Дело № 58-О12-50

Суд Верховный Суд Российской Федерации
Дата решения 18 октября 2012 г., Определение
Инстанция Судебная коллегия по уголовным делам, кассация
Категория Уголовные дела
Докладчик Фролова Людмила Георгиевна
Электронная копия решения Скачать
Решение

Текст итогового документа

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

Дело №58-О12-50

от 18 октября 2012 года

 

председательствующего Зыкина В.Я.

при секретаре Проценко Ю.В.

Рассмотрела в судебном заседании от 18 октября 2012 года дело по кассационным жалобам осужденных Зверева A.C., Татидинова А.Ш., адвокатов Васильевой И.П. и Воронкина К.И., на приговор Хабаровского краевого суда от 4 мая 2012 года, которым

Зверев [скрыто]

ранее не судимый,

осужден:

- по ст. 162 ч.4 п.«в» УК РФ - к 10 годам лишения свободы без штрафа;

- по ст. 105 ч.2 п.п. «а, в, ж, з» УК РФ - к 17 годам лишения свободы.

На основании ст.69 ч.З УК РФ окончательное наказание Звереву А. С. назначено по совокупности преступлений путем частичного сложения наказаний, назначенных ему за каждое преступление в отдельности, в виде 18 лет лишения свободы без штрафа с отбыванием в исправительной колонии строгого режима.

Татидинов [скрыто]

судимый:

- 20 июня 2006 года приговором Центрального районного суда г.Хабаровска по ст. 158 ч.2 п. «о» УК РФ к 2 годам лишения свободы, на основании ст.73 УК РФ, условно, с испытательным сроком 2 года. Постановлением Центрального районного суда г.Хабаровска от 7 июня 2007 года условное осуждение отменено и Татидинов А.Ш. направлен для отбывания наказания в колонию-поселение;

- 25 сентября 2006 года приговором мирового судьи судебного участка [скрыто] Центрального района г.Хабаровска по ст.ст.ЗО ч.З, 158 ч.1 УК РФ к 1 году 6 месяцам лишения свободы, на основании ст. 73 УК РФ, условно, с испытательным сроком 2 года, приговор Центрального районного суда г.Хабаровска от 20 июня 2006 года постановлено исполнять самостоятельно; постановлением мирового судьи судебного участка [скрыто] Центрального района г.Хабаровска от 2 августа 2007 года, условное осуждение Татидинову А.Ш. отменено и он направлен для отбывания наказания в виде лишения свободы в колонию-поселение, постановлением мирового судьи судебного участка [скрыто] Центрального района г.Хабаровска от 3 октября 2007 года, Татидинову А.Ш., на основании ст.70 УК РФ по совокупности приговоров от 20 июня 2006 года и 25 сентября 2006 года к отбытию назначено окончательное наказание в виде лишения свободы сроком 2 года 6 месяцев с отбыванием в колонии-поселении, 20 августа 2009 года освобожден по отбытии наказания из [скрыто] г.Хабаровска;

- приговором Центрального районного суда г.Хабаровска от 1 апреля 2010 года по ст. 158 ч.2 п.«в» УК РФ, ст. 158 ч.2 п.«в» УК РФ, на основании ст.69 ч.2 УК РФ к 3 годам лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима,

осужден:

- по ст. 105 ч.2 п.п. «в, ж, к» УК РФ (в редакции Федерального закона от 21 июля 2004 года №73-Ф3) - к 14 годам лишения свободы.

На основании ст.69 ч.5 УК РФ по совокупности преступлений, путем частичного сложения наказаний, назначенных Татидинову А.Ш. по настоящему приговору и приговору Центрального районного суда г.Хабаровска от 1 апреля 2010 года, назначено Татидинову А. Ш. окончательное наказание в виде 14 лет 4 месяцев лишения свободы с отбыванием в исправительной колонии строгого режима.

Заслушав доклад судьи Фроловой Л.Г., объяснения осужденных Зверева A.C. и Татидинова А.Ш., адвокатов Самарина В.А. и Шевченко Е.М., в поддержание доводов кассационных жалоб, мнение прокурора Лох E.H., полагавшей приговор, как законный и обоснованный оставить без изменения, кассационные жалобы - без удовлетворения, судебная коллегия,

 

установила:

 

согласно приговору Зверев совершил нападение на супругов [скрыто] в целях хищения принадлежавшего им имущества, с

применением насилия, опасного для жизни и здоровья потерпевших, с применением предмета - трости, используемого в качестве оружия, с незаконным проникновением в жилище, с причинением тяжкого вреда здоровью потерпевших, а также в умышленном причинении смерти потерпевшим [скрыто] и [скрыто] заведомо для него

находящимся в беспомощном состоянии, сопряженном с разбоем, а в отношении Щ и группой лиц (с Татидиновым).

Татидинов признан виновным в умышленном причинении смерти потерпевшему Г Щ, заведомо для него находившемуся в

беспомощном состоянии, группой лиц (со Зверевым), с целью скрыть другое преступление.

Преступления совершены 30 сентября 2009 года, при обстоятельствах, приведенных в приговоре.

В кассационных жалобах осужденные Зверев A.C., Татидинов А.Ш., адвокаты Васильева И.П. и Воронкин К.И., не соглашаясь с приговором, утверждают, что материалами дела не опровергнуты доводы осужденных Зверева и Татидинова о том, что они непричастны к совершению преступлений в отношении ТЩ Щ, что Татидинов оговорил себя и

Зверева в совершении преступлений в результате незаконного физического и психологического воздействия на него со стороны оперативных работников и следователя, осужденные в день происшедшего были одеты не в ту одежду, которая была изъята из квартиры Зверева и на которой была обнаружена кровь потерпевших, что при изъятии одежды и проведении экспертиз были нарушены требования УПК РФ, в том числе изымаемые предметы не упаковывались и не опечатывались надлежащим образом, упаковка вскрывалась при неизвестных обстоятельствах, после проведения первоначальной судебно-биологической экспертизы, экспертами на куртках были обнаружены следы крови, не описанные при первоначально проведенной экспертизе. Высказывают предположение, что кровь потерпевших, образцы которой изымались, хранились вместе с куртками осужденных, направлялись вместе с ними для проведения экспертизы, могла попасть на куртки осужденных. Относят к недопустимым доказательствам показания осужденного Татидинова и протокол проверки его показаний на месте совершения преступления, а также заключения экспертиз, выявивших кровь на куртках изъятых в квартире Зверева В том числе, полагают, что основание признать недопустимым доказательством протокол дополнительного допроса в качестве подозреваемого Татидинова от 14 мая 2010 года является не указание в протоколе данных о лице, производившем допрос, отсутствие ссылки о разъяснении сущности подозрений и того, что показания Татидинова могут быть использованы в качестве доказательств по данному делу, указание недостоверных сведений о времени проведения допроса (недостаточное, по мнению защиты, для подробного допроса), а также то, что до допроса опрос Татидинова производили оперативные работники без поручения следователя, в отсутствие адвоката. Считают, что видеозапись с камер наблюдения, зафиксировавшая приход Зверева и Татидинова 30 сентября 2009 года в аптеку, расположенную в доме где проживали потерпевшие, также относится к недопустимым доказательствам, уничтожена намеренно, с целью лишить возможности осужденных подтвердить, что в указанный день они были в другой одежде, нежели это установлено следствием и судом. Находят проведенные следственную и служебную проверки доводов Татидинова о применении к нему недозволенных методов ведения следствия и о причинах порчи диска с указанной видеозаписью формальными, приведшими к ошибочным выводам. Утверждают, что подписи понятых [скрыто] и [скрыто] I удостоверивших ряд важных следственных действий по делу, различаются визуально и поставлены не этими понятыми, а иными, заинтересованными

в исходе дела лицами. Не доверяют выводам судебно-почерковедческой экспертизы об обратном, считают, что она была проведена с исследованием недостаточного материала, полагают, что суд необоснованно отклонил ходатайство стороны защиты о проведении комиссионной судебно-почерковедческой экспертизы. В том числе, считают, что в протоколе осмотра курток после проведения судебно-биологической экспертизы № [скрыто], подписи указанных понятых подделаны, а в протоколе изъятия образцов крови потерпевших - подлинные. Помимо этого, адвокат Воронкина считает, что в ходе выемки образцов крови потерпевших описана одна упаковка, а в заключении экспертизы № [скрыто], куда эти образцы отправлялись для исследования, описана иная упаковка, на этом основании делает вывод, что до направления на экспертизу упаковка вскрывалась. Находят противоречивыми и научно необоснованными выводы проведенных по делу судебно-биологических экспертиз. Считают, что в период предварительного следствия необоснованно отклонялись ходатайства осужденных о проведении очных ставок, об исследовании показаний Татидинова с использованием полиграфа, не проверялись версии о причастности к преступлениям иных лиц. Просят приговор отменить и уголовное дело в отношении Зверева и Татидинова прекратить, либо направить на новое судебное рассмотрение.

В возражениях на кассационные жалобы государственный обвинитель Топтун И.А. и потерпевший [скрыто] просит приговор, как

законный и обоснованный оставить без изменения, кассационные жалобы - без удовлетворения.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационных жалоб, судебная коллегия находит выводы суда о виновности Зверева и Татидинова в совершенных ими преступлениях, основанными на доказательствах, полученных в порядке, установленном законом, всесторонне, полно и объективно исследованных в судебном заседании и получивших оценку суда в соответствии с правилами ст. 88 УПК РФ.

Так, виновность осужденных Зверева и Татидинова в ими содеянном, подтверждается собственными показаниями Татидинова, данными им в ходе дополнительного допроса в качестве подозреваемого от 14 мая 2010 года, в которых он подробно пояснил об обстоятельствах совершенных им и Зверевым преступлений, подтвердил свои показания в ходе их проверки на месте совершения преступления.

Из показаний Татидинова усматривается, что он и Зверев, 30 сентября 2009 года, приобретя в аптеке, расположенной в доме проживания потерпевших шприцы, вошли в подъезд дома и употребили наркотики. Обнаружив, что дверь квартиры в которой проживали Г Щ не заперта, в нее первым зашел Зверев. Услышав из

квартиры крики потерпевшей, Татидинов тоже вошел в квартиру, увидел потерпевшую, которая лежала в прихожей, признаков жизни не подавала, на голове ее была кровь. В его присутствии Зверев нанес потерпевшей один удар тростью в область головы и пошел в комнату. Татидинов также прошел в комнату и увидел, что Зверев наносит удары той же тростью по голове потерпевшего, лежавшего на кровати, нанес не менее 20 ударов. Увидев, что потерпевший еще жив и смотрит на него, он - Татидинов, решил его добить, чтобы тот не смог заявить на него и Зверева и нанес ему со значительной силой тростью не менее 4 ударов в голову. В дальнейшем Зверев показывал ему 2 денежные купюры достоинством по [скрыто] рублей, сказал, что взял их в квартире убитых стариков. Куртку в которую он был одет во время происшедшего, он оставил в квартире Зверева.

Приведенные показания Татидинов подтвердил в ходе их проверки на месте происшествия.

Указанные показания осужденного Татидинова обоснованно признаны судом достоверными, поскольку соответствуют обстоятельствам совершенных преступлений, содержат подробности, неизвестные органам следствия на момент его допроса и подтвердившиеся в дальнейшем, подтверждаются другими доказательствами по делу.

Судом тщательно проверялись и обоснованно признаны не подтвердившимися доводы осужденного Татидинова о его самооговоре и оговоре им Зверева в ходе дополнительного допроса в качестве подозреваемого и в ходе проверки этих показаний на месте происшествия, из-за применения к нему физического и психологического воздействия со стороны оперативных сотрудников, непосредственно перед проведением указанных следственных действий, а также и следователя, в отсутствие адвоката.

Так, из материалов дела усматривается, что Татидинов и до производства указанных следственных действий, в ходе допроса в качестве подозреваемого - 23 апреля 2010 года, в присутствии адвоката, после разъяснения ему существа подозрений и всех предусмотренных законом прав, соответствующих его процессуальному положению, заявлял, что сущность подозрения в том, что он совместно со Зверевым, группой лиц, находясь [скрыто] совершил

убийство [скрыто] и [скрыто] ему понятна, он считает данное

подозрение обоснованным, просит об обстоятельствах дела допросить его позднее, ссылается на то, что проконсультировался с адвокатом (т. 2 л.д. 10-12).

При этом, утверждение в жалобах о том, что Татидинов для дополнительного допроса в качестве подозреваемого был неожиданно для

него оперативными сотрудниками транспортирован из ИКИ [скрыто], где он отбывал наказание по другому приговору, - в ФБУ ИЗ- [скрыто] УФСИН России по [скрыто] краю, противоречит материалам дела,

из которых усматривается, что на момент проведения указанных следственных действий, Татидинов, согласно постановлению следователя от 20 апреля 2010 года (т. 2 л.д. 5), содержался в ФБУ ИЗ-^ УФСИН России по [скрыто] краю.

Как усматривается из ходатайства Татидинова от 14 мая 2010 года, он просит следователя допросить его дополнительно, поскольку он желает дать показания по существу подозрения, об обстоятельствах преступления в котором он подозревается (т. 2 л.д. 18).

Данное ходатайство согласуется с указанием Татидинова в протоколе допроса в качестве подозреваемого от 23 апреля 2010 года о том, что сущность подозрения ему понятна, он считает данное подозрение обоснованным, просит об обстоятельствах дела допросить его позднее.

Собственноручное написание данного ходатайства Татидинов подтвердил и в судебном заседании.

В соответствии со ст. 7 Федерального закона «Об оперативно-розыскной деятельности», основанием для проведения оперативно-розыскных мероприятий, в том числе, является наличие возбужденного уголовного дела.

Как следует из материалов дела, показаний свидетелей [скрыто], [скрыто], поручений следователя (т. 1 л.д. 230,

260), после возбуждения уголовного дела - 3 октября 2009 года, проводились оперативно-розыскные мероприятия на основании поручений следователя [скрыто] в связи с необходимостью установления лиц,

виновных в совершении преступления.

Одним из видов оперативно-розыскной деятельности, в соответствии с законом является опрос.

С учетом приведенных данных, следует признать правильными выводы суда первой инстанции о том, что для проведения опроса оперативными сотрудниками Татидинова 14 мая 2010 года не требовалось нового поручения следователя.

Факт нахождения Татидинова в здании УВД по г. [скрыто] в связи с

опросом его в ходе проведения оперативно - розыскных мероприятий по установлению обстоятельств смерти потерпевших, как правильно

отмечено судом, не свидетельствует о том, что тем самым в отношении него было применено насилие, и не дает оснований для вывода о применении к нему недозволенных методов расследования.

Поскольку проведение оперативно-розыскного мероприятия -устный опрос, не является следственным действием, участие в его производстве адвоката обязательным не является.

Из материалов дела судом установлено, что следственные действия с Татидиновым и Зверевым проводились в установленном законом порядке, в том числе с участием адвоката, в необходимых случаях понятых, протоколы составлены надлежащим образом, подписаны всеми участниками следственных действий, никто из которых не делал замечаний как по процедуре проведения следственных действий, так и по содержанию показаний Татидинова и Зверева.

При этом Татидинову и Звереву разъяснялись предусмотренные уголовно-процессуальным законом права в соответствии с их процессуальным положением, они предупреждались о том, что их показания могут быть использованы в качестве доказательств, в том числе и при последующем отказе от данных показаний, разъяснялось также право, предусмотренное ст. 51 Конституции РФ, не свидетельствовать против самих себя.

При этом, судом обоснованно учтены данные, содержащиеся в заключении судебно-медицинской экспертизы об отсутствии у Татидинова каких-либо телесных повреждений (на лице, голове, туловище, конечностях) в период дачи им показаний, признанных судом достоверными, а также показания свидетеля [скрыто], участвовавшего в качестве понятого в ходе проверки на месте происшествия показаний Татидинова, о том, что Татидинов давал показания добровольно в спокойной обстановке, наводящих вопросов ему не задавалось, каких-либо замечаний по проведению следственного действия он и его адвокат не имели.

Судом выяснялись обстоятельства проведения видеозаписи указанного следственного действия, и обоснованно признаны не противоречащими закону.

Отдельные недостатки имеющиеся в протоколах следственных действий обоснованно признаны судом несущественными и не влекущими признание этих протоколов недопустимыми доказательствами.

В том числе, сам Татидинов не отрицает, что его дополнительный

допрос в качестве подозреваемого проводился следователем [скрыто]

в этом протоколе имеются подписи следователя Ш I в деле

имеется соответствующее постановление, устанавливающее лицо, произведшее этот допрос. При таких данных не указание в протоколе фамилии [скрыто] производившего допрос, судом обоснованно

отнесено к несущественным недостаткам протокола.

То обстоятельство, что следователь [скрыто] получив ходатайство

Татидинова с просьбой допросить его, в устной беседе с ним убедился в том, что Татидинов действительно желает дать показания об обстоятельствах совершенных преступлений, не может быть отнесено к незаконному воздействию на осужденного Татидинова. Поскольку следователь убедившись в намерениях Татидинова дать показания, пригласил адвоката и провел допрос Татидинова в порядке, установленном законом.

С учетом приведенных данных, председательствующий судья пришел к обоснованному выводу о несостоятельности доводов Зверева и Татидинова о самооговоре Татидинова и оговоре им Зверева на предварительном следствии из-за применения к нему незаконных методов расследования.

То, что Татидинов и Зверев, изменяли свои показания, свидетельствует лишь о свободе выбора ими позиции защиты по делу.

Показания осужденного Татидинова, признанные судом достоверными, согласуются с показаниями осужденного Зверева в качестве подозреваемого, в которых он не отрицал, что в день происшедшего вместе с Татидиновым заходил в указанную аптеку, и был именно в той одежде, которая изображена на видеозаписи (после демонстрации ему видеозаписи).

Показания Татидинова о том, что недалеко от места происшествия он и Зверев встретили [скрыто], о характере беседы между Татидиновым и

[скрыто] а также о том, что Татидинов и Зверев после этого пошли в

подъезд дома, в котором проживали потерпевшие, подтвердил свидетель [скрыто], который пояснил, что Татидинов в этот день был одет в кожаную коричневую куртку, во что был одет Зверев он не запомнил, после беседы

с ним Зверев и Татидинов пошли в сторону ул. [скрыто] (в сторону дома

потерпевших).

Свидетель [скрыто] опознал коричневую кожаную куртку, изъятую при обыске у Зверева, как ту, в которую при встрече был одет Татидинов.

Показания Татидинова о том, что он и Зверев перед совершением преступлений заходили в аптеку, расположенную в доме проживания

потерпевших, приобретали необходимые им для введения наркотиков шприцы, подтверждается показаниями сотрудника аптеки, а также данными, свидетельствующими о том, что эти их действия были зафиксированы установленной в аптеке камерой видеонаблюдения.

Из показаний свидетеля [скрыто] (служащего аптеки), судом был

установлен способ получения органами следствия записи камер видеонаблюдения установленных в аптеке, обстоятельства копирования данных с видеорегистратора, установленного в аптеке на жесткий диск.

Свидетель П пояснил, что он случайно увидел, как

оперуполномоченный [скрыто] на компьютере просматривает видеозапись с камер наблюдения аптеки, увидел на экране монитора Зверева и Татидинова, с которыми был знаком, поскольку учился с ними в одной школе, сказал об этом [скрыто]. Запомнил, что Татидинов на записи был одет в куртку коричневого цвета, возможно кожаную, а Зверев в одежду черного цвета.

Как следует из показаний свидетеля Ф Щ, участвовавшего в качестве понятого при просмотре указанной видеозаписи, парень, который был повыше ростом (Зверев) был одет в куртку черного цвета, а парень пониже ростом, худощавый (Татидинов), был одет в кожаную куртку коричневого цвета.

Из материалов дела усматривается, что данный диск с записью был сломан в результате сбоя в компьютерной технике.

Сам факт утраты жесткого диска с указанной записью, не свидетельствует о наличии какой либо личной заинтересованности лиц, производивших расследование в исходе дела.

Служебной проверкой установлено, что жесткий диск с откопированной записью сломался по техническим причинам. С учетом приведенных данных, отсутствия заинтересованности у следствия в утере одного из доказательств по данному делу, у суда не имелось оснований сомневаться в правильности выводов по результатам проверки.

Анализ перечисленных доказательств, позволил суду установить с достоверностью, что Зверев на момент совершения преступлений был одет в черную куртку, а Татидинов в коричневую кожаную куртку, которые и были изъяты по месту жительства Зверева при проведении обыска.

Нарушений уголовно-процессуального закона при проведении обыска судом первой инстанции не установлено, не усматривается таковых и судебной коллегией.

Показания Татидинова о том, что он слышал крики потерпевшей, а когда вошел в прихожую квартиры, увидел, что потерпевшая [скрыто] лежит на полу и о том, что потерпевший [скрыто] при нанесении ему

Статьи законов по Делу № 58-О12-50

УПК РФ Статья 88. Правила оценки доказательств
УК РФ Статья 69. Назначение наказания по совокупности преступлений
УК РФ Статья 70. Назначение наказания по совокупности приговоров
УК РФ Статья 73. Условное осуждение

Производство по делу



Типовые договорыТиповые договоры





Ответы юристовОтветы юристов

Загрузка
Наверх