Дело № 59-АПУ14-2СП

Суд Верховный Суд Российской Федерации
Дата решения 12 февраля 2014 г., Определение
Инстанция Судебная коллегия по уголовным делам, апелляция
Категория Уголовные дела
Докладчик Боровиков Владимир Петрович
Электронная копия решения Скачать
Решение

Текст итогового документа

ВЕРХОВНЫЙ СУД
РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

Дело № 59-АПУ14-2СП

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

 

г. Москва 12 февраля 2014 г.

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе

председательствующегоЧервоткина А. С.,
судейБоровикова В.П., Ведерниковой О.Н.,

с участием оправданного Иващенко Д.А., адвоката Шевченко Е.М., прокурора Шаруевой М.В., при секретаре Ивановой А.А. рассмотрела в судебном заседании апелляционное представление государственного обвинителя Сыч С.Н. на приговор Амурского областного суда от 17 октября 2013 года, которым ИВАЩЕНКО Д А ранее судимый, оправдан по п. «в» ч. 4 ст. 162 и п. «з» ч. 2 ст. 105 УК РФ в соответствии с пп. 2, 4 ч. 2 ст. 302 УПК РФ на основании оправдательного вердикта коллегии присяжных заседателей ввиду его непричастности к совершению преступлений.

За ним признано право на реабилитацию и разъяснён порядок возмещения вреда.

Заслушав доклад судьи Боровикова В.П., объяснения оправданного Иващенко Д.А. и адвоката Шевченко Е.М., возражавших против удовлетворения апелляционного представления, выступление прокурора Шаруевой М.В., полагавшей отменить приговор по доводам апелляционного представления и направить дело на новое судебное разбирательство, судебная коллегия

установила:

органами предварительного следствия Иващенко Д.А. предъявлено обвинение в том, что 26 июня 2012 г. он, используя нож в качестве оружия, совершил разбойное нападение на продуктовый магазин, расположенный по адресу: принадлежащий индивидуальному предпринимателю Б В ходе разбойного нападения он причинил тяжкий вред здоровью потерпевшей К (продавщица магазина) и совершил убийство Б выбежавшего из подсобного помещения магазина на крик продавщицы.

Присяжные заседатели дали отрицательный ответ на 2-й основной вопрос, а поэтому суд оправдал Иващенко Д.А. ввиду его непричастности к совершению преступлений.

В апелляционном представлении государственный обвинитель Сыч С.Н. ставит вопрос об отмене приговора в связи с допущенными нарушениями норм уголовно-процессуального закона и о направлении дела на новое судебное разбирательство, ссылаясь при этом на то, что в нарушение требований чч. 7, 8 ст. 335 УПК РФ подсудимый Иващенко Д.А. довёл до сведения присяжных заседателей информацию об отсутствии у него корыстного мотива на совершение разбойного нападения, так как он материально обеспечен, курил дорогие сигареты, поскольку ему помогали бабушка и другие родственники.

По утверждению Иващенко Д.А., он жил в г. у своих знакомых, которые также оказывали ему помощь.

Иващенко Д.А. неоднократно говорил в присутствии присяжных заседателей о том, что ему ничего нельзя говорить, так как ему запретили.

При этом автор апелляционного -представления высказывает суждение о том, как следует понимать последнюю фразу подсудимого. Нужно подразумевать, в частности, «и факты нарушения требований закона в отношении него в процессе предварительного расследования, вследствие которых он вынужден был дать признательные показания. Указанными сведениями присяжные заседатели были введены в заблуждение стороной защиты, а сторона обвинения не имела возможности опровергнуть эти ложные сведения».

В апелляционном представлении приведены и другие доводы.

Государственный обвинитель Сыч С.Н. указала, что «...стороной защиты предпринимались попытки довести до сведения присяжных заседателей информацию о том, что свидетели обвинения заинтересованы в сотрудничестве со стороной обвинения, делались попытки опорочить действия следователя.

Так, и подсудимый Иващенко Д.А., и его защитник Степаненко Е.А. в процессе судебного заседания неоднократно указывали на недопустимость и недостоверность показаний свидетелей, допрошенных под псевдонимами. В своей судебной речи в прениях защитник Степаненко Е.А. прямо указала, что «если бы у стороны обвинения были достаточные доказательства виновности подсудимого, в деле не появились бы «залегендированные» свидетели».

«Вместе с тем необходимо отметить, что показания свидетелей под псевдонимами У и С не только имеют существенную доказательственную базу, они подтверждаются показаниями других свидетелей по уголовному делу, взаимно дополняются, опровергают алиби подсудимого, выдвинутое в судебном заседании».

В прениях защитник Иващенко Д.А. - Степаненко Е.А. обратилась к присяжным заседателям со следующими словами: «Надеюсь, что Вы, уважаемые присяжные заседатели, вынесете справедливый вердикт. Иващенко Д.А. не окажется в списке невинно осуждённых, как это было уже неоднократно, когда за преступления Андрея Чикатило было осуждено невинных человек...» (протокол судебного заседания лист 303).

«Председательствующим по уголовному делу незамедлительно защитнику было сделано замечание и обращено внимание на «некорректное сравнение и указание на обстоятельство, не имеющее отношения к уголовному делу». Далее председательствующий обратился к присяжным заседателям со словами: «Уважаемые присяжные заседатели! Ссылки на то, что когда-то по другим уголовным делам допускались судебные ошибки, являются указанием на обстоятельства, не имеющие отношения к разрешению настоящего уголовного дела и не должны учитываться вами и не должны влиять на ваше мнение при вынесении вердикта» (протокол судебного заседания лист 303)».

«Несмотря на то, что председательствующим были приняты исчерпывающие меры к разъяснению присяжным заседателям законодательства, у них, безусловно, отложилась в памяти информация, которая до них не должна быть доведена. Они уяснили, что имели место случаи (далеко не единичные), когда на скамье подсудимых по вине правоохранительных органов оказывались невиновные. Указанные обстоятельства не могли не повлиять на мнение присяжных при постановлении вердикта».

По мнению Сыч С.Н., защитник Степаненко Е.А. в очередной раз сделала «намёк на фальсификацию доказательств».

Это выразилось в следующем. В своей речи она сообщила об отсутствии достаточных доказательств виновности её подзащитного.

При этом она указала, что «... если бы по делу было достаточно доказательств, то по уголовному делу не появились бы лица под псевдонимами, которые дают показания, якобы совпадающие с показаниями других свидетелей».

Кроме того, автор апелляционного представления не оставила без внимания последующие за высказыванием защитника действия председательствующего, который указал на то, что «Такое высказывание может быть истолковано как намёк на фальсификацию доказательств, а поэтому Вы, уважаемые присяжные заседатели, не должны принимать его во внимание. Все доказательства по делу проверялись судом, доказательства, которые были признаны недопустимыми, исключены из числа представляемых Вам доказательств» (310-311 листы протокола судебного заседания).

Указанные выше нарушения, как считает государственный обвинитель Сыч С.Н., повлияли на формирование у присяжных заседателей мнения о невиновности Иващенко Д.А. В возражениях на апелляционное представление оправданный Иващенко Д.А. приводит суждения относительно несостоятельности позиции его автора.

Проверив материалы уголовного дела, обсудив доводы апелляционного представления, а также возражения на него, судебная коллегия считает необходимым приговор оставить без изменения, а апелляционное представление - без удовлетворения.

Согласно ч. 1 ст. 389-25 УПК РФ оправдательный приговор может быть отменён по представлению прокурора лишь при наличии таких существенных нарушений уголовно-процессуального закона, которые, в том числе (применительно к доводам апелляционного представления), повлияли на содержание данных присяжными заседателями ответов.

С учётом указанных положений (несмотря на требования ч. 1 ст. 389-19 УПК РФ) законность оспариваемого приговора проверяется в апелляционном порядке исключительно по доводам апелляционного представления.

Судебная коллегия не может согласиться с суждениями автора апелляционного представления, некоторые из которых носят произвольный, неконкретизированный характер.

Доведение подсудимым до присяжных заседателей информации о том, что он материально обеспечен, курил дорогие сигареты, ему помогали бабушка и другие родственники не свидетельствует о нарушении положений чч. 7, 8 ст. 335 УПК РФ.

Иващенко Д.А. предъявлено обвинение в совершении корыстного преступления - разбойного нападения, в ходе которого он причинил тяжкий вред здоровью продавщицы магазина и убил предпринимателя Б Предъявленное обвинение имеет тесную взаимосвязь с точки зрения объяснения причин, в силу которых -совершаются преступления. Озвучивая изложенную выше информацию, подсудимый Иващенко Д.А. утверждал, что у него не было оснований для совершения корыстного преступления.

Запрет на доведение подобной информации до присяжных заседателей фактически свидетельствовал бы о нарушении права подсудимого на защиту.

Не соответствует действительности довод государственного обвинителя о том, что Иващенко Д.А. неоднократно информировал присяжных заседателей о том, что ему «ничего нельзя им говорить, всё запретили говорить».

Из протокола судебного заседания усматривается, что в ходе судебных прений подсудимый высказал суждение о своих первоначальных показаниях, «...которые были даны им». При этом он пояснил о том, что «по закону он не может много сказать», но в то же время он отметил противоречивость его показаний с показаниями потерпевшей и приведённых государственным обвинителем суждений.

Изложенное выше не свидетельствует о совершении подсудимым противоправных действий. Фактически он дал соответствующую оценку показаниям и выразил своё несогласие с позицией государственного обвинителя.

При таких обстоятельствах нельзя согласиться с доводом автора апелляционного представления о том, что приведённую выше фразу подсудимого необходимо оценивать с позиции наличия у Иващенко Д.А. желания опорочить доказательства.

В апелляционном определении указано на то, что (суждение его автора) «...при этом было понятно, что под этими словами подразумеваются, в частности, и факты нарушения требований закона в отношении него в процессе предварительного расследования, вследствие которых он вынужден был дать признательные показания» (по тексту).

С очевидностью следует, что данный довод - это лишь предположение автора апелляционного представления.

Не основано на протоколе судебного заседания утверждение государственного обвинителя о том, что предпринимались попытки довести до сведения присяжных заседателей информацию о заинтересованности свидетелей обвинения в сотрудничестве со стороной обвинения, делались попытки опорочить действия следователя, подсудимый и его защитник неоднократно указывали на недопустимость и недостоверность показаний свидетелей, допрошенных под псевдонимами.

Вместе с тем не указано, в чём же выражались указанные выше «попытки».

В судебных прениях адвокат Степаненко Е.А. указала, что «если бы у стороны обвинения были достаточные доказательства виновности подсудимого, в деле не появились бы залегендированные свидетели».

Судебная коллегия считает, что в данном случае необходимо вести речь о соблюдении защитником положений ч. 1 ст. 88 УПК РФ - с учётом требований ст. 53 УПК РФ - с точки зрения оценки имеющихся по делу доказательств не только с позиции их достоверности, но и достаточности для принятия присяжными заседателями соответствующего решения.

Как следует из протокола судебного заседания (т. 10 л.д. 96), адвокат Степаненко Е.А., обращаясь к присяжным заседателям с просьбой о вынесении справедливого вердикта, высказала пожелание, чтобы «Иващенко Д.А. не оказался в списке невинно осуждённых, как это было уже неоднократно, когда за преступление Андрея Чикатило было осуждено невинных человек...». Председательствующий прервал речь защитника в связи с тем, что последнее высказывание не имеет отношения к настоящему уголовному делу.

При этом он обратился к присяжным заседателям с просьбой о том, чтобы они не принимали во внимание данную информацию при вынесении вердикта.

Судебная коллегия считает, что приведённые в апелляционном представлении доводы не свидетельствуют о наличии существенных нарушений уголовно-процессуального закона в ходе судебного разбирательства, повлиявших на мнение присяжных заседателей при вынесении оправдательного вердикта.

Руководствуясь ст. 389-13, 389-20, 389-28, 389-33 и 389-35 УПК РФ, судебная коллегия

определила:

приговор Амурского областного суда от 17 октября 2013 года в отношении Иващенко Д А оставить без изменения, а апелляционное представление - без удовлетворения.

Приговор и апелляционное определение могут быть обжалованы в порядке надзора в Президиум Верховного Суда Российской Федерации в течение одного года со дня их вступления в законную силу.

Председательствующий Судьи

Статьи законов по Делу № 59-АПУ14-2СП

УК РФ Статья 105. Убийство
УПК РФ Статья 53. Полномочия защитника
УПК РФ Статья 88. Правила оценки доказательств
УПК РФ Статья 302. Виды приговоров
УПК РФ Статья 335. Особенности судебного следствия в суде с участием присяжных заседателей

Производство по делу



Типовые договорыТиповые договоры





Ответы юристовОтветы юристов

Загрузка
Наверх