Типовые договорыТиповые договоры





Ответы юристовОтветы юристов

Дело № 58-О12-13

Суд Верховный Суд Российской Федерации
Дата решения 5 апреля 2012 г., Определение
Инстанция Судебная коллегия по уголовным делам, кассация
Категория Уголовные дела
Докладчик Фролова Людмила Георгиевна
Электронная копия решения Скачать
Решение

Текст итогового документа

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

Дело №58-О12-13

от 5 апреля 2012 года

 

председательствующего Червоткина A.C.

при секретаре Никулищиной A.A.

Рассмотрела в судебном заседании от 5 апреля 2012 года дело по кассационным жалобам осужденной Красновой О.Н., на приговор Хабаровского краевого суда от 6 декабря 2011 года, которым

Краснова [скрыто]

23.09.2003 г. Центральным районным судом г. Комсомольска-на-Амуре Хабаровского края по ст. 105 ч. 1 УК РФ к 8 годам лишения свободы. Освобожденная

04.08.2008 г., на основании постановления суда Хабаровского района Хабаровского края от 23.07.2008 г. условно-досрочно

на 2 года 3 месяца 8 дней,

осуждена:

по ст. 105 ч. 1 УК РФ к 9 годам лишения свободы с ограничением свободы на один год;

- по ст.ст. 30 ч. 3, 105 ч. 2 п. «а» УК РФ к 10 годам лишения свободы с ограничением свободы на один год;

- по ст. 167 ч. 2 УК РФ к 2 годам лишения свободы.

На основании ст. 69 ч. 3 УК РФ путем частичного сложения назначенных наказаний, окончательно назначено Красновой О.Н. наказание в виде 15 (пятнадцати) лет лишения свободы, с ограничением свободы на один год.

В соответствии со ст. 70 УК РФ к назначенному наказанию частично присоединена неотбытая часть наказания, назначенного по приговору Центрального районного суда г. Комсомольска-на-Амуре Хабаровского края от 23 сентября 2003 года и окончательно по совокупности приговоров назначено Красновой О.Н наказание в виде 15 лет 6 месяцев лишения свободы с ограничением свободы на 1 (один) год, с отбыванием наказания в исправительной колонии общего режима.

В соответствии со ст. 53 УК РФ Красновой О.Н. установлены ряд ограничений, перечисленных в приговоре.

Заслушав доклад судьи Фроловой Л.Г., выступление адвоката Озеровой И.Л., в поддержание доводов кассационных жалоб, мнение прокурора Шаруевой М.В., полагавшей приговор изменить, исключить из него указание о назначении осужденной Красновой О.Н. в качестве дополнительного наказания ограничение свободы, в остальном приговор оставить без изменения, кассационные жалобы - без удовлетворения, судебная коллегия,

 

установила:

 

согласно приговору Краснова признана виновной в умышленном причинении смерти [скрыто] на почве личных неприязненных отношений, в покушении на умышленное причинение смерти второму человеку -Л I не доведенном до конца по независящим от неё обстоятельствам,

из неприязни, а также в том, что она путем поджога, уничтожила

имущество принадлежащее потерпевшему [скрыто] причинив ему значительный ущерб.

Преступление совершено 8 мая 2010 года, в

[скрыто] при обстоятельствах приведенных в приговоре.

В кассационных жалобах осужденная Краснова О.Н., не отрицая того, что именно она пробив в двери комнаты [скрыто] отверстие, вылила в него ацетон и бросила в отверстие горящую спичку, в то же время утверждает, что совершила преступление не помня себя и не понимая того, что она делает, поскольку находилась в состоянии физиологического аффекта, вызванного неправомерным поведением [скрыто] который

незадолго до происшедшего неоднократно создавал конфликтные ситуации, затем, закрывшись в своей комнате вместе с [скрыто], не давал

ей ключи от входной двери, в связи с чем она не могла покинуть квартиру. На неоднократные просьбы и стук монтировкой в дверь не реагировал, оскорблял ее, выбегал из своей комнаты и бросал в нее различные предметы, в том числе бутылку. Помимо этого, утверждает, что она аккуратно наливала ацетон и не более 70 граммов, на утеплитель двери не имея умысла на убийство потерпевших, она не имела мотива для убийства [скрыто] Считает, что материалами дела не подтверждаются выводы суда о наличии у нее умысла на убийство потерпевших, в том числе мотива для убийства [скрыто] Утверждает, что потерпевшие могли свободно

выбраться из очага возгорания, поскольку входная дверь в комнату

[скрыто] не была укреплена, держалась только на монтажной пене, что по ее мнению, подтвердила свидетель [скрыто]. Не доверяет показаниям свидетеля [скрыто] о том, что дверь была надлежаще укреплена и все

лица производившие ремонт в квартире это знали. Считает, что Л~ [скрыто] в момент происшедшего закрыл дверь на щеколду, поэтому повреждение ею дверных запоров не препятствовало покиданию потерпевшими загоревшейся комнаты через дверь. Полагает, что к столь трагическим последствиям привел взрыв газового баллончика, который находился в комнате лЩ^^Н и подвергся воздействию пламени. Считает, что суд дал неправильную оценку исследованным в судебном заседании доказательствам и поэтому пришел к ошибочному выводу о ее виновности в столь тяжких преступлениях. Утверждает, что суд в приговоре не мотивировал свои выводы, в том числе касающиеся оценки доказательств. В кассационной жалобе просит о смягчении наказания, в дополнениях к кассационной жалобе просит приговор отменить, дело направить на новое судебное рассмотрение.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационных жалоб, судебная коллегия находит выводы суда о виновности Красновой в совершенных ею преступлениях, основанными на доказательствах, полученных в порядке, установленном законом, всесторонне, полно и

объективно исследованных в судебном заседании и получивших оценку суда в соответствии с правилами ст. 88 УПК РФ.

Так, виновность осужденной Красновой в ею содеянном подтверждается ее собственными показаниями, обоснованно признанными судом правдивыми в той их части, в которой они согласуются с показаниями потерпевшего [скрыто] свидетеля-очевидца происшедшего подтверждаются ими и другими доказательствами по делу.

Вина осужденной Красновой подтверждается также показаниями свидетелей [скрыто], [скрыто], Т [скрыто] и

других, об известных им обстоятельствах происшедшего, данными, зафиксированными в протоколе осмотра места происшествия, содержащимися в заключениях проведенных по делу судебных экспертиз, другими доказательствами, полно и правильно приведенными в приговоре.

Анализ и надлежащая оценка перечисленных доказательств позволили суду правильно установить обстоятельства совершенных Красновой преступлений, а именно, то, что 8 мая 2010 года Краснова, в период времени с 7 до 10 часов, находясь в [скрыто]

[скрыто] будучи в состоянии

алкогольного опьянения, в ходе ссоры, умышленно, с целью убийства

и [скрыто] путем поджога, с помощью металлической монтировки, повредила запорные устройства на межкомнатной металлической двери комнаты ЛЩ ~~1 выбила этой же металлической монтировкой имеющийся на двери, дверной глазок и в образовавшееся отверстие диаметром 10x15см., осознавая, что в комнате находятся

Л ¦ и [скрыто] лишенные возможности покинуть комнату из-за повреждения ею запорных устройств входной металлической двери комнаты, исключающее отпирание двери снаружи и изнутри комнаты, понимая, что квартира [скрыто] указанного дома расположена на седьмом этаже девятиэтажного жилого дома и в случае возникновения пожара в комнате, [скрыто] и [скрыто] не смогут покинуть комнату через окно, влила

легковоспламеняющуюся жидкость - ацетон, внутрь двери и на пол комнаты, после чего подожгла его. В результате указанных действий Красновой в комнате, где находились лЩ [скрыто] и ТЩ^ I возник пожар.

Краснове

с целью спасения своей жизни выпрыгнул из окна комнаты, расположенной на седьмом этаже, на балкон шестого этажа того же дома, а [скрыто] покинуть комнату не смог и погиб в огне.

Судом тщательно проверялись все доводы, приводимые осужденной Красновой в свою защиту, в том числе о совершении преступлений в состоянии аффекта, вызванного неправомерным поведением [скрыто] отсутствии умысла на убийство [скрыто] и [скрыто], об отсутствии неприязни к [скрыто] и следовательно, мотива к его убийству, о том, что

дверь в комнату [скрыто] не была укреплена и легко могла быть выбита

для спасения жизни потерпевшими, что дверь была закрыта на щеколду и [скрыто] ничто не мешало ее открыть и выйти из комнаты, что ацетон

Краснова лила только на утеплитель двери, «аккуратно» и в небольшом количестве и от ее действий не мог возникнуть такой сильный пожар, о том, что пожар вызвал взрыв газового баллончика, находившегося в комнате потерпевшего и обоснованно признаны не нашедшими подтверждения, как опровергающиеся материалами дела.

Анализ показаний допрошенных в судебном заседании потерпевшего, и свидетелей, в том числе свидетеля-очевидца совершенных Красновой преступлений позволил суду прийти к выводу о том, что преступления

Краснова совершила в ходе ссоры с Лщ Щ возникшей во время

совместного распития спиртных напитков, на почве личных

неприязненных отношений к нему, а затем и к П Щ, не оказавшему ей содействия в получении ключей от квартиры.

О наличии у Красновой прямого умысла на причинение смерти потерпевшим, свидетельствуют ее словесные угрозы убить потерпевших, а также фактические действия, когда она, достоверно зная, что потерпевшие, находящиеся в сильной степени алкогольного опьянения, не смогут покинуть загоревшуюся комнату через дверь, запор которой заклинило в результате нанесенных ею ударов, и не смогут покинуть комнату через окно, поскольку комната расположена на седьмом этаже дома, залила в комнату через дыру в двери легковоспламеняющуюся жидкость - ацетон и бросила через эту же дыру в комнату зажженную спичку.

Так, свидетель-очевидец [скрыто] пояснила суду, что после того,

как Краснова наносила удары по двери, в том числе в область запоров, Л Щ сообщил ей, что не может открыть дверь, поскольку Краснова разбила дверную ручку и щеколду заклинило. При этом было слышно, что пытался открыть дверь, но безуспешно. Краснова стала еще

сильнее бить монтировкой по двери, выбила в области «глазка» дыру, через которую просила ЛЩ Щ. отдать ей ключи от входной двери. Не помнит высказывала ли Краснова угрозы, но когда ЛЩ Щ отказался отдать ключи, Краснова стала из бутылки разбрызгивать какую-то жидкость через дырку двери в комнату. Затем Краснова залезла к ней в карман, и стала вытаскивать оттуда коробок спичек. Она не давала Красновой спички, предупреждала, что она сейчас «спалит» людей, что будет пожар, но Краснова выхватила коробок со спичками, зажгла спичку и бросила ее внутрь комнаты через дыру в двери.

Показания указанного свидетеля в полной мере согласуются с показаниями потерпевшего [скрыто] об обстоятельствах происшедшего.

Свидетель X соседка [скрыто] пояснила, что слышала, как

Краснова в ходе конфликта угрожала убить [скрыто] если он не откроет

дверь. Свидетель [скрыто] также слышал крики с угрозами убить и

требованиями открыть дверь.

Утверждения Красновой о том, что дверь в комнате [скрыто] не была

укреплена, держалась лишь на монтажной пене и потерпевшие могли покинуть комнату через дверь, без труда выбив ее, опровергаются показаниями потерпевшего [скрыто]. и свидетеля [скрыто], о том, что

дверь была укреплена надлежащим образом, это же усматривается из фототаблицы к протоколу осмотра места происшествия (т. 1 л.д. 66).

Доводы Красновой о том, что она аккуратно и в небольшом количестве, заливала ацетон только во внутрь двери на утеплитель, опровергается заключением судебно-химической экспертизы указывающей на отсутствие нефтепродуктов на утеплителе металлической двери [скрыто], заключением пожарно-технической экспертизы указывающей на нахождение очага возгорания у входной двери внутри комнаты [скрыто], показаниями потерпевшего [скрыто]. и свидетеля-очевидца происшедшего

о том, что Краснова вылила из бутылки ацетон

непосредственно в комнату, а не только во внутрь двери, и не 100 граммов, а больше, показаниями свидетеля [скрыто] о том, что она привозила в

квартиру литровую бутылку ацетона. Из показаний свидетелей [скрыто] также усматривается, что такое интенсивное

возгорание в комнате, не могло произойти от внесения в огонь 100 граммов ацетона.

Утверждения Красновой о том, что [скрыто] выбегал из своей комнаты и бросал в Краснову различные предметы, опровергается показаниями потерпевшего [скрыто] и свидетеля-очевидца [скрыто] собственными

показаниями Красновой на предварительном следствии, в которых она не поясняла о таких обстоятельствах.

Доводы Красновой о том, что столь тяжкие последствия наступили из-за взрыва газового баллончика, находившегося на подоконнике в комнате Л " 1 суд тщательно проверил и обоснованно признал несостоятельными. Так, из показаний потерпевшего [скрыто] усматривается, что взрыв газового баллончика, произошел в тот момент, когда он уже стоял на подоконнике и собирался прыгать из окна на балкон шестого этажа. Свидетеляь [скрыто] пояснил, что в 9.15 ч. - 9.20 ч. он возвращался из магазина домой и когда подходил к углу дома, то увидел, что сверху, со стороны его подъезда летят оконные стекла, слышно, что бьют стекла, сильно кричали, голоса были мужские и женские. Он остановился на углу дома, так как из-за падающих стекол невозможно было пройти к подъезду. В этот же момент он услышал хлопок, по звукам

он был мягкий, не резкий. Падение стекол уже прекратилось, и он зашел во двор и посмотрел на окна квартиры [скрыто] и увидел, что стекла в комнате, расположенной рядом с кухней полностью разбиты. В данном окне стоял мужчина, он держался руками за подоконник, при этом немного высунулся в окно, на мужчине, на его спине горела одежда, из окна комнаты валил дым. Мужчина сполз обратно в комнату и больше не появлялся.

Показания свидетеля [скрыто] согласуются с показаниями потерпевшего [скрыто]. о времени разрыва газового баллончика, в момент, когда он от безысходности выпрыгивал из окна. Приведенные данные свидетельствуют о том, что к моменту разрыва газового баллончика вся комната [скрыто] была охвачена огнем пожара от совершенного

Красновой поджога. При этом разрыв газового баллончика произошел также в результате поджога, совершенного Красновой.

У суда не имелось оснований подвергать сомнению достоверность показаний потерпевшего [скрыто] а также допрошенных по делу свидетелей, поскольку в судебном заседании не было установлено данных, о заинтересованности кого-либо из них в оговоре осужденной. Не усматривается таких оснований и судебной коллегией.

Решение суда о вменяемости Красновой основано на материалах дела, данных о ее личности, поведении до совершения преступлений, после этого, в конкретной судебно-следственной ситуации, принято судом также с учетом выводов комплексной судебной психолого-психиатрической экспертизы оснований сомневаться в правильности которых не имелось.

Поведение Красновой до совершения преступления, во время его совершения и после этого, как правильно установлено судом свидетельствует о том, что Краснова совершая преступление, действовала осознанно, целенаправленно, то есть осознавала фактический характер и общественную опасность своих действий, и руководила ими, в настоящее время по своему психическому состоянию может нести ответственность за содеянное.

Правильными являются также выводы суда о том, что Краснова во время совершения преступлений не находилась в состоянии физиологического аффекта.

Судом, в том числе, установлено, что образ жизни Красновой, характер ее взаимоотношений с потерпевшими [скрыто] и [скрыто]

характер и причины конфликтных ситуаций возникавших между Красновой и [скрыто] на протяжении длительного времени в течение

которого распивались спиртные напитки, когда они ссорились и мирились,

продолжали распитие спиртного, - не свидетельствуют о возникновении у Красновой физиологического аффекта во время совершения преступлений.

Помимо этого, из исследованных в судебном заседании доказательств усматривается, что Краснова во время совершения преступлений, совершая целенаправленные действия, на убийство потерпевших и уничтожение имущества путем поджога, вступала в словесный контакт с потерпевшими, [скрыто], соседкой [скрыто]

запомнила происшедшее, давала о содеянном показания, которые изменяла в зависимости от избранной позиции защиты.

Вопреки утверждениям в кассационных жалобах, суд в приговоре дал правильную оценку всем исследованным доказательствам, указал, почему одни доказательства признал достоверными и положил в основу приговора, а другие отверг, как недостоверные.

С учетом изложенного следует признать, что тщательный анализ и основанная на законе оценка исследованных в судебном заседании доказательств, в их совокупности, позволили суду правильно установить фактические обстоятельства совершенных Красновой преступлений, прийти к правильному выводу о ее виновности в совершении этих преступлений, а также о квалификации ее действий.

При назначении Красновой наказания, судом в соответствии с требованиями закона учтены характер и степень общественной опасности совершенных ею преступлений, конкретные обстоятельства дела, данные о ее личности, смягчающие и отягчающие обстоятельства.

Назначенное Красновой основное наказание за каждое из совершенных ею преступлений, а также по совокупности преступлений и приговоров соответствует требованиям закона, оснований к его смягчению судебной коллегией не усматривается.

В то же время, дополнительное наказание в виде ограничения свободы подлежит исключению из приговора в отношении Красновой, поскольку определенные ограничения судом не назначены по каждому из преступлений, а назначены лишь по совокупности приговоров.

При таких данных, дополнительное наказание в виде ограничения свободы следует считать не назначенным Красновой.

Помимо приведенных в настоящем определении, иных нарушений уголовно-процессуального закона влекущих изменение приговора, а также нарушений, влекущих отмену приговора по данному уголовному делу не допущено.

Руководствуясь ст. ст. 377, 378, 388 УПК РФ, судебная коллегия

Статьи законов по Делу № 58-О12-13

УК РФ Статья 105. Убийство
УК РФ Статья 167. Умышленные уничтожение или повреждение имущества
УПК РФ Статья 88. Правила оценки доказательств
УК РФ Статья 53. Ограничение свободы
УК РФ Статья 69. Назначение наказания по совокупности преступлений
УК РФ Статья 70. Назначение наказания по совокупности приговоров

Производство по делу

Загрузка
Наверх