда от 29 августа 2008 года в отношении Филиппова Н Н , Дахова А А и Крапивина А А изменить.

Исключить из приговора ссылку на уничтожение вещественных доказательств: канистры, колуна, сковороды, хранящихся в прокуратуре г.

В остальном этот же приговор оставить без изменения, кассационные жалобы осужденного Филиппова Н.Н., дополнения к ним адвоката Дубровина Н.Я. и кассационное представление государственного обвинителя Грибанова Е.П. без удовлетворения.

Уголовное дело передать начальнику следственного отдела по г.

Следственного управления Следственного комитета при Прокуратуре Российской Федерации по краю для производства предварительного расследования и установления лица, подлежащего привлечению в качестве обвиняемого.

Статьи законов по Делу № 58-О08-95

УК РФ Статья 116. Побои
УК РФ Статья 158. Кража
УК РФ Статья 167. Умышленные уничтожение или повреждение имущества
УПК РФ Статья 46. Подозреваемый
УПК РФ Статья 62. Недопустимость участия в производстве по уголовному делу лиц, подлежащих отводу
УПК РФ Статья 88. Правила оценки доказательств
УПК РФ Статья 305. Описательно-мотивировочная часть оправдательного приговора
УПК РФ Статья 306. Резолютивная часть оправдательного приговора

Производство по делу



Типовые договорыТиповые договоры





Загрузка
Наверх