Дело № 59-О06-23

Суд Верховный Суд Российской Федерации
Дата решения 24 мая 2007 г., Определение
Инстанция Судебная коллегия по уголовным делам, кассация
Категория Уголовные дела
Докладчик Коннов Вячеслав Сергеевич
Электронная копия решения Скачать
Решение

Текст итогового документа

ВЕРХОВНЫЙ СУД
РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

Дело № 59-О06-23

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

 

г. Москва 24 мая 2007 г.

 

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего Глазуновой Л.И.
судей Коннова В.С. и Русакова В.В.

рассмотрела в судебном заседании от 24 мая 2007 года кассационное представление государственного обвинителя Неговора Д.С, кассационные жалобы осужденных Комарова В.П., Кузнецова Д.С. и Мишаниной Г.А. на приговор Амурского областного суда от 23 июня 2006 года, которым КОМАРОВ В П ранее судимый: - 13сентября 2005 года по п.п. «б,в» ч.2 ст. 158 УК РФ к двум годам лишения свободы условно с испытательным сроком в два года; -19 октября 2005 года по п.п. «а,б» ч.2 ст. 158 УК РФ к двум годам лишения свободы условно с испытательным сроком в один год; - 31 сентября 2005 года по п.п. «а,б» ч.2 ст. 158 и ч.1 ст. 150 УК РФ к трем годам лишения свободы условно с испытательным сроком в два года; - 8 ноября 2005 года по ч.З ст. 158 УК РФ к двум годам лишения свободы; - 10 ноября 2005 года по п.п. «а,б» ч.2 ст. 158 ич.1 ст. 150 УК РФ к двум годам шести месяцам лишения свободы условно с испытательным сроком в один год; - 11 ноября 2005 года по ч.З ст. 158, ч.4 ст. 150 УК РФ к пяти годам двум месяцам лишения свободы; - 11 ноября 2005 года по п.п. «а,б» ч.2 ст. 158 УК РФ с применением ч 5 ст. 69 УК РФ - к пяти годам шести месяцам лишения свободы; - 5 июня 2006 года по п.п. «а,б,в» ч.2 ст. 158 УК РФ с применением ч.5 ст 69 УК РФ - к шести годам лишения свободы, осужден: по п. «а» ч.З ст. 226 УК РФ - к семи годам лишения свободы; по п.п. «а,б» ч.2 ст. 158 УК РФ - к трем годам лишения свободы; по п. «в» ч.4 ст. 162 УК РФ - к десяти годам лишения свободы; по п. «з» ч.2 ст. 105 УК РФ - к шестнадцати годам лишения свободы; по совокупности преступлений на основании ч.З ст. 69 УК РФ - к восемнадцати годам лишения свободы; на основании ч.5 ст. 69 УК РФ - к двадцати годам лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

Постановлено приговоры от 13 сентября, 19 октября, 31 октября, 10 ноября 2005 года в отношении Комарова В.П. исполнять самостоятельно; КУЗНЕЦОВ Д С ранее судимый: - 23 апреля 2004 года по п. «а» ч.2 ст. 161 УК РФ к одному лишения свободы условно с испытательным сроком в один год; - 12 мая 2004 года по п. «б» ч.2 ст. 158 УК РФ к одному году лишения свободы условно с испытательным сроком в один год, - 4 мая 2005 года по ч.1 ст. 158 УК РФ к одному году лишения свободы условно с испытательным сроком в шесть месяцев; -17 октября 2005 года по п. «а» ч.2 ст. 166 УК РФ с применением ст. 70 УК РФ к двум годам шести месяцам лишения свободы; - 8 ноября 2005 года по ч.З ст. 158 УК РФ с применением ч.5 ст. 69 и ст. 70 УК РФ к двум годам девяти месяцам лишения свободы, - осужден.

по п. «а» ч.З ст. 226 УК РФ - к шести годам лишения свободы; по п.п. «а,б» ч.2 ст. 158 УК РФ - к двум годам лишения свободы; по ч.5 ст. 33 и п. «в» ч.4 ст. 162 УК РФ - к восьми годам лишения свободы; по ч.5 ст. 33 и п. «з» ч.2 ст. 105 УК РФ - к двенадцати годам лишения свободы; »л,.,. по совокупности преступлений: на основании ч.З ст. 69 УК РФ - к четырнадцати годам лишения свободы; на основании ч.5 ст. 69 УК РФ - к пятнадцати годам лишения свободы; по совокупности приговоров на основании ст. 70 УК РФ - к пятнадцати годам шести месяцам лишения свободы в исправительной колонии строгого режима; МИШАНИНА Г А осуждена: по ч.5 ст. 33 и п. «в» ч.4 ст. 162 УК РФ - к восьми годам лишения свободы; по ч.5 ст. 33 и п. «з» ч.2 ст. 105 УК РФ - к двенадцати годам лишения свободы; по совокупности преступлений на основании ч.З ст. 69 УК РФ - к тринадцати годам лишения свободы в исправительной колонии общего режима.

Признаны виновными и осуждены: - Комаров В.П. и Кузнецов Д.С. - за хищение огнестрельного оружия - охотничьего ружья «ИЖ-18Е» 28-ого калибра и боеприпасов - 5 патронов к нему, совершенное примерно 20 августа 2005 года группой лиц по предварительному сговору; - за кражу имущества железной дороги на сумму руб. коп., совершенную 24 августа 2005 года группой лиц по предварительному сговору и с незаконным проникновением в помещение; - Комаров В.П. - за разбойное нападение на Ю , совершенное 24 августа 2005 года с применением оружия и с причинением тяжкого вреда здоровью; - за убийство Ю , совершенное 24 августа 2005 года и сопряженное с разбоем; - Кузнецов Д.С. и Мишанина Г.А. - за пособничество Комарову В.П. в разбойном нападении на Ю ., совершенном с применением оружия и с причинением тяжкого вреда здоровью; - за пособничество Комарову В.П. в убийстве Ю , сопряженном с разбоем. Преступления совершены ими при обстоятельствах, установленных приговором.

Заслушав доклад судьи Коннова В.С, выступление прокурора Филимонова А.И., поддержавшего кассационное представление частично - в части зачета срока содержания под стражей в срок наказания Кузнецову, объяснения осужденного Комарова В.П., поддержавшего свою кассационную жалобу по изложенным в ней основаниям, судебная коллегия

установила:

В кассационном представлении государственный обвинитель Неговора Д.С. просит изменить приговор и дополнить его резолютивную часть указанием о назначении наказания Комарову по п. «а» ч.З ст. 226 и п. «в» ч.4 ст. 162 УК РФ; Кузнецову - по п. «а» ч.З ст. 226 и ч.5 ст. 33 и п. «в» ч.З ст. 162 УК РФ и Мишаниной - по ч.5 ст. 33 и п. «в» ч.4 ст. 162 УК РФ - без штрафа, а также засчитать время содержания Кузнецова под стражей в срок наказания - с 27 по 29 августа 2005 года.

В кассационных жалобах: - осужденный Комаров В.П. просит смягчить ему наказание, ссылаясь на признание вины, искренность раскаяния, молодой возраст, свое трудное детство и наличие у него дочери; - осужденный Кузнецов Д.С. просит изменить приговор и смягчить ему наказание, ссылаясь на свой молодой возраст, наличие у него малолетнего ребенка, 25 июня 2003 года рождения, на то, что он был единственным кормильцем в семье, а его мать - больная и нетрудоспособная. Кроме того, Кузнецов ссылается на полное признание им вины и раскаяние, однако отрицает наличие умысла на убийство.

В возражениях осужденная Мишанина Г.А. и государственный обвинитель Бурсянин В.П. считают доводы жалобы осужденного Кузнецова несостоятельными; - осужденная Мишанина Г.А. просит отменить приговор, ссылаясь на то, что она убийства и разбоя не совершала, а участвовала в преступлении вынужденно. Комаров и Кузнецов угрожали ей расправой, а Кузнецов угрожал убийством, если она не поможет им в нападении. Утверждает о применении к ней незаконных методов расследования, о неправильной оценке ее показаний, о чрезмерной строгости назначенного ей наказания.

Проверив материалы дела и обсудив доводы кассационных представления и жалоб и возражений на жалобу осужденного Кузнецова, судебная коллегия находит приговор в отношении Комарова и Мишаниной - законным, обоснованным и справедливым, а в отношении Кузнецова - подлежащим изменению по следующим основаниям.

Виновность Комарова, Кузнецова и Мишаниной в содеянном ими подтверждается материалами дела, а виновность Комарова - в содеянном, виновность Кузнецова - в хищении огнестрельного оружия, боеприпасов и в краже имущества - и не оспаривается в жалобах.

Квалификация действий: Комарова - п. «а» ч.З ст. 226, п.п. «а,б» ч.2 ст. 158, п. «в» ч.4 ст. 162 и п. «з» ч.2 ст. 105 УК РФ; Кузнецова - по п. «а» ч.З ст. 226 и п.п. «а,б» ч.2 ст. 158 УК РФ - по указанным в приговоре признакам является правильной.

Судом проверялись доводы о применении к Мишаниной незаконных методов расследования, эти доводы не подтвердились и правильно отвергнуты судом с указанием в приговоре мотивов принятого решения.

Доводы жалоб осужденных Кузнецова и Мишаниной об отсутствии предварительного сговора на разбойное нападение и убийство водителя, перегонявшего машину, являются несостоятельными и противоречат материалам дела.

Так, свидетель К , сестра осужденного Кузнецова, поясняла в судебном заседании, что примерно за две недели до убийства перегонщика Мишанина приехала в и рассказала ей, что Кузнецов и Комаров задумали убить перегонщика. Поздно вечером 24 августа 2005 года Мишанина вновь приехала в и рассказала ей, что Комаров и Кузнецов убили перегонщика. При этом Мишанина сообщила ей, что Комаров и Кузнецов украли ружье в зимовье «Г ». Во время преступления Комаров с ружьем сидел «на крыше», Кузнецов по рации сообщал о движении машин по дороге, а она - остановила машину. Мишанина сказала, что водителя убили, чтобы уехать в .

Из приведенных показаний свидетеля К следует, что до происшедшего Мишаниной было известно о намерении Кузнецова и Комарова совершить убийство, а также - об участии ее в преступлении с распределением ролей.

Свидетель К , мать осужденного Кузнецова, дала аналогичные показания об обстоятельствах совершения преступлений, известных ей из рассказа Мишаниной. Кроме того, она поясняла, что как сообщила Мишанина, после того, как Комаров убил водителя, они увезли машину в лес, они хотели забрать машину и деньги, но приехал брат убитого, они испугались и убежали.

Свидетель Д также поясняла, что когда к ней пришел Кузнецов, то он рассказал, что с Комаровым и Мишаниной они убили перегонщика. Как сообщил Кузнецов, ружье они взяли у «Г ». Мишанина остановила машину, а Комаров убил водителя.

Свидетель Д в ходе предварительного следствия пояснял, что в середине лета Кузнецов предлагал Комарову напасть на «перегонщика», бросить на дорогу колючую проволоку, а когда водитель выйдет, «оглушить» его палками, чтобы забрать деньги. Комаров говорил, что ему нужна машина, чтобы куда-то ехать. Комаров и Кузнецов, поспорив, решили с колючей проволокой на дорогу не идти. Комаров и Кузнецов искали в лесу ружье какого-то «Г ».

Подсудимый Кузнецов подтвердил, что он и Комаров в присутствии Д вели разговор о совершении разбойного нападения на водителя.

Обвиняемая Мишанина при ее допросе 2 сентября 2005 года с участием адвоката Пятак А.Б. поясняла, что в начале августа 2005 года у Комарова появилась идея убить «перегонщика», завладеть имуществом, чтобы уехать, поскольку Комаров находился в розыске и его все равно посадят. Тогда они начали обдумывать, как совершить такое нападение. Но так как не было оружия, то это сделать было сложно. Впоследствии, когда они нашли ружье, то вернулись к этой идее. Ей они предложили, чтобы она остановила «перегонщика», который ехал один, завела его в их дом на р. , и там парни убьют его, завладеют его имуществом и они уедут из района. Примерно 20-21 августа 2005 года она остановила перегонщика легковой машины, поехала с ним и увидела лежавший рядом с водителем автомат. Когда они остановились и она зашла в дом, то несмотря на слова Комарова, чтобы она завела водителя в дом и тот его убьет, она сказала Комарову и Кузнецову, чтобы они не убивали этого «перегонщика», так как у него имеется автомат, а в доме находится покосчик Н .

В тот же день они решили еще раз попробовать остановить «перегонщика» и убить его. Кузнецов находился за переездом и по рации сообщал Комарову о движении машин, а Комаров говорил ему, какие машины можно останавливать. Остановить машину они не смогли, поскольку те ехали в составе колонн. Около 1 часа ночи подъехала «иномарка», на крыше с ружьем сидел Комаров. Когда она вошла в дом, то туда же зашли Кузнецов и Комаров, и Кузнецов спрашивал у Комарова, будет ли тот стрелять в «перегонщика», а Комаров говорил, что боится в темноте промахнуться, но стрелять надо. В итоге «перегонщик» уехал. 14 августа 2005 года она «на совершение преступления пошла», поскольку хотела помочь Комарову, который просил ее помочь ему уехать из , а также из-за того, что они все вместе решили это сделать и распределили между собой роли.

Подозреваемый Кузнецов Д.С. давал аналогичные показания и дополнительно пояснял, что когда в начале августа 2005 года Комаров высказал идею о том, что можно убить «перегонщика», забрать его имущество и уехать, то Мишанина заявила, что уехать можно в г. к ее родственникам.

После того, как они приобрели ружье, то поняли, что теперь можно совершить убийство «перегонщика» и забрать его имущество, все это они осуждали вместе с Мишаниной, распределяли между собой роли. Он сразу же сказал, что стрелять не будет, поскольку боится, а Комаров сказал, что стрелять будет он, так как ему все равно, он находится в розыске и его все равно посадят, а так есть шанс скрыться и он готов на убийство. Мишанина сказала, что она сможет только остановить машину, но больше ничего делать не будет. Он (Кузнецов) должен был перегнать машину и перевезти труп в лес и закопать. Это все они обсуждали совместно, кто что смог бы сделать.

Примерно 20 августа 2005 года, когда у них были рация и когда Мишанина остановила машину, сидела в кабине с водителем, а затем - в доме поставила греться воду, то Мишанина сообщила им, что водитель намерен помыться, что у него нет с собой оружия, он один, и спрашивала у Комарова, собирается ли тот стрелять, на что тот ответил утвердительно. Когда водитель все же уехал, Мишанина заявила, что она больше не будет останавливать машины, потому что Комаров не стреляет и «все зря». Комаров ответил, что он побоялся стрелять, так как было темно и он мог промахнуться.

24 августа 2005 года они решили еще раз напасть на «перегонщиков».

Мишанина должна была остановить «перегонщика», попросил его довезти ее до ст. , а когда она должна была обходить машину, чтобы сесть в кабину, Комаров должен был выстрелить в «перегонщика».

Аналогичные показания Кузнецов давал и при его допросе в качестве обвиняемого 4 апреля 2006 года.

Отрицая инициативу нападения на водителя и его убийства, в остальной части обвиняемый Комаров 10 сентября 2005 года давал аналогичные показания. Он уточнял, что завладев ружьем, они вместе с Мишаниной обсуждали нападение на водителя с его убийством, распределяли между собой роли. Они совместно обсуждали, кто что смог бы сделать. Примерно 20 августа 2005 года, когда Мишанина остановила малину, водитель которой намеревался помыться, то она говорила, что стрелять в него нужно будет, когда тот будет уходить. Когда водитель находился в доме, он предлагал Кузнецову взломать машину и обокрасть ее, но тот заявлял, что нужно убивать водителя и машину забрать. Кузнецов также говорил, чтобы он сидел возле машины и выстрелил в водителя, когда тот подойдет. Когда он все же не выстрелил и водитель уехал, то Мишанина выговаривала ему, что он храбрый только на словах, а на самом деле не может ничего сделать. 24 августа 2005 года они решили еще раз напасть на «перегонщиков». Их действия были аналогичными. Мишанина должна была остановить «перегонщика», попросить его довезти ее до ст. , и когда она будет обходить машину, чтобы сесть в кабину, он должен был выстрелить в «перегонщика». В дальнейшем Кузнецов по рации сообщил, что едет грузовик - «перегонщик», чтобы они (он и Мишанина) его останавливали и стреляли. Он предупредил об этом Мишанину. Когда этот грузовик подъехал, Мишанина помахала рукой, он остановился около нее, они стали разговаривать, он выстрелил.

Изменению подсудимыми Комаровым, Кузнецовым, Мишаниной показаний суд дал надлежащую оценку, правильно исходя из соответствия их друг другу и другим доказательствам.

Потерпевший Ю ., брат убитого, ехавший впереди него, пояснял, что когда он притормозил около стоявшей у здания девушки, та попросила ее подвезти и назвала какое-то место, но он сказал, что туда не поедет. После этого девушка попросила у него сигарету, на что он ответил, что сигареты у него нет, и он уехал.

Протоколом подтверждается опознание Ю в Мишаниной указанной девушки.

Приведенные показания Ю свидетельствуют, что Мишанина первоначально просила его отвезти ее в названное место, что соответствует приведенным показаниям Кузнецова и Комарова в ходе предварительного следствия.

Виновность Кузнецова и Мишаниной подтверждается и другими, имеющимися в деле, приведенными в приговоре, доказательствами.

Анализ имеющихся доказательств позволил суду прийти к правильному выводу о наличии у Кузнецова, Мишаниной и Комарова предварительного сговора на разбойное нападение на водителя автомашины и его убийство и о совершении этих преступлений с распределением ролей.

Об этом же свидетельствует совместный и согласованный характер действий осужденных при совершении преступлений.

Ссылка в жалобе осужденной Мишаниной на неправильную оценку ее записок к соучастникам - несостоятельна. Так, как видно из записок, она указывала, в том числе: «...В , извини меня и что я даю такие показания ... но мне так выгодней ... Главное, В , вы должны подтвердить, что я ни о чем и ничего не знала ... главное, не вплетай меня в этой дело ... В ... на очную ставку и со мной соглашайся .. я тебя умоляю, помоги мне уйти на волю, я помогу тебе».

Доводы осужденной Мишаниной о том, что она вынужденно участвовала в преступлениях, поскольку Комаров и Кузнецов ей угрожали расправой, а Кузнецов угрожал убийством, если она не поможет ему в нападении на «перегонщика», - являются несостоятельными и противоречат материалам дела.

Из приведенных показаний Комарова и Кузнецова следует, что сама Мишанина участвовала в разработке плана совершения преступлений, вызвалась остановить машину (в целях нападения на водителя и его убийства), упрекала Комарова в том, что тот не стрелял в водителя, который заходил помыться; сама Мишанина не отрицала, что она «на совершение преступления пошла», чтобы помочь Кузнецову, который просил ее помочь ему уехать из , а также из-за того, что они все вместе решили это сделать и распределили между собой роли.

Мишанина также поясняла, что когда Комаров посылал ее останавливать машину, он ей физической расправой не угрожал (т.1 л.д. 44).

Подсудимая Мишанина поясняла, что убийством ей угрожал Комаров, когда после убийства водителя она уезжала в , и эта угроза обуславливалась тем, если она сообщит о происшедшем в милицию. Таким образом, указанная ею угроза не вынуждала ее участвовать в преступлениях, в преступлениях она участвовала добровольно и совершала при этом активные действия.

В отношении Кузнецова Мишанина поясняла в судебном заседании, что между ними были нормальные отношения (т.5 л.д. 77). Подсудимая Мишанина не отрицала, что в записках Комарова она называла «солнышко мое», утверждала, что она - его навеки (т. 5 л.д. 78).

Тщательно исследовав обстоятельства дела и правильно оценив доказательства в их совокупности, суд пришел к обоснованному выводу о доказанности вины Кузнецова и Мишаниной в пособничестве Комарову: в разбойном нападении с применением оружия и с причинением тяжкого вреда здоровью и в убийстве Ю , сопряженном с разбоем - и верно квалифицировал действия каждого из них по ч.5 ст. 33 и п. «в» ч.4 ст. 162, ч.5 ст. 33 и п. «з» ч.2 ст. 105 УК РФ по указанным в приговоре признакам.

Ссылка в жалобе осужденной Мишаниной на то, что лично она имущество Ю не похищала и не продавала, не влияет на квалификацию ее действий, поскольку она признана не исполнителем, а пособником Комарова в разбое. Кроме того, разбой считается оконченным преступлением с момента нападения, независимо вообще от похищения имущества.

Наказание Комарову, Кузнецову и Мишаниной назначено в соответствии с требованиями закона, с учетом целей наказания, установленных ч.2 ст. 43 УК РФ, данных о личности виновных, влияния назначенного наказания на их исправление и всех конкретных обстоятельств дела.

Комарову и Кузнецову по п. «а» ч.2 ст. 226 УК РФ, Кузнецову - по п.п. «а,б» ч.2 ст. 158 УК РФ - назначено наказание, близкое к минимально возможному, а Кузнецову и Мишаниной по ч.5 ст. 33 и п. «в» ч.4 ст. 162 УК РФ - минимальное возможное наказание, установленное санкцией.

С учетом частичного признания подсудимыми Комаровым и Кузнецовым своей вины (они отрицали умысел на хищение оружия и радиостанций; Комаров отрицал наличие у него умысла на убийство, а Кузнецов отрицал сговор и пособничество на убийство), доводов жалобы осужденного Кузнецова, отрицающего наличие предварительного сговора на убийство, разбой, ссылки в их жалобах на полное признание вины и чистосердечность раскаяния в содеянном несостоятельны.

В материалах дела отсутствуют данные о том, что мать осужденного Кузнецова - К , , нетрудоспособна и в подтверждение этой ссылки Кузнецовым никаких документов не представлено.

Как установлено по делу, Кузнецов не работал. Свидетель К поясняла, что сожительствовавшим Кузнецову и Мишаниной она давала продукты и им помогала мать Мишаниной.

Из характеристик следует, что Кузнецов длительное время не имеет постоянного места работы, склонен к употреблению спиртных напитков.

При таких данных ссылка в жалобе Кузнецова на то, что он (неработавший) являлся единственным кормильцем в семье, а его мать - нетрудоспособна, материалам дела не соответствует.

Также несостоятельной является его ссылка на нахождение на его иждивении малолетнего ребенка - М , . Из материалов дела следует, что детей у Кузнецова не имеется, он не зарегистрирован отцом какого-либо ребенка. В возражениях осужденная Мишанина указывает, что Кузнецов ее дочь не содержал и не воспитывал. Возраст Комарова и Кузнецова суду был известен, однако их возраст не предусмотрен ч.1 ст. 61 УПК РФ в качестве обстоятельства, смягчающего наказание.

Как видно из материалов дела, Комаров не записан (не зарегистрирован) отцом дочери Е , о чем он и сам пояснял. Из характеристик следует, что Комаров длительное время не имеет постоянного места работы, лишь в 2005 году он около 3-х месяцев работал в ФГУ ДЭП , откуда был уволен, он имеет склонность к употреблению спиртных напитков. Подсудимый Комаров пояснял, что ребенок живет с матерью Е в пос. , он с ними не проживал, как перестал работать, он им никакой помощи не оказывал. При таких данных ссылка на наличие у Комарова дочери - не соответствует материалам дела.

Назначенное Комарову, Кузнецову и Мишаниной наказание является справедливым, соразмерным содеянному самими ими и оснований к его смягчению не имеется.

Ссылка в представлении на то, что суд в приговоре не указал, назначает ли он дополнительное наказание по п. «а» ч.З ст. 226 и п. «в» ч.4 ст. 162 УК РФ в виде штрафа, несостоятельна. Как следует из приговора, судом Комарову и Кузнецову - по п. «а» ч.З ст. 226 УК РФ; Комарову - по п. «в» ч.4 ст. 162 УК РФ; Кузнецову и Мишаниной - по ч.5 ст. 33 и п. «в» ч.4 ст. 162 УК РФ дополнительное наказание в виде штрафа не назначалось. Неназначение дополнительного наказания в виде штрафа не свидетельствует о неясности применения либо неприменения дополнительного наказания в виде штрафа и не требует дополнения резолютивной части приговора указанием о назначении наказания без штрафа. При альтернативной санкции (возможности назначения или неназначения дополнительного наказания в виде штрафа) обязательной мотивировке подлежит в приговоре назначение штрафа.

Вместе с тем, как следует из материалов дела, Кузнецов по подозрению в совершении убийства Ю был задержан 27 августа 2005 года, 28 августа 2005 года был проведен его допрос в качестве подозреваемого, а 29 августа 2005 года постановлением судьи ему была избрана мера пресечения в виде заключения под стражу. При таких данных зачет времени содержания Кузнецова под стражей не с 27 августа, а с 29 августа 2005 года в срок назначенного наказания необоснован и в этой части приговор подлежит изменению.

Нарушений уголовно-процессуального законодательства, влекущих отмену приговора, из материалов дела не усматривается. На основании изложенного, руководствуясь ст.ст. 377, 378, 388 УПК РФ, судебная коллегия

определила:

Приговор Амурского областного суда от 23 июня 2006 года в отношении Комарова В П и Мишаниной Г А оставить без изменения.

Тот же приговор в отношении Кузнецова Д С изменить и в срок назначенного наказания засчитать время его содержания под стражей с 27 августа 2005 года по 22 июня 2006 года.

В остальной части тот же приговор в отношении Кузнецова Д.С. оставить без изменения, а кассационное представление государственного обвинителя Неговора Д.С. и кассационные жалобы осужденных Комарова В.П., Кузнецова Д.С. и Мишаниной Г.А. - оставить без удовлетворения.

Статьи законов по Делу № 59-О06-23

УК РФ Статья 43. Понятие и цели наказания
УК РФ Статья 105. Убийство
УК РФ Статья 150. Вовлечение несовершеннолетнего в совершение преступления
УК РФ Статья 158. Кража
УК РФ Статья 161. Грабеж
УК РФ Статья 162. Разбой
УК РФ Статья 166. Неправомерное завладение автомобилем или иным транспортным средством без цели хищения
УК РФ Статья 226. Хищение либо вымогательство оружия, боеприпасов, взрывчатых веществ и взрывных устройств
УПК РФ Статья 61. Обстоятельства, исключающие участие в производстве по уголовному делу
УК РФ Статья 69. Назначение наказания по совокупности преступлений
УК РФ Статья 70. Назначение наказания по совокупности приговоров

Производство по делу



Типовые договорыТиповые договоры



Активные юристыАктивные юристы

Телефон: +7 905 942-69-48
Телефон: +7 (916) 346-29-09
Телефон: 9060684949


Ответы юристовОтветы юристов

Загрузка
Наверх